Глава 3. Лазар: Я не подведу

0.00
 
Глава 3. Лазар: Я не подведу

Брошенную непонятно сколько лет назад и продуваемую всеми ветрами халупу окружало багульниковое море. Лазар выдохнул облачко пара и поправил ворот промёрзшей за ночь куртки. Не было сомнений − каждое утро в этом треклятом болоте холоднее предыдущего. Над зарослями кустарничков стелилась прозрачная дымка, оседающая липкими каплями на узких листьях. В первые дни здешний запах просто с ума сводил, потому Лазар выжег всё вокруг хижины. Большой пользы это не принесло, но дым их чуть не убил. Жаль, что спалить всё болото нельзя − слишком заметно. Дэвианы Айре, конечно, и собственные задницы двумя руками не найдут, но рисковать нельзя. Лазар спрыгнул с развалившегося крыльца и направился к поленнице.

Казалось, скрипящий хруст древесины разносится на сотни километров. Лазару ничего не стоило накрошить дрова силой, но работа руками доставляла удовольствие. Если всегда полагаться на дэви, начинаешь терять связь с реальностью, забываешь ощущение контроля происходящего. К тому же в последние декады времени на тренировки совсем не хватало, а форму держать надо. Он успел согреться и стянуть куртку, когда дверь домика робко скрипнула. Прервать занятие начальства выглянувший эниан не решился, но взгляд в спину нервировал. За десять лет Лазар успел побывать почти во всех уголках Аниона, но только на владениях Дома Айре встречал энианов, напоминающих собак. Обернувшись, он поймал робкий, даже заискивающий взгляд и поморщился:

– Тебе заняться нечем?

– Таки там эта, – промямлил подчинённый, имя которого он даже не пытался запоминать, – камушка сверкаится. Вас просит, видна.

В голове щёлкнуло. Лазар не глядя воткнул топор в колоду и заспешил в дом, не обратив внимания на эниана, обещавшего, что «лихо кончит его дело». С его появлением окуклившиеся вокруг печки подчинённые торопливо выбрались из одеял и засобирались курить. Скучная комната то и дело окрашивалась в клюквенно-красный из-за мерцающего кристалла, стоящего на узкой полочке. Неровные грани удобно легли и идеально повторили форму ладони дэвиана. Каждая вспышка обжигала кожу холодом.

– Здравствуй, Мастер, – одними губами проговаривал Лазар, перехватывая инициативу свечения.

Слова превратились в набор вспышек разной яркости и длины. Лазар успел подсесть к печке и сунуть огню свежее полено, пока он вновь не ожил, убивая разгорающуюся в груди радость. По косвенным признакам: ускоренному вдвое потоку слов, обилию коротких предложений и частому повторению слов со значением «безответственность» и «много вложенных сил», Лазар понял, что Мастер слегка не в духе. От вспышек камня начало рябить в глазах, Лазар не успевал переводить, но суть понял хорошо – в чём-то он облажался.

Выплеснув раздражение, собеседник сбавил темп и сообщил, что уже решил проблему и опасность миновала. Новости, безусловно хорошие, но Лазар чувствовал стыд, хоть и не понимал, что натворил, а переспрашивать не стал. Мастер сменил тему и спросил, как далеко они от Аантереля.

– День пути.

В ожидании ответа, Лазар медленно сгибал и разгибал плохо гнущиеся после старой травмы пальцы левой руки. Кожу под камнем жгло холодом, но сейчас боль помогала сосредоточиться. Мастер ответил с явным одобрением и приказал выдвигаться к руинам.

– Понял. Что делать с Ахичет?

Мастер ответил, что о ней можно забыть, и Лазар не стал допытываться. Старухе он не доверял и на судьбу её плевал. Беспокоило другое: изначальный план перевернулся с ног на голову, и Лазар не был уверен, что имеющихся ресурсов будет достаточно. Но это уже его проблема, Мастера не стоило тревожить. Завершение разговора вышло неожиданно тёплым. Мастер использовал слово мёртвого языка, дословный смысл которого звучал как «ты достоин победить» или «будь достоин стать непобедимым», очень грубый перевод.

– Я не подведу.

Мастер не ответил, поэтому Лазар положил камень на гнилые доски пола и поднёс продрогшую до костей руку к огню. Пальцы болели, словно их прибило чем-то тяжёлым, но заботило другое. Если бы он знал, что всё закончится вот так, привёл бы больше людей. Сейчас нужно забыть о неудаче и сосредоточиться на следующем этапе. Жаль, что Мастеру пришлось самому прибирать за ним, но что случилось − то случилось.

Задумавшись, Лазар не сразу заметил свечение кристалла и пропустил начало фразы. Когда перевёл, вопросу удивился. Дотянувшись до камня Лазар торопливо ответил:

− Дарика кладёт орехи в конце и оставляет мясо на маленьком огне.

Ответа не было. Неужели Мастер пытается приготовить то самое? Лазар убрал камень, поднёс ладони к огню и усмехнулся. Нет, даже следуя рецепту в точности можно приготовить мясо, но это будет совсем другое мясо, не то, что готовила жена. Отчего-то вспомнился удушающий от запаха серы воздух Агнеи. Дарика каждое утро выходила протирать окна от вездесущей пыли, а Лазару нравилось смотреть, как сквозь мутное стекло появляется её лицо, и золотистые волосы горят рыжим в лучах Иллы и Амера. За столом напротив по обыкновению капризничала дочь, ей кажется, что мясо в тарелке папы вкуснее.

Лазар тряхнул головой, прогоняя наваждение. Прошло уже лет десять, всё это давно лишилось смысла. Сейчас нужно о другом думать. Том, что важнее, и даже если оно спалит его заживо. Как говорят у них Дома: лучше сгореть, чем погаснуть.

 

***

Последние лучи догоняющего Иллу Амера потушили небо и мир погрузился в непроницаемую черноту. Они прошли большую часть пути, но всё ещё были слишком далеки от цели. Лазар зарядил дэви пару люминесцентных камней и отдал один замыкающему. Днём они пытались выбирать сухие тропы, теперь же шли просто прямо, сбиваясь курса только если на пути оказывались непроходимые заросли или болотные озёра, проверять глубину которых не было желания. Ночь была ясной и такой тихой, что казалось они умерли в этом поганом болоте и теперь блуждают в пустоте.

В сапогах плескалась ледяная вода, но это приглушало боль от стёртых до мяса мозолей. Энианы пока помалкивали, хотя давно могли потребовать большой привал. Лазар и сам не прочь был перевести дух, но ограничивался короткими остановками каждый час. Переход занял больше времени, чем планировалось.

До восхода оставалось часа три, когда они нашли восьмигранный камень, торчащей из гниющей жижи. Содрав толстую корку мха и убедившись, что глаза его не обманывают, Лазар вывел всех на сухой пригорок, заставил встать плотнее и согрел силой. Подчинённых била крупная дрожь, они едва стояли на ногах. Лазар не без удовольствия отметил очередное доказательство превосходства дэвианов над энианами, хотя последние были ощутимо крупнее него, а самый низкий выше на полголовы.

– Мы почти пришли, – тихо сказал дэвиан. – Разведите огонь, поешьте и отдохните немного, силы вам понадобятся. Я пойду вперёд. Когда небо начнёт светлеть, найдёте меня по следам.

– Командир, а?..

– Сперва работа. Потом награда.

Лазар накинул капюшон и поднял ворот так высоко, как только мог, прежде чем продолжить путь. Через сотню шагов не выдержал, прислонился к одному из умирающих деревьев спиной и грелся до тех пор, пока одежда не перестала парить. Перед глазами снова пронеслись миражи из прошлого: закат, сливающийся с лавой и невозможно яркими соляными озёрами. А ведь когда-то он жаловался на ненавистное пекло и отвратный воздух. Оказалось, в мире есть места похуже.

Продираясь сквозь заросли хвоща Лазар прислушивался к ощущениям. Он спрятал камень света в сумку и теперь шёл наугад. Ботинок за что-то зацепился. Лазар качнулся вперёд и ударился плечом о дерево. В тот же миг, инстинкт скомандовал замереть и не двигаться. Здесь? Серьёзно? Они поставили барьер так далеко от лагеря? Наверняка происки этой ведьмы, будь она проклята. Лазар надеялся, что смерть её была мучительной.

До предполагаемого места лагеря оставалось ещё полкилометра, почти вдвое большее расстояние, на котором ставили нечто вроде сигнальной паутины, оповещающей лагерь о появлении непрошеных гостей. Лазару крупно повезло, что он коснулся дерева с нарисованной где-то руной, иначе в момент, когда он только приступил к поиску барьера, на него уже напали бы.

Опустившись перед деревом на колени, дэвиан потёр ушибленное плечо и некоторое время просто дышал, пытаясь успокоить пульс. Мастер не простит ему провал этого этапа, да он и сам себе не простит. Каждое следующее движение должно быть осмысленным и безупречным.

Итак, с чего начать?..

 

***

Лазар успел сгрызть две полоски смеси сушёного мяса, жира и сухофруктов, когда из темноты леса показался умирающий свет кристалла, который он оставил энианам. Уже так поздно? Что ж. Чем дольше он думает о предстоящем деле, тем больше сомневается, в плане слишком много белых пятен. Хватит ли ресурсов и, самое главное, хватит ли времени?

– Командующий? − энианы нерешительно топтался на месте, пока Лазар не махнул им рукой, − Видели этих?

– Мы ещё не дошли.

Лазар показал им безопасную зону. Потом забрал у одного из подчинённых сумку, вынул пару камней и вернул. Редкие и очень дорогие игрушки в его руках сразу засветились бирюзой, покалывая пальцы. Выйдя вперёд, Лазар присел и бросил кристаллы на землю. Свет вспыхнул ярче, значит он всё сделал правильно, смог обмануть барьер.

По короткому кивку энианы прошли между светящимися конвалистами и остановились точно там, где он сказал. Лазар прошёл последним, наблюдая за яркостью свечения, после чего поднёс руку, чтобы питающийся силой минерал наполнился быстрее. Много времени это не заняло, но каждый удар сердца казался нестерпимо долгим. Теперь периметр замкнут, можно разрушать созданную выемку.

Лазар стирал со стволов выжженные им руны и прислушивался к случайным шорохам. Всё ещё никого. Новость, безусловно, хорошая, только проблем меньше не стало. Если ведьма, Лазар был уверен, что смещение барьера её идея, оставила и другие нити на пути к лагерю, он просто не успеет. К тому же у него осталось только семь конвалистов, и на каждой такой преграде он оставит по два. Может и хватит, но...

Энианы послушно выстроились за ним хвостом. Казалось, они стараются даже наступать туда же, куда он. Лишнее, конечно, но пусть. В таком месте нельзя быть слишком осторожным.

Шли до невозможности медленно. Среди обросших липким мхом деревьев и кочек, доходящих им до пояса, всё чаще появлялись потемневшие от времени и сырости камни мёртвого города. Аантерель не первые руины в которых бывал Лазар, но выглядел он намного лучше. Восьмигранные колонны тонули в тухлой жиже, как кости древнего чудовища, коим, несомненно, и являлись. Большая часть строений давно развалилась, но встречались и уцелевшие постройки.  Наверно, именно из-за них дэвианы Айре не ставили промежуточные преграды на пути к лагерю, Лазар касался каждого дерева, но ничего опасного не чувствовал. Похоже, исследователи ходили по всей территории города. Ещё одна причина, почему нельзя откладывать атаку: путь назад опасен, а здесь их могут обнаружить.

Лагерь разбили на каком-то возвышении, не то фундаменте разрушенного дома, не то площади в глубине руин. Четыре большие палатки укрылись плотным покрывалом листьев, экспедиция стояла не первый год. Притаившись за развалившейся стеной Лазар вслушивался в тишину. Обитатели лагеря несомненно спали, он не ошибся с барьером. Теперь всё зависит от его людей. Энианы выглядели паршиво, ночной переход дался им труднее, чем предполагалось, но делать нечего. В худшем случае их убьют, и Лазару придётся заканчивать самому. К этому он готов.

– Командующий, а бабы там есть?

Дэвиан не удивился вопросу и недоброй ухмылке на бандитских рожах:

– Есть. Но убедись, что они мертвы, прежде чем нагнуть. Иначе Иллу не увидишь.

Работая с энианами приходилось мириться со многим. Люди нужно плотно жрать, спать в тепле и время от времени совать куда-нибудь свой хер. Лазару было наплевать, чем они занимаются после работы: сношают трупы дэвианок, собирают ценности или крушат древние реликвии.

Свалив пожитки, мужчины беззвучно скрылись в сумраке. Лазар опустился на колени, теперь от него мало что зависит. Кожу било мелкой дрожью, но не от холода. Страх, предвкушение, нетерпение, азарт, возбуждение − Лазар не знал, как назвать это чувство. Внутренности будто спутались в тугой узел. Пальцы казались слабыми и не слушались, а у основания языка появлялась стягивающая горьковатая плёнка.

Сейчас его люди тихо входят в лагерь. Разделяются и заглядывают в палатки, выясняя какие используют для сна, а какие для работы и бытовухи. Здесь не больше десяти человек, на четыре больше, чем у Лазара. При хорошем раскладе, его люди успеют убить шестерых, и, даже если оставшиеся четверо услышат Лазар с ними справится. Если же дэвианы встают раньше, энианы не успеют вообще ничего, но и это не безнадёжный вариант. Всё под контролем. Осталось только дождаться, какой из множества вариантов разыграется в реальности.

Ветерок принёс какой-то шорох из лесу, заставив Лазара отвлечься. Просто ветер? Скрип одного из деревьев? Птица? Или опасность, способная разрушить планы? Лазар мог бы пойти и проверить, но если миссия выйдет из-под контроля...

Край одной из палаток взметнулся от порыва ветра. На улицу вывалился человек, сжимающий горло руками. Лазар прищурился, силясь разглядеть его лицо, но был слишком далеко. Дэвианы чувствуют присутствие друг друга, поэтому покидать укрытие он собирался только в крайнем случае. Человек качнулся, попытался удержаться, опираясь на палатку, но рухнул вниз, оставив на кожаной стенке смазанный кровавый отпечаток. Один мёртв. На один короткий миг Лазар позволил себе полуулыбку. Зря.

Через два удара сердца лагерь дэвианов Айре превратился в свалку. Среди мусора, обломков палаток и мебели было трудно разглядеть людей, но Лазар отлично слышал чьи-то крики. Враг или союзник − отличить невозможно, крик невыносимой боли и человека не всегда определяет. В воздухе кружили листья и бумага. Посреди разгрома не сложно было разглядеть дэвиана в не по размеру свободной рубахе. Один из его людей бросился на него с ножом, но невидимая волна резко отбросила назад, и больше эниан не шевелился. Что ж, противник быстро понял серьёзность ситуации.

В дэвиана бестолково выпустили несколько стрел. Он отбил их и закрутил вокруг себя вихрь. Очень странное решение, учитывая, что атакующих мало, а сил он тратит много. Не знает точного числа врагов? Паникует? Или он…

Звериный рык хлестнул по ушам, и в центре разрушенного лагеря что-то засветилось. Вот он ответ − дэвиан тянет время, чтобы дать зверю обратиться. Кровь колола в жилах льдом. Липкие пальцы ужаса сдавили горло, мешая сделать вдох. Маретта, будь ты проклята! Откуда здесь уциан?! Нужно бежать. Обращение займёт несколько минут, если уйти сейчас, Лазар успеет покинуть периметр незамеченным и...

Что за вздор? Вот уж правда, пробирающий до костей рык.

Зверя не было ни в одном из планов Лазара. Проклятая старуха скрыла это. Одно ясно наверняка, если эта тварь обратится им конец. Нужно убить его до завершения метаморфоз. Расклад неплох, вихрь дэвианского ветра помешает обнаружить Лазара до самой атаки, но это не важно. Парнишка не будет нападать − его задача тянуть время, позволить уциану закончить обращение, даже если это полностью обнулит его. В бою с кошкой побеждает кошка, нужно как минимум четыре-пять отличных бойцов, но не этот сброд, а хороших, подготовленных и прошедших пламенные лагеря дэвианов, чтобы убить её.

Сейчас зверь беззащитен, но это ненадолго. Единственное, что удерживало Лазара от атаки в лоб, − незнание числа выживших противников. Он здесь как слепой! Знал бы про поганую кошку, повременил с атакой.

Скинув с головы капюшон и перемахнув через стенку, Лазар побежал к вихрю. Старался брать левее, чтобы как можно дольше не показываться на глаза. Инстинкты обострились, он должен заметить врага на миг раньше, чем враг заметит его. Через два десятка шагов на глаза попался труп, повисший на поваленной колонне. Из раны в горле сочится кровь, пачкая бурый мох.

В голове тихо щёлкнуло предчувствие. Сзади! Обернувшись, дэвиан успел поймать непонимающий взгляд молодой женщины. Рукав ночного платья испачкан чем-то тёмным, она ранена. Лазар вскинул руку и успел создать пламя в её груди прежде чем дэвианка осознала, ей конец. Не теряя времени, он продолжил бег. Следующий щелчок, привёл его к умирающему мужчине, пытавшегося отползти подальше. Похоже эниан, пытавшийся его убить, промахнулся и вместо мгновенной смерти оставил жертву истекать кровью. Лазар прервал его мучения тем же способом, решив не рисковать лишний раз. Он видел смерть троих, но главная угроза впереди.

Уциан ещё не перестал быть человеком. Сквозь поток ветра Лазар видел, как существо корчится в агонии, с громким хрустом изменялись кости то выскакивая из суставов, то возвращаясь на место. Его тело будто населяли какие-то паразиты, перекатывающиеся под светящейся от сгорающей дэви кожей. Жуткое зрелище, но сила того стоит. Дольше ждать нельзя. Подобравшись так близко, как только мог, Лазар поднял руку. Из-за ветра, он не сможет убить его быстро, значит…

Жёлтая лента пламени, вплелась в поток, поджигая поднятые травинки и веточки, и вскоре скрыла происходящее внутри. Вряд ли огонь навредит им, но жар они точно чувствуют, к тому же дышат дымом. Лазар усилил пламя и прикрыл лицо рукой. Такое выдержат лишь атесы − дэвианы, чувствующие стихию настолько, что не обжигаются. В Доме Вохэн их не много, у Айре просто быть не может. Ещё жарче! Шаг вперёд. Пылающий вихрь гудел и словно замедлялся. Лазар подумал было, что дэвиан потерял контроль, но в следующий миг его отбросило назад.

Запах жжёного волоса обжёг гортань. Потеряв равновесие, он отступил назад, кашляя и жмурясь. Это тот защитник твари? Рукав куртки опалился, поле боя затянуло едким дымом. Лазар слышал чьи-то крики, но не мог сориентироваться. Похоже подоспел ещё один противник, и так не вовремя. Стоять на месте глупо, Лазар ушёл левее, надеясь подобраться к уциану максимально близко. Единственный ориентир − стоны и рёв, уже совсем не похожий на человеческий. Времени нет, нужно убить кошку сейчас же!

Порыв дэвианского ветра очень кстати разогнал дым по краям лагеря. Лазар не ошибся, защитников уциана теперь двое, и удержать вихрь им будет проще. Время остановилось. Воздух казался таким вязким, словно Лазар бежал по колено в воде. Он слышал только оглушающий стук сердца в голове, мир смазался. Успеть. Какой-то жалкий десяток шагов и такой важный рывок. Зверь ещё слаб. Успеть! Лазару показалось, что он налетел грудью на сохнущую простынь. Прошёл сквозь ветер?

Грязно-рыжая шкура уциана задалась алым. Пламя охотно вцепилось в шерсть, и чудовище, способное убить их всех, взвыло от боли и ужаса. Мёртвый город взорвался предсмертным воем. Лазар не знал, в чём секрет голосов этих треклятых кошек, но чувствовал мрачное удовлетворение. Дал зверю больше жара, от запаха палёной шерсти слезились глаза.

 Союзники кошки медлили. Лазар пнул одного в живот и скинул с площадки. Второй дэвиан безучастно смотрел на корчащегося в агонии уциана, не обращая на противника никакого внимания. Узкое лицо исказила гримаса безумного ужаса, мужчина рыдал и скулил от отчаяния. То ли он слишком рассчитывал на помощь зверя, то ли ещё что. Теперь уже неважно, враг не сопротивлялся, лишь коротко вскрикнул от боли, когда Лазар отнял его жизнь. Второй попытался убежать, но его настиг брошенный кем-то из энианов нож.

Удивительно, но даже оставшись полностью без кожи уциан жил. От длинного хвоста остались только кости, когда животное попыталось шевельнуть им, основание и примерно четверть сдвинулись, остальное осталось лежать, в горле слышался тихий свист. Лазар поморщился, достал нож и перерезал шею. Пузырящаяся кровь обожгла руку, и кошка перестала шевелиться. Не так он представлял себе победу над одним из самых опасных противников Аниона, но, если для выживания нужно убивать беззащитных − он будет убивать.

Лазар оглянулся по сторонам, прислушиваясь к ощущениям. Как такового сражения не было, но он всё равно чувствовал себя измотанным и знал, что сейчас он лёгкая мишень. Если здесь остались выжившие, готовые драться, ему может не хватить сосредоточенности, день был слишком долгим.

Из темноты вышли двое энианов. Чуть погодя появился ещё один. Лазар сел на землю, поблагодарил за предложенную флягу воды и намочил ошпаренную руку. Приказал обойти периметр и убедиться, что все, кого они найдут, мертвы. Энианы уже отошли, когда странный шорох справа привлёк всеобщее внимание. Вены Лазара засветились от дэви, готовой обрушиться на врага потоком абразивного огня, но оказалось, что это ещё один выживший подчинённый. Он явно был ранен, странно дышал, но храбрился и отмахивался от вопросов. В их ремесле за травмы не назначают постоянных премий и почётных прозвищ, если ты слаб, то не сможешь отстоять честно, или не очень, заработанные леотримы. И всё же Лазару не нравился хрип, сопровождающий его дыхание.

Убедив бойца перевести дух, он отдал ему флягу и приказал посмотреть в округе, когда придёт в себя. Сам же тяжело поднялся и побрёл по каменной дорожке к фасаду большого здания, перед которым группа Айре разбила свой лагерь. Парадных вход проиграл битву времени, но Лазар заметил уходящую влево тропинку. Завернув по ней, он был вынужден спуститься по похожим на сваленные в кучу детские кубики камням, скользким от облепившей их зелени. Могли бы и настил какой организовать, нравится им что ли эта акробатика?!

Тропа привела к провалу в стене. Тут же нашёлся ящик, полный крупных люминистов. Лазар взял один, оглянулся на тропу и прикинул, не вернуться ли к сумкам, за своими. Если переться туда, а потом ещё обратно, сил уйдёт ничуть не меньше. Скалясь от напряжения, дэвиан наполнил люминист силой, чувствуя, как повело голову, и вошёл в провал.

Первую из комнат заполняла вода. Тянуло сыростью и тем особенным запахом, который обретают очень старые места. Мрачные колонны испещряли рунические узоры, расчёркнутые паутиной трещин. На другом конце комнаты имелась лестница, поднявшись по которой Лазар вышел в круглое помещение со множеством арок. Прекрасно.

Не стоило лезть в эти руины сейчас. Нужно отдохнуть, выспаться, поесть по-человечески. Здесь и враги могут прятаться, а Лазар слишком слаб для новой схватки. Осмотревшись, он не без усилий заметил какие-то насечки над арками, но смысла их не понял. Вместо этого стянул с шеи платок и положил рядом с аркой, ведущей наружу.

Он по очереди входил в каждый из коридоров, прислушиваясь к ощущениям. Во многих комнатах не оказывалось ничего интереснее рун на стенах и витиеватых склянок неясного предназначения, погребённых под толстым слоем пыли. Какие-то проходы были обрушены или затоплены. Лазар подумывал бросить затею и отложить поиски до полудня, пока один из коридоров не привёл его к круглой комнате, напоминающей колодец. Воды здесь почему-то не было, даже сыростью не пахло. Может это то самое? Столкнув вниз пару камушков, Лазар убедился, что парой метров ниже его не ждёт болотная жижа и поплёлся, лениво переставляя ноги.

Колодец казался бесконечным. Лазар понял, что ночевать будет внизу, что бы он там не нашёл. Воздух вроде бы нормальный, так что смерть от удушья ему не грозит. Холодный белый свет скользил по идеально ровным серым стенам. Ни стыков, ни швов, ни трещин − безупречная стена метров пятнадцать в диаметре и пёс знает сколько в глубину. Казалось даже, будто это земля, созданная дэвианом, но никто не смог бы держать форму так долго.

С каждым шагом притуплённое чутьё всё ярче ощущало нечто странное. Лазар чувствовал, или думал, что чувствует, дэви, но не дэвиана, а кого-то или чего-то более сильного. Слишком устал, чтобы определить точнее. Вечность спустя ботинок коснулся ровного пола. Пушистый ковёр пыли, откуда она только берётся, взвился невесомой дымкой.

Лазар поднял руку и осветил красивую узорную арку. Она была из того же серого камня, но с мерцающими прожилками, словно кто-то умудрился расплавить стекло и сделать его частью рельефа. Вопреки торжественности входа, комната за ним оказалась очень тесной. Стену напротив испещряли нечитаемые мелкие символы, от которых у Лазара сразу зарябило в глазах, на полу под ней несколько журналов и ящиков, оставленных дэвианами Айре. Не то он ожидал увидеть. Такие ямы не копают не ради закорючек.

Дэвиан вышел к колодцу и ещё раз осмотрел стены. За весь спуск он не видел других проходов, значит оно где-то рядом. Может проход секретный есть? Осмотр арки ничего не дал, а среди вещей исследователей из полезного нашлись лишь пара фляг с водой и коробка засохшего печенья, одно из которых Лазар тут же отправил в рот. Отчаяние давило на затылок. Нет, он не зря морозил зад в этом болоте, задыхался от вони, жрал каких-то крыс и птиц, соответствующего местообитанию вкуса! Оно здесь, совсем рядом, это чувствуется. Если бы только Мастер был здесь и подсказал куда смотреть. Может позвать его итеристом? Хватит ли сил?

Лазар сунул в зубы ещё одно печенье и напряг зрение, пытаясь разобрать текст, хоть и не понимал ни слова на древнем. В голове гудело так, что зубы разболелись, и дурацкий сухарь никак не получалось раскусить. Разозлившись, Лазар схватил его, разбил о стену с рунами и удивлённо вскинул голову. Она что, деревянная? Ему было плевать сколько ей лет, когда в первый раз ударил по ней ногой, но преграда устояла. С тоской вспомнился топор, оставшийся у кого-то из энианов. Лазар достал нож и воткнул в самый центр. Вырвал лезвие, ударил ещё раз. И ещё. Снова. Хороший нож, крепкий. Ударить, вырвать кусок, несомненно, бесценного барельефа, ударить снова, попробовать пробить ногой.

Древнее дерево сопротивлялось очень долго, но Лазар оказался упрямее. Когда очередной удар проломил стену, он уже изрядно запыхался. Хорошо что не упал, мог ногу подвернуть, а то и сломать. Расширив дыру, он осветил открывшийся коридор люминистом и, убедившись что никого там нет, с трудом забрался внутрь.

Борьба со стеной отняла последние силы. Голова уже не просто болела − череп словно стал меньше и теперь сдавливал мозг. Звон в ушах сводил с ума, судорога сковала правую руку. Одно хорошо, боль ненадолго вернула ясность мыслям и позволила оценить масштаб находки.

Безжизненно-серый камень стен, как и арка на входе, имел прожилки, только были они бирюзовыми и светились собственным светом. Коридор оказался довольно длинным и расширяющимся. По стенам полу и потолку расползался объёмный рисунок: плавные линии, похожие одновременно на огненные ленты и потоки ветра, огибали, наползали и перекрывали очертания выступающих восьмигранников и полусфер. Каким-то непостижимым образом в хаос образов вписались ровные линии, изламывающиеся под строгими прямыми углами. Узор казался совершенным, светящиеся бирюзой прожилки только усиливали эффект. Казалось, барельеф рассказывает какую-то историю, но вникать в её суть сейчас не было никакого желания. Лазар пытался поднять камень повыше, чтобы осветить дальнюю часть коридора, но люминист не справлялся. Не придумав ничего лучше, дэвиан швырнул кристалл вперёд.

Отлетел не слишком далеко, но этого хватило, чтобы осветить стену, к которой тянулись все нити и линии. С каждым шагом рисунок становился всё сложнее, интереснее, идеальнее. Скручиваясь и изгибаясь, узор сходился в поражающую масштабностью картину. Лазар никогда не видел ничего подобного, но даже в текущем состоянии чувствовал, что стена не простая. Да и стена ли вообще? Свет камня расчертил рельеф глубокими тенями. Если осматривать получившийся рисунок в целом, можно выделить нечто вроде полукруга, в самом центре. Это явно дверь, но… как её открыть? Вряд ли он найдёт замочную скважину, древние дэвианы были куда умнее и, что самое неприятное, хитрее. Если не соблюдать осторожность, можно и с жизнью попрощаться. По спине пробежал неприятных холодок. Зря он так безжалостно разломал деревянную стенку. Может именно на ней описывалось, как открыть эту дверь?

Лазар невесело усмехнулся, чувствуя как равнодушная пустота выметает из головы мысли. Сейчас уже поздно сожалеть. Отсев в сторону от пролома, он лёг на пол и положил поближе нож. Тело обволакивала странная лёгкость и утягивала в забытьё. О треклятой дэвианской двери он подумает позже.

  • Дома / Касперович Ася
  • неслэш / Вспышки / Мэй Мио
  • Любовное признание / Виртуальный роман / Швыдкий Валерий Викторович
  • Отзыв Ирины Епифановой / Зеркало мира-2017 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Sinatra
  • Эксперимент / ФАНТАСТИКА И МИСТИКА В ОДНОМ ФЛАКОНЕ / Анакина Анна
  • Дождь приходит  / / Жанна Жабкина / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Просто так, про любовь / Vivili О
  • (Не)простой заказ / Истомина Ольга
  • Часть 2 / Последнее Рождество / Дикий меланхолик
  • Homo ludens. Игральные кости на истертом сукне / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • Выпускной шансон - товарищъ Суховъ / Лонгмоб - Лоскутья миров - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль