Хроника VI. Сон… или нет

0.00
 

Хроника VI. Сон… или нет

Эр проснулся отчего-то посреди ночи. В самый, казалось, темный час. Ему что-то снилось, но он уже не помнил. Осталось только это жуткое ощущение, что за ним кто-то наблюдает.

Он долго не мог понять, кто он и где находится. Все вокруг было тьмою. И тьма эта была живая. Эру казалось, он слышал крики и стоны. Голова раскалывалась от этих криков, и еще от свистящего шепота.

 

Он не мог подняться с кровати. Ему казалось, что он тонет, запутанный в простыню. Он даже задыхался. Точно также он тонул, когда впервые окунулся в тень. Хотя тому наверно виной были обстоятельства их посвящения тени.

Только то, что он видел, говорило, что он еще в комнате, в своей кровати. Потолок с клеткой оконных перекладин и рисунком тюля. Неясный силуэт окна, углы шкафа. Отчего-то они казались кривыми. Но все это было подернуто мельтешением теней. Все это словно лишь казалось. Так было зыбко.

Ровный желтоватый свет за окном. Еще ночь и до рассвета далеко. Солнца не было, совсем не было. Эр не чувствовал где оно. Этого попросту не могло быть. Наверное, он все же спал.

Белесыми воротами над окном стояли шторы. Почему он их не задвинул? Он был уверен, что задвигал. Наверное, это был сон — еще один сон.

Тень слева от окна шевельнулась. Теперь стало ясно, кто отодвинул шторы. Тоненький, почти мальчишеский силуэт, плавный изящный изгиб шеи и локоны распущенных волос. Кагэко? Да, это она…Точнее всего лишь ее тень. Такой четкий силуэт, словно вырезанный из черного картона, на фоне черного бархата темноты.

Почему же он продолжал лежать?

Ему хотелось встать, но на руках и ногах словно были гири. Эр почти не чувствовал тела. Может, оно и не его было? Какая-то вязкая пустота в голове.

Силуэт встрепенулся, видимо ему все же удалось пошевелиться. Изменились лишь его очертания. Все казалось нарисованным.

— Эр? — это её голос, — Эр, ты не спишь? Как хорошо, что ты не спишь.

Он не видел ее лица, только силуэт тени. Очень чёрной тени.

Ему хотелось, чтобы было светло, чтобы был день, чтобы ярко палило солнце.

 

Тень нависла над ним.

— Эр!

Она загородила собою все. Просто тень. Эр погрузился в неё. Нет, не он, что-то окутало его тенью. Точнее, кто-то окутал. Тень, с её невидимым разноцветьем, с её музыкой тишины. Только не было той легкости, что всегда переполняла его в мире теней. Комната изменилась, как и весь мир.

Потом привычное головокружение прошло и он, наконец, ощутил свое тело. Он поднялся и не узнал своей комнаты. Это была тень, мир тени. Все было таким странным. Эр смотрел по сторонам, и голова его шла кругом. Он ничего не мог разглядеть. Должно быть, это какое-то наваждение. Сон?

Нет. В голове было слишком ясно, в отличие от того, что его окружало. Нет, в голове уже не кружилось, но казалось, что стоит отвернуться, и он уже не узнает того, на что смотрел мгновение назад.

Оставалось только вертеться на месте. Один круг, следующий. Чехарда красок.

Эр остановился так резко, что увидел, как комната закружилась в обратную сторону. Он не сразу понял, что его заставило замереть. Полкруга, и комната остановилась, она стала его комнатой. Окно, подоконник, неяркий свет уличных фонарей. Кровать, а на кровати…

Нет, на этот раз не тень. Это была Кагэко. Он узнал бы ее из тысячи, из тысячи тысяч теней. Такая же, какой была полгода назад, когда шел дождь. Худенькая, бледная. Только волосы были собраны в хвост. Она сидела на краешке, голова опущена, пышная челка закрывала глаза. В руках — часы. Она крутила их тоненькими пальчиками немного нервно. Потом, видимо услыхав неверные шаги Эра, подняла голову на звук, и он увидел ее глаза. Наконец-то, как долго он ждал.

— Кагэко, — прошептал он заветное имя.

— Не нужно слов.

Ее рука опустилась на кровать, приглашая присесть рядом. Эр шагнул через тень, даже не задумываясь над этим и уже не вспоминая, кто он, где он, не помня ничего. Шаг, и он опустился рядом с Кагэко и осторожно взял ее за руку, холодную, но осязаемую.

И вновь он боялся вздохнуть, чтобы не развеять этот мираж. Как же он хотел быть частью этого миража, частью этого счастливого мира.

Он поправил на ее плече выбившуюся из высокого хвоста прядку, а Кагэко, тряхнув головой, растрепала волосы. Резинка для волос очутилась на ее тоненьком запястье. Девушка пододвинулась ближе и обвила его талию рукой.

 

Ее губы оказались такими мягкими и теплыми, и в комнате стало теплее, даже жарче. Все закружилось в голове, даже еще сильнее, чем до этого. Их руки и тела переплелись. Казалось, даже души переплелись. Горячее дыхание сбилось.

Упала на пол подушка. В глазах потемнело, и дышать стало тяжело.

А покрывшуюся испариной шею Эра обжигали поцелуи. Они жалили его, кожа немела. И вот уже его дыхание перехватило. Казалось, еще немного, и он совсем не сможет дышать.

— Эр, — послышался голос издалека.

Но почему издалека? Ведь Кагэко рядом, ее язык щекочет его шею, ключицы. Эр попытался открыть глаза, чтобы взглянуть на свою возлюбленную, но их словно склеило медом. Даже, казалось, будто он чувствовал его запах и вкус.

— Эр! — зов повторился.

Но почему он так далеко, если она рядом?

Эр с усилием открыл глаза, но ничего не увидел, кругом была пелена. Но ему было все равно. Все равно что вместо жара стужа. Все равно что боль, вместо приятной неги.

Боль!

Там, где только что ее язык касался его шеи и груди — была боль. Словно его облили горячим воском, или даже расплавленным стеклом. Он пытался пошевелиться, и не смог, но отнюдь не от того, что тело ему было не подвластно. Впрочем, это было почти так. А потому, что ее руки держали его.

 

Его руки и плечи, его голову, торс и даже бедра с чудовищной силой прижимало к кровати. Эр чувствовал жуткий холод там, где ее руки сжимали его плоть. Две руки. Четыре, шесть, восемь. Это не Кагэко, а чудовище.

Казалось, нужно только лишь открыть глаза, но именно этого он и не мог сделать. А сознание медленно погружалось в пучину небытия. Во тьму.

— Эр, — Кагэко где-то далеко продолжала кричать.

И это, казалось, было единственным, что еще осталось от всего мира, но скоро и этого не станет. Все исчезнет, будет тихо, пусто, хорошо.

Что с ним?

Он не знал, да и какая была разница. Здесь так хорошо.

О чем это он?

Неважно. Ведь так хорошо, когда ничего нет.

 

В сознание Эра привела пощечина. И та тяжесть, которая так и не отпускала его, вернулась с удвоенной силой. Вернулась и способность двигаться и мыслить.

Он открыл глаза и сумел разглядеть Кагэко, хотя нет, это была не она. Это была лишь маска. Будто фарфоровая. Она… Нет, монстр, казалось, не заметил, что жертва очнулась.

Ведьма?

Йокай?

Кто это?

Копна её лохматых волос накрывала Эра. Руки — словно лапы у паука. Длинный язык, липкий и влажный, выписывал на его уже почти бесчувственной шее кружева ядовитой слюной.

Стало мерзко.

Это омерзение на краткий миг придало Эру невиданные силы. Словно вся тень стала его силами. Он оттолкнул Йокая, и ужаснулся, как она оказалась огромна. И как же он обрадовался, когда с нее спала маска Кагэко, за которой показалось другое женское лицо — незнакомое.

 

Она исчезла, когда он проснулся.

  • Картина третья: «Лекция для дедули». / Бесконечность / Губина Наталия
  • Ветер дует / Yuki Veliar
  • Прости / Стояние в вере. / Романов Сергей
  • Три дня лета / Ксане Ден
  • Интересный вопрос 021. О спросе / Фурсин Олег
  • Подобный многим лабиринтам, коридорам... / Небесные коридоры / Эрато Кася
  • 4. / Зимние зарисовки / La Rissa
  • Глава III / Black_butterfly / Левитан Алан
  • Из души / Лешуков Александр
  • Автор  Пападжо-бабай - Где живёт рыбка? / Первый, последний звонок... - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • Пролог / Три истории счастья / Мещеринов Василий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль