Глава 10: Фаербол - игра для суровых парней

0.00
 
Глава 10: Фаербол - игра для суровых парней

Абигор, готовый во всеоружии, быстрым шагом приблизился к Уфиру.

— Ты что, поменял цвет волос? — заметив его, изумленно взглянул тот.

— Мне идет красный? — провел поним ладонью.

— Тож, ничего. Ну, да ладно. Сейчас, только переоденусь, — Уфир кивнул, стремительно удалившись в смежную комнату.

— Какого хрена ты делал раньше? — недовольно пробурчал Абигор, следуя за ним.

— Работал над сывороткой, — бросил на ходу, но тут оцепенело замер в проеме спальни. — Э-э-э, — только и смог произнести, услышав странные звуки.

Абигор был уже в таком ажиотаже, что его слегка взбесила расторопность напарника. Монстры, да и другие любители посмотреть невероятное зрелище вроде игры в фаербол, уже ждут в Тесэе — где они должны оказаться с минуты на минуту.

— Ну что ты там застрял, я сейчас сам на тебя плавки надену!

— Тс-с! — шикнул тот.

— Чего? — Абигор нетерпеливо толкнул его в сторону.

Перед ними предстала интересная картина того, как возродившиеся приятели Рэзамэль уже вовсю развлекались с суккубами в постели Уфира.

— В моей постели? — чуть не задохнулся он от происходящего.

На лице Белоснежки отразились немое недоумение и отвращение сразу. И, если бы Абигор сейчас милостиво не закрыл перед его носом дверь, тот так-бы и стоял оцепенело, не в силах сдвинуться с места.

— Вернусь и немедля прикончу их, — зло бросил он.

— Ты чудовище, — рассмеялся тот наклонившись, чтобы поправить шнурки на кросовках.

— Придется запасную здесь искать, — не обращая на него внимания, Уфир ринулся к узкому шкафчику с одеждой, стоявшим в углу.

Снял с плеч халат, стащил с себя брюки, обнажая перед Абигором весьма сильные руки и ноги. Тут схватился за плавки, чтобы сменить их на форменные, как вдруг опомнился и кинул ошеломленный взгляд в сторону Абигора.

— Ты все еще здесь?

— Нет блин, принцессу жду. Чего собираешься, как девчонка?

— Отвернись, — смущенно попросил тот.

— Боишься, что в обморок упаду, увидев твое страшное хозяйство?

Колкая реплика Абигора заставила Уфира застыть на месте. Обернулся и одарил едкой ухмылочкой — улыбка с лица сползла — замолк.

— Куда же мне до тебя, красавца, — тут же буркнул Уфир. И поразмыслив, добавил, — а про вас, восточных мужчин, слышал, что вы так и норовите увеличить свой маленький детородный орган.

— Ч-что? — заикаясь, беспомощно проблеял молодой парень. — А вот и нет, обиженно насупился он. — повернулся спиной, — доволен? — распростер руки в стороны.

Снова возникла эта неловкая пауза. Уфиру стало несколько неудобно и, чтобы как-то занять время своих переодеваний, поинтересовался:

— Против кого играем?

— Не поверишь, — в улыбке растянул губы Абигор.

— Не томи, говори.

— На этот раз нам бросил вызов сам Клан Кейзерлингов.

— Ангелы меня побери, — выругался тот. — Я все! — довольствуясь своим внешним видом, повернулся к напарнику.

Почти одновременно исчезли из лаборатории, оставляя после себя огненную и синюю пылевые дымки.

***

Темнота в этот момент совсем сгустилась — за место сумерек вступила ночь. Асмодей все сидел в своей библиотеке, погрузившись в очередное, только ему интересное, чтиво, поочередно выводя записи на пергаментных листах, коих накопилось уже так много, что на рабочем столе не хватало места, потому некоторые были разбросаны на полу. Как раз в этот момент золотой браслет с большим рубином посередине на левом запястье ярко замигал.

— Ну что там еще, — проворчал он.

И нехотя отвлекшись, дотронулся пальцем до камня — с раздавшимся писком развернулась голограмма — это было видеообращение Нибраса.

— Дружище! — запыхавшись обратился тот.

— Что там у тебя? — устало произнес он, потирая виски.

— Тут…это…кипиш! Команда Абигора сегодня играют в фаербол. Против них твои старые знакомые. Кейзерлинги всей своей большой скромной персоной!

— И что? — недоумевал Асмодей, откровенно не понимая, причем тут он.

— Сегодня принимает участие Уфир!

— Вытащил-таки засранца, — рассмеялся инкуб, однозначно подумав на своего Генерала. — Мне становится интересно, продолжай.

— Чего? — опешил Нибрас. — Тебя еще и уговаривать надо? Опять сидишь, как затворник. Тоже мне, выбирайся давай на игру и Рэзамэль захвати. Пускай порадуется. Девчонка таких развлечений еще не видела!

— Ага, боюсь, по-первости она целиком не выберется.

— Ну, приставь к ней охрану тогда!

_____

Уже через пару минут Асмодей нашел ее в своем зеленом саду — его собственном маленьком райском уголке, куда он любил заходить время от времени. Что же касается Рэзамэль? Здесь, в его обители, ей было дозволено все. Спрятавшись за деревом, он стал наблюдать: Темная Герцогиня сидела на витиеватой черной скамье и играла с двумя маленькими феечками, которые были ростом с палец. Рэзамэль мило засмеялась, когда одна из них что-то прошептала на ухо. Поймал ее взгляд на себе. Пришлось выйти из своего укрытия. Беззаботно смотрела на него и улыбалась.

_____

Прошло еще какое-то время и Рэзамэль оказалась на прекраснейшем месте, вдали от Вертерона. Место в Межпространстве, которое звалось Тесэей, напомнило ей призрачный Колизей. Очевидно, здесь демоны могли выпустить пар, отвлекаясь на вот такие игры типа фаербол.

Асмодей тоже захотел в нем участвовать и приставил к Рэзамэль одного карателя. Это был неимоверных габаритов демон-воин, проще сказать, гора мышц, за которой было сложно разглядеть даже лицо. Формы у него были не пропорциональны — маленькая голова и могучее тело. Стоял он рядом с ней с большой дубиной наперевес. И она в момент опасности могла вспыхнуть голубым огнем, опуститься на голову незадачливого зрителя, слишком близко придвинувшегося к его объекту. Ну, если его разозлить. Ему был отдан приказ: по истечению горячей игры между кланами доставить госпожу в Вертерон с невредимыми волосами и без каких-либо ссадин, синяков и ушибов.

Глаза сощуривались от нескончаемого потока света: по периметру арены зажглись установленные прожектора огромных размеров, салют то и дело взрывался над головой, поочередно искрили пламенные гейзеры. Едкий дым маревом окутал пространство вокруг, время от времени, возникая перед самым лицом, мешая рассмотреть, что же происходило там внизу. Атмосферу дополняли крутые треки, со вкусом подобранные самим Нибрасом: задорная музыка современной альтернативной группы "Thousand Foot Krutch", полюбившейся демонам Второго Круга, доносилась отовсюду.

Наконец, она увидела команду своих демонов. «Каратели» во главе с инкубом в боевом настрое взмыли вверх что-то крича и улюлюкая. Их было слышно так, как-будто они находились рядом — потому что вооружились ушными микрофонами.

Наверняка пытались раздразнить противников — поняла она.

На ее удивление вместе с Асмодеем были оба ее воздыхателя — Абигор и Уфир.

— Ох, — не сдержавшись, выдохнула она. — Вот это прикид.

В этот момент впервые, пожалуй, видела у Карателей их оголенные мускулы живота и открытые сильные ноги.

В руках у Генерала был самый обычный мяч. И, как только он провел по нему пальцами правой руки — тот вспыхнул словно факел, из-за которого едва можно было отличить круговые очертания. Ударил по фаерболу снизу и тот стремительно взлетел далеко к звездам. В ожидании обратного падения Абигор на месте задорно изобразил что-то типа тектоника. Потом послал ей, Рэзамэль, воздушный поцелуй — отчего, смутившись, она на секунду отвернула голову.

Огненный мяч тем временем должен был уже набрать сверхмощный оборот при обратном падении и, наконец, ударом ноги он направил его в воздушные ворота Кейзерлингов.

— Есть! — закричали ее ребята, радостно подняв руки вверх.

Первый гол команды "Карателей".

Дар Кейзерлинг ничуть не удивленно пронаблюдал за тем, как вратарь их клана поймал мяч одним только пальцем и ловко прокрутил его. Свистнул ему и встал на его место.

— Не надо, парень, вам это не поможет! — расхохотался Уфир — Мы разнесем вас в клочья!

Но встретил взгляд, говоривший ему: "Как бы не так!"

Поскольку гол забили демоны, мяч отдал "Карателям".

Теперь предстояла очередь Уфира. И Рэзамэль, затаив дыхание, ожидала что же будет. Под начавшуюся песню "Born This Way" он поиграл мышцами рук и груди, которую короткая майка с заниженным вырезом, никак не прикрывала. Угрожающе усмехнулся, повел бровями, и направил в шар мощный поток своей внутренней энергии — тот засиял голубым светом; подбросил вверх и, в красивом развороте всего корпуса, пнул по нему в сторону вампиров. Мяч стремительно летел к цели, по своей инерции набирая множество круговых оборотов — с последующим таким мяч интенсивно пульсировал, готовый выпустить запечатанную энергию — только столкнется с препятствием: словно живой сам обходил вампиров, кидавшихся поймать его. И даже бек[1] не в силах был его остановить.

Предвидя необратимое, красавчик Дар собрался с духом. Растопырив ноги и нагнувшись, уже ждал в нетерпении. Наконец, мяч добрался до него.

— Этот грозный взгляд. Я знаю этот прием! Но это файербол без правил и тут можно все. Действуй, шпана! — вещал откуда-то издали голос Нибраса.

Вампир одним лишь взглядом остановил перед собой летящий мяч, взял в руки и, хвастливо задрав нос, также ловко крутанул на указательном пальце,

— Прикольно, малыш, — присвистнул Нибрас. — А что же еще умеет наш бессмертный мальчик?

"Бессмертный мальчик" на расстоянии вытянутой руки заставил фаербол вращаться вокруг собственной оси — причем сделал это, не прикасаясь к нему. А потом пнул по нему так, что в полете, ударившись о землю несколько раз, мяч оставил внушительных размеров глубокие ямы. Другой вампир послал очередной импульс — и мяч проделал глубокий длинный ров, от которого в стороны летели камни и клочья земли.

Рэзамэль находилась вблизи представления — приставленный телохранитель, мгновенно срагировав, встал на ее место и принял весь летящий мусор на широкую грудь.

Асмодей, глядя на реверансы вампиров, небрежно фыркнул, кувыркнулся в воздухе и в два счета обхватил огненный шар ногами.

— Ну, что, дамы и господа! — продолжал свою дискуссию со зрителями вещатель. — Вот он наш Великий, всеми любимый, Прародитель инкубов. Давненько же его не было видно! Посмотрим, сохранилась ли его ловкость за столь длительное отсутствие! — Нибрас включил убойный трек "Smack Down", под хлопки в котором все присутствующие тоже захлопали и затопали, отбивая незамысловатый ритм.

Это весьма приободрило Асмодея. Подмигнув голкиперу[2], он произвел эффектный дриблинг[3] мяча:

— Я вернулся, — зло усмехнулся он.

И, пробормотав соответствующее заклинание, послал "мертвый мяч"[4], предварительно задав ему определенную траекторию и сверхсильную скорость.

Среди мелькавших туда-сюда вампиров, Абигор мгновенно оказался в середине поля, чтобы блокировать противников. И мяч без происшествий пролетел мимо: да так сильно, что его волосы взметнулись по инерции, непослушно закрывая часть лица.

И мяч, по пути подпалив нос одному из противников, все же был готов врезаться между штангой и перекладиной...

— Вот же, досада! Гипноз Дара снова подействовал!

И правда! Рэзамэль увидела, как пристально сузил глаза молодой вампиреныш, после чего ловко поймал мяч одной лишь ногой, удерживая его так какое-то время.

— Что? — не поверил своим глазам Генерал.

Сердце же Рэзамэль забилось чаще — Дар взглянул в ее сторону с такой страстью!.. Подмигнул и весело улыбнулся.

— Это еще что? — опешил Уфир, уперев руки в бока.

— А что именно ты имеешь в виду? — то же заметил и инкуб.

— Я про этого сученыша, — преддварительно отодвинул он микрофон.

— Что, еще один соперник?! — весело воскликнул в ответ, дав понять, что именно подразумевал он. — Это антифайербол, — многозначительно закончил фразу Асмодей и также весело переглянулся с ним.

Наследник клана Кейзерлингов, тем временем, исполнил что-то невообразимое: со стремительной быстротой, присущей только вампирам, так жонглировал мячом, что в воздухе оставались четко очерченные его ногами траектории движений. При помощи мощного пинка, мяч взлетел так быстро, что уже через какую-то долю минуты оглушительно врезался в ворота "Карателей" — по инерции те опрокинулись навзничь.

— Го-ол! Это го-о-о-о-л! Один — один, ребята! Продолжим или разойдемся мирно? — откровенно развлекался невидимый диспетчер.

_____

Спустя полчаса игрокам обеих сторон уже стало скучно. И игра наконец была окончена со счетом три — четыре. На этот раз взяли вверх Кейзерлинги.

— Вот жеж, болваны! — выругался Асмодей, дав подзатыльник одному из "карателей". — Почему мы трое только должны отдуваться?

— Ничего, в следующий раз возьмем реванш, — похлопал его по плечу Уфир.

Абигор, шедший рядом, был спокоен как-никогда и чему-то улыбался. По-большому счету ему было все равно кто выиграет, главное — полученный драйв.

***

Не наступил еще сумеречный рассвет, Рэзамэль наконец появилась в своих апартаментах. Открыв дверь в комнату, с ужасом обнаружила там лихого франта. Вытянувшись в струнку и запрокинув руки за голову, на ее постели вальяжно разлегся Абигор — вероятно ждал ее тут какое-то время, пока она принимала ванну. "О, ужас!" — краска залила лицо.

Расценив ее вспыхнувшие щеки, как смущение при своем присутствии, Абигор непременно принял вертикальное положение и сощурив глаза, приблизился:

— Ты где была?

— Я… — растерялась, — готовилась ко сну.

— Выглядишь потерянной.

— Просто, не ожидала тебя здесь видеть, — раздраженно парировала она, тут же усаживаясь на софу перед зеркалом с мыслями: «Неужели, потрепанная?»

Потому что сразу после игры Асмодей решил выпустить пар и сделал это самым непредсказуемым способом: застал под душем (по дурости забыла закрыть дверь) и прямо там — грязно и безжалостно. Бедняжка честно пыталась сбежать, но не тут-то было. С демоном его уровня, и, уж тем более, собственным господином, не поспоришь. Да, что тут спорить. Все равно, что долбиться головой о каменную стену и расшибить ее ко всем бесам! Бесполезно.

— Детка, прости, не хотел тебя напугать, — опустил руки ей на плечи, не понимая причины такой злобы.

Вполне удовлетворившись своим отражением, Лэр-Рэзамэль подняла на бойца глаза.

Он смущенно подал руку, заметив, что Герцогиня намеревалась встать — сделал шаг назад, пропустил. Пропустил, а руки своей не отпустил — встретил немой укоризненный взгляд.

Парень натянул улыбку до ушей, продолжая смотреть на нее через зеркало.

Возникла неловкая пауза.

— Извини.

— Ничего, — натянуто улыбнулся.

Рэзамэль видела, что Абигор в действительности отличался от других демонов. Был непорочен, как все — чист душой, как ангел. А он и есть — Падший Ангел.

— Уфир готовит для тебя сыворотку памяти. Возможно ты вспомнишь нечто, чему будешь удивлена. Надеюсь, приятно удивленна, — многообещающе заключил он, как-то странно взглянув. Приблизился вплотную, опустил руки на талию, заглянул в голубые глаза. — За свою любовь к тебе, Лэр, я готов бороться и дальше… — вкрадчиво шепнул он.

Эти чувственные карие глаза не лгали. Осознав свою моральную ничтожность в его присутствии как тогда, вдруг разъярилась — только на саму себя:

— Ты же едва не стал калекой, — сбрасывая с себя его ладони, напомнила она их с Уфиром недавнюю драку. — Мне ни к чему такие жертвы!

— Все же, ты думаешь обо мне, — с благоговением продолжил он, словно и не замечал ее настроения.

С минуту испытывая липкий проницательный взгляд, Рэзамэль молчала. Молчала и оценивающее смотрела на него.

— Вот еще. Нисколько, — сложила руки на груди.

— Серьезно? А может, напротив? — Абигор вновь приблизился, хотел было обнять. Рэзамэль сделала шаг назад и опустила взгляд.

— Опять эти твои фокусы? — повел он глазами, вспомнив прошлый раз, когда они остались наедине.

—… Билл, — произнесла она его земное имя и взволнованно взглянула.

Сердце его учащенно забилось в груди:

— Лэр, — он настиг дьяволицу в два шага и приложил палец к пухлым губам. — Мне не обязательно это видеть, я знаю. Мы, как «минус» и «плюс», будем всегда притягиваться друг к другу, как-бы ты не противилась, — прошептал рядом совсем тихо.

И, скрестив позади себя руки, едва заметно щелкнул пальцами: из невидимых динамиков раздался голос Тревора МакНивена. Как-всегда трогательное и душераздирающее исполнение лидера "Thousand Foot Krutch" заставило ее поднять глаза на Абигора: взгляд был почти умоляющим, а четко очерченные губы раскрыты… и уже так близко.

Рэзамэль неуверенно поддалась вперед, обхватила шею руками — слишком медленно. Сантиметры сократились. В последний момент оба затаили дыхание.

Замерев, ее сердце пропустило пару ударов.

— Dear loved one, please listen. This might be the last chance I get! — будто в довершении раздался возглас все того же Тревора МакНивена — заиграла ее любимая вкусная и немного грустная композиция "Last Words".

Закрыла глаза. Первая скользнула языком по его губам — так робко: раздался чуть слышный стон, вырвавшийся из груди Генерала Карателей. Заставил прижаться к его разгоряченным грудным мышцам. Запах пота ударил в нос. Но он не был отвратительным, напротив — аромат его тела приятен. В его робком объятии хотелось раствориться.

Абигор и не думал скрывать сейчас своего вожделения: "Ох, если бы она могла вспомнить, как тогда в Куин-сити мы теряли друг от друга голову, сбегали ото всех в такие моменты, когда риск был крайне высок!"

Глаза полыхнули золотым пламенем: припал к губам любимой со всей страстью, на какую только был способен.

Пришло время положить всему этому безумию конец! Ведь сейчас он медленно умирал. Погибала душа! Горела заживо! Пылало истосковавшееся по Рэзамэль тело!

Да, и Рэзамэль сама видела, что он сделает ради нее все...

Только, до сих пор не понимала, зачем...

Только забыла его посмертную клятву, данную еще тогда — в Куин-сити...

Сейчас продолжал терзать рот той, что с ураганом в сердце.

Рэзамэль с такой отдачей целовала в ответ. Мягкий взгляд карих глаз Абигора уже исследовал ее тело. Улыбнулась. Обхватила плечи, притянула к себе. Дрожащими руками стремительно выдернула длинный ремень, встретилась взглядом — Абигор растянул губы в улыбке.

— Моя, моя, моя малышка, — прохрипел он, — только моя, — поднял лицо за подбородок, с нежностью заглянул в глаза, которых, наконец, мог видеть, страсть. Страсть к себе.

Но тут Рэзамэль, словно опомнившись, отвернула голову — стало стыдно за дикое стремление, непременно обуздать его. И он понял. Как не понять? Взял ее руку — поднес к тому, кто жаждет ее сейчас не меньше, чем его душа:

— Только появляешься ты, и он становится в приподнятом настроении, — вкрадчиво шепнул. Наклонил голову, влажными губами дотронулся до ключицы.

И Рэзамэль была готова поклясться, что слышала его пульс, учащенно бьющийся на шее. Снова оказалась в сдавливающих объятиях, ощутила кожей горячее дыхание:

— Лэр. Любимая, — беспорядочно шепчет, шаг за шагом подталкивая к постели.

Как приятно слышать эти слова. Их еще никто не говорил… Пожалуй, никогда. Рэзамэль закрыла глаза: непрошенные слезы соленым потоком хлынули из глаз.

— Не надо плакать, свет мой, — расцеловал в веки, кончик носа и щеки, снова поймал губы своими — медленно, с наслаждением, раздвинул их языком.

Страсть взяла вверх над разумом окончательно. Рэзамэль уже не могла противиться тому, как сильно желает его сейчас. Так — как еще никого...

Это чувство было не сравнимо с тем, которое она испытала с Себастианом. Абигор вытащил наружу всю боль — так умело запрятанную в глубины ее черной сущности, а потом помазал бальзамом по свеже вскрытой ране.

Он же, ее чувствовал и знал настоящую — такой, какой многие не видели. Даже сам Асмодей...

— Любимая, — снова шепчет в губы и целует, целует, целует. Медленно раздевает ее и себя.

***

Этот взгляд. И странное чувство. Неужели это он? Моя судьба — ОН! Это чувство нельзя сравнить с безудержным чувством похоти. Что-то проскользнуло сейчас между нами.

Его губы. Шепчет:

— Вспомни, ты должна вспомнить.

Не отводит своего томного взгляда, гладит, ласкает с такой любовью. Тело узнает эти ладони: оно импульсивно отзывается на каждое его движение — содрогается и изнывает само.

Возникшее волшебство не было ни животным ни беспощадным, не было жадным или болезненным — сейчас испытала блаженство лишь от одного ощущения Абигора внутри себя.

 

 

  • "Водопроводный переулок" / Салфетница / Анна Пан
  • Зверьки / Злая Ведьма
  • Молчанка / Чужие голоса / Курмакаева Анна
  • Городское / По мотивам жизни - 2 / Губина Наталия
  • "Маскарад" / Стихи-1 ( стиходромы) / Армант, Илинар
  • Край земли. / Иллюзорность мира. / Ула Сенкович
  • Прозрачность / Balda
  • Торгуюсь с колдуном - товарищъ Суховъ / Лонгмоб - Необычные профессии-3 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Книжечки / Пепел Виктор
  • Kartusha - ПРОКЛЯТАЯ ЖЕМЧУЖИНА / Истории, рассказанные на ночь - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чайка
  • Да просто будьте / Белка Елена

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль