Символ сна и смерти. / Белая орчанка и оборотень / Litvinenko Li
 

Символ сна и смерти.

0.00
 
Символ сна и смерти.

14 глава. Символ сна и смерти.

     На середине кухонного стола, среди тарелок с обедом, в грубом, глиняном кувшине стоял красный цветок, к которому были прикованы взгляды всех присутствующих в комнате девушек. Он был необычно крупным, скорее даже гигантским. Шершавый, покрытый тонкими волосками стебель равнялся в обхвате девичьему запястью, а разворот его центрального венца составлял где-то с полметра в диаметре. Ярко-алые, шелковистые лепестки, были, как будто немного измяты. Когда цветок распустился, они освободились от опадающих чашелистиков, образовывавших над ними замкнутое вместилище, в котором они скрывались и на тонких, словно крылья бабочки лепестках, остались грубые заломы, до конца так и не растравившиеся. Центром мака был зеленый шарик, с твердой короной по верхнему краю, он был окружен множеством черных тычинок, когда цветок вызреет, его размер будет с голову взрослого человека. Цветок источал приятный медовый аромат, отдававший летним зноем и солнцем. С древних времен мак являлся символом сна и смерти. Считалось, что если заснуть на алом, напоминавшем залитое кровью поле брани, лугу, заросшем диким маком, то можно никогда уже не проснуться, но доподлинно это было неизвестно, никто не спешил проверить на деле правдивость этой легенды. Но, то был полевой мак, водный не обладал сильным запахом и в этом смысле был вне подозрений.

Цветок гордо стоял на своем скромном пьедестале и кажется, сиял в этой мрачной, скудно освещенной комнате. Своей чарующей красотой, он делал окружающую его неказистость еще более заметной. Девушки долго рассматривали диковинку, не приступая к своей трапезе. Бёрк сказала, что цветок достала Лучана, ведь ей запрещено было купаться.

— Бог мой, неужели все это время мы жили рядом с таким сокровищем и даже не догадывались об этом!- В восторге, сказала Агаша.

Девушки закивали. Они уже мысленно облизывались, глядя на мак, такое лакомство неожиданно свалилось на них.

— А сколько стоят орехи этого мака?- Спросила курчавая Зоя, эта мысль вертелась у всех в голове, ценность его семян вошла в поговорки.

-По разному, смотря, где продавать.- Предположила Дина, самая пухленькая из всех.

— Да. Оптом если, точно дешевле.- Уверено заявила Оливия, в прошлом дочь лавочника.

Девушки начали перечислять, сколько всего можно было бы купить или поменять на редкие орешки.

-Лопаты, тяпки, ведра.- Начала Зоя.

-Одеяла, новые подушки, теплые носки!- Подхватила Лали.

— Какая разница как продавать и сколько стоит. – Прервала ложные фантазии практичная Берта.- Мы выйти отсюда не можем, значит, и выручить за него, хоть сколько, не получиться

— Так возчику можно продать.- Предложила Ди.

— Да можно. Только этот козел, орехи заберет, а выручку себе оставит.- Гнула свое Берта.

— А на следующий год, мы ему не отдадим. Он не дурак, выгоду постоянную потеряет.- Дина верила в лучшее.

— Да он спалит нас вместе с этим бараком, а на озеро, каждое лето будет артель привозить и урожай снимать.- Аргументы Берты, были железные.

Лица девушек вытянулись и они поникли.

— Почему вы решили, что мы сами не сможем продать?- Вступила в разговор Берк.

— Так нам к людям запрещено выходить.- Озвучила всем известный факт Агафья.

-Так то, к людям…

Повисло молчание. Девушки вдруг начали осознавать существование других народов. Сама мысль, что можно пересечь реку и оказаться в городе населенным другими расами, никогда в их головы не приходил. С детства их пугали оборотнями, населявшими земли за рекой. Они считались людоедами и только та, которой жизнь была не дорога, могла глянуть в ту сторону. Ходить тут по лесу, нарушая закон это одно, они точно знали, что сюда люди не сунуться, боясь заразы, за все время существования обители, проверяющих тут не было. Совсем другое дело та сторона. Возможно там, за каждым кустом притаился зверь и мечтает он лишь о том, как бы полакомиться костлявой человечкой, нарушившей границу. Все не сговариваясь, замотали головами, говоря твердое «нет».

— Да послушайте глупые.- Продолжило свою мысль Берк.- Варди, тролль который нас подвозил, говорит, лет двадцать ни одного оборотня тут не было. Да и не до людей им сейчас, война вовсю идет с гоблинами. Варди нас с Лучаной к себе в гости звал В город за рекой. До других народов там никому дела нет, кого только не встретишь. Мы с Лучаной лица зеленой тиной измажем и за орков сойдем. Карликовых…– Она глянула на Лучанку и они захохотали, вспомнив свое знакомство.- У тролля своя торговая лавка в городе, он орехи с руками оторвет. И цену даст честную, хороший он, точно не обманет.

Предложение орчанки было такое неожиданное, что девушки долго просто пытались представить, как это будет происходить. До глубокой ночи обсуждали они предложение Берк. Рисовали прямо на столе схемы, планы, спорили и даже немного ругались. И в конце концов решил: торговле орехами с Красным берегом — быть! Воодушевленные такой перспективой, они продолжали жить повседневной жизнью, но даже дышать на болоте, кажется стало свободней.

Когда цветы мака отцвели, перед ними встал новый вопрос. Когда нужно собирать урожай и как? Про это никто никогда не слышал и не знал. Панику, возникшую в тесных рядах проклятого сестринства, быстро подавили и проблемы стали решать постепенно.

   Сначала общими усилиями они из сухих стволов молодых деревьев связали два плота. И в качестве полевого испытания все по очереди сплавали к перешейку полюбоваться на редкую красоту.

На втором озере они нашли и нарезали отличный тростник, росший на его берегу в изобилии. Такого вида тростника на болотах больше нигде не росло. Он был тонким, гладким и необычайно гибким. Наверное, он высеялся здесь вместе с маком, как сорняк. Из него черненькая Себастина сплела отличную шляпку, за которую девочки чуть не подрались. Она оказалась такой удобной и легкой! Во избежание дальнейших конфликтов, было решено освободить Себу от всех работ, пока она не обеспечит всех девчонок, такими же достойными головными уборами.

   Через три недели как раз когда, по общему мнению, созрел мак, головы девушек украшали плоские шляпки, похожие на перевернутые тарелочки, с широкими полями, равными развороту плеч. Подвязывали их под подбородком лентами, в обители имелся небольшой их запас, а еще каждая, надергав ниток из редкой здесь, цветной одежды, украсила свою шляпку вышивкой.

На шляпе Берты, был подсолнух, у Медеи мак, Агафья украсила свою, гроздью рябины. Шляпка кучеряшки Зои расцвела шерстяными васильками. У нее были шерстяные, синие носки, но давно протерлись, и она распустила их на нитки чтоб связать новые. Берк, вышила на своей шляпе зеленые, дубовые листья, такие она вышивала на рубашке папы. У Себастины были колокольчики, Зоя отдала ей остатки своих ниток, все равно на носки теперь не хватит.

   В вышивке на шляпах была не только красота, но и польза. Когда девушки возвращались домой, они складывали шляпы на сундук стопкой, а уходя по рисунку всегда, находили свою. Они отлично защищали от солнца, в них было удобно работать в огороде и собирать травы, а после того как проклятые выяснили, что и дождь в них не страшен, на улицу без шляпки больше никто не выходил. Девушки всегда остаются девушками, в красивой, новой вещице, они стали чувствовать и себя красивее.

   Перед началом сбора урожая мака, они сделали пробу на зрелость семян. Девушки сначала перетащили через каменный перешеек в другое озеро один из плотов. Спустив его на воду, они теперь легко могли добраться до вожделенных коробочек. Действуя большим мечем Бёрк, как топором, они срубили две маковые коробки с семенами. Они были влажными от того что почти лежали на воде, разделенные с ней только зеленым листом, из которого вырастал цветок. Пришлось пару дней сушить их под навесом и когда коробочки зачерствели и стали греметь как настоящие маракасы, их разрубили топором. Наконец все увидели семена водяного мака. В одной головке их было около двадцати, крупные, размером с неочищенный лесной орех.

После ужина, они нажарили себе угощения. До этого орехи водяного мака никто кроме Берк не пробовал. Даже без карамельной глазури их вкус поражал. Они были сладкими, хрустящими, с ярким ореховым ароматом.

— Да, теперь понятно, почему они такие, заразы, дорогие.- Облизывая губы, сказала Дина.- За такое не жалко и золотого.

— Если он у тебя есть.- Как всегда резко, прокомментировала Берта.

Девчонки засмеялись. Мало кто из них, хоть раз в жизни видел золотую монетку и почти некто не держал такое сокровище в руках. За три золотых в деревне, можно было купить хорошую корову.

Орехи единогласно были признаны полностью созревшими и на другой день, не откладывая в долгий ящик, начали собирать урожай. Сначала, хотели доставать из коробочек семена прямо на плоту, но эту идею почти сразу отвергли как рискованную. Плот был маленьким, неустойчивым и мог от любого неосторожного движения перевернуться. Девушки не хотели повторять историю старины Бёркалионна (или как его там) и очисткой решено было заниматься уже в обители.

С утра, как только солнце чуть-чуть показалось над горизонтом, от берега отплыл плот. После долгих споров, был придуман пошаговый план сбора мака. Решено: прямо в воде срубить ореховые коробочки, связать в пучки по десять головок и подгонять к берегу. Потом две девушки, поставленные на озерном перешейке, переносили их через пригорок и бросали связки в другое озеро. Там, другие девчонки на втором плоту собирали их за длинные веревки в большие связки, и буксировали к своему берегу.

   Они провели у воды за напряженной работой девять дней. Потом цепочкой, как муравьи, они таскали связки маковых головок, подвешенные на длинные палки, перекинув те через плече, как коромысло. За высоким забором, спрятавшись от летнего зноя под навес, спокойно и не торопясь, они раскалывали ореховые головки толстыми палками. В зерна попадала труха от кожуры и когда все орешки были очищены, их пришлось еще и перевеять. Они высыпали их небольшими порциями на простыни и, выйдя на середину двора, где чувствовался свежий сквознячок, стряхивали ткань вверх, ветром выдувая ненужную шелуху. Потратив много сил девушки, набрали три больших мешка маковых орехов. Следующей задачей было, доставить их в город и продать.

   Коза, как и её хозяйка при заселении в обитель была в положении, и теперь у неё было два козленка. Первое время им разрешено было высасывать у матери все молоко, но через месяц их стали привязывать, частично переведя на травку. Выделяли козлятам теперь всего по кружке молока в день, остальное шло Сфеносу и на приготовление каш или выпечки. Обязательно кружечку молока давали Лали, она сильно кашляла и за нее все волновались, если после этого что-то оставалось, шло на питьё всем девушкам по очереди.

      Малыш Сфенос рос спокойным, здоровым ребенком и отличался очень хорошим аппетитом. Уже через две недели после родов Берк поняла, что у нее не хватает молока и подкармливать бутуза решили козьим. Сфен пил его из заварного чайничка, через тонкий керамический носик и быстро вошел во вкус, а после двух месяцев кормления грудью, молоко у орчанки совсем пропало. Она от этого не расстроилась, у сына в месяц прорезались зубы, и он стал больно кусаться. А Медея этому, кажется, даже обрадовалась, теперь три раза в день козьим молоком Сфена поила она. Берк сначала ревновала к ней сына, но Мади не добивалась роли матери и не мешала ей, а когда нужно всегда была рядом. И спокойно, без ненужной борьбы они разделили своего мальчика, Берк была с ним вечером после работы, ночь и сутра, а Мадина возилась с малышом днем. Причем роль няньки не мешала ей выполнять постоянную ее работу, она хорошо готовила и часто была за повариху.

   В своей корзине-колыбели он пробыл лишь две недели, от природы очень юркий, Сфенос быстро научился выпутываться из пеленок. После того как он чуть пару раз не выпал из люльки, в углу кухни ему соорудили место для игр, что-то наподобие большой корзины устланной одеялом. Там он гулил, ворочался и наблюдал за всеми. В месяц Сфен начал ползать, а в два сам вставал на ножки, держась за перила загородки, чем шокировал свою няньку.

Когда Медея шла на огород за продуктами к обеду, она привязывала Сфена платком за спиной как котомку, и он болтал ногами, с любопытством изучая мир вокруг. Берк теперь занималась, обшей работой, не переживая совсем, за ребенка. Такой подход всеми был принят как норма и негласно Медею освободили от другой работы, оставили кухарить насовсем. Мади была старшим ребенком в многодетной семье, у нее было три сестры и два брата. Она с детства нянчила младших деток и была опытной нянькой. Стремительное взросление Сфена ее очень удивляло, а он развивался необычайно быстро. Но для него это было нормой, ведь оборотни к концу первого года жизни, равны по развитию трехлетнему человеческому ребенку, потом скорость обучения уменьшается и к шести годам с человеческим сверстником, он становиться наравне.

   Первые подозрения, что Сфен необычный ребенок, пришли в голову Медеи еще на первом месяце его жизни, уже тогда она стала замечать, как быстро он развивается. Подозрения стали убеждением на третьем.

   Малыш перелез через перила своего манежа и прячась за лавкой, пробрался под стол. Оттуда он аккуратно, чтоб возившаяся у печи няня его не заметила, протянул верх руку и стащил из миски с кашей, стоявшей на краю столешницы, заячью ножку. Обернувшись на непривычную тишину, вдруг воцарившуюся на кухне, Медея глянула по привычке на угол Сфена и не обнаружила там своего подопечного. Растерявшись, она оглядела всю комнату, а потом интуитивно заглянула под стол. С ужасом горе-нянька обнаружила, что ребенок, который по всем срокам должен был еще месяц питаться только молоком, сидит и уплетает за обе щеки зайчатину. Она испугалась и потянулась отобрать у маленького невежды запретное лакомство. Защищая вожделенную косточку, Сфен зарычал! Из-под стола, где царила легкая полутень, блеснули желтым его глаза. Он ловко увернулся от рук няньки и отполз глубже под стол. Как шлепается в деревянную кадку осаженная дрожжевая квашня, так шлепнулась и Медея своим тощим задом на дощатый пол кухни.

— Оборотень! – Охнула Медея. — Батюшки свет, оборотень!- Шептала она снова и снова, поняв, наконец, кто перед ней.

Ее сердце бешено застучало от ужаса, но постучав так пару минут, оно быстро успокоилось и вернулось в обычный свой ритм, опять наполнившись любовью к ребенку.

— Ну, оборотень и что? С кем не бывает…- Философски рассудила она. – Жили же рядом с ними люди раньше и теперь поживут.

Да и как могла Медея думать иначе, ведь она первая взяла его на руки, пеленала его кормила, не мог ее прекрасный малыш быть кем-то плохим. Отличался — да, но так даже еще лучше.

-«Он умнее и сильнее, мой Сфенос.»- С гордостью думала любящая женщина.

Сфен же, пока нянька приходила в себя, бросил объеденную кость и потянулся за новой.

— Нет, нет малыш.- Совсем уже без страха, поймала она его за руку.- Не так много сразу, животик заболит.- И ему налили в кружечку молоко.

— Раз ты уже такой большой, давай и пить будем учиться по-взрослому.- Медея взяла его на руки подоткнула под подбородок полотенце и начала аккуратно поить из кружки свое сокровище.

   После родов, ожившая Берк, решила обеспечить свою бедную общину мясом. Но как было это сделать, не выдав себя? Обмозговав этот вопрос с Лучаной, они придумали легкий выход: охотиться Берк будет по ночам, а выбираться из комнаты, чтобы никто не заметил, через окно своей спальни.

Утром, выйдя из барака, девушки нашли тушу молодого оленя, он лежал на дощатом столе под навесом, где они в теплые, летние вечера обычно ужинали. Его горло было перерезано и вся кровь уже стекла из теплой еще туши. Проклятые так истосковались по мясу, что ни у кого не зародилось даже кроха жалости к прекрасному животному. В тот день у них в бараке случился мясной пир и девушки так объелись, что потом всю ночь мучились животами.

С того времени где-то раз или два в неделю, они получали по ночам подарки в виде дичи. У них на столе появлялись то кабаны то зайцы, иногда глухари и фазаны, а совсем редко неизвестный охотник оставлял им оленей. Это было только к лучшему, потому что большой оббьем мяса они не в состоянии были быстро съесть, и оно портилось. Долго гадали проклятые: откуда это на них свалилась такая благодать, и кто вдруг решил их пожалеть? Теория Берты показалась самой правдоподобной.

— Это одинокий, благородный охотник. Тут, наверное, живет или жила его родственница.

— Или возлюбленная.- Вставила романтичная Лали. Она была самой молоденькой, и сердце ее жаждало любви.

Девушки захихикали и начали переглядываться, пытаясь определить предмет внимания тайного воздыхателя.

— Возможно.- Обдумывала вслух, эту версию Берта. Ей было жаль наивную девушку, и она решила поддержать её гипотезу.- Может быть, он издали увидел одну из девушек и влюбился.- Лали была уже очень слаба, ей осталось недолго жить на этом свете. Берта решила что, немного романтики в ее жизни не помешает.- Но он боится заразиться и заразить своих близких, потому, наверное, и не подходит. Наш тайный охотник благороден, он не мог не помочь возлюбленной и теперь, будет заботиться о нас! – Радостно закончила она выдуманную историю.

Девушки захлопали в ладоши. Пусть фантазия, но кто им запретит немного пофантазировать?

Ночью Медея зашла в комнату и тихо села на кровать Бёрк. На ней посапывал во сне, Сфен. На соседней постели спала Лучана. Блудная мамаша вернулась часа через два. Она тихо открыла окно, стараясь не шуметь, пролезла внутрь, и только тут заметила гостью.

— Я все знаю.- Тихо и спокойно сказала Медея.

— И?- Бёрк даже не могла предположить, какую реакцию ждать от неё.

— Могли бы мне рассказать, Сфен давно просит мясо, а я не давала, думала рано. Может он голодал?- Продолжила обвинительно нянька.

От их разговора проснулась Лучана и сонно села на кровати.

— Мы боялись, как все к Бёрк отнесутся?- Сказала неуверенно она.

— Я, не все!- Даже обиделась Медея.

— Ну, прости…- Берк не ожидала такого легкого принятия человеком, своей второй сущности.

   На следующий день, под предлогом, что Берк слишком крепко спит и не слышит, когда малыш просыпается, Медея перебралась к ним в комнату. В ночи, когда мама уходила на охоту, Сфен спал с няней. Медея прижимала к себе теплое тельце и, слушая тихое дыхание, благодарила небо за подаренное ей счастье.

 

 

  • Мечта / Мир Фэнтези / Фэнтези Лара
  • [А] Беглые желания / Сладостно-слэшное няшество 18+ / Аой Мегуми 葵恵
  • Сказ от Ерёмы. / Фурсин Олег
  • Ты тот / Koval Polina
  • Ария статейщика / СТИХИИ ТВОРЕНИЯ / Mari-ka
  • Бабка / ВСЁ, ЧТО КУСАЕТСЯ - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Лисовская Виктория
  • Восстань, облекись плотью / Хрипков Николай Иванович
  • О / Азбука для автора / Зауэр Ирина
  • Валентинка № 45 / «Только для тебя...» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Касперович Ася
  • Небо красит мои глаза... / Взрослая аппликация / Магура Цукерман
  • Пилигрим / Печаль твоя светла / Пышкин Евгений

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль