Глава 28 Шкура не убитого медведя.

0.00
 
Глава 28 Шкура не убитого медведя.

Друид проспал всего пару часов. Ощущение торжества, осознание своего превосходства и власти будоражили его даже сквозь завесу сновидений. А стоило Элае открыть глаза, как это чувство многократно усилившись, буквально сбросило его с постели. Требуя только одного — насладиться результатами своего труда, полюбоваться добытыми трофеями. Ноги друида сами понесли его в кухню-пыточную.

— Элая? — Яил устало потер глаза. Младший друид исправно сторожил пленников, не расслабляясь ни на секунду. Хотя в данный момент это казалось излишней предосторожностью.

Никто из Избранных пока не очнулся. Даже Давид находился в тяжелом дремотном состоянии, утомившись от борьбы с непрекращающейся болью. Окинув взглядом каждого из поверженных героев, Элая голосом, звенящим от злорадства, распорядился:

— Пора их будить.

— Ты уверен? — со страхом переспросил Яил. — Может, хотя бы дождемся утра? Тогда и остальные братья смогут к нам присоединиться.

— Ждать? О, нет! Мы пообщаемся с героями Ландории прямо сейчас, — ответила устами Элаи гордыня.

Тяжело вздохнув, младший друид окатил всю троицу ледяным потоком.

Вздрогнув и надрывно закашлявшись, Даниэль резко открыл глаза. Но тут же на миг зажмурился — голова трещала, угрожая расколоться от боли. Изинбек крепко приложил его. Руки были связаны и придавлены весом его же тела. Они онемели, Даниэль не мог и пальцем пошевелить. О колдовстве даже думать нечего.

Напротив него продолжал стоя спать Кристиан. Его полностью скрутили цепями, лишь голову оставили. Казалось, цепи собрали со всего королевства, чтобы наверняка обездвижить Кристиана — так много их было. Переведя взгляд на очнувшегося Давида, Даниэль горестно качнул головой.

Лицо его друга покрывали синяки, настолько, что смуглый цвет кожи приобрел фиолетовый оттенок. Разбита нижняя губа и рассечена бровь. Прикованный ремнями к стене, темный эльф стоял, ссутулившись и наклонившись вперед, из-за поврежденной спины.

— Элая, Рамирес еще спит, — услужливо сообщил Яил, игнорируя тот факт, что у его предводителя тоже есть глаза.

— Ну, да его же Зельда усыпила, — вспомнил верховный друид и, махнул ладонью перед лицом пленник.

Кристиан тут же распахнул глаза, вскинул горделиво голову, словно просто притворялся и ждал тайного знака. Как только он увидел Элаю с прислужником, то рванулся к нему. Но сковывающие цепи едва шелохнулись и глухо звякнули.

— Что за хрень?! — выпалил он, непонимающе уставившись на тяжелые оковы. — Мы в плену что ли?

Элая неспешно подошел к пленнику, сложив руки перед собой.

— Да, мы…

Но Кристиан его тут же перебил:

— Захлопнись, чудик. Я не с тобой разговариваю. — Но неожиданно передумал: — стой. Пока не захлопывайся. Быстро говори, где Анна?

— Как ты смеешь так разговаривать с верховным друидом? — вспыхнул от негодования Яил, не забыв перед этим удостовериться, что «Воплощение силы» точно не сможет порвать цепи.

Кристиан тут же изменился в лице и с показным благоговением взглянул на Элаю.

— Передо мной САМ верховный друид? Силы Святые, я ж не знал! Как неудобно получилось-то. Я сгораю от стыда. С виду-то — лопушок лопушком. Никогда бы не подумал!

— Крис, прекрати, — скомандовал Даниэль, видя, как оба друида сжимают яростно кулаки. — Итак, вы нас пленили, — обратился он к Элае. — Можно поинтересоваться вашими дальнейшими планами? И не подскажите, где сейчас хранительница?

Раздраженный Элая повернулся к Даниэлю.

— Ваша Анна сейчас не здесь. Более того, она находится не в нашем распоряжении, и об ее судьбе можно только гадать. Что же касается вашей участи, она довольно проста и очевидна, — казалось бы, покинувшее самообладание, вернулось к верховному друиду. Он снова говорил спокойно, чуть растягивая слова от осознания собственного величия. — Вас, многоуважаемый лорд Донновер, мы оставим у себя. Мощь, которой вы обладаете, просто бесценна. Ее может хватить на целую армию. Вы станете нашим источником силы и соответственно — могущества.

Элая внимательно посмотрел на командира Избранных. На лице Даниэля застыло выражение обреченности и неприязни. Друид рассчитывал разглядеть под этой маской хотя бы намек на страх. Но Даниэль, казалось, даже не слушал его. Лишь губы, плотно сжатые в тонкую линию, выдавали его напряжение.

— А что делать с двумя вашими товарищами, я пока еще не решил.

— Так давайте подумаем всместе. Поверьте, у меня масса вариантов, — естественно, не удержался от замечания Кристиан. Яила снова затрясло от ярости. Но Элая невозмутимо продолжил свой разговор, даже не повернувшись к нему:

— Я намерен поступить так: одного из Избранных мы отошлем уже известной вам Зельде в качестве драгоценного подарка. Второго, боюсь, придется убить, — сокрушенно вздохнул верховный друид. — Я не могу допустить, чтобы в будущем вы представляли угрозу для моего господина. Вот только я пока не определился с выбором, кого мы оставим в живых.

Даниэль отчетливо увидел как побелело лицо Кристиана, при одном упоминании имени полудемонши. Было понятно, что Кристиан предпочтет смерть новому плену.

— Что ж. Не слишком радужная перспектива, — высказался Даниэль, только, чтобы не молчать. А в голове пронеслось: «Эх, как бы сотворить заклинание?! Ну, хоть одно…»

К сожалению, связанные руки делали это желание невыполнимым.

— Элая, ты разве еще сомневаешься? — подал голос удивленный Яил. — Да здесь же все предельно ясно. Темного эльфа — Зельде. А этого болтуна — порешить на месте. Я даже готов лично этим заняться.

Услышав это заявление, Кристиан громко хохотнул.

— Чего ржешь? — младший друид почти вплотную приблизился к нему.

— Да, ничего, — Кристиан пожал плечами. — Просто слово смешное — «порешить». Ну, давай порешай. Я весь в предвкушении.

— Не провоцируй меня, — угрожающе прошипел Яил, непроизвольно встав на цыпочки, чтобы казаться хоть немного выше и внушительнее на фоне «Воплощения Силы». — Иначе клянусь, я просто размажу твою слащавую рожу.

— Да вы, что же? Пользуетесь одной фразой на всех? — возмутился Кристиан. — Мне она уже надоела до чертиков. Давай чего пооригинальнее — «я покажу тебе два цвета, а ты угадай — где коралловая мечта, а где ванильная фуксия».

— Ну, ты сам напросился! — Яил со всего маху двинул Кристиану в живот. Но не тренированную руку пронзила резкая боль. Железобетонный пресс Кристиана так просто не пробить.

Сам же Кристиан, издав громкий страдальческий хрип, практически повис на цепях. Его голова безжизненно опустилась, а руки судорожно затряслись.

— Что за…? — только успел произнести Яил, как Кристиан волшебным образом очнулся и просиял.

— Это были конвульсии из-за адской боли, которую ты мне причинил. Еще чуть-чуть, и я бы умер в страшных мучениях, — весело сообщил он, наблюдая, как глаза младшего друида наливаются кровью. — Дам тебе совет на будущее. Лицо — это та часть тела, что находится над шеей. Оно немного иначе выглядит, нежели живот и гораздо выше располагается.

— Элая, этого клоуна нужно придушить! — взревел Яил. Его глаза полыхнули черно-зеленой магией.

— Ты ведешься на его провокации, а, значит слаб духом, — надменные слова верховного друида тут же осадили его. — Он как ребенок — пытается скрыть свой страх, запугивая остальных.

— А ты ведь боишься, верно, Кристиан? — Элая хищно растянул губы — кажется, это была улыбка. Кровожадная, омерзительная улыбка.

— Конечно, боюсь, — хмыкнул Кристиан и картинно закатил глаза. — Один мне плотоядно улыбается, другой вообще уничтожил одним ударом. Буквально расплющил меня и раскатал по стене. До сих пор не могу прийти в себя.

— А я не о нас говорил, — верховный друид чуть вздернул бровь — напыщенно и самодовольно. — Нет, панический ужас у тебя вызывает перспектива снова оказаться в плену. В ее полном распоряжении. Ты ведь понимаешь, о ком я?

— О знойной красотке, мечтающей выполнить любое мое желание? — радостно предположил Кристиан.

— Давай, шути. Изображай беззаботный вид, вот только меня ты не обманешь. Я бывал там и знаю, что с тобой вытворяли. Особенно после того, как ты помог пленникам бежать. Никто из твоих друзей даже не подозревает, через что ты прошел. И если я захочу, ты переживешь все это снова. Вот только вернуться к прежней жизни ты больше не сможешь. Кристиан Рамирес исчезнет, останется только Ники, — каждое слово Элаи каленным железом прожигало сердце Кристиана. Его глаза раскрывались все шире, а с лица медленно уходили краски. Даже застывшая на губах улыбка не сглаживала выражение беспомощности и ужаса.

— Может, отвалите от него, наконец? — произнес Давид, с трудом шевеля засохшими губами, в попытке отвлечь друидов от друга. — Или не можете оторваться от его пленительных черт?

Но Элая даже не повернул головы в его сторону.

— И не старайся, Скорпион. Тратить время на пререкания с тобой я не собираюсь. Что бы я не сделал — тебе будет все равно. Видишь ли, Яил, — поучительно произнес верховный друид, втайне наслаждаясь злобным оскалом на лице Давида. — Я мог бы спокойно отдать Зельде «Воплощение воли». Только далеко не факт, что ей удастся подчинить его себе. Да, ей до чертиков интересно с ним повозиться, но, боюсь, что в итоге он окажется для нас бесполезным. А вот старый-добрый Ники, сметающий любого ландорийца в бою, внесет неоценимый вклад в нашу победу. В торжество тьмы.

Даниэль, к которому оба надсмотрщика повернулись спиной, кусал губы от отчаяния.

«Что же делать? Что делать?» — оглушительным колоколом звенело у него в голове. — «Я просто обязан вытащить своих ребят из передряги».

Даниэль снова попытался шевельнуть хотя бы пальцем. Ничего. Веревки лишь сильнее вдавились в кожу.

— Все равно лучше убить человека, — упрямо настаивал на своем Яил. — Возможно, раздавить «Волю» пытками или истязаниями других пленных и не удастся. Однако если на его глазах мучить Донновера или, еще лучше — хранительницу, тогда все может получиться. Ты же помнишь, хваленая верность темных эльфов, и все такое.

Слушая эти циничные рассуждения, Даниэль готов был завыть от собственного бессилия. Он вновь с животным остервенением навалился всем корпусом на свои руки, чувствуя, как ногти и костяшки пальцев упираются в шершавую стену.

«Все равно освобожусь», — упрямо твердил про себя Даниэль. — «Нужно лишь сосредоточиться».

Но как раз, ни о каком сосредоточении и речи быть не могло.

— Пусть командир Избранных сам решает, кому из друзей умирать, — издевательски предложил Элая…

…И в душе Даниэля подобно извергшемуся вулкану, вспыхнула ярость. Ее жар перемешался с ледяной силой, бегущей по венам. Столкнулись две стихии, перемешались. Даниэль сам не заметил, как холод, сверкающий глубоко в его глазах, вырвался наружу. Покрыл мягким инеем скулы, шею, руки. И по кончикам пальцев плавно перешел на стену.

— Вы сами не знаете, с кем связались, — одними губами произнес он.

Теперь кирпичную кладку покрывала не еле заметная изморозь, а толстый слой льда. Одним хищным беззвучным прыжком он захватил всю комнату.

Друиды в прямом смысле обалдели, заметив, как в помещении воцарилась зима.

— Что происходит?! — потрясенно выдохнул Яил. Из его рта шел пар.

Обернувшись, друиды оторопело уставились на Даниэля.

Взлохмаченный, покрытый морозным серебром от шеи до рук, с побелевшим лицом, словно высеченным изо льда, и пылающими сине-черными глазами. Перед ними стоял не командир Избранных, а ледяной демон, при одном взгляде которого у друидов кровь стыла в жилах.

— Я уже выбрал, — даже голос Даниэля походил на пронизывающий, трескучий холод. Его зрачки резко расширились, и весь лед в комнате взорвался, разлетелся на острые куски и снежную пыль.

Друиды, охваченные первобытным ужасом, завизжали. Спасаясь от тяжелых заточенных осколков, они повалились на землю. Этот зимний ад длился считанные секунды, но они показались прислужникам Ашандара вечностью. И внезапно наступила тишина, мирная и тревожная одновременно.

Решившись, наконец, встать, Элая обрадовался, осознав, что никаких увечий не получил. Яил мог похвастаться таким же везением.

— Он…он колдовал без рук! Это просто фантастика! — младший друид до сих пор не верил в произошедшее.

— Да уж. Его сила даже пугает, — Элая медленно подошел к Даниэлю. Теперь командир Избранных был скорее похож на человека, съедаемого смертельной болезнью. Из его груди доносился тяжелый хрип, глаза то и дело закатывались, а их носа тонкой струей сочилась кровь, капая на мертвенно бледные губы. — Вот только он вымотался до предела. а толка никакого.

Хрусть…

Элая понял, что они снова сосредоточили внимание не на том, на чем нужно. А еще он прекрасно знал, что это был за звук. Гулкий, надрывный и в этот момент пугающе зловещий. Так лопалось железо на морозе.

«Вот и все»

За спиной Элаи раздался звенящий энергией голос Кристиана:

— Ну, как по мне, толк очень даже есть.

Он стряхнул с себя остатки оков и картинно размял плечи.

— Зовите мамочку, — Кристиан сверкнул ровными белоснежными зубами.

— Сила на свободе! — Яил, взвыв, бросился к выходу, напрочь позабыв о своем предводителе.

— Стоять, — Кристиан одним шагом нагнал младшего друида и с холодной жестокостью проломил ему череп.

Элая, загнанный в ловушку, рванул к Даниэлю. У него была только одна надежда на спасение — заложник. Но наблюдательный Давид разгадал его маневр гораздо раньше.

— Крис, останови .

Не имея времени на погоню, Кристиан просто схватил внушительный кусок льда и залепил этим снежком-убийцей друиду в лицо. Элаю отбросило назад, словно в него попали пушечным ядром. Он упал на спину. Чувствуя, как теплая густая жидкость растекается по лицу и больше не в силах дышать носом.

Подскочивший Кристиан остервенело вздернул друида за руку.

— Встать!

Раздался отвратительный треск сломанной кости и разодранных сухожилий. Этот жуткий звук перекрыл душераздирающий вопль. Элаю чуть не вывернуло на пол от дикой боли. Правая рука свисала с плеча на лоскутах кожи.

Кристиан был безумно зол, а значит, безумно жесток.

— Где Анна, урод?! Говори, или я оторву тебе вторую руку!

— Черт, как болит! — вместо ответа заскулил Элая и схватился за уже безжизненную конечность. Из нее рекой текла кровь.

— Болит?! — взревел Кристиан и подтащил друида к Давиду. — А у него, думаешь, не болит?! Я тебя сейчас в этой кухне замурую живьем!

Кристиан шарахнул Элаю головой о стену.

— Повторяю вопрос. Где Анна?!

— У Ашандара! — друид умывался кровавыми слезами. — Он ее забрал. Я не виноват!

— У Ашандара? — переспросил внезапно осипшим голосом Кристиан. — Где именно?

— Не знаю! — продолжал рыдать от нестерпимой боли и ужаса Элая.

— Она была у этого сморчка. Я видел, — весьма некстати подал голос Давид.

— Быстро, говори, где Анна! — Кристиан еще раз влепил друида в стену, после чего врезал кулаком в челюсть.

Упав на колени и завывая во все горло, Элая выплюнул кровавую тягучую слюну вперемешку с зубами.

— Она была у меня, но ее забрал Ашандар. Куда — я не знаю, клянусь! Пощадите! Умоляю!

Встав на четвереньки, верховный друид попытался обнять ноги Кристиана, но тот грубо отпихнул его.

— Держи себя в руке. Мои ботинки весьма ранимые.

— Пощадите, прошу! — снова взмолился Элая.

— Ты отдал мою любимую в руки исчадия ада и реально надеешься на спасение? — Кристиана трясло от ненависти. — Тогда, ты — законченный тупица!

Без тени сожаления он свернул друиду шею и даже не взглянув на бездыханный изуродованный труп пошел освобождать друзей.

Давид хоть и медленно, сильно прихрамывая, но все же мог передвигаться, а вот полностью обессиленного Даниэля Кристиану пришлось закинуть на плечо.

Но далеко уйти этой «бодрой» троице не удалось. Сразу за дверью их ждало десять весьма воинственно настроенных друидов.

Кристиан, озверевший после непродолжительного плена, аккуратно облокотил Даниэля к дверному косяку. После чего, сверкая исподлобья изумрудными глазами, поинтересовался:

— Бегать умеете? Тогда бегите. И кстати, где наше оружие? — его губы изогнулись в ледяной, обещающей смертные муки, улыбке.

Разинув рты, все таращились на освободившихся Избранных.

— Вы оглохли? Где наше оружие? — раздраженно переспросил Кристиан. — Или мне методично отрывать вам руки, в надежде получить ответ, и шеи поочередно сворачивать?

Увы, последний вопрос эхом отразился от пустых стен — друиды поспешили воспользоваться дружеским советом Избранного и унеслись прочь, вопя во все горло.

— Проклятье! Где теперь искать наши вещи?!

Не в силах справиться с переполняющими его эмоциями, Кристиан в исступлении врезал кулаком в стену. С такой силой, что из нее вылетело несколько кирпичей. А на руке рыцаря выступила кровь.

— Крис, успокойся, — Давид положил руку на плечо разгоряченного друга и почувствовал, как того колотит крупной дрожью. — Испугался? — без тени насмешки спросил он.

Кристиан лишь молча отвернулся.

Осмотревшись в комнате, беспорядочно заваленной мебелью, Давид взглядом указал на стоящий в углу сундук.

— Глянь там.

Заглянув в сундук, Кристиан расплылся в довольной улыбке.

— Да, вот он, мой хороший, — рыцарь счастливо перебросил «Неприступность гор» из руки в руку, после чего подал лук Давиду.

— Что будем делать дальше? — Кристиан вновь закинул Даниэля на плечо. — Где нам искать Анну?

— Давай, сначала выберемся из этого дома страха и веселья, а потом посмотрим, — устало отозвался Давид.

 

  • Невесон / Из души / Лешуков Александр
  • Настройка большого барабана / Меняйлов Роман Анатольевич
  • Тебе / МарКа
  • Ворона, вороной, проворонить / В ста словах / StranniK9000
  • Белеет что-то одиноко... (пародия) / В поисках пассата / Прохожий Влад
  • Фото на сайтах знакомств / Меняйлов Роман Анатольевич
  • Темпоральная аномалия / Приключения темпоралов / Герина Анна
  • Притча / Пара фраз / Bauglir Morgoth
  • Поезд / Миры / Beloshevich Avraam
  • 1. автор Писаренко Алена - Стих о будущей взрослой жизни / Лонгмоб "Мир детства" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • Мудрый старец Иринарх. / Сказка, притча или сказание… / Шайн Майа

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль