Акт IV

0.00
 
Акт IV

АКТ IV

ПУСТОТА ГРЕДУЩЕГО

Солнце только, что скрылось за горизонтом. Я пронаблюдал этот процесс от касания его диском горной гряды на западе до того, как его последний лучик скользнул за пределы видимости. Теперь была ночь. Это её время. Мне было так жаль, что я не мог взять её сейчас с собой. Полюбоваться закатом. Может быть сейчас я бы смог? Но уже не смогу. Когда я увижу Алиру, я буду улыбаться, разговаривать с ней на отвлечённые темы, шутить и не смогу сказать то, что надо.

А когда придёт время расстаться… Мне снова будет страшно и одиноко. Даже миг разлуки без неё длятся часы и дни. Это зависимость? Или я так и должен себя чувствовать. В голове всплывают слова Игоря: «Ты не в том положении, чтобы предать корпорацию. Может просто стоит сказать ей всё?» Но я трус, мне не хватает духу признается в этом даже себе.

От этого горечь подступает прямо к горлу. Хочется кричать. Глаза наливаются слезами, дышать становится труднее. Но раз за разом ты берёшь себя в руки и раз за разом давишь в себе эти чувства. Она говорила, что со временем это притупится. Но оно не тупится, ты просто привыкаешь к этому состоянию. Оно весит над головой, как дамоклов меч. И даже не думает отступать. Оно ждет пока ты останешься наедине и начинает пожирать твою душу.

Я дотаю из внутреннего кармана формы маленькую коробочку. Открываю её. Там спрятано маленькое колечко. Как раз под пальчик Алиры. Я смотрю на него и мне становится невыносимо больно. Это конец, если я сделаю это рухнет всё. Всю жизнь я был рабом. Всю жизнь я врал сам себе. Я никогда не был свободен. И никогда не был счастлив. Я просто прибывал в вынужденном состоянии благополучия. Алира стала для меня светом, показавшим, что бабочки в животе не выдумка, а любовь не просто слово, обозначающее эфемерную психологическую привязанность, обусловленную инстинктом. Она стала мне лучиком, рассеявшим мрак моих заблуждений.

На секунду у меня появляется желание, бросить кольцо как можно дальше. Пусть лес поглотит его. Но просто закрываю коробочку и прячу её в карман. Может потом, когда моя решимость будет полна я сделаю это… Но не сегодня. Я просто пойду к ней в комнату, и мы посмотрим сериал. А потом я возьму её. Так как она любит, требовательно и нежно. С самой большой искренностью на которую способен.

Не об этом я должен сейчас думать. Вышка гудит от слухов. Нарастает паранойя. Это длятся уже несколько недель и у нас нет ни каких результатов. Мои люди обшарили весь лес и все коридоры Вышки и бункеров. И всё в пустую. Ни зацепок, ни улик. Люди устают, охранником тяжело ходить в патрули так часто. Даниэль не спит уже четвертые сутки. Да и я тоже. Мне бы концентрироваться на расследовании, но я упорно думаю об Алире, и при первой возможности спихиваю свои задачи на других, чтобы проводить с ней больше времени. Она тоже замечает, что измотан. Но я убеждаю её раз за разом, что всё в порядке.

Надо мной раздаётся знакомое потрескивание. Вышка готовится разрядить свою энергию. Заряды сейчас не такие мощные. Реактор работает на износ. Может это мне немного прочистит мозги? На полной мощности она не применено оглушила бы меня, но сейчас скорее просто дезориентирует. Некоторые считают, что выбросы вышки позволяют прозревать пророчества. Я в это не верю. Может просто хочу причинить себе боль чтобы отвлечься. Я отключаю защиту на коммуникаторе.

Выброс накрывает привычным покалыванием. Но тут же время вокруг замедляется, растягивается и начинает сходить с ума. Накатывает волна неконтролируемого животного страха. Из сознания летят картинки и видения. Сначала не разборчивые. Затем яснее и яснее. Я вижу пламя. Кровь. И я вижу того, кто стоит за всем этим. Демон! С рогами и багровой кожей. Его взгляд полон злобы и ненависти к людям… К нам… И в частности, ко мне…

Видения рассеиваются, страх проходит.

— Сэр! — выкрикивает кто-то за моей спиной.

Я вижу, что опасно свесился за перила смотровой площадки.

— Всё в порядке, — говоря отходя от края. Напугал парня, наверное, решил, что я сейчас шагну вперед.

Я включаю защиту. И тут понимаю, что какая-то сила непреодолима тянет посмотреть на юг. Тревожное предчувствие. Я оборачиваюсь. Понимая, что наступает неизбежное.

Далеко на юге. Над лесом в воздух поднялся огромный огненный шар. И он летит прямо на нас!

— Держитесь! — кричу я, хватаясь за перила.

Шар на бешенной скорости врезается в основание стальной конструкции. По инерции разрушая и постройки, находящиеся внизу. Шахты лифта больше нет. Нас так тряхнуло от столкновения, что один из охранников рухнул вниз. Я услышал его отчаянный вопль, прервавшийся глухим звуком падения. В эту же секунду мой коммуникатор буквально раскалился от сообщений. Начиналась паника.

Вышка начала кренится. Пол уходил из-под ног. Я услышал, как лопаются тросы и скрежещет металл. Несколько тросов лопнули, ударив по конструкции с такой силой, что смяли стальные балки. На меня брызнуло чем-то тёплым и красным. Я поднял взгляд. Там, где мгновение назад за перила хватался второй охранник, стараясь удержатся на падающей конструкции, была огромная трещина. В это место ударил один из тросов. От удара парня буквально порвало в клочья. Смерть была мгновенной.

Вышка перегнулась и начала стремительно падать на лес. А я повис на перилах. В считанных секундах от того момента, когда многотонная конструкция рухнет, размазав меня по лесной подстилке. Не думая, что делаю, я подтянулся. Как акробат, вскочил на перила, которые уже были параллельны приближающийся земле. Я бросился по ним в сторону. И когда мой мозг понял, что слышит шум, ломящийся древесины, прыгнул…

Я упал в овраг, заросший травой и мхом. Было больно, но кости уцелели. За мной раздался оглушительный грохот. Многотонная конструкция сложилась, как карточный домик с ужасным лязгом. Я поднялся по склону оврага. Я был рядом с забором Вышки. Я услышал выстрелы и душераздирающие крики каких-то существ. Это были не мои люди. Крики были полны безумия и ярости. Так кричат душевнобольные чующие кровь врагов.

Вокруг меня заметались силуэты. Я выхватил пистолет, но не собирался выяснять, кто пришёл по моя душу. Я бросился к забору. Я знал, что за мной гонятся, но не оборачиваясь я проскочил через разрыв в заборе устроенный упавшей башней. Резко увернувшись от кабеля под напряжением, который чуть не зацепил меня по ноге. У входа в комплекс уже организовалась группа людей, ведущий ожесточённую перестрелку с кем-то кто оставался за моей спиной. Свист пуль, звуки автоматных очередей и вой серены сливался в оглушительную вакханалию.

Я понял, что бегу не один. Меня старался обойти ещё один охранник бегущий с КПП. Я лишь краем глаза заметил, что он отстал, от меня на пол шага, когда кто-то повалил его на землю. Он закричал. Такого крика боли и ужаса я не слышал очень давно. Инстинкт позволил мне прибавить скорости.

— Закрывай ворота! — что есть силы закричал я.

В погрузочном отсеке кто-то побежал к пульту. Гермоворота начали движение. Я успел заскочит внутрь буквально на последней секунде. И тут я позволил себе обернутся. Охранник всё еще кричал, но к его телу припали несколько измождённых и обнаженных человеческих фигур. Они с жадностью и какой-то звериной силой рвали кожу на охраннике с упоением глотая оторванные куски. Один из них посмотрел на меня прямо перед тем как захлопнулись ворота. В его взгляде уже не было ничего человеческого. Это был одержимый зверь, жаждущий крови. Из леса наш бункер штурмовала орда этих тварей.

Коммуникатор разрывался от сообщений. Я включил общую связь.

— Они в бункере! Дерьмо! Их тысячи! Мы заваливаем их телами проходы, но их здесь слишком много! — разговор прервала череда ругани и автоматная очередь.

— Отступайте! Заприте ворота! — крикнул я.

— Не можем! Их саботировали! Мы отходи… АААААА — связь прервалась.

— Они прорвались! — закричал уже другой голос. — Лезут по шахтам!

— Пожар на жилом уровне!

Земля содрогнулась.

— Они повсюду! — закричал кто-то.

Я увидел, что ко мне бежит Картер. Казалась, что ситуация не чуть не выбора из равновесия.

— На нас напал неизвестный противник! — крикнул он.

— Я похож на слепого или контуженного? — огрызнулся я, переключая коммуникатор в режим громкой связи. — Говорит Ник Стардес! Всем подразделениям, отступить с поврежденных уровней! Организовать безопасные зоны! Приоритет: защита учёных и техников. Выполняйте.

Я переключился на коммуникатор Алиры. Сигнала не было. Она должна быть в своей комнате. Но на уровне пожар. Нельзя было медлить возможно она в беде. За гермодверью послышался глухой удар.

— Она выдерживает 12 мегатонн, — задумчиво произнес Картер. — На что они рассчитывают?

— Сейчас не время, Картер! — крикнул я, доставая из ящика, который принесли люди Картера винтовку. — Лучше начинай готовится к осаде.

— А ты? — спросил он, глядя на меня с укором. — Ты же знаешь протокол. Нужно забрать чип пси-реактора.

— Я заберу его. После… — я взял несколько обойм и закрепил их на поясе.

— После чего? Ник! Не время сейчас тратить время на ерунду!

— Поэтому ты не пошёл за Сабриной? — спросил я, направляясь к лифту.

Внезапно освещение моргнуло и погасло. Тут же включились сигнальные маячки и красные лампы аварийного освещения.

— Добрались до силовых линий, — заметил кто-то из охранников.

— Ник! Это же суицид! — не унимался Картер.

— Тогда пожелай мне удачи и держи оборону, — я вошёл в лифт, он всё ещё работал на резерве. Этого было достаточно, чтобы спустится и подняться пару раз.

— Идиот! Ты нас всех погубишь!

Я нажал кнопку второго уровня и двери закрылись. Лифт тронулся.

— Шеф! У нас тут проблемы! — раздался голос Даниэля из коммуникатора.

— Даниэль, где ты?

— Мы у реакторного отсека. Он заблокирован согласно протоколу. Мы не можем войти и враг тоже.

— Попытайтесь продержать до моего подхода.

— Мы то продержимся, но эти твари отрезали почти все силовые линии. Энергии нет во всём комплексе.

— Держитесь я постараюсь поскорее добраться до вас.

Внезапно кабину лифта тряхнуло со страшной силой. На крышу кто-то спрыгнул.

— Номер и звание! — крикнул я, но ответа не последовало.

Кабину опять тряхнуло. На этот раз сильнее. Я поднял автомат, готовясь открыть огонь. Но внезапно пол ушёл из-под ног. Кабина полетела вниз. Я схватился за поручень, чтобы не упасть. Раздался визг колодок.

Лифт остановился. На индикаторе горел третий уровень, лаборатории. Я быстро что есть мочи принялся открывать двери. К счастью лифт остановился на половине этажа. Я буквально выпрыгнул в коридор, освещённый красными лампами. Поднявшись на ноги, я услышал, что сзади на пол, что-то шлёпнулось. Я обернулся.

Из шахты в коридор на четвереньках вполз грязный худой мальчик. На вид ему было около двенадцати. Он был худой и казалось неестественно деформирован. Он рычал и скалился как дикое животное. Я поднял автомат и выстрелил ему по меж глаз. Не хотел я проверять бросится он на меня или нет. Он растянулся на полу, а я, не теряя времени, пошёл в сторону лестницы.

В коридорах были видны следы борьбы, но я почему-то не видел тел нападающих. Только учёных и охранников. Я двигался осторожно, но поторапливался. Внезапно мой коммуникатор снова завибрировал. Я открыл канал.

— Всем, кто меня слышит! — голос Экмана был слабым и тихим, и часто прерывался на кашель. — Покинете уровень, как можно скорее. Микромашины! Эти дикари вскрыли хранилище. Он сожрал их, но он не поскупится сожрать и вас. Убирайтесь от сюда. Или погибнете!

— Это Ник. Я на уровне! Я могу тебе помочь! Где ты.

— Слишком поздно, Ник. Они ранили меня. Я уже труп, спасай себя.

Впереди послышались звуки борьбы. Я отключил канал связи и переключил плеть в электромагнитный режим.

Из дверей лаборатории в коридор вылетела Сабрина. Она споткнулась и упала.

— Сабрина! — крикнул я, опуская автомат и уже был готов бросится к ней на выручку.

— Стой! — закричала она. — Не приближайся ко мне!

Вдруг я понял, что воздух вокруг неё подрагивает и искажается. Она внезапно поднялась в воздух и ударилась о стену. Это выглядело так, словно великан бросил её как тряпичную куклу. Она схватилась за горло. Что-то продолжало держать её в воздухе. Она истошно захрипела. Я видел, как её форма пропитывается тёмными пятнами. Волосы начали вываливается из её головы. Она закрыла глаза и под её веками что-то забурлило. И её глазные яблоки взорвались. Она попыталась закричать, но изо рта хлынул поток крови. Я поднял автомат и выстрелил.

В момент, когда кожа на её голове покрылась кровоточащими трещинами, а ноги отвалились от тела удерживаясь только брюками, она уже была мертва. Рой, видимо, тут же потерял интерес к своей жертве. Её изуродованное тело рухнуло на пол. А подрагивающий воздух приобрёл очертания человеческого тела.

— Стардес… Убийца убийц… — произнёс он, тысячью голосов.

Я попятился. Он мог убить меня в любую минуту. И плетью его теперь не остановить. Я начал отступать, пытаясь придумать, что сделать. Внезапно на полу я увидел искрящий силовой кабель. Такое напряжение могло убить меня. Но я мог использовать его как усилитель и пропустить ЭМИ через весь коридор.

— Хочешь меня сожрать, предатель? — сказал я.

— Я хочу отправить тебя в ад! — угрожающи ответил рой.

— Ну так бери меня, поганый выродок!

Он бросился ко мне. Я схватил кабель и замкнув его на плети направил его на рой. Вспышка ослепила меня и отбросила на метр в сторону. Боль была адская, на секунду я подумал, что он всё же добрался до меня. Но я мог двигаться. Я поднялся, подобрав свой автомат. Он был покрыт слоем того что осталось от роя микромашин. На ощупь эта пыль напоминала металлическую стружку. Я поблагодарил судьбу, за то, что смог уцелеть и открыл канал связи.

— Экман! Я убил вашу зверюшку! Экман?

На том конце провода была тишина. Я проверил показания его коммуникатора. Признаков жизни не было. Он погиб. И Сабрина тоже. Я ужаснулся. Я потерял своих друзей и всё еще не знал, что с Алирой. Я не мог её потерять! Не так и не сейчас!

Я бросился к лестнице. Поднявшись на жилой уровень, я выбежал в атриум. Чуть не сбив с ног какого-то учёного. Он бежал по направлению к дежурке.

— Ты видел Алиру?! — он с ужасом и непониманием посмотрел на меня. — Вампирша, красные волосы, янтарные вертикальные глаза?!

— Ник! Вы сошли с ума! Я последний кого смог вытащить Игорь! Альфром отказал и запер двери, а потом напали эти твари и начался пожар. Я последний смог уйти. Игорь ещё там, но их слишком много!

Он тут же убежал. Я бросился к переходу на жилые сектора. Атриум напоминал филиал ада на земле, всюду дым. Он поднимался под купол. Вентиляция работала в посевном режиме и поэтому коридоры были заполнены дымом полностью. Дышать было тяжело. Внезапно с балкона второго этажа выпал один из дикарей.

С визгом он приземлился на пол и подобно перевернутому насекомому принялся дергать ногами и руками. Я подбежал к нему и ударом ноги сломал его тощую шею. Она хрустнула как соломинка. Я посмотрел туда от куда он выпал и увидел силуэт Игоря. Его громоздкая нескладная фигура сдерживала нападки десятка этих тощих существ. Он с лёгкостью хватал их и ломал им кости, крушил черепа и разбрасывал в разные стороны. Но тварей было много. Они прыгали на него, бормоча какие-то неразборчивые слова и рвали когтями и зубами форму и кожу Игоря. Я вскинул автомат, но они держались близко к нему. Я пытался взять их на прицел.

Но внезапно одно существо схватило Игоря сзади за шею. Горбун потерял равновесие и рухнул с балкона вниз. Упав на висевшего на его спине дикаря. Я недолго думая открыл огонь по оставшимся на балконе. Положив всех, кто там был в поле зрения. И поспешил к Игорю.

Он тяжело вздохнул, когда увидел меня.

— Прости, я не смог до неё добраться, — его лицо закрывал противогаз. Я снял его и помог Игорю подняться. Судя по дыханию и его движениям его очень сильно ранили. — Альфром выключился и запер двери. А эти твари выползли из вентиляции и устроили пожар. Мы с ребятами организовали у дежурки безопасный пункт. А я пошёл вытаскивать всех, кого смогу.

Я посадил его на скамейку у одной из колонн. Он посмотрел мне в глаза. А затем указал на тело раздавленного им дикаря.

— Это Борстон, фермер из южной общины. Я знал его, всегда был толстым и добрым. У него было четверо детей. С женой как настоящие христиане часто приглашали меня на обед, делили трапезу со страждущим, — он попытался улыбнутся. — Даже не представляю, какая сила может превратить человека в это…

— Ты видел Алиру?

— Я почти добрался до её комнаты, кода меня окружили. Возьми противогаз там полно угарки. Думаю, она ещё жива, если так можно о вампирах.

— Хорошо, — я натянул противогаз. — Жди здесь.

— Можно подумать у меня есть выбор, — он закашлялся. — А теперь двигай!

Я помчался в задымлённый коридор. Я практически ничего не видел. Но я столько раз ходил к ней в гости, что без труда нашёл нужный путь. Я подбежал к её двери и принялся стучать по ней. Панель ключа была мертва.

— Алира! Алира! — кричал я в отчаянье.

— Ник? — послышался слабый голос из-за двери.

— Алира! Ты жива! Ты в порядке?

Голова закружилась, толи от дыма толи от радости. Я принялся осматривать дверь в поисках возможности её открыть.

— Мне плохо, — слабым голосом произнесла Алира.

— Держись я сейчас!

Я выстрелил в замок. Он разлетелся в дребезги. А затем выхватил кортик и вогнал его между дверью и порогом. Она с трудом поддалась, но сталь клинка выдержала. Я открыл дверь и на меня, и на меня повалил густой дым. Я пригнулся.

У самого порога завернувшись в мокрое одеяло лежала Алира. В её комнате бушевало пламя. Я схватил её на руки и вынес в коридор.

— Всё хорошо, милая, я здесь. Ты только держись.

— Ник… Я ждала. Я знала, ты меня не бросишь. Я немного обожглась.

Я видел, что вся правая рука Алиры была обуглена. Такие ожоги могли убить даже вампира. Я вынес её в атриум и положил на пол, сняв противогаз. Я положил ей руку на щёку, чтобы она открыла глаза.

— Алира, просыпайся, всё хорошо.

Я поцеловал её. Она обняла меня здоровой рукой. Я был так рад, что она жива.

— Кровь. Мне нужна кровь. Иначе я не смогу приди в норму. — прошептала она.

Я оглянулся. Никого не было. Только трупы дикарей. И Игорь. Он сидел, опустив голову между колен. Он умер от полученных травм. Но он не сказал, мне что умирает. Он всегда был излишне скрытным.

— Возьми мою кровь! — потребовал я.

— Я могу… Но я не смогу тебя обезболить, иначе ты уснёшь… Это больно.

— Делай как нужно. Только восстановись!

Я обнял её и прижал её к себе. Я был готов её покормить. Я зажмурился. Но сначала она поцеловала меня в шею.

— Спасибо, — прошептала она, и впилась клыками мне в кожу.

Боль оглушила меня. Я почувствовал с какой жадностью и желанием Алира пьёт мою кровь. Слабость и холод растекались по телу. Но лишь сильнее обнимал её. Я был готов отдать ей всё до последней капли. Пусть забирает. Мая маленькая вампирша. Алира…

В глазах потемнело. Я увидел тоннель. Но тут Алира обняла меня второй рукой и престала пить. Я почувствовал, что сейчас упаду. Она удержала меня. Она посмотрела мне в глаза. Я улыбнулся ей. Меня немного мутило. И я страстно поцеловал её. Я ещё чувствовал вкус крови на её язычке. И был рад, что смог ей помочь.

Его кровь очень вкусная. И он не пожалел её для меня. Он и в правду готов на всё. Мой Ник. Мой рыцарь.

Она прильнула к моему плечу. Маленький лучик света в этом кромешном мраке. Мне было больно терять друзей. И мне было очень стыдно перед ними, за то, что я спасаю это маленькую вампиршу.

— Надо идти, — сказал я, — у дежурки есть безопасный пункт.

— Идём! — Алира встала и помогла подняться мне.

Голова кружилась, а в глазах периодически темнело. Алира держала меня за предплечье не позволяя упасть. Я явно не до оценил последствия кровопотери. Даже первый шаг было крайне тяжело сделать.

— Мне бы не помешал чай с лимоном и шоколадка, — улыбнулся я, Алире.

— Прости, я немного увлеклась, — виновата ответила она.

— Всё хорошо, маленькая. Я в порядке.

Держась за поддержку Алиры, я направился к дежурке. Из-за дыма и аварийного освещения видимость сходила на нет. Но вскоре удалось различить знакомый пандус и небольшая лесенка. Я услышал звук громко работающей вентиляции. Но к нему примешивался какой-то чужеродный глухой, шлёпающий звук. Я не придал этому значения. Но стоило нам выйти из дыма…

Я резким движение остановил Алиру. На полу в лужи собственной крови лежало тело охранника. Я понял, что это охранник только по шлему. Вся форма на спине и на ногах была разорвана в клочья. Кожа на спине была снята. Ноги были обглоданы вплоть до костей и сухожилий, часть мышц спины тоже отсутствовали. Рядом с телом лежал автомат. Охранника убили в момент перезарядки. Магазина в автомате не было. Он лежал в нескольких сантиметрах от него.

— Что с делало с ним такое? — испуганно спросила Алира.

— Дикари из южной общины, — с грустью ответил я.

— Но ведь там жили богобоязненные христиане, а не маньяки психопаты.

— Что-то с ними произошло и это что-то превратило их в дикарей каннибалов. А ещё увеличило их численность до колоссальных размеров. Возьми его автомат, — попросил я.

Алира отпустила меня. Я уже мог стаять на ногах сам. Она профессионально подняла автомат и обойму к нему. Быстро перезарядила и передёрнула затвор. Жестом я показал, что надо прижаться к стене и медленно двигаться к развилке.

Поворот на право вел к дежурке. А проход впереди в зал с лифтами. И здесь не было людей. Под ложечкой засосало от дурного предчувствия. Подкравшись к повороту, я обнаружил, что зашитая перегородка была опущена. Но кто-то или что-то превратила её в смятые и вырванные из пазов металлические бруски. Я с трудом представлял какая сила, может сломать переборку. Пол в этом месте был залит кровавыми разводами, словно здесь протащили множество тел.

Пересилив страх я заглянул в коридор. Я знал, что и Алира, не сдержав искушения, сделала это через меня.

То, что я увидел было самым страшным и гротескным, из того что я когда-либо видел. Коридор был завалин трупами. Охранники, граждански, дикари. Всех их стащили в огромную кучу. И на этой кучи копошились, переплетаясь телами десятки дикарей. Они жрали людей, выедали мясо. Раскапывали еще нетронутые тела вытаскивая их на поверхность и облепляли подобно пираньям. В воздух взмывали фонтанчики крови. И под этой горой тел уже начала собираться озерцо из свернувшийся крови и содержимого кишечников жертв. От этого вида и запаха мне стало дурно. Теперь я знал, что за мерзкий звук примешивался к работе вентиляции. Это звук черного пиршества.

Внезапно из дверей дежурки выполз один из дикарей. Он на четвереньках пятился назад. Зубами он тащил одного из ученых. Твари на куче, тут же обратили на него взор. Я резко отпрянул от прохода прижав Алиру к стене.

Я взглянул на неё. Она была напугана и обескуражена. Янтарные глаза бегали по сторонам пытаясь на чём-то зацепится.

— Тихо отходим в атриум к лестнице, — шёпотом приказал я.

Она кивнула.

Мы осторожно принялись пятится назад. Надеясь, что дикарям не придёт в голову отрываться от трапезы, чтобы проверить коридор.

В атриуме практически уже не было чем дышать. Мы уже не думая, о тишине побежали к лестнице. Оказавшись на лестничной площадке, я запер дверь и сломал замок.

— Это их задержит на какое-то время, — сказал я пытаясь отдышатся от гари.

— Но что нам теперь делать?! — с ужасом воскликнула Алира. Она с трудом сдерживала слёзы.

Я обнял её и начал гладить её по волосам желая успокоить и утешить.

— По протоколу, я должен изъять чип реактора Вышки. Это автоматически подаст сигнал Корпорации и ни вышлют сюда группу зачистки. Так же там рекомендовано всем уцелевшим покинуть вышку и изо всех сил старятся выжить, защищая чип, — рассказал ей я.

— Значит нам теперь в низ? В реакторный?

— Да, Даниэль держит там оборону. Думаю, у нас получится.

Я поцеловал Алиру, она немного успокоилась. Я чувствовал, как в ней просыпается страсть. Её коготки царапали мне спину под формой. А я всё страстнее и страстнее сжимал её в объятьях. Как бы мне не хотелось продолжать этот поцелуй, нам пришлось его разорвать. Путь предстоял не близкий. Я взял её за руку, и мы побежали в низ по лестнице.

Я отметил про себя, что на коммуникатор стало приходить меньше сообщений. Меня это пугало. Но где-то в глубине души я понимал: Вышки пришёл конец. Остаётся надеется, что кому-то удастся выбраться из комплекса живыми.

Внизу, на реакторном уровне мы остановились. Я осторожно приоткрыл дверь. Здесь было тихо, казалось, что бои так и недошли до сюда, но я знал, что это может быть обманчивое впечатление. Внезапно земля опять содрогнулась.

— Что это было? — встревожено спросила Алира.

— Понятия не имею, — ответил я. — Но лучше нам поспешить.

Мы быстро зашагали к главному реактору по сложному лабиринту реакторного уровня. И вот за оказавшись за углом прохода, ведущего к ректору, где должен был нас ждать Даниэль, я хотел было вздохнуть с облегчением. Но за поворотом нас ждал неприятный сюрприз.

Это был единственны подход к реактору, и он был завален баррикадой из тел дикарей. Проход перекрывала гора из трупов изможденных существ. Просто представить, как появилось это образование было уже страшно. Я заметил маленькую щель между потолком и горой трупов где могли бы пролезть мы с Алирой.

— Придется взойти по ним и проползти там, — я указал на этот маленький просвет в баррикаде.

Алира нервно взглотнула, но кивнула.

Взбираться по горе тел оказалось, очень тяжёлым и неприятным занятием. Ноги всё время скользили по скользким телам рискуя увязнуть в трясине тел. А запах так и вообще вызывал рвотные позывы. Дикари явно пренебрегали гигиеной. А когда мне пришлось у самой вершины лечь на них и пробирается ползком, меня чуть не вырвало. Мёртвые глаза трупов буравили меня своими стеклянными взглядами.

К счастью, этот участок был короткий и я быстро оказался на другой стороне где смог присесть на корточки и повернутся, чтобы помочь Алире. Она уже вползла в проход. Я взял её за руку и потащил к себе. Как в друг она закричала от боли. Один из дегенератов ожил и вцепился зубами в её голень, намереваясь вырвать из неё кусок плоти.

— Ник! Помоги! — закричала она.

Недолго думая, я выхватил кортик и вонзил его дикарю в глаз. Вытянул. И загнал во второй. Тварь захрипела, давясь кровью и сдохла. Я вытащил Алиру.

— Спасибо, — потирая зарастающую голень, сказала она.

Я поцеловал её в лоб и помог спустится с горы трупов. Теперь было ясно, почему она образовалась. Кто-то из отряда Даниэля принёс станковый пулемет. И когда на них напало полчище дикарей они забаррикадировали проход их же собратьями. Но нас никто не встречал.

У дверей реактора пол был завален гильзами. Но охранники были мертвы. На них были раны от рук дикарей. И несомненно они были смертельны. Но их никто-не объедал и не обгладывал. Их просто убили. У меня дрогнуло сердце. Рядом с дверью реактора к стене был пригвождён Даниэль. Он был прибит толстым прутом арматуры. Мне было страшно представить, какая сила могла вогнать этот прут в бетонное основание реактора. Он ещё дышал…

— Даниэль? — тихо, подрагивающим голосом, спросил я.

Он пошевелился и поднял голову.

— Бос? — он задыхался от слов. — Вы всё-таки пришли. Мы уже и не надеялись…

— Даниэль… Прости меня. Я слишком часто опаздывал сегодня…

Мне было больно смотреть на него. Он был так молод. Ему стоило больше времени спать и проводить времени в увольнениях, а не тратить его на службу. А теперь он умирает вот так, бесславно здесь. У меня наворачивались слёзы.

— Всё в порядке. Я горжусь вами. Я всего лишь хотел быть как вы…

— Я был плохим примером, Даниэль…

— Вы были лучшем…

Он хватанул ртом воздух, рефлекторно схватился ха арматуру и тут же умер.

— Покойся с миром, друг…

Я почувствовал руку Алиры на моём плече. Обернулся и крепко обнял её. Она всё что у меня осталось. Я чувствовал, что выжили только мы. И я сделаю всё, чтобы мы выбрались от сюда живыми!

Я почувствовал, как нарастает моя решимость. Во чтобы то ни стало, мы должны выбраться от сюда. Живыми!

Я взял Алиру за руку и повёл её к двери реактора. Шлюз был запечатан. На замке горел красненький огонёк. Я вёл код экстренной разблокировки. Из двери появилась панель с сканером отпечатка руки и окуляром для сетчатки. Я посмотрел в окуляр, а затем просканировал руку. На дисплеи появилась надпись: доступ открыт.

— Никогда не видела наш реактор, — Алира облизнула губы.

— Жаль, что сюда нас привили подобные обстоятельства, — добавил я.

Двери разъехались, и мы вошли внутрь. Оказавшись внутри маленького продолговатого помещения, я тут же воспользовался второй, внутренней, панелью управления. Дверь закрылась за нами. И нас обдало дезинфицирующим раствором. Теперь открылась внутренняя дверь и мы вошли в зал реактора.

Над обычным с виду ядерным реактором, которые часто можно увидеть в фильмах и книгах, нависал огромный псионный усилитель. Похожий на гигантского паука в паутине. Он смотрел на нас из-под купола сотнями маленьких глазков индикаторов.

Я подошёл к панели управления. Она не подавала признаков жизни, хотя было видно, что реактор всё еще в строю.

— Она в аварийном режиме, — сказал я, видя вопросительное лицо Алиры. — В комплексе тревога, поэтому она блокирует любые действия. Кроме определенной последовательности.

Я начал вводить длинный замысловатый код на клавиатуре. Нажав ввод панель ожила и принялась переливается огнями различных цветов. А на маленьком дисплеи появилась надпись: подготовка к процедуре изъятия чипа. Внимание! Будет произведена остановка реактора. Приготовитесь покинуть комплекс!

С глухим треском в движение пришли графитовые стержни, начавшие свой медленный спуск в активную зону. Пришли в движение две передние лапки паука, которые оказались манипуляторами. Один манипулятор отодвинул защитную пластину, а второй вытащил из-под неё что-то. Глазки-лампочки тут же погасли. Манипулятор опустился к краю панели управления. Я протянул руку и взял из его хватки ещё теплый чип-усилитель. Алира с интересом рассматривала его в моих руках.

Я вставил его в маленький разъёмчик расширений коммуникатора. И слегка надавил, чтобы защёлкнуть замок.

— Теперь ты обладаешь мощью Вышки? — насторожено спросила Алира.

— Я не знаю, чем я обладаю, — ответил я. — Просто давай придумаем, как нам от сюда выбраться.

— Через военные бункеры?

— Нет, были сообщения, что дверь на складе саботировали, значит оттуда эта зараза и распространяется. Возможно Картер всё ещё удерживает оборону в грузовом, тогда мы прорвёмся с боем на поверхность.

— А если нет?

— Лучше варианта всё ровно нет. В низу на складе сейчас темно как у негра дома. В этом лабиринте мы лёгкая добыча. А вот в грозовом больше открытого пространства, попробуем прорваться.

— Веди, герой! — Алира передёрнула затвор автомата.

— Мне нравится твоё настроение, — я поцеловал её, и мы пошли к выходу.

За шлюзом нас уже поджидали. Три истощенных выродка уже перебрались через завал и копошились в горе трупов. Когда дверь открылась, Алира собралась подстрелить их, но я остановил её. В порыве гнева за моих погибших друзей я направил на них свою плеть. Результат поразил даже меня. Все троя были поражены. Они схватились за головы принялись истошно кричать и кататься по земле. Из ртов их потекла пена. А из ушей кровь. Через мгновение они скончались, предварительно помучавшись.

Я посмотрел с удивлением на плеть, она даже не перегрелась.

— Мощь Вышке в твоей руке, — заметила Алира.

Мы начали выбираться из комплекса. Похоже, что дикари равномерно рассеялись по комплексу. Мы периодически налетали на мелкие группки этих тварей. Уничтожая их как можно больше. Алира и я. Спина к спине. На какой-то момент мы даже начали считать убитых.

И наконец, уставшие, с заканчивающимся боезапасом мы поднялись на грузовой уровень. И до нас тут же донеслись звуки боя из соседнего коридора. Я подумал, что это люди Картера. Но каково же было моё удивление, когда я увидел там Юрия. Он с помощью полуторного меча отражал нападение большой группы дикарей.

Он мастерски обезглавливал и рассекал выводков. Никогда не думал, что он способен на такую прыть. Он был с ног до головы покрыт запекшейся кровью. Но дикари не ослабляли натиск, хоть и осталось их очень мало.

Мы с Алирой бросились к нему на помощь. Он услышал нас. Всё произошло так быстро. Он обернулся на мгновение. Я крикнул ему, и вскинул автомат. Я выстрелил, но было уже поздно. Тварь не упуская момент кинулась на Юрия. Я попал в неё. Но инерция летящего тела… В руке у дикаря был маленький нож. И им он ударил Юрия по шее. В воздух взметнулся фонтанчик крови. Юрий выпустил меч из рук и начал падать. Алира закричала. Я залпам плети убил оставшихся нападающих и подбежал к Юрию. Я пытался остановить кровь. Но это не помогало.

— Зачем? Неужели ты не мог взять винтовку?! — спросил я, зная, что на моих руках умирает ещё один мой друг.

— Это того стоило, — прохрипел Юрий, улыбаясь мне, — береги её…

Он сделал последний вздох…

— Спи спокойно, старый друг.

— Ник? — голос Алиры звучал слабо и тихо.

— Пошли от сюда, меня здесь больше ничто не держит.

Мы бросились в отсек приёма грузов, где нас должен был встретить Картер. Но тут на меня нахлынуло очередная волна дурного предчувствия. Но то, что оказалась, в отсеке было настолько зловещие и пугающие, что у меня подкосились колени. Пол был завален телами дикарей и охранников. Но самое страшное было то, что гермодверь не закрывала выход из комплекса. Она не была открыта. Она была выбита.

Огромная стольная дверь, способная выдержать любое попадание ядерной бомбы, была снесена из проема и даже слегка покорёжена. За проемом виднелся ночной лес и звезды, тянуло сквозняком. Но что же могло снести дверь? Странность была ещё и в том, что трупы никто не обгладывал. Словно это оставили специально для меня. Для устрашения.

Тела Картера не было видно. Но вскоре я понял почему. Его сапоги виднелись из-под упавшей двери. Будто кто-то специально его раздавил.

— Мы точно можем выйти? — спросила Алира.

— А у нас нет выбора.

Я осторожно, не опуская автомата, подошёл к дверному проему. Теперь он скорее напоминал дыру в стене. На улице было тихо, шумел лес. Слишком всё было подозрительно. Я видел железный каркас упавшей вышки. На земле виднелись пятна крови, но тел не было. Наверное, их утащили дикари. Я жестом подозвал Алиру.

Она осторожно подошла ко мне. Так же как я она была напряжена и собрана. Я взял её руку.

— Это похоже на ловушку, — голос Алиры дрожал, она облизнула сухие губы.

— Может быть. Но мы справимся, или попытаемся. Не бойся, солнышко.

Я прижал её к себе. Она тяжело вздохнула. И закрыв глаза уткнулась в меня носом.

— Я хочу обнять твоё сердце, — сказала она.

Я промолчал, слова были излишне в этой ситуации. Я просто полной грудью вдохнул её аромат. Немного постояв, согреваясь теплом друг друга, мы отделились друг от друга. Посмотрели друг другу в глаза и кивнули. Мы вышли из-под укрытия подземелья в ночь.

Нас тут же обдул прохладный порыв ветра. Мы осторожно шли в сторону КПП. Неожиданно, хотя всё же ожидаемо, над соснами пронёсся дикий крик. Сложно было представить, что он принадлежит человеческому существу. За металлической сеткой ограды я разглядел мотающиеся тени. Алира прижалась ко мне спиной. Из леса на нас шли полчища дикарей. Они прыгали на забор и раздирая свои конечности о колючую проволоку, перебирались за периметр. Они буквально окружали нас.

— Стреляй во всех, кто преодолел забор! — скомандовал я, и сразу подстрелил нескольких уродцев.

Алира тоже открыла огонь. Были слышны крики и вопли падающих замертво существ. Воздух наполнился запахам пороха. А у забора начали образовывается груды мертвых поверженных противников. Но несмотря на все наши усилия, их натиск не ослабевал. Каждая новая тварь подбиралась к нам всё ближе и ближе.

— Довольно! — прогремел над лесом, чей-то гулкий усиленный баритон.

Я вздрогнул от неожиданности. Попытался обернутся. В этот момент я увидел, как в Алиру, прямо в грудь влетело что-то длинное и толстое, похожее на древко копья. Она вскрикнула, выпустила автомат из рук и начала падать. Я подхватил её. В её груди торчал кол. Она была парализована. Я хотел вырвать его из её груди, когда меня отбросило от неё. Я упал, выпустив из рук автомат. На запах появился привкус крови. Это было похоже на удар кинетической волной, но гораздо сильнее.

Я попытался подняться, голова кружилась и болела. Дикари вокруг остановились. Они образовали вокруг нас с Алирой кольцо. И как голодные псы, истекая слюной, рычали на нас. Но что-то удерживало их от нападения. Или кто-то.

Толпа этих уродов расступилась и в круг вошёл человек. Его белое одеяние развевалась на ветру. Это была сутана священнослужителя. Я разглядел золотой узор, вышитый на ней. И странный металлический медальон вместо креста. На нём был изображен череп с крестиком на лбу. Я поднял глаза. На меня с довольной ухмылкой смотрел красивый молодой человек. Высокий брюнет с хороший стрижкой и начисто выбритым лицом. Женщины должны были падать ниц перед таким красавцем, но его глаза. Никогда раньше я не видел настолько злобных и надменных глаз.

— Так-так-так, Ник Стардес, легендарный директор службы безопасности собственной персоной, — он говорил низким баритоном с приятным акцентом. И в тоже время слова его источали яд.

— Кто ты? — спросил я.

— Тот, кто смог тебя одолеть. Ник, это было интересным занятием. И отдаю тебе должное, ты хорошо подбираешь кадры. Найти человека способного принять моё благословение было не просто. А уж найти твоё слабое место и ударить тебя было очень сложно уж поверь, — он злорадно хохотнул.

— О чём ты говоришь, болтун? — я сплюнул кровь на землю. Выискивая возможность для нападения.

— Я Проповедник! — он крикнул и в его чертах проступило что-то неземное и враждебное.

— Проповедник? Скорее клоун, сбежавший из цирка, — сказал я рассчитывая вывести его из себя. Но он лишь довольно ухмыльнулся.

— Да бежавший. Но не из цирка. Знаешь от куда Вышки черпаю энергию? Вижу, что нет. Из пустоты, что находится за горизонтом событий Вселенной. Где нет и не было материи. Только энергия и мы. Вы называете нас демонами и мне очень нравится это слово. О нет, я не порождения зла. Просто путешественник, который смог проникнуть сюда, сквозь разлом, созданный вовремя одного из ваших выбросов. Знаешь сколько лет я провел здесь, изучая материальную вселенную? Очень много. И теперь я готов прибрать этот мир к своим рукам!

— Ты закончил, умник? Если ты планировал позвать сюда друзей, то поздравляю. Ты только, что разрушил единственный пси-маяк способный создать разлом в твой мир.

— О, нет. Этого то я и не хочу. Конкуренты мне не нужны.

— Тогда зачем ты это делаешь? Превратил нечастных жителей общины в этих каннибалов и убил моих людей. Зачем?

— А в разве для насилия и хауса нужна причина? Боль и страдания — это то, что заслуживает вся жизнь. И мне так нравится издеваться над обезьянками вроде тебя, мнящими себя королями мира, — он засмеялся злорадным смехом. — Хочешь знать кто сдавал тебя все эти годы? Кто свёл с ума предыдущего директора безопасности? К то нанёс тебе невидимый удар, благодаря которому ты потерял бдительность?

Я кивнул, не из любопытства. Просто тянул время. Он поднял руку, и кто-то из дикарей швырнул к моим ногам оторванную голову. Голову доктора Джонса. Проповедник опустился на корточки.

— Благодаря ему я узнал все твои слабости и всех твоих людей. А он в свою очередь получил что хотел от меня. Глупый маленький педик. Всегда любил красавчиков, — он погрузил палец в рот отрубленной голове. От отвращения меня передёрнуло. Он поднялся и повернулся к лежащей на земле Алире. Моё сердце ойкнуло, — Как думаешь может ли вампир пережить окончательную смерть от изнасилования? Нет. Вот сейчас мы это и проверим.

— Только, через мой труп! — я вскочил на ноги. Выхватил кортик и метнул его в Проповедника.

Я остолбенел от ужаса. Кортик завис в воздухе в нескольких сантиметрах от шеи демона.

— Жалкие макаки, должны лежать перед своим господином, — мрачно и зло сказал он. Кортик упал на землю. Он медленно обернулся ко мне, — если животное не слушается, его надо НАКАЗАТЬ!

После последних слов моё тело будто сдавило тесками. Я не мог пошевелится. Какая-то сила оторвала меня от земли и подняла в воздух. Я заметил, что Алира пошевелила рукой. Умница! Она сопротивляется параличу. Значит сможет вырвать кол! Но сейчас я был беспомощен.

Внезапно меня швырнуло на скелет Вышки. Я сильно ударился спиной. Хватка пропала, и я упал на землю. Затем меня снова подняло в воздух и еще раз ударило о землю. Я чувствовал, что рёбра и конечности сломаны. Но всё ровно перевернулся на спину пытаясь отдышатся. Проповедник подошёл ко мне. Глядя сверху вниз он произнёс:

— Жалкий червяк! Будит иронично если ты умрёшь от собственной башни!

Он поднял руку и от вышки отломалась одна из опорных балок. Она подплыла и зависла надо мной в воздухе. Я хотел что-то сказать. Но она вошла прямо мне в грудь пригвоздив меня к земле.

— НЕТ!!! — до меня донёсся крик Алиры.

Я ещё не осознал того, что умираю. Но тело уже всё поняло. Я поднял руку с плетью вверх. Она сияла от заполнения её энергией. Я закричал. И столб света вырвался из плети в воздух. Он направился к звёздам. Разрывая пространство, время, одному Богу известно, что ещё. Последний крик человека, который в одночасье лишился всего. Что было и что могло бы быть. Крик неимоверной боли утраты и безграничной любви. Надежды. Он нес послание всем, кто хотел слушать и мог слышать. Сквозь горизонт, сквозь вечность.

Жители деревни вышли из своих домов. Чтобы созерцать луч над проклятым лесом. Он сверкал и пульсировал. И внезапно взорвался. Покрыв куполом энергии всю долину. Дикари схватились за свои головы. Они орали от боли и корчились в муках. Но вскоре умерли. Их нельзя было спасти.

В деревне все ощутили отголосок этого взрыва. Драка в баре прекратилась. Байкер избивавший забулдыгу остановился. И они оба принялись извинятся друг перед другом. Парень наблюдавший за вспышкой обнял девушку соседку, которая тоже вышла посмотреть на свет, он был к ней давно неравнодушен. И она ответила ему взаимностью. Бабушка, дремавшая с котом на заднем дворике своего дома, проснулась и пристально посмотрела на свет.

— Джонси, посмотри! — обратилась она к коту. — Вот это чудеса. Жаль Пауль этого не видит, но ничего я скоро буду с ним, и у нас всё будет хорошо.

Женщина чья дочь пропала год назад, смотрела на луч света у окна своей спальни.

— Я знаю, что теперь ты свободна, — сказала она, глядя на семейное фото.

Силы покинули меня. Плеть перегорела. Моя рука безвольно упала на землю.

— Что! Что ты наделал! — услышал я крики испуганного Проповедника. — Ты! Ты слил меня с этим телом! Я смертен! Смертен! Нет, только ни это!

Сзади к нему подошла Алира. Он стоял на коленях испуганный и растерянный. Она молча схватила его за голову. И большими пальцами ногтями с силой выдавила ему глаза. Она давила изо всех сил, кровь текла по его лицу. Он хрипел и извивался. Алира просто смотрела на него пока он не обмяк в её руках. Она оттолкнула от себя тело с пренебрежением и отвращением. И бросилась ко мне.

Её нежные мягкие руки взяли меня за запястье. Я почувствовал, как жизнь покидает моё тело. Алира встала на колени рядом со мной.

— Они все мертвы, — она ели сдерживала слёзы. — Проповедник тоже.

— Я знаю, — говорить было больно и тяжело, в лёгких скапливалась кровь. — Скоро рассвет, уходи, спрячься, скоро прибудут спасатели.

— Нет я не брошу тебя! — она заплакала, прижимая моя руку к щеке.

— Это приказ!

— Я не буду его исполнять! — её голос сорвался.

— Не плачь, лучик. Посмотри на меня. Я хочу увидеть твои глаза… — я закашлялся, из уголка рта просочилась струйка крови.

Она посмотрела на меня, наклонившись поближе. Я улыбнулся ей.

— Ты прекрасна… Жаль, что мы не смогли быть вместе…

— Я могу попытаться превратить тебя в вампира! Это спасёт тебя!

— Ты знаешь я уже не перенесу этого…

— Я могла столько раз это сделать…

— Не надо… Прости меня…

Сердце остановилось. Я захрипел. Было больно и холодно. Но я умирал не в одиночестве и мне не было страшно. В глазах потемнело. Последнее, что я увидел были мокрые от слёз любимые глаза Алиры.

Он ушёл… Я чувствовала себя такой одинокой и брошенной. Я положила голову ему на грудь. Он всегда любил прижимать меня к себе. Но теперь я не слышала его сердца. Моего самого любимого звука в мире. Я не могла сдержать слёз.

— Я была дурой! И никогда не говорила тебе этого… Боялась… Сама не знаю, чего. Ник… Я люблю тебя…

Когда взошло солнце. Оно осветило его лицо. Это был мой последний рассвет. Я не почувствовала боли. Не было и ведений о прожитой жизни. Моё тело просто обратилась в прах.

Теперь у нас была вечность. Вечность, которую мы могли провести вместе…

  • Стихами память кровоточит / Печальный шлейф воспоминаний / Сатин Георгий
  • Rainer Rilke, о смерти Марии II / РИЛЬКЁР РИЛИКА – переводы произведений Р.М.Рильке / Валентин Надеждин
  • Звёзды для всех - Kartusha / Лонгмоб - Необычные профессии-3 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Быть любимыми / Еланцев Константин
  • Почему воют псы? / Стихи (Илинар) / Армант, Илинар
  • Афоризм 296. О народе. / Фурсин Олег
  • абсурд и дред / Моя книга грехов / Скид Эля
  • Афоризм 920. Из Очень тайного дневника ВВП. / Фурсин Олег
  • Про любовь... и взаимоотношения / Рыжая планета / Великолепная Ярослава
  • О любви / Бамбуковые сны-2. Путевая книга / Kartusha
  • Июньская гроза / Места родные / Сатин Георгий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль