Глава первая. Зеркала

0.00
 
Лисовская Виктория
Серебряные искры
Обложка произведения 'Серебряные искры'
Глава первая. Зеркала

Все может быть!

Пора открытий

не кончилась.

Хотите скрыть

от отражений суть событий, —

зеркал побойтесь,

не смотрите:

они способны все открыть

 

Семен Кирсанов,

«Зеркала»

 

 

— Ну и чего ты хочешь? — спросила Лизадора.

— Я...

— Оставь ее в покое, Лиза. Она и сама знает, что ей делать. Правда, Кристина?

— Да. Спасибо, Тимас.

Лизадора обиженно поджала губки, легким движением откинула назад длинные белокурые волосы и скрестила руки на груди.

— Лиза, не дуйся! — засмеялась Маривита, на вид самая младшая из всех. Ее короткие черные локоны и большие, по-детски искристые глаза цвета темных агатов причудливо сочетались с длинным женственным платьем из мягкой белой ткани, вышитой огромными алыми маками. В колеблющемся зимнем свете из окон маки отливали пурпурным, оранжевым и даже малиновым — как живые. — Весь поселок знает, что Тим неравнодушен к Кристине — вот и поддакивает постоянно.

— Не говори глупостей! — воскликнули одновременно Кристина и Тимас.

— А вы от темы не отходите, — сказала Лиза, гордо вскинув голову. — Зачем Кристине понадобилось идти к Мудрейшей?

Кристина встала со своего стула и подошла к окну. Ничего нового: стальное зимнее небо, высокие сосны, голубые ели, деревья, щеголявшие все лето изумрудными и сапфировыми кронами, а теперь — алмазно сверкающие снежными шубками. Ничего нового. Всё знакомое, а главное — родное. Как трое ее лучших друзей, вот только… стоит ли им говорить?

— Да я, в общем, так просто… — начала она. — Ой, Сел!!

Котенок по имени Селениан, мирно дремавший у неё на плече, вдруг выпустил когти и больно оцарапал. Строго говоря, это был не просто котенок. Маленький пушистый комочек с блестящей перламутровой шерсткой и яркими лилово-голубыми глазами был единственным во всей Эрме котенком-единорогом. Маленький изящный рог в виде острого зеркального конуса у него на лбу красноречивее всего говорил о том, какое это необыкновенное создание. Бабушка подарила его Кристине на день её рождения, в первый день зимы...

«Похоже, он, и правда, совсем необычный, — подумала девушка. — Хотела соврать — и он меня поцарапал»

— Больно? — спросил Тимас, пожалуй, с излишней заботой.

— Да нет, ерунда!

— Давай, Кристина, не тяни. Зачем тебе понадобилась Мудрейшая? — упрямо повторила Лизадора, выразив общую мысль.

— Ну хорошо...

Девушка сняла непослушного Селениана с плеча и посадила себе на ладошку. Котенок зевнул и свернулся клубочком — такой малютка… По квадратику неба в окне проплыли два облачка — нежно-розовое и светло-оранжевое. Как воздушные шары на летней ярмарке или фруктовая сладкая вата.

— Хорошо, я вам расскажу, — сказала Кристина, отойдя от окна и вернувшись к своему месту за столом. — Только обещайте мне, что… в общем, кроме вас троих об этом никто не узнает.

— Конечно, — нестройным хором отозвались друзья.

Кристина глубоко вздохнула, собираясь с мыслями. Девушки приготовились слушать, а Тимас, сидящий прямо напротив неё, просто смотрел, смущенно любуясь. Маривита была права: Тимасу казалось, что во всей гимназии, во всем поселке и даже — во всей Эрме нет никого прекраснее его подруги. Все четверо дружили с детских лет, и Тим, сколько себя помнил, всегда восхищался темно-зелеными глазами Кристины, ее тонкими чертами лица, длинными волнистыми волосами с шоколадным оттенком. Кажется, только сама Кристина не замечала его чувств. И Тимас был втайне рад, что не замечала — так он меньше при ней смущался. Сам он казался себе слишком неказистым, но на самом деле был просто немного забавным и очень милым. Светло-рыжие короткие волосы, большие голубые глаза, простая и ясная улыбка… сейчас еще он выглядел скорее ребенком, чем взрослым юношей.

— Я ведь с детства живу с бабушкой, — начала, наконец, Кристина, усадив котенка на стол. Селениан тут же принялся обнюхивать чайную кружку Лизадоры. — И всегда думала, что мои родители погибли. Я об этом прямо не спрашивала, наверное, ну… боялась ответа. Но совсем недавно, незадолго до дня моего рождения, бабушка сказала мне, что родители… в общем, они живы, но находятся далеко от Эрмы.

Лизадора и Тимас переглянулись. Маривита опустила глаза, сделав вид, что с интересом разглядывает отполированную коричниво-розовую поверхность стола.

— Но Кристина, — осторожно проговорила Лиза, пытаясь спрятать сочувствие в голосе, — ведь двадцать лет назад сошла лавина… И мы все думали… Хоть никогда и не говорили...

— Я тоже так думала, — перебила ее Кристина. — Но ведь их тогда не нашли.

— И что же тогда? — спросил ее Тимас.

— Не знаю. Но бабушка сказала, что за ответом я должна пойти к Мудрейшей — как только мне исполнится двадцать один год. Ну вот… недавно и исполнилось.

— Подожди, — снова вмешалась Лизадора. Из четырех друзей она была самой старшей, а потому всегда старалась казаться рассудительной. — Совершеннолетней ты станешь только в двадцать пять, да и гимназию раньше не закончишь. Не рановато ли к Мудрейшей?

— Да, — поддержала её Маривита. — Я слышала, к ней ходят только по особым случаям — совершеннолетие там или свадьба. Никто не стал бы беспокоить ее по пустякам.

— По пустякам значит?! — вспыхнула Кристина.

— Я… не то имела в виду, — смущенно пробормотала подруга.

— Послушайте, я понимаю, все вы всерьез не верите в то, что… Но это мои родители! И если у меня есть хотя бы маленький шанс что-то о них узнать, я должна это сделать!

— А ты что скажешь, Тим? — строго спросила Лизадора.

— Я согласен с Кристиной. Раз ее бабушка сказала, что надо идти, когда ей исполнится двадцать один, значит надо идти.

Лиза с укором посмотрела на него, но смолчала. Все в посёлке побаивались Мудрейшей, и она не была исключением. Но признаться в этом? — ни за что!

— Вот и отлично! — бодро отозвалась Кристина. — Мне пора. Скоро сумерки, а мне лучше вернуться до прихода бабушки. Спасибо, что зашли...

— Мы пойдем с тобой, — сказала Маривита.

Кристина невольно рассмеялась.

— Прекрасно! Только что вы отговаривали меня идти, потому что я несовершеннолетняя, а теперь хотите, чтобы к Мудрейшей заявились сразу четверо гимназистов?

— Ну, мы-то к ней не пойдем, — справедливо заметил Тим. — Мы просто тебя проводим.

— Ладно. Тогда собирайтесь быстрее.

Кристина наскоро убрала со стола («Надо же, снова забыла постелить скатерть, а Сел уже опробовал тут свои коготки!»), закинула возмущенно пискнувшего котенка на плечо и стала одеваться. В отличие от Маривиты, на ней было плотно прилегающее платье из тонкой черной шерсти чуть ниже колен и плотные черные чулки — очень похожую одежду девушки носили в гимназии, только форменные платья были изумрудные или синие — в зависимости от курса, на котором учились студентки. Сверху Кристина набросила теплый вязаный плащ радужной расцветки. Маривита же до сих пор возилась с застежками на своем пальто.

— Давай я помогу, — предложил ей Тим.

Кристина посмотрела на свои наручные часы — если не поторопиться, можно и не успеть, маленькое солнце на часах уже клонилось к закату. Слишком долго спорили… Малютка Селениан уютно устроился у нее на плече под плащом.

— Все, идем! — объявила Маривита, на пару с Тимасом справившись, наконец, с застежкой.

Тим распахнул дверь, пропустив вперед девушек. Кристина вдохнула морозный воздух, и тут же почувствовала на своем лице нежное, но холодное прикосновение множества золотистых снежинок. Похолодало. Хорошо, что в карманах ее плаща оказались кожаные полуперчатки.

Все вместе двинулись по знакомой дорожке. Тимас и Маривита, учившиеся на одном курсе, тут же принялись обсуждать завтрашнюю контрольную. Лиза же угрюмо смотрела себе под ноги, сунув руки в карманы пальто. Ей становилось не по себе от мысли, что ей придется даже просто приблизиться к дому Мудрейшей. В поселке о ней ходило множество разных слухов, и если хотя бы половина из этого было правдой… Лиза даже думать об этом не хотела. Поговаривали, например, что Мудрейшая не выглядит старухой, хотя ей уже перевалило за двести лет. Но ведь жители Эрмы не живут так долго! А еще — что она видит тебя насквозь, со всеми твоими мыслями, желаниями, чувствами… «Впрочем, — решила Лизадора, стараясь не поддаваться суеверным страхам, — все это может быть просто глупыми выдумками». Однако ей по-прежнему было не по себе.

Дорожка вильнула в сторону площади. Собственно, это была скорее лесная поляна с множеством маленьких домиков, фонарей и фонтанов, зданием гимназии и другими постройками, — ведь поселок Тайлин был когда-то построен прямо посреди леса. Снег, шапками лежавший на верхушках деревьев и крышах домов, сверкал и искрился в красноватых лучах заходящего солнца. Кружившие в воздухе снежинки то светились алмазным блеском, то переливались серебряным и нежно-золотым. По небу плыли пушистые разноцветные облака, складываясь в причудливые фигуры птиц и драконов. У Маривиты даже дыхание перехватило от такой красоты. А ведь совсем скоро начнут украшать елки и пихты, — вспомнилось ребятам.

Недалеко от гимназии несколько мальчишек, среди которых был и младший брат Лизадоры Бенадриан, играли в снежки.

— Эй, идите к нам! — позвал один из них.

— Спасибо, Тобиас, мы спешим, — откликнулся Тим, тут же получив увесистым снежком от Бенадриана.

— Бен, прекрати! — крикнула брату Лиза.

— С какой это стати? — осведомился он, готовя новую снежную бомбу.

— Кстати, Тим, — крикнул Тобиас, — как это тебе вечно удается гулять в компании самых красивых девчонок?

Тимас смутился и ничего не ответил.

Вскоре четверо друзей миновали площадь и свернули на лесную аллею, ведущую прямо к дому Мудрейшей. Деревья по обе стороны дороги сплелись кронами, образовав высокие живые арки, летом частично спасавшие от жары или дождей. Сейчас сквозь них с трудом пробивались лучи заходящего солнца, а на снегу плясали длинные и чуть жутковатые тени. Теперь уже не только Лизе, но и всем остальным стало как-то тревожно. Маривите очень хотелось, чтобы Кристина хотя бы немного замедлила шаг, а Кристине, как бы она ни старалась идти быстрее, дорога казалась бесконечной.

Где-то в середине пути им встретился лесной гном по имени Брин с золотисто-медовой курчавой бородой, в смешном красном котелке и длинном пальто в бело-голубую клетку. Ростом он едва доходил невысокому Тиму до пояса, но лицо у него было немолодое. Впрочем, и старым оно тоже не было. У него был крупный нос, большие ярко-синие глаза в окружении множества мелких морщинок и улыбчивые губы. Сейчас в руках он держал бутылку с какой-то непрозрачной жидкостью желтого цвета, закупоренную серебристой крышечкой.

— А куда это вы собрались? — весело спросил он ребят.

— Мы… так, гуляем, — ответила Кристина, сама не зная почему, вдруг решив не говорить ему правды.

— А я как раз к вам направлялся, — живо отозвался гном. — Адора у себя?

— Нет, — сказала Кристина, — она, наверное, еще в гостях у госпожи Долены.

— Тогда пойду прямо к ней. Видишь ли, — Брин показал бутылку, — я нес твоей бабушке яичный ликер. Ну, до скорого. Был рад вас видеть.

— Мы тоже. До свидания, господин Брин!

Гном снял котелок, обнажив лысеющую голову и, слегка поклонившись ребятам, пошел в сторону площади.

— Забавный он, — заметила Маривита, и больше до конца пути никто не проронил ни слова.

Наконец впереди показался дом из серого камня за высокой чугунной оградой, непонимающей издали большое черное кружево. Дом выглядел не очень дружелюбным и даже — немного пугающим. Высокие, словно стремящиеся проткнуть облака, шпили делали его похожим на мрачный замок в миниатюре, а узкие окна напоминали хитро прищуренные глаза.

— Вы видите, что там, перед оградой? — спросила Маривита, когда они подошли поближе.

— По-моему… — начал Тимас, — нет, не может быть!

— Это кот, — сказала Лиза.

— Такой большой? — удивилась Кристина.

И, тем не менее, им навстречу, действительно, шло какое-то существо, бесшумно ступая по снегу мягкими лапами. Правда, оно напоминало скорее не кота, а белоснежную рысь — у него даже были кисточки на ушах. Когда же существо это оказалось совсем близко, ребятам удалось рассмотреть, что глаза у него были серебристо-голубые и словно излучающие свет. Но самое странное...

— Приветствую вас, — сказала Белая Рысь. Голос у нее оказался женским и очень мягким.

Однако от удивления никто из четверых друзей не смог произнести ни слова в ответ. В Эрме давно уже не было говорящих зверей — так давно, что они стали легендой. Белая Рысь прищурила свои миндалевидные глаза и издала странный звук, немного похожий на усмешку.

— Приветствую вас, — повторила она чуть насмешливо.

— Приветствуем, — недружно пробормотали ребята.

— Кристина, — Рысь посмотрела девушке прямо в глаза и даже изобразила что-то вроде легкого поклона головы. — Ты пойдешь со мной, Мудрейшая ждет тебя. Остальные останутся здесь.

Кристина почувствовала, как быстро у нее забилось сердце, и глубоко вздохнула, чтобы вернуть ему привычный ритм. Не помогло. Селениан, словно почувствовав ее страх, вцепился когтями в ее плечо и тихо зашипел. Девушка погладила его сквозь вязаный плащ, взглянула на побледневших, до смерти перепуганных друзей и улыбнулась вымученной улыбкой.

— Мы тебя подождем, — сказал Тим, вложив в свой голос столько уверенности, сколько мог.

Кристина кивнула и последовала вслед за Рысью, которая была уже почти у самых ворот. Калитка оказалась открыта, и они вошли в сад. Сейчас Кристина могла думать только о том, чтобы не споткнуться: легкое волнение, которое она испытывала выходя из дома превратилось теперь в настоящую панику. И все же, она не могла не заметить, что, несмотря на снег и холод вокруг, в саду росли цветы. Впрочем, они и сами казались холодными. Пышно цветущие розы были прозрачными, искристыми и словно ледяными, но, без сомнения, это были живые цветы.

— Ты рассмотришь их потом, Кристина, — услышала девушка и даже вздрогнула. — Сейчас тебя ждут.

Легким движением передней лапы Рысь толкнула тяжелую на вид железную дверь и вошла в дом. Обернулась, взглянула на Кристину — и девушка вошла следом...

В доме Мудрейшей оказалось светло и просторно. Серые стены с лепниной, изображающей сильфов, нимф и лесных наяд в ярком свете люстр и жарко горящего камина выглядели успокаивающе-уютно, а накрытый стол с широкими ножками в центре зала и вовсе казался по-домашнему гостеприимным. Страх понемногу отступал; Кристине даже стало легче дышать. Казалось, в таком доме не может таится ничего пугающего.

— А вот и моя дорогая гостья, — сказала женщина, которую девушка сперва не заметила, потому что она сидела в кресле лицом к камину, и за высокой спинкой не было видно даже ее макушки.

— Вы меня ждали? Вы знали, что я приду? — не удержалась Кристина, и сделала крошечный шаг навстречу.

Женщина поднялась в полный рост, и теперь смотрела ей прямо в глаза. Она оказалась высокой и очень стройной для своих лет. Ее лицо нельзя было назвать старым, но что-то в ее глазах говорило о том, что она прожила уже очень и очень долгую жизнь. Глаза были мудрыми, материнскими, очень светлого и ясного голубого оттенка. Казалось, в них отражалось небо — или река, в которой оно отражается. На женщине было простое, светло-серое платье, а волосы были рыжими, гладко причесанными, и только слегка тронутыми сединой.

— Да, я тебя ждала, — сказала она. — Только не нужно думать, что я колдунья или ведьма, или что-то вроде того. Я — только та, кто я есть. Просто Адора сказала, что у нее был разговор с тобой, и что ты, скорее всего, захочешь прийти, когда ее не будет дома. Ну, а как раз сегодня она собиралась в гости к Долене. Вот я и попросила Бриш встретить тебя.

— Да, я долго ее ждала, — отозвалась Рысь

— Теперь ты можешь отдохнуть, — улыбнулась Мудрейшая. Кристина заметила, что улыбка у нее ласковая, похожая на бабушкину. — А ты, Кристина, садись за стол. Сегодня ты моя гостья.

Мудрейшая помогла Кристине снять плащ (девушка все еще немного смущалась), и они сели за стол, друг напротив друга. Как равные. Белая Рысь тем временем направилась к камину и, подумав немного, улеглась на расшитый алыми и радужными птицами ковер. Кристина подумала, что птицы напоминают фениксов из книжек с картинками.

— Сначала мы немного перекусим, — сказала женщина. — Разговор будет непростым, но я вижу, что ты для него уже достаточно взрослая. Любишь копченую курицу?

— Что?

— Копченую курицу.

— А, да… конечно, — отозвалась Кристина, вспомнив о друзьях, которые ждут ее снаружи. Они-то думают, что ее здесь ждут неведомые страхи, а ее угощают цыпленком!

— Я вижу, ты добрая девушка, — продолжала между тем Мудрейшая. — Глаза у тебя такие — добрые и смелые. Надеюсь, ты не боишься трудностей?

— Не знаю… наверное, не очень.

— И достаточно скромная, что тоже хорошо, — усмехнулась женщина. — Вот, возьми вина — не бойся, оно очень легкое. Скоро твоему любимому понадобиться помощь. Смотри, не пропусти этот момент.

— Но у меня нет любимого, — ответила Кристина, чувствуя, что уже совсем ничего не понимает.

— Прости меня, но есть. И, если я не ошибаюсь, он носит имя, похожее на твое.

Девушка подумала, что сейчас она очень даже ошибается, но решила об этом не говорить. Вместо этого она спросила:

— Ваша рысь, Бриш… я думала, в Эрме уже не осталось говорящих животных?

— А как же то существо, которое сидит у тебя на коленях? — прищурилась Мудрейшая.

Селениан тоненько мяукнул, словно догадавшись, что речь идет о нем. Теперь, почувствовав тепло камина, он совсем успокоился, и, кажется, даже собирался заснуть.

— Что вы! — засмеялась Кристина. — Сел не говорит.

— Это потому что он еще маленький, — спокойно объяснила пожилая женщина. — Ну-ка, покажи мне его поближе.

Котенок снова мяукнул и сам пополз вверх по руке своей хозяйки. «А ведь он все понимает», — мелькнуло в голове у Кристины. Она подхватила его на руки и посадила на стол. Селениан принялся жадно обнюхивать курицу.

— Это очень редкий вид, — сказала Мудрейшая, погладив котенка по шерстке цвета лунного камня.

— Да, я знаю. Бабушка говорила, что купила его у купца с Юга. Но даже там немного котов-единорогов.

— Дело не только в этом. У его собратьев рог обычно перламутровый или серебристый. А у этого — зеркальный. Он — настоящая редкость, поверь мне.

— А почему вы считаете, что он говорящий?

— Просто вижу — и все. У него слишком умный вид, чтобы он оказался немым.

В ответ не ее слова котенок довольно замурлыкал и потерся головой о ее ладонь.

— Говорящих животных не так мало, как ты думаешь, — продолжала Мудрейшая. — Просто с некоторых пор не все из них готовы признать себя говорящими.

— Почему? — не поняла Кристина.

— Люди. Знаешь, люди могут быть очень жестокими к тем, кто свиду не похож на них, но мыслит и чувствует так же, как и они. Понимаешь?

— Не совсем, но, наверное, вам виднее.

— Многие люди хотели сделать рабами свободолюбивых единорогов, а некоторые — даже отпиливали им рога, пытаясь превратить их в обыкновенных лошадей. И они ушли туда, где почти нет людей или — где люди относились к ним, как к равным. Тоже самое случилось и с горизонталами.

— Значит, это правда?! — удивилась девушка. — Горизонталы — не выдумка.

— Конечно же, нет. Некоторые из них до сих пор живут в графстве Теней, в королевствах Полной Луны и Весенних Сумерек. В основном, на Северо-Востоке, конечно. Там люди их уважают.

И все-таки, у Кристины не укладывалось в голове, что те самые сказочные лошади, крылатые единороги, способные преодолеть черту горизонта, по-прежнему живут где-то рядом.

— Ты, наверное, знаешь, Кристина, что почти все наши имена произошли из языка горизонталов. Твоего котенка зовут Селениан? Это значит «лунный», а имя Бриш переводится как «снежинка». Кристина же означает «хрустальная», хотя есть и миры, где это же имя значит кое-что иное. Что-то вроде «близкая Творцу», если я не ошибаюсь.

— Подождите! Вы сказали «есть и миры»?! — Кристина даже не заметила, как вылила часть своего вина на белую скатерть.

— Ну конечно. Миров великое множество, хотя у всех у них — один Творец. Собственно, именно в этом и заключается суть нашего с тобой разговора.

— Но бабушка говорила, вы расскажите мне о родителях.

— Так и есть. Так и есть… береги своего лунного котенка. Зеркала — вот что важно.

Говоря это, она встала из-за стола с той грациозной легкостью, которая никак не соответствовала морщинам на ее лице, и подошла к высокому узкому шкафчику, стоявшему рядом с камином. Открыла дверцу и достала оттуда какой-то круглый и плоский блестящий предмет размером с карманные часы отца Лизадоры.

— Эта вещь — единственная в своем роде, — сказала Мудрейшая, протянув этот предмет Кристине. — И теперь она принадлежит тебе.

Девушка взяла в руки странную вещицу и принялось внимательно ее рассматривать. Похоже, она была сделана из серебра, только более легкого, светлого и блестящего, чем то, что обычно можно встретить в Эрме. Она, действительно, немного напоминала карманные часы — по крайней мере, похоже, так же открывалась, — но была немного крупнее. На крышке же, в самом центре, сверкал драгоценный камень, похожий на розовый рубин.

— Что это? — спросила Кристина.

— Открой, — посоветовала Мудрейшая.

Кристина отодвинула маленькую защелку (ну точно как крючок в часах!) — и серебряный предмет раскрылся на две одинаковые половинки. На внутренней стороне обеих были зеркала. Собственно, эта вещь и оказалась двухсторонним зеркалом, вроде тех, что носят с собой хорошенькие женщины, чтобы всегда следить за своим внешним видом. Только это было каким-то уж очень странным. В каждом из двух зеркал, посередине, была проделана маленькая, аккуратная дырочка, за ним — снова зеркало, и тоже с дырочкой, но чуть левее, за которым — последнее зеркало, судя по всему, вогнутое, повторяющее форму крышки и донышка. Всего шесть зеркал — очень тонких и очень блестящих. При долгом взгляде на них, перед глазами девушки заплясали мелкие серебристые искорки. Почему-то ей стало вдруг немного страшно — и она быстро закрыла зеркало.

— Это Зеркала, — сказала ей женщина. — Последние в Эрме Зеркала древних серков.

 

 

  • Старая машина / Lanberri
  • Festa delle Marie. Пьеро / Tragedie dell'arte / Птицелов Фрагорийский
  • Глава 3. Становление клуба / Сказка о Кипеше / Неизвестный Chudik
  • Долг / Миниатюры / Королик Евгения
  • Новые заплаты / Ассорти / Сатин Георгий
  • Система "Страж" / Грибачев Евгений
  • Менестрель / Ткачев Андрей
  • Велосипедное! / Кастальские коты (часть третья) / Армант, Илинар
  • В сизом мареве облик неверен / Места родные / Сатин Георгий
  • Пять свечей / СТИХИИ ТВОРЕНИЯ / Mari-ka
  • Штрамм Дора - Храбрый рыцарь и дракон беломраморного каньона / Много драконов хороших и разных… - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Зауэр Ирина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль