Оборотни. / Оборотни сторожевых замков. Орчанка. / Фосовей Ли
 

Оборотни.

0.00
 
Оборотни.

5 глава. Оборотни.

Вереница всадников растянулась по дороге длинной гусенице. Следом катили две большие телеги, затянутые парусиновыми пологами. Мирно поскрипывали деревянные оси колес, изредка позвякивали доспехи на крепких телах верховых. В пластичных движениях и хищных профилях мужчин, сразу распознавалась волчья порода. Оборотни. Редкие гости в этих краях.

Их лошади шли мягким аллюром, и крупные копыта тяжеловозов поднимали облака пыли. Массивные, мускулистые тела лошадей, были под стать воинам, оседлавшим их спины. Двуликие всегда предпочитали эту породу другим, из-за силы и выносливости. Конечно, тегачи уступали тонконогим скакунам в резвости и быстроте, но кроткий нрав и мягкая поступь покрывали с лихвой их природную неповоротливость. К тому же, тряски на их спинах почти не ощущалось.

Два первых всадника походили на своих коней не только силой, но и мастью. На вороном, черным как ночь, ехал брюнет с вьющимися волосами. Его темно-карие глаза, были такими темными, что казались издалека черными. Одевался он в темную, просто пошитую одежду, но качество материи и хорошее шитье говорили о её дороговизне.

На соловом, с бледно-желтой гривой коне, ехал рыжий оборотень, с зелеными глазами. Его куртка была расшита золотой тесьмой, а сапоги привлекали взгляды сочным, красным цветом. Сразу становилось ясно, что он любил быть в центре внимания. Он лениво смотрел по сторонам, и со стороны могло показаться, что он от скуки оглядывает окрестности. Только оборотни знали, Тумит отбывает свою очередь дозорного.

Гелиодора, разморила дневная теплынь и убаюканный плавным шагом своего вороного, он беспечно придремал. Конь почувствовал послабление в узде и не преминул этим воспользоваться. Чуть притормозив, угольно-черный здоровяк пропустил вперед шедшего справа жеребца. Выгнув шею словно змея, он резко укусил своего соседа за заднюю ляжку.

— Аааа, — Вскрикнул всадник, чуть не вылетевший из седла. Его конь после неожиданного нападения резко взбрыкнул и рванул в сторону, забыв о седоке.

Гелиодор сразу проснулся.

— Вот дрянная скотина. — Закричал он на своего коняку и дернул поводья.

— Он опять это сделал. — Обиженно сообщил Тумит, возвращая своего коня на дорогу.

— Что поделаешь, такой характер. — Вздохнул Гелиодор. Его конь отличался от своих собратьев. К безупречно-красивой внешности прилагался довольно злобный и мстительный норов.

— Все, потому что других лошадей родили кобылицы, а твоего, выплюнула сама бездна.

Вороной зыркнул на Тумита своими блестящими глазами и всхрапнул, будто давая понять, что запомнил и оскорбительные слова, и обидчика.

— Просто у Шторма слишком развито чувство справедливости. — вступился за свою скотинку Гел.

— Что от справедливости, в укусах исподтишка?

— Твой Колос не пропустил его при въезде в город, помнишь?

— И что?

— Он конь вожака и всегда должен скакать первым!

Тумит зло сплюнул в дорожную пыль.

— Да он искусал уже весь табун. Будешь уверять, что его обидел каждый?

— Шторм как главный, следит за порядком. Наверняка, у него были на то причины.

— А стая? Всякий из нас хоть раз, да носил на шкуре отметину от его зубов.

— Зато вы все испытываете к нему почтение.

— Страх…

— Уважаете его.

— Ненавидим…

— И любите.

Тумит хохотнул, давая понять, что альфа говорит абсурдные вещи.

— По-своему, конечно. Но нельзя же не любить такого красавца?

Он ласково потрепал жеребца за чуб и нежно провел ладонью по иссиня-черной шкуре, переливающейся на солнце. Конь действительно был красив. Ровного цвета, без единой помарки, в тон густая грива и хвост, доходивший до земли. А как хорош в езде! Отзывчивый и чуткий, словно натянутая тетива. Он стоил Гелиодору огромных денег, а его братья по стае, расплачивались за соседство с ним вечной настороженностью.

— Ты не умеешь выбирать ни лошадей, ни женщин. — покачал головой Тум. — Они слишком дорого тебе обходятся.

— Но ведь стоят того? — хитро прищурился Гел. Брат завидовал. Это читалось в тоне и взгляде, брошенном через плечо.

Последняя любовь альфы была бурной и всеобъемлющей. Как истинный оборотень, он полностью отдался охоте на выбранную самку и победил! Потратив целую кучу золота.

— Я неуверен, что хотел бы в свою постель эльфийку…

— А я не знал, что волки умеют лицемерить. – блеснул крупными клыками Гелиодор.

— Нет, серьезно… По мне так они холодней сосулек, свисавших зимой с Темных гор.

— Ты ошибаешься. Элириданна не такая.

— Ну и имечко, только услышав его я, повернул бы назад.

— Согласен, с ней не так просто, как с гномкой и с гоблинихой. — оба, словно заговорщики оглянулись на этом слове назад, и нашли взглядами Сфелера.

У оборотней был необычайно чуткий слух и вся стая не специально, но слышала, каждое слово их разговора. Сфел скривился.

Летом он как-то напился гномьего рома до полного одурения и лег с гоблинихой, державшей ту пивнушку. Она была из степных гоблинов, разительно отличавшихся от горной своей склонности. Эти совсем не охочи были до резни и хорошо торговались. Ко всеобщему удивлению одним разом дело не обошлось, и брат навещал трактирщицу до самого отъезда. Как она рыдала у городских ворот, провожая их стаю в дорогу!

По рассказам оборотня она была страстной и безотказной в постели, всегда снабжала его бесплатной выпивкой и к тому же приплачивала деньгами. Отношения удобные со всех сторон. Но вот внешность… Сгорбленная фигура, покрытая морщинистой кожей, непонятного зелено-коричневого оттенка, редкие волосы, кривые зубы. Как Сфелер ухитрялся столько в себя вливать?

Теперь бедняга стал притчей во языцех и каждый говоря про ночь с очередной дамочкой, сравнивал её с гоблинкой Сфелера. В стае появилась как бы своя шкала женской привлекательности, где самой низкой отметиной была гоблиниха, а самой высокой, теперь, оказалась эльфийка Гелиодора.

— Но ты же видел эти шелковистые волосы… а глаза? Словно трава весной. Кожа… Атлас покажется мешковиной рядом с ней. Голос, словно пряный мед и смех…

— Ого! Неужели она может смеяться? А я думал, она постоянно держится как фарфоровый истукан.

— И умна…

— Да, умом её природа не обделила. Чтоб вытянуть с оборотня столько золота, нужно как следует перетряхнуть ему мозги. Или хорошенько отжарить его в койке. Но это не про Продаванну.

— Элириданну.

— Ведь в постели она не греет. Я прав?

Он был прав. Элирия ходившая по улицам города с высокомерным выражением на своем красивом личике, в постели была… терпелива. Она терпела его поцелуи, ласки и разговоры. Вот и получалось, что любоваться её телом — наслаждение, а обладать им – все равно, что иметь мраморную статую.

— Даже в постели, она ведет себя достойно.

Услышав эту фразу, Тумит непочтительно расхохотался. За спиной ему в поддержку раздались смешки братьев.

— Так и знал! Она того не стоит! Ты зря выбросил свои деньги.

— Каждый миллиметр её тела стоит золота.

— Буквально! Это мы уже поняли. — Тумит оглянулся на улыбающихся братьев. — Ты вот что скажи, альфа, после того как мы закончим, собираешься вернуться к ней?

— Да. — Уверенно заявил Гелиодор. Он уже скучал по роскошным изгибам своей эльфийки. Надежда растопить её сердце еще теплилась в нем. — И она будет ждать меня. Будет хранить мне верность.

— Еще бы, к тому времени ты получишь вторую половину оплаты и снова будешь при деньгах.

— Дело не только в монетах.

— Ну да, дураков, зариться на добро оборотня, в том городе тоже не найдется.

Ни гном, ни эльф не рискнет завести шашни с женщиной оборотня. Волчья натура – эгоист и собственник, он не станет делиться. Сопернику грозила реальная смерть.

— К слову о деле, — Гелиодор зацепился за возможность сменить тему разговора. — Ну-ка еще раз перескажи мне подробности этой аферы.

— Зачем же так сразу: афера… Обычное дело.

— Обычное дело, это на сезон наняться в городские стражники. А мы тащимся к самой границе. Да еще придется объединяться с другой стаей.

—Так это стая Смарага, а Острозубы нам почти братья.

Со стаей Острозубов они вместе отстояли позапрошлую зиму в Жаргороде. Оборотней осталось немного и мелкие группы Последних, всегда радовались, встрече с себе подобными. Обычным делом были совместные попойки и гулянки. К тому же, двуликие обменивались клановыми новостями и передавали сообщения своей родне.

— Все равно. Два альфы, это плохо. Придется сверять планы, договариваться. Я этого не люблю.

— Но заказчик сказал, нам самим не справится. — напомнил Тум.

Их наняла гильдия гномов, занимавшихся добычей алмазов и железной руды. Они честно расписали всю опасность предстоящего сражения.

— Много он понимает в военном деле? — огрызнулся рассерженный Гелиодор. — Коротышки только и могут, что репу сеять.

— Я думаю, он прав. Это предгорье, Гел, там даже караваны орков, если и ходят, то сбившись по нескольку сотен.

— Зачем гномам вообще понадобилось отбивать ту землю, если её заселили гоблины? Им что мало укрепленных городов?

— Руда. Да и не так давно там обосновались горные. Говорят, еще прошлым летом, рудник работал в полном объеме. Остроухие пролезли туда зимой, когда все стояло. Наверно подземные пещеры сильно напомнили им родной дом.

— Ну и дельце ты подобрал. — вздохнул Гелиодор. — Бой в шахте, с неизвестным числом противника…

Перспектива представлялась мрачная, но контракт был уже подписан.

— Оплата соответствует.

— Я помню. К оплате никаких претензий нет. Никогда столько не зарабатывали за один раз.

— И еще одна стая для безопасности. — подбодрил друг.

В стае Тумит был вторым по значимости, бета, правая рука вожака. Расчетливый и осторожный, иногда даже чересчур. Если он и заключал с кем-то договор, то сто раз просчитывал все ходы и варианты. Во и сейчас, почувствовав всю серьезность предприятия, он потребовал в напарники еще одну стаю.

— Мы справимся. — уверенно заявил Тумит.

— Даже не сомневаюсь. Когда это мы не справлялись? — хмыкнул Гелиодор. — Вот только время много потратим и еще торчать в этой дыре неизвестно сколько...

Смараг дорабатывал свой последний контракт. Его стая подрядилась проводить караван торговцев к Зунделею и бросить дело так просто они не могли. Договорились подождать их на каком-то гномьем хуторе, стоявшем у самых опустошенных земель.

— Зато хорошенько отдохнем перед дракой.

— Или сопьемся со скуки. — хмыкнул Гел.

— Ты, альфа, точно не сопьешься, со своими пустыми карманами.

— Разве брат не займет мне на стаканчик доброй медовухи?

— Я пообещал, что не дам тебе и медяка, если потратишь всё на ледяную стерву.

— Но ты же не всерьез? — Гелиодор состроил испуганное лицо.

— Я серьезен как никогда!

 

  • Спасатель / Анестезия / Адаев Виктор
  • Подарок (130) / Салфетки, конфетки... / Лена Лентяйка
  • Ближе к Мечте (Лещева Елена) / Лонгмоб «Мечты и реальность — 2» / Крыжовникова Капитолина
  • Подражание Цветаевой / Фотинья Светлана
  • * Совесть пойди погуляй* / 2017 / Soul Anna
  • Пылает лес / Фантом / Жабкина Жанна
  • Выпроваживатель гостей - Никишин Кирилл / «Необычные профессии-2» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • ***  / Лев Елена / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Афоризм 885(аФурсизм). О душе. / Фурсин Олег
  • Франшиза / Post Scriptum / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • 3. / Хайку. Русские вариации. / Лешуков Александр

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль