"Пряная лавка". / Белая орчанка и оборотень / Litvinenko Li
 

"Пряная лавка".

0.00
 
"Пряная лавка".

16 глава. «Пряная лавка».

  Девушки приехали в город уже к вечеру, разобрали пустующие комнаты на втором этаже и поселившись в них по трое, четверо. Теперь с раннего утра и до позднего вечера в доме Варди на Огненной площади все время что-то мыли, терли, убирали и вытряхивали. Тролль быстро привык к постоянному шуму, в своем тихом и даже мрачном, раньше, доме, но он всерьез стал опасаться, что в полу и мебели от их усердия вскоре появятся дыры. Не прекращая ни на минуту своих трудов, девушки вечно шептались, смеялись и иногда даже дрались! Правда, не по настоящему (не до крови), но Варди полюбил это зрелищное выяснение отношений и мысленно доже делал ставки, пока сцепившиеся злючки, сметали с пола ровно уложенные коврики. А если его фаворитка, за которую он болел, выигрывала, радостно хлопал себя по коленям, похохатывая в усы.

    Через пару дней проклятые окончательно освоились и почувствовали себя как дома. Они плавно перешли от уборки к ремонту и чуть не испортили ему весь товар, начав красить вонючей краской, стены в лавке. Он сам собирался что-то покрасить пару лет назад и купил эту краску, бледно желтого цвета. Но потом как обычно закрутился и забыл про неё. Банка все это время так и стояла под лестницей, где ее и нашли неугомонные квартирантки.

Он сгребал с витрин мешочки с пахучими приправами в корзины и выносил подальше в другие комнаты, спасая их от въедливого запаха. При этом тролль недовольно бурчал себе в усы, очень напоминая водяную выдру.

-Разорят меня, прям… прям как… Прям как мыши!

   Мышей он боялся почти как огня. Все знают что мелкие, домовые грызуны обожают орехи и семечки, а они составляли третью часть товаров в лавке. По этой причине по всему дому у тролля было расставлено множество мышеловок и бродило бесчисленное количество кошек.

Лет десять назад он завел себе всего одну кошечку, но число их с каждым годом множилось в геометрической прогрессии и по численности сравнялось, наверное, уже, с количеством мышей. Для них в двери черного хода, над самым полом, было пропилено маленькое окошко, через которое они ходили гулять на улицу. Варди, конечно, хотел ограничить их число и даже, скрепя сердцем, однажды утопил найденных котят. Но хитрые бестии сразу что-то заподозрили и после этого в доме котятки стали появляться уже в таком возрасте, что легко могли вылезти из ведра с водой. Маленькое расследование тролля показало, что котится они стали на соседской конюшне, куда ход Варди был закрыт. Кошкам девушки очень обрадовались и выбрали себе по одной любимице, напридумывали им имен и устроили пушистикам по всем комнатам лежаночки и корзинки для сна.

   В доме тролля постоянно теперь, что-то готовилось. Наголодавшись в обители на скудном, однообразном пайке, счастливые проклятые теперь отъедались. Получив доступ к разным продуктам и почти неограниченные финансово, девушки все время что-то варили, жарили и запекали. Они вспоминали старые семейные рецепты, экспериментировали с новыми продуктами или по рецепту, данному продавцами на рынке или в магазинах, пытались воспроизвести новый кулинарный шедевр. Дегустатором единогласно был выбран Варди, забегая наперед, скажу – за зиму они так раскормили тролля, что весной ему пришлось полностью поменять гардероб.

   Финансовая сторона вопроса, была оговорена ими в первый день,  Берк расписала все на бумаге и представителями обеих сторон, договор был подписан. Питаться они решили вместе, Варди честно признался, сколько он тратит за месяц на продукты и ежемесячно просто отдавал им эту сумму, позволяя тратить их так, как им вздумается. За жилье тролль отказался взять с девушек плату, как и за дрова и за уголь. Его аргумент был такой: он все равно покупал бы топливо (гораздо меньше конечно), а взамен они убирали и готовили.

Девушки рассчитали примерно, сколько они потратят за зиму на еду, сумма получалась приличная, а в обители оставался погреб с выращенными ими за лето овощами. На вечернем совете они не споря, единогласно,  решили рискнуть.

    Когда ударили морозы, намертво сковав осеннюю грязь, и дороги, чистые еще от снега, снова стали проходимыми, сестры по несчастью, снова наняли две телеги. Берк, Лучана, Берта и Себастина отправились в обитель, во второй поход, в шутку названный ими «Продуктовый». Девушки сразу договорились, что если на грунтовой дороге телеги застрянут, груз из них просто выбросят, не жалко, все равно еда за зиму пропадет. Им повезло, небольшой, но постоянный мороз крепко держался за голую землю, и  через неделю путницы благополучно вернулись в город. Из покинутой ими обители, девушки привезли не только съедобные запасы, вторая телега была полностью загружена заготовленным на маковом озере тростником.

   Тролль пришел в полнейший восторг от их шляпок, как и все жители, Жар — города. Девчонки всегда носили их при выходе из дома, они боялись разоблачения. Первое время девушки пристально всматривались в лица встречных мужчин, со страхом выискивая в них признаки оборотня, но уже через месяц они забыли про свои страхи. Все местные, как-то сразу поверили в карликовых орчанок и человечки быстро влились в жизнь города, не вызывая к себе больше лишнего внимания. Шляпки носили теперь по привычке и для удобства, они отлично защищали от дождя.

Через несколько дней после появления прокаженных в Жар-городе, в лавку тролля пришла богатая гномка и потребовала продать ей этот редкий предмет гардероба. Варди сначала долго отнекивался, но предложенная цена убедила его в том, что одна шляпка в доме, точно лишняя. За следующую неделю головных уборов недосчитались семь девушек. Куда они запропастились, догадалась Зоя, встретив на улице гордо щеголявшую в шляпе с рябиной торговку пирожками. Припертый железными доказательствами к стене тролль признался (но не раскаялся), в совершенном преступлении. Выручку отобрали, пересчитали и поняли, что торговать шляпами чуть ли не выгодней, чем орехами. Поэтому они перевезли в город весь запасенный тростник. Его собрали очень много, чтобы длинными, зимними вечерами в обители прокаженных, девушкам было чем спасаться от скуки.

    Все проклятые принялись учиться плести шляпы, особо криворукие сразу бросили это дело, чтоб не портить ценный материал. Они решили  украшать готовые изделия. И тут идей для творчества добавил Варди. Он ходил покупать с девушками нитки для вышивки. Слушая, как нахваливает продавец, молодой, но уже языкастый тролль, собственноручно покрашенные нитки, Варди решил попробовать покрасить шляпки целиком. Они за хорошую цену договорились с красильней, покрасить на пробу в разные цвета, десять шапочек. Проверить обновки на водостойкость решили, пойдя все вместе в дождливый день на рынок. Новинка произвела фурор! На следующий день у лавки толпилась очередь и  женские особи всех рас, загрузили их работой на месяцы вперед.

   Закончилась наконец-то дождливая осень и в Жар — город пришла зима. Выпал первый снег, но тростниковые шляпки носить не перестали. Их надевали в снегопад сверху на платки, а когда небо было чистое, откидывали на спину и носили просто как украшение. Прокаженные научились вышивать на них не только простые цветы, теперь шляпы украшали дома, драконы и даже портреты. Особой популярностью в преддверии праздника «Новый год», пользовались зеленые шляпы с вышитыми на них листами красного остролиста, чем-то похожими на кленовые. Листья вышивались венком, ложа их на поля шляпки по кругу, в рисунке они были умело переплетены с лесными орешками и выглядело это настолько нарядно и празднично, что стало символом зимнего торжества.

    Девушки, скучавшие в обители по простому, человеческому общению, теперь постоянно ходили на прогулки. Они не пропускали ни одного городского представления, поставленного на площади местными артистами, с удовольствием гуляли в парках и просто по улицам, глазели на витрины. Было решено, каждой девушке выдавать раз в месяц небольшую сумму денег, для самостоятельной покупки всяких женских мелочей. У кого-то из девушек появились серьги, у кого-то шелковые ленты, другие тратились на сладости. Покупали они и тонкое белье, которое потом все вместе разглядывали и обсуждали.

   Когда улицы засыпало первым снегом все стали готовиться к приближающемуся, самому главному в году, празднику. На том берегу тоже праздновали Новый год, конечно по-другому и не так богато как в Жар — городе.  Праздничное настроение носилось в воздухе, все лавки и дома украшались яркими гирляндами и венками из остролиста и еловых веток.

   Лавка Варди не была теперь исключением. Тролль последние годы пропускал традицию мимо, экономя на украшении. А может, не для кого ему было наряжать дом, и он просто ждал, когда праздник пройдет. В этом году, к огромной радости Сфена, тролль решил щедро потратиться. Он купил здоровенную, пушистую ель. Потом они все вместе долго устанавливали её в гостинной, используя в качестве подставки огромное, старое колесо, от орочей телеги. При этом пару раз чуть не уронили пушистую красавицу в камин, тем самым рискуя спалить весь дом. А сколько потом было криков и споров как нарядить дерево! Украшать решили постепенно, каждый день добавляя что-то новое, елочные игрушки девушки мастерили своими руками, или покупали. Дерево вышло странным, но красивым и каким-то по особому уютным.

    В новогоднюю ночь все ходили на площадь, где ровно в двенадцать часов в небо взлетели фейерверки из цветов и иллюзии в виде райских птиц и огненных драконов. Запускал их специально нанятый эльфийский маг.

   Только приболевшая Лали и Берта, оставшаяся с ней за компанию, наблюдали это новогоднее чудо из окна. Перед самим праздником Евлалии стало хуже, её постоянный кашель усилился, а в мокроте появилась кровь. Он стала более бледной, чем всегда и пару раз даже теряла сознание. Своим состоянием Лали сильно всех напугала. Вызванный доктор пожилой, седой и сухонький тролль, хороший знакомый Варди, поняв, что перед ним человек, удивление не показал и в чужие дела не вмешивался. После осмотра он озвучил то, о чем все давно уже догадались: Болотная чахотка. Выписав много дорогих лекарств, он сразу предупредил, возможно, небольшое улучшение, но чуда не будет. Девушка доживает свой последний год в этом бренном мире. Останься они на болотах, эта зима точно стала бы последней для несчастной девушки, но хорошее питание, теплый дом и свежий воздух продлили её жизнь.

В течение всей праздничной недели девушки обменивались небольшими подарками и пекли разные вкусности. Ароматы выпечки, доносившиеся из лавки Варди, заставляли прохожих с завистью заглядывать к ним в витрины и наравне соперничали с запахами из кондитерской по соседству.

  Больше всех подарков на праздник досталось конечно Сфену. Он был всеобщим любимцем и его откровенно  баловали. В свои полгода он уже хорошо ходил, все ел и немного разговаривал. Он знал всех девушек по именам, а Варди пользовался у него огромным авторитетом. Пока женская половина занималась своими делами Сфенос сбегал и часто ошивался в лавке.  Он был непоседой, часто шалил и в воспитательных целях был даже один раз отстеган матерью. Бёрк помня уроки отца, по семейной традиции, воспитывала сына тонким прутиком. У него все еще лезли зубы, и он постоянно что-то грыз. Так в негодность пришли кожаные перчатки Варди, судя по лицу хозяина, очень дорогие. Лишилась любимой, расписной ложки Оливия. Зое пришлось попрощаться с высоким гребнем для волос из красного дерева.

Кошки исчезали, если вдруг где-то рядом раздавался топот детских ног. Сфен очень от этого расстраивался, ведь он их очень любил. Охота на пушистых «друзей» была его любимым занятием. Их недовольное шипение его нисколько не пугало, и он обнимал от души, пойманных «счастливиц». Наследственная  регенерация служила ему хорошую службу, заживляя глубокие царапины, регулярно появлявшиеся на его теле, иначе он был бы похож на человека прошедшего сквозь терновый куст. Жаль, что одежда регенерацией не обладала, и её постоянно приходилось штопать Бёрк, Лали или Медее.

Один из обычных дней под крышей «Пряной лавки».

   Весь дом стоял верх дном, потерялся Сфенос. Утром как всегда, он плотно позавтракал вместе со всеми обитателями «Пряной лавки». Он съел всю овсяную кашу, которую ему щедро насыпала Зоя, дежурившая сегодня на кухне, умял три пышных булочки с яблоками и корицей, запил все это горячим какао, после этого малыш с трудом спустился со своего высокого стульчика и ушел. Он бесцельно побродил по дому, как будто специально заметая следы, и исчез.

   Его отсутствие обнаружилось, когда все проголодавшиеся девушки и Варди, ведомые дивными ароматами и боем часов показывавших ровно двенадцать, собрались в столовой на обед, тут-то и выяснилось, что бесхвостый чертенок пропал. Сначала никто особо не удивился, глядя на его пустой стул, он вообще был свободолюбив и пунктуальностью не отличался. Его начали громко звать, без маленького бунтаря, есть, не начинали. Медея вызвалась найти молчуна, не отзывающегося на крики девушек. Безрезультатно.

   В лавке поднялась нешуточная паника. Она пропорционально увеличивалась, ровно на столько, на сколько меньше становилось неисследованных уголков в доме. Забыв об остывающем обеде, на накрытом белой скатертью столе, девушки планомерно обыскали дом, начиная с чердака и заканчивая холодным подвалом. Они тщательно заглянули во все корзины со старыми вещами, хранившимися на чердаке, при этом собрав на себя толстую паутину и растревожив полчища пауков. Перетряхнули всё в спальнях поднимая покрывала и подушки, открывая шкафы и заглядывая под кровати. Открыли и проверили все бочки из-под вина, стоявшие в подвале, осветили светом свечей места, которые никогда света не видели. Обнаружили пыль, незамеченную раньше кошачью кучку и успели поругаться, споря кто должен её убирать. Нашли потерянный на прошлой неделе чулок Чаруны, десять медных монет, в разных комнатах и еще несколько любопытных предметов, но не следа ребенка.

     Берк не переставала перебирать вещи и заглядывать по углам, Лучана громко обещала страшную, продолжительную порку виновнику переполоха, а Медея жалобно звала любимчика по имени и всхлипывала, утирая слёзы. Вдруг в случайно наступившей тишине раздался скрип несмазанных петель, девушки заозирались по сторонам. Оказалось, что открылась незаметная дверца шкафчика для обуви, оборудованного под лестницей в самом низком её углу. Почти все подлестничное пространство было отведено под чулан и лишь самый «нос» его, из-за низкого потолка не использовался, там рачительным хозяином была сделана маленькая дверца, ничем не выделявшаяся на стене и всеми давно забытая. Она приоткрылась, и в коридоре показались носы кожаных туфель, в которых Сфенос ходил по дому. Малыш выползал из своего укрытия задом наперед, стоя на четвереньках. Судя по выражению на испачканной пылью рожице, его не тронули ни крики матери, и ругань Лучаны, ни слёзы няньки, скорее всего он просто проголодался или заскучал. Пятясь, он тащил за собой из чуланчика корзинку.

   Старая сплетенная из ивы, она когда-то была украшена красивой высокой ручкой. От времени она стерлась и отломилась, и теперь её наполняли ненужные никому носки, отслужившие свою службу у хозяина, а сверху на этом роскошном ложе уютно устроились: пятнистая кошка и семеро маленьких, разномастных котят. Сфенос не поднимаясь сел на попу. Берк облегченно вздохнув подбежала к сыну и плюхнулась рядом прямо на пол. Она обняла черноволосого малыша и расцеловала в щёки.

— Не смей меня так пугать. Мы с девушками весь дом перетряхнули из-за тебя. Я чуть с ума не сошла, такие мысли в голову лезли просто жуть.

Сфенос обвел собравшихся в коридоре, соединявшем гостиную и столовую, девушек, высокомерным взглядом. Так смотрят мужчины (войны и герои) на глупых женщин занятых пустой болтовней. Не смотря на то, что он сидел на полу и был ниже всех, смотрел Сфен свысока, оценивая обстановку. Осмотрев всех, он повернулся к корзине и начал перебирать, судя по изменившемуся лицу «сокровища», выудив из разноцветной кучи рыжего котенка, он внимательно посмотрел ему в мордочку, смачно поцеловал в мокрый, маленький нос и, подняв над головой, что бы все видели, четко и громко произнес:

— Лу!

-О, счастье! – С большой долей ехидства, заговорила Лучана.- В мою честь назвали котика!

Она не клюнула на широкий жест маленького негодяя и сразу раскусила его замысел отвлечь её от мысли о порке.

— По-моему это очень мило. – Влезла Дина.

-По-моему, подхалимаж не принесет тебе счастья.- Все также ехидно ответила ей Лучанка.

Сфенос положил в корзинку рыжего малыша и, покопавшись, достал белого с черными пятнами на боках.

-Ди!- Снисходительно объявил добрый хозяин, несметного богатства.

От восторга Дина захлопала в ладоши и, опустившись на колени, приняла из рук Сфена, маленького пушистика.

— Это так мило Сфен.- Продолжала елейным голоском Дина.

— Действительно мило, только вот это кот.- Попыталась добавить ложку дегтя в медовую бочку Дины, злая и голодная Лучана.- Всегда чувствовала в тебе сильное мужское начало. Вот и Сфен тоже ощутил.

Девушки вскинули друг на дружку прищуренные взгляды, посмотрев так пару секунд, разрешили конфликт взаимным показыванием языков. Маме Сфенос отдал самого красивого, по его мнению, полностью черного зверька.

-Обед! – Прокричала с кухни Зоя. Девушки быстренько сложили в корзинку котят, которых успели разобрать по рукам. Они поднимались с пола и отряхивали от невидимой пыли юбки и поспешно направлялись в столовую, где накладывала на тарелки разогретую заново еду дежурная по кухне Зоя.

По вечерам у обитателей дома сложилась новая традиция. Они собирались в гостиной, все вместе и слушали как Варди, сидя перед уютно потрескивающим камином, читает Сфену, влезавшему троллю на колени, какую-нибудь книгу. Сфен держал его обычно за длинное, мягкое ухо и перебирал сережки, в изобилии их украшавшие или рассматривал, внимательно слушая чтеца, выбитые на них татуировки. У тролля была не очень большая, но интересная библиотека. Она занимала два больших шкафа, стоящих в гостиной. Разные книги, показавшиеся когда-то ему интересными, он свез со всего света. Тролль покупал их в свою коллекцию, не обращая внимания на цену. Чего в ней только не было, от деревенских сказок до научных энциклопедий.

   Девушки располагались тут же, рядом. Кто плел шляпки, кто вышивал, некоторые шили для себя какие-то вещи или вязали. Руки каждой были заняты работой. Они усаживались на собственноручно сшитые из лоскутков, яркие подушки, брошенные на пол, на стулья и мягкий диван, украшавший комнату.

У Бёрк, любимым местом в гостиной, был широкий подоконник большого окна. Оно выходило на площадь. Слушая Варди и вышивая рисунок на очередной шляпе, она время от времени бросала взгляды на улицу — по освещенной мостовой гуляли жители города. Стояли группками пожилые матроны, вышедшие на вечерний променад, перед сном. Перепекали туда-сюда громкие толпы молодежи, взрывавшиеся, даже сюда долетавшим смехом. И конечно там были медленно гуляющие влюбленные парочки, нежно державшиеся за руки. Некоторые, особо горячие, не замечая стороннего наблюдателя, целовались, укрывшись в густой тени подворотен.

Бёрк грустно вздыхала, видя это, и представляла, как могла бы сложиться её с Гелом жизнь, не ворвись в неё война. Она свято верила, что он бы обязательно вернулся к ней и точно был бы рад Сфену. Она перевела взгляд на сына. Черные волосы малыша были почему-то все время всклокочены. Глаза, у ребенка, уже поменяли окончательно цвет, став карими и с колен тролля смотрела на неё маленькая копия Гелиодора. Видя, как тот льнёт к троллю, Бёрк понимала, что малышу ужасно не хватает отца. С серьёзной мордашкой её умненький мальчик, не отрываясь, смотрел на Варди, запоминая, кажется, каждое слово и в нужных местах кивая темной головой. Она в который раз, мысленно поблагодарила небо за подаренное ей сокровище.

   День становился все длинней, солнце ярче и вот с крыш домов весело закапала капель. В «Пряной лавке» все загрустили… Уезжать на ненавистное болото не хотелось. Но заработанные деньги быстро кончались, закончился уже и тростник. В начале второго месяца весны, распогодилось, подсохли дороги.  В купленные недавно телеги, грузили вещи.

— Сейчас приедем, огород нужно посадить.- Повторяла вслух, давно составленный план работ Берта. Она закупила множество разных семян и новый инвентарь для работы на огороде.

— И побелить.- Добавила бодро Зоя. И все девушки закивали.

— Дрова теперь не нужно экономить. Протопим, первым делом, все комнаты.- Храбрилась Оливия.

— Тростник будем собирать все лето, а осенью, Варди сказал, можно еще открыть лавку, по пошиву готовой одежды.- Себастина была полна оптимизма. Лето быстро пролетит в заботах и уже скоро, они вновь переселятся в город.

— Да. Найдем постоянный заработок и на болота больше не вернемся. Пусть думают, что мы все перемёрли.- Уверенно заявила Берта, и у всех заметно поднялось настроение.

   Они закончили погрузку и принялись обнимать Варди. Многие трепали его за пухлые, теперь, щечки. А тролль расстроено смотрел на Сфена. Мальца он полюбил как родного. Теперь его забирали на все лето. Варди упрашивал Берк остаться, но девушка не хотела жить за счет других. Пока подруги трудились бы на сборе тростника, она не могла, просто отсиживаться в городе. В качестве успокоения, Берк клятвенно заверила, что будет раз в месяц, вместе с новыми шляпками привозить и Сфеноса, повидаться.

-Эх, пропадет без меня,- Жалостливо, причитал тролль. — …с бабами!

  Но его уже никто не слушал, телеги тронулись.

  Купленные на последние деньги, лошадки были молодыми, резвыми трехлетками. Заскучавшие в тесных городских загонах по вольному бегу, они быстро несли не сильно нагруженные повозки. К задней телеге была еще прицеплена небольшая клетушка на двух колесах, где ехали их козы. Всю зиму Большая коза исправно обеспечивала их молоком, теперь она не доилась, в ожидании пополнения. В положении была и Малая  коза, а козлика они продали соседу.

    Сфенос сейчас прекрасно обходился без молока. Чего ему будет не хватать в обители, так это медовых пряников, которые Варди покупал ему в соседней лавке. Они пеклись по какому-то особому рецепту и, не смотря на уговоры, лавочник – гном его так и не раскрыл. Главное сейчас в рационе малыша было мясо, он мог слопать его в большом количестве и в любом виде. Медея его в этом не ограничивала и убеждала всех что так и должно быть.

   Девушки застлали дно в телегах новыми мягкими одеялами, скинули обувь и расположились там как в больших кроватях. Всю дорогу они строили планы и старались не замечать тоску, которая скребла душу каждой. Как они не бодрились, а обитель была мрачным местом. Сильно кашляла, всю дорогу, Лали. Эта поездка будет последней для нее, в этом все были уверенны. Девушки хотели оставить Евлалию в городе, но она чувствуя скорую смерть, не хотела быть проблемой для тролля и попросилась сними. 

 

 

  • Иные. Нашествие / Темная вода / Птицелов Фрагорийский
  • Не засыпай... / Пять минут моей жизни... / Black Melody
  • Глава 2 / Артур и тайна отражения / Сима Ли
  • Дорожка из фантазий и мечты... / Drolya Drolushka
  • Письмо ангелу / Зерна и плевелы / Jahonta
  • *** ПРАВИЛА  *** / НАШИ МИЛЫЕ ЗВЕРЮШКИ - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / ВНИМАНИЕ! КОНКУРС!
  • Приколол. Тори Тамари / Сто ликов любви -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Зима Ольга
  • Поэтесса-скандал / Чугунная лира / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Бухалыч жив / Тарханкутов Иннокентий Ипполитович
  • Любимому / Стихи / Панина Татьяна
  • Всегда меж «я» и «мы» идет борьба  / Зауэр Ирина / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль