Глава III. Обещание

0.00
 
Глава III. Обещание

— Доброе утро.

Мариука взглянула на Джея, стоящего на пороге залитой солнцем кухни, коротко улыбнулась ему и снова отвернулась к столу, возвращаясь к готовке.

— С добрым утром, дорогой. Как спалось?

Спал он крепко. Так крепко, что не мог проснуться и избавиться, наконец, от старого кошмара, в котором звуки были едва различимыми, а движения — текучими, словно всё происходило под толщей воды. Сон был тихим. Машина вращалась, вращалась и никак не останавливалась. Осколки стекла разлетались, сверкая в скудном свете. А потом Джея бросало вперёд, и он смотрел, как приборная доска медленно приближается к нему. И, несмотря на обманчивую неторопливость всех событий, он ничего не мог изменить, лишь беспомощно наблюдал, зная, чем всё закончится. Он вреза́лся в доску головой, и мир взрывался белой вспышкой.

— Спасибо, хорошо, — ответил Джей и подошел к Мариуке поближе.

До него донёсся аромат её духов, напоминающий о запахе увядающих роз и благовониях, курительных палочках со сладким, кружащим голову дымом. Джей едва удержался от того, чтобы прижаться щекой к плечу Мариуки.

Она мыла руки. Джей смотрел на её тонкие, без единого кольца пальцы с аккуратными короткими ногтями, из-под которых она выскабливала грязь, оставшуюся после чистки картофеля. Длинные рукава платья она подвернула так, чтобы не намочить водой, и её браслеты звякали при каждом движении.

— Может, вам помочь чем-нибудь? — спросил Джей.

— Пойди для начала умойся! — Мариука со смехом вытерла руки о фартук, включила огонь под стоящим на плите чайником и, будто вспомнив о чём-то, окликнула Джея: — Держи. Это тебе.

Она протянула ему зубную щётку, упакованную в прозрачный пластик. Джей заворожено покрутил её в руках.

Новая вещь. Купленная для него. Сколько времени прошло с тех пор, как ему в последний раз что-либо дарили?

— Что-то не так? — обеспокоилась Мариука.

— Нет, — качнул он головой, — всё просто здорово… Спасибо огромное.

В ванной, перед тем, как вскрыть упаковку щётки, Джей осмотрел своё отражение в зеркале. Всё те же бледные серо-зелёные глаза, тот же длинный, вздёрнутый нос, торчащие уши и кривые зубы. Он почти ожидал увидеть в зеркале что-то не то, быть может, даже не себя самого, и, не обнаружив ничего нового, мысленно посмеялся над собой.

Когда он вернулся, Мариука ставила на стол тарелки. Пахло жареными яйцами. Джей охотно принялся за еду, а Мариука села напротив с исходящей паром чашкой с руках.

— Мы должны решить, что будем делать дальше, — сказала она, дождавшись, когда он доест. — Твои родители не знают, где ты, и переживают…

— Они умерли, когда мне было восемь, — ответил Джей.

— Ой… — Протянув руку через стол, Мариука коснулась его ладони. — Прости, дорогой. Мне очень жаль.

Джей пожал плечами.

— Всё в порядке.

Мариука пристально взглянула на него. Лицо её стал озабоченным и тревожным.

— Послушай. Если Лизбет окажется права и ты действительно станешь охотником, то идти тебе будет некуда. Останется только одно — сдаться правительству, и тогда тебя отправят в карантин. Сам понимаешь, это верная смерть.

Джей покачал головой. Неизвестность уже стала порядком действовать ему на нервы, а потому он произнёс чуть резче, чем хотел бы:

— Нет, не понимаю. Простите. И я не понимаю, что значит «стать охотником». На меня в парке напало животное, а не человек.

— Как вообще так вышло, что ты не знаешь об охотниках? — изумлённо спросила Мариука. — Где ты жил?

Джей замялся. Если рассказать правду, она не поверит ему. Ни за что не поверит. Решит, что он чокнулся. И выгонит его. Сдаст в дурдом.

Он медлил, раздумывая, о чём можно рассказать, а что лучше утаить, и никак не мог решить. Произошедшее с ним ему самому казалось бредом. Джей мучительно подбирал слова, все они казались ему пустыми, ничего не объясняющими. Он даже не знал, как начать.

Молчание затягивалось. Мариука, подперев щёку ладонью, смотрела в окошко, а Джей, уставившись на свои крепко сцепленные в замок руки, лежащие на коленях, кусал губы.

Она ни за что ему не поверит.

— Я не из этого мира, — медленно сказал он. Голос сел, и Джей кашлянул, прочищая горло. Мариука перевела взгляд на него, но он ничего не мог прочесть в её чёрных глазах. — Я не понимаю, как здесь оказался, не знаю, что это за страна и что за город, я понятия не имею, что происходит и как мне вернуться назад, но точно знаю, что там, где я родился и вырос, в небе была только одна луна.

Мариука всё смотрела на него. И молчала.

— Послушайте, — с отчаянием сказал он, — понимаю, это звучит, как бред, но я говорю правду.

Она прикрыла глаза и принялась потирать висок.

— Пожалуйста, поверьте мне, — прошептал Джей. — Пожалуйста.

— Расскажи-ка всё с самого начала, — попросила Мариука. Она встала и снова поставила чайник на плиту, долив в него свежей воды, достала спички. — Сейчас я сделаю нам чай, и ты всё расскажешь, ладно?

Джей понуро кивнул. Тяжёлым камнем в груди ощущался страх, что он всё испортил своим признанием. Но, признавшись, он не оставил себе выбора и теперь должен быть искренним до конца.

Глубоко вздохнув, он принялся рассказывать.

 

***

 

Тихонько тикали часы, тёплое пятно солнечного света на полу успело переместиться за то время, пока они разговаривали, и теперь согревало Джею босые ноги. Мариука задумчиво водила пальцем по краю своей чашки.

— Ну, кажется, теперь моя очередь рассказывать.

— Так вы… Вы мне верите? — осторожно уточнил Джей.

Она пожала одним плечом, склонив голову к нему.

— Понимаешь, малыш, на самом деле это не важно. Мне всё равно, откуда ты, кто твои родители, правду ты говоришь или нет. Тебе некуда податься, и сейчас это главное. Я не гоню тебя. Мы вместе решим, что делать дальше.

— Почему вы помогаете мне?

— Как тебе объяснить...

Она оглядела комнату, будто искала в воздухе некую опору или подсказку.

— Я знаю, что значит быть охотником. Мой младший брат — охотник. Я знаю, как это, я видела его обращение своими глазами, и… — она сделала бессильный жест рукой. — Ли — тоже охотница, ты знаешь? — спросила она после небольшой паузы.

Джей покачал головой, глядя на Мариуку широко раскрытыми глазами.

— Она ведь не родная мне. У меня нет своих детей, но я люблю её, как собственную дочь. То, что она охотница, меня не пугает. Ты был ранен. И ты ребёнок. Кто прошёл бы мимо?

Джей промолчал в ответ — он не знал, что тут можно было ответить, — и одним глотком допил уже совсем холодный чай.

— Вы расскажете мне про охотников?

Мариука кивнула и встала из-за стола. Собрав чашки, поставила их в раковину и обернулась к Джею:

— Поможешь мне с обедом, пока я буду рассказывать?

Джей вскочил с места — ему радостно было, что она готова доверить ему какое-то дело. Ему хотелось хоть как-нибудь отплатить этой женщине за то, что она сделала. Хотелось быть полезным.

— Я точно не знаю, когда именно и отчего появились охотники, — начала Мариука. — Но они давно живут среди нас. Многие десятки лет. Говорят, что охотником становится тот, в кого вселится мракобес, но я не верю в бесов. Как видишь, я даже Круг не ношу, хотя от айше этого никто и не ждёт.

— Айше?

— Мой народ. Когда-то айше были горными кочевниками. Мы славились тем, что воровали скот. Кое-кто считает, что мы до сих пор этим занимаемся, — Мариука засмеялась, и смех не показался Джею весёлым. Он хотел спросить её, что такое Круг, но она уже сменила тему: — Веришь ты в бесов или нет, но охотником становится тот, кого укусил другой такой же охотник.

— Но вы же сомневаетесь, что я заразился, — уточнил Джей, намыливая грязные чашки.

Мариука кивнула:

— Иногда такое случается, и человек остаётся собой. Это редкость, но стоит надеяться на удачу.

— Что будет с тем, кто заразился?

Мариука долго молчала, занимаясь овощами: мыла их, чистила, и затем, вынув из ящика стола нож, мелко нарезала. Джей терпеливо ждал ответ.

— Заразившись, человек постепенно теряет разум, — ответила наконец Мариука.

Она сказала это так тихо, что Джей не сразу понял смысл её слов. И, поняв его, он уставился на избегающую его взгляд женщину.

— Что?

— Это очень медленно происходит, — ответила она умоляющим тоном. — Лизбет стала охотником уже давно, но она нормальная!

Джей опустился на стул.

— То, что напало на меня в парке, было сумасшедшим человеком, — с трудом выговорил он, воскрешая в памяти тот вечер, свет фонаря, кроны тополей над головой и смрадную тяжесть существа, что пыталось заживо сожрать его. — И я стану таким же.

Мариука опустилась перед ним на колени, взяла за руку. Он смотрел на женщину, пришибленный перспективой своего нового будущего. Мариука отвела с его лица и заправила за ухо прядь волос. Браслеты на её запястье тонко звякнули.

— Я сделаю всё, чтобы помочь тебе. Мы найдём выход, вот увидишь.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль