Эпизод 12. Боль воспоминаний

0.00
 
Эпизод 12. Боль воспоминаний

Эс только что кипел эмоциями, слова сыпались из него, а тут вдруг опустил голову на стол и затих. В его блестящих глазах отражался пустой стакан.

Эр сидел и молчал, а руки его тряслись от того, что нужно было что-то сделать. Но он не знаю что. Или нужно было бы что-то сказать? Утешить как-то? Но могло ли Эса утешить хоть что-то? Эра бы ничто не утешило.

Он смотрел на Эса, а сам вспоминал слова Кагэко, слова о том, что там, за гранью тени так пусто, что даже осознавать себя нелегко. Там никого нет. Наверное, именно за этими словами Эс и пришел к нему. Но Эр молчал. Не мог он сказать другу о том, что все в тени безмолвны. Что их всех скорее нет, чем наоборот. Но Эр же видел Кагэко, она вернулась. Хоть и ненадолго. Она говорила с ним. Его Кагэко, его наваждение. А ведь Хисаги тоже где-то там, и Рин, наверное, тоже. Они должны быть там.

Эр так задумался, что не сразу понял, что это за звуки слышны едва-едва. Эс плакал и Эр слышал, как в тишине между его судорожными вздохами на стол оглушительно падали слезы.

— Эс, не томи меня… — прошептал Эс. — Она там?

— Я… я не знаю… Я, — голос Эра дрогнул. — Там… там много душ, но они все безмолвны.

— Много? Значит не я один такой дурак.

— Кхм. Наверняка Хисаги там, и…

— И Рин?

— Да, — ответил Эр, думая совсем о другом.

— Тогда и мы будем там со временем, — прошептал Эс, прижимаясь щекой к холодной столешнице.

А Эр вспомнил ту ночь, когда стоял и ждал рассветного солнца. Представил, как все его клеточки растворяются в золотистом солнечном свете. Это было бы больно? Или нет?

— Хисаги, — стон Эса вырвал Эра из плена мыслей, а ему ведь уже начало казаться, что он и правда растворяется в солнечном свете. — Хисаги, — повторил Эс.

Он все так же полулежал на барной стойке и смотрел в пустоту потухшими глазами. Нет, не в пустоту. Эр видел, что он пытался заглянуть в самую глубину тени.

— Хисаги.

Эру стало дико смешно от того, что он вдруг осознал, что их на самом дела два таких идиота-шептуна.

— Хисаги, где ты? Покажись, скажи что-нибудь. Хоть что. Даже проклятья. Я так виноват, что заставил тебя познать смерть родных, всех родных. Но разве я мог смотреть на твою смерть.

А ведь Эсу намного больнее, чем Эру. Никогда он об этом раньше не думал, когда занимался самобичеванием. Хисаги проклинала Эса, а Эр… он сам не хотел слышать голоса Кагэко, проклиная себя, и причинял ей тем самым еще больше боли.

Эр подсел ближе к Эсу.

— Эс, — позвал он, но тот едва ли услышал зов.

Он все продолжал шептать имя своей возлюбленной. Несомненно, он винил себя. Как и Эр. И еще его вина перед Рин, да и перед Хисаги насчет того сумасбродного поступка с обращением.

Засмотревшись на блики в глазах Эса, Эр совсем не заметил, что тот весь в огне. Его лицо раскраснелось, пот бисером выступил на лбу и висках. Жар, бред. Эр растерялся.

  • Произведение № 2 / Шаг за шагом к совершенству
  • Не легче / Блокнот Птицелова. Сад камней / П. Фрагорийский
  • О человеке, который потреял время. / Живой пульт / Хрипков Николай Иванович
  • Осень. / Невероятное рядом!.. / Клыков Тимофей
  • В ожидании / Аркадьев Олег
  • Держись / Nami
  • Скунсу / Ассорти / Сатин Георгий
  • Глава 1 Эпизод II «Общий сбор» / Страж Часть 3 / Песегов Вадим
  • Без названия / Чистое Поле
  • No smoking / Казимир Алмазов / Пышкин Евгений
  • Патриаршие пруды / Берман Евгений

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль