Номоэксалипсия: Без Рамок / Меркулов Андрей
 

Номоэксалипсия: Без Рамок

0.00
 
Меркулов Андрей
Номоэксалипсия: Без Рамок
Обложка произведения 'Номоэксалипсия: Без Рамок'

Видеоверсию данной публикации вы найдете по ссылке:

www.youtube.com/watch?v=WW48PdKGVsE

 

……………………………

 

Я хочу предложить новый термин — номоэксалипсия. Он образуется сочетанием двух греческих слов: номос — закон, и эксалипси — устранение. По сути, этот термин означает устранение законов, подрыв устоев, но более конкретизирован относительно характеризуемых им явлений и их последствий. Четкое определение его я дам чуть позже. Сейчас же начну по порядку.

 

Я совсем не помню советский союз. Мое детство прошло при Ельцине — первом президенте России. Согласно Конституции страны, которую русский народ выстрадал во весь двадцатый век и отвоевал себе, наконец, лишь в начале девяностых, конкретный человек избирался на пост президента на четыре года, после чего мог быть переизбран еще на четыре. Итого: два срока в совокупности на восемь лет — не больше.

Летом 2000 года у Ельцина заканчивался второй президентский срок — до этого времени он официально мог быть президентом. Но в своем новогоднем обращении, Борис Николаевич производит сенсацию:

 

www.youtube.com/watch?v=psgmqxF2-wU

 

Во время просмотра этого видео при подготовке поста, меня всколыхнуло два сильных чувства: сначала — до какой же степени немощный был к тому времени Ельцин; а затем — насколько искренним и открытым было его общение с нацией.

 

Фраза «Я устал. Я ухожу.» уже легендарна. И по праву. Ельцин совершил фантастически красивый ход. Пусть к тому времени он был уже физически изможденным, глубоко больным человеком — как бы то ни было, он проявил истинное величие своего духа, на деле доказав, что те ценности, которые он отстаивал в борьбе с коммунистическим режимом — не пустой звук для него. Это был акт человека независимого, человека самодостаточного, человека, не боявшегося превратиться в ничто без власти, которая возносила его на самую вершину мирового политического Олимпа.

 

В стране, где испокон веков люди держались за верховную власть, пока их не находили на коврах в собственных испражнениях, добровольный уход сам по себе был поразителен. Ошеломляющий же эффект обращения Ельцина многократно усиливался антуражем. За минуту до Нового Года, нового века и нового тысячелетия старый и всем уже порядком поднадоевший президент дарит нации подарок. Он избавил страну от коммунистической диктатуры, дал народу очень прогрессивную Конституцию, обеспечил реальную свободу слова и политической конкуренции, и теперь, оставив все это наследие, уходит раньше срока. Не собираясь насиловать уставшую от него нацию собственным присутствием, он символично отпускал ее в новое тысячелетие обновленной, не только теми ценностями, которые посеял за восемь лет своего президентства, но и обновленной в смысле — без него самого.

 

Обращение Ельцина сделало встречу нового тысячелетия в разы ярче для всей страны. Нация испытала мощнейший подъем духа. Исполнять обязанности президента стал преемник — Путин. Молодой, энергичный, сдержанный, он выгодно отличался на фоне старого больного, страдавшего алкоголизмом Ельцина. Путин не курил, не пил, занимался спортом, пилотировал истребитель, мало говорил и больше делал: страну накрыла эйфория надвигающихся перемен, мощнейшее воодушевление — радостные надежды буквально витали в воздухе.

 

Два срока президентства Путина прошли просто на ура. Восемь лет безостановочного экономического роста вытащили страну из нищеты и обусловленной ею преступности. Когда Путин избирался в первый раз я был несовершеннолетний и голосовать не мог, зато с удовольствием выполнил свой гражданский долг в 2004 году, поставив галочку напротив его фамилии.

 

Конечно, уже тогда стали проявляться крайне тревожные тенденции, как, например, перевод под государственный контроль телеканалов, вроде очень в то время популярного и коммерчески успешного НТВ. Канал отняли у собственников, установили контроль над ним со стороны администрации президента, и перетрясли всю команду по единственной причине — по причине его оппозиционно вещания и резкой, язвительной, но справедливой критики лично Путина. Это были очень тревожные звоночки, которые, впрочем, за исключением горстки аналитиков и вечно недовольных хронических критиканов, в то время никто не замечал.

 

Тем временем, по мере приближения 2008 года — года следующих выборов президента — я все чаще стал слышать казавшиеся мне тогда крайне странными измышления. «Что, похоже, не уйдет Путин с президентского поста?» — задавались вопросами мои знакомые. Я не особо участвовал в подобных дискуссиях, просто потому, что считал их почти бредовыми. Как это не уйдет? Ведь не больше двух президентских сроков — это установлено Конституцией. Если он не уйдет, то превратится — ни больше, ни меньше — в государственного преступника. Остаться у власти означало бы попросту узурпировать ее. Я слушал соображения своих более взрослых знакомых как какую-то нелепость. Как потом оказалось, они намного лучше чувствовали мотивы Путина: лучше чувствовали их, потому что в глубине души считали их самыми что ни на есть целесообразными — потому что сами поступили бы точно также на его месте и, соответственно, ожидали такой ход и от него.

 

В 2008 году Путин выдвигает в качестве своего преемника Медведева, у которого собирался занять кресло премьер-министра. Вопрос перед нацией даже не стоял: после восьми лет безостановочного экономического роста, увеличения благосостояния граждан и усиления правопорядка, страна (и я в частности) дружно проголосовала за преемника, отдав ему 70% голосов и не уступив конкурентам ни единого региона.

 

Спустя всего полгода Медведев выступает с инициативой поправки в Конституцию в части изменения продолжительности президентских сроков с тогдашних 4 лет до 6. Естественно, без возможности обратной силы — т.е. изменение распространялось только на последующие президентские сроки, но не на его текущий, который уже шел. Поправка, конечно же, была безоговорочно принята в парламенте.

И хотя прецедент изменения Конституции, да еще и в части, касавшейся верховной президентской власти, не мог не зародить в сердцах граждан смутную, безотчетную тревогу, в целом инициатива по своему впечатлению, по своему антуражу, воспринималась как объективное, не вызванное личной жаждой власти решение: единственно, что мог выгадать тут Медведев, так это дополнительные два года, да и то лишь при условии, что в 2012 году его изберут повторно.

 

В течении всего срока президентства Медведева, рейтинг Путина на посту премьер-министра естественно, в силу неизбежной усталости, медленно таял, опустившись к 2011 году с 86% до 60%. Россия подходила к очередным президентским выборам, и, говоря за себя, я, не видя достойных альтернатив, готовился голосовать вновь за Медведева. Но то, что произошло в конце года, перевернуло все с ног на голову:

 

www.youtube.com/watch?v=mx44s2792SY

 

Я не смотрел, естественно, это обращения в то время, но сейчас, готовя материал к посту, посмотрел, и мне поначалу просто стало тошно. Тошно от этого спектакля: от наигранных речей, от этих самодовольных ухмылочек, от сытых лизоблюдских рож, их холуйских аплодисментов — тошно от этого дешевого балагана.

 

Основанием для выдвижения Путина на третий срок стало то, что в Конституции сказано: «Одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации более двух сроков подряд». Именно — подряд. Но он же выдвигался не подряд, ведь так? Сначала было два срока, затем срок Медведева, и вот теперь — снова его.

Один только этот скользкий ход сам по себе уже распространял неслабый запашок; в совокупности же с тем, что предварительно был увеличен срок президентства с 4 до 6 лет, и тем, что Медведев не стал даже выставлять свою кандидатуру на предстоящие выборы, вонь, исходящая из чрева власти, стала непереносимой.

 

Путин никуда не уходил. Заняв место второго должностного лица в стране, он просто посадил на трон цепного дрессированного цыганского медведя. Косолапый был использован в двух основных ипостасях: первая заключалась в том, что он караулил место хозяину; вторая — в том, что изменил срок президентства с 4 до 6 лет; после чего покорно ретировался.

 

Пазл сложился. Все было заранее продумано и разыграно как по нотам. Конкретный человек, дорвавшись до верховной власти и не желая с ней расставаться, ради ее обладания использует с одной стороны дешевые правовые лазейки, уловки, соответствующие букве закона, но попирающие его дух; а с другой — беззастенчивое изменение Конституции под себя, исключительно под свои алчные и тщеславные нужды. Это была узурпация власти, спланированная заранее и осуществленная намеренно. И впервые открыто сказал об этом на том же самом съезде все тот же Медведев. Он не просто прямым текстом проговорил, что вместе с Путиным они заранее спланировали и осуществили узурпацию власти в стране — ему невольно сделалось смешно от всей этой ситуации. Он смеялся над той легкостью, той, почти абсурдной откровенностью, с которой все проходило буквально в реальном времени. Он смеялся над целым народом.

 

Медведев не мог сдержать смеха от осознания, из каких холуев и терпил состоит нация, и как ловко они с Путиным проворачивают свои махинации. И это видео не я монтировал — это монтаж государственного телеканала, как он транслировался на всю страну. Как он останется в истории. 2 минуты 31 секунда чистого шедевра. Сейчас при просмотре его не верится, что это была реальность — реальность, в которой существовала нация. Это похоже на какую-то выдумку, на высокобюджетную постановку сцены из сказки Пушкина «О холуях, царишке, и косолапом мишке». Откровенность, неприкрытость всего происходящего сейчас, спустя всего десять лет в условиях открытого интернета, кажется зашкаливающей.

Мы живем в фантастическое время. Не удивительно, что Путин стал прятаться по подвалам: в этот век информации ничего не возможно скрыть — все как на ладони. Это же просто…

 

И не стоит особо жалеть Медведева. Он взрослый человек, и за это унижение, за эту публичную кастрацию, получил свой бонус в виде четырех лет регентства. И уж конечно никто не отменял факт сговора с целью узурпации власти, ключевой частью которого он являлся.

 

До того момента, Путин мог преспокойно уйти из политики, равно как мог и остаться на посту премьера — нет никаких сомнений, что Медведев был бы избран на второй срок. И тогда вошел бы в историю как один сплошной плюс. Действия по узурпации власти уничтожили для него эту возможность.

 

К 2011 году оппозиции как народной силы в стране не существовало. Да, были отдельные личности, организации, но они не обладали никакой популярностью в массах. Все перевернулось в сентябре. Люди поняли, почувствовали, что никакой сменяемости власти нет и не будет; что бесполезно ожидать какое бы то ни было дальнейшее развитие страны; что Путин и его друзья — к тому моменту все сплошь долларовые миллиардеры — оккупировали Кремль и не собираются уходить. Стало ясно, что группа людей дорвалась до верховной власти и единственная их цель теперь — оставаться там. Люди поняли, что с ними поступили как с ослами. С ишаками.

 

В конце года по всей стране начинают подниматься массовые протесты, пик которых приходится на декабрь — сразу после выборов в государственную думу. Путин начинает нервничать, сравнивает символ протеста — белую ленточку — с использованным презервативом. Видимо, лицо действующего на тот момент президента России, которое он видел ежедневно, преследовало его стойкими ассоциациями.

 

Однако постепенно активность протестующих снижалась. В то время Путиным уже были реализованы обе предпосылки, необходимые для принципа «Если не он, то кто?»: первая — монополизация телевизионного контента; вторая — выжженное политическое поле (подробнее об этом смотрите видео на моем канале).

 

Приведу лишь небольшой пример, раскрывающий некоторые аспекты происходящего в те дни в стране. В то время я работал в крупной частной компании в Восточной Сибири, собственник которой был и до сих пор остается очень тесно связанным с властью. В разгар протестов находящееся в Москве высшее руководство холдинга спустила разнарядку: оправить определенное количество работников в столицу на митинги в поддержку Путина и Единой России. Предприятие оплачивало билеты на самолет в Москву и обратно (расстояние 6000 километров в одну сторону), одну ночь в гостинице; поездка оформлялась как служебная — выплачивалась и зарплата, и командировочные.

Я работал в головном офисе в региональном центре, и мы шутили тогда с коллегами, что, может, подать заявку, слетать в Москву за казенный счет, в день митинга отметиться для галочки, а затем уйти, погулять, посмотреть столицу — плохо что ли? Но, конечно, заявки мы не подали (я, по крайне мере). Региональное же руководство компании, понимая вероятность подобного развития событий, подошла к задаче ответственно, выбрав для означенной миссии простых работяг, совсем взрослых или пожилых, из заслуженных ветеранов в маленьких городках по всей области, многие из которых и в Москве-то ни разу в жизни не были. Это было преподнесено как бонус, как некоторое поощрение, признание за многолетние заслуги перед компанией, и действительно воспринималось счастливчиками как самые настоящие выходные, как праздник — люди с огромным энтузиазмом вместо двух рабочих дней на заводе, и слетали в столицу, и поучаствовали в митингах в поддержку узурпатора.

 

К 2011 году политическое поле было в основном уже зачищено. В бюллетене для голосования на президентских выборах имелось всего пять строчек — пять персон. Даже альтернативу «Против всех» власть убрала как лишнюю опцию. Зачем ослам смотреть по сторонам? Тупая скотина — лишь отвлекаться и пугаться будет. Надо одеть им шоры на глаза: пусть смотрят только себе под ноги, чувствуют удары кнута на своей спине и жопе, и ковыляют вперед, куда их гонят.

 

Для меня в том списке оказалось две совершенно неприемлемые фамилии; среди оставшихся же я не смог выделить никого, и потому, придя на участок, по трем приемлемым для меня кандидатурам просто сосчитал считалочку «Эни, бэни, рэс…» сверху бюллетеня вниз, и на ком остановился, за того и проголосовал.

 

Выборы завершились в пользу Путина, однако это был отнюдь не триумф. Разразилось множество скандалов по поводу фальсификаций в ходе голосования. И хотя подконтрольные власти СМИ упорно пытались обставить все так, будто это именно осиротевший народ умоляет кормильца вернуться, в это мало кто верил.

Лживое нутро пропаганды обнаружилось со всей очевидностью 7 мая, вместе с кадрами, на которых Путин ехал на свою инаугурацию по пустой, очищенной от следов жизни Москве. И это несмотря на то, или, вернее, именно потому, что днем ранее центр столицы представлял собой довольно оживленное место.

 

Покровы были сорваны — узурпатор обнаружил свою сущность. Люди же поняли, что вся та свобода, которую они вдохнули полными легкими в девяностые, все те надежды на верховенство закона, на гарантию базовых неотъемлемых прав — Конституционных прав, надежды на равенство и справедливость — все это было попрано. Следующий же президент и его друзья, оказавшись у власти, уже не отдали ее. Нация поняла, что продолжает работать все то же правило, как и во веки веков в России — дорвавшись до трона, правитель всеми правдами и неправдами сидит на нем, не считаясь ни с Конституцией, ни с какими бы то ни было нормами и свободами граждан.

Народу плюнули в рожу. Путин же одномоментно превратился из почитаемого всеми лидера, в государственного преступника, вроде всех тех бесчисленных правителей, которые в истории России прочно ассоциируются с угнетением, с репрессиями, жертвами, с кровью, с убийствами, которым потомки дают приставку Грозный или Ужасный, или вообще не дают никаких, а одна только их фамилия уже становится пугалкой, вроде Сталина.

 

В 2018 году Путин переизбирается на четвертый президентский срок еще на шесть лет, до 2024 года, а в 2020 предлагает очередной пакет поправок в Конституцию. Да, именно пакет. В этот раз голая поправка о продлении сроков его полномочий вызвала бы просто взрыв в народе, и ее завернули в яркую разноцветную обертку. В ворохе бессмысленных абстракций, вроде деклараций о роли семьи и русского языка, активно тиражируемых пропагандой, были закопаны два совершенно конкретных пункта, о которых почти не говорилось, но для которых все в действительности и затевалось: один давал неприкосновенность президенту даже после истечения властных полномочий, выводя его из-под какой-либо ответственности; другой — «обнулял» сроки президентства Путина, позволяя ему баллотироваться еще дважды по шесть лет (то есть потенциально до 2036 года). Это просто цирк! Российскую Конституцию, а вместе с ней и весь народ, просто трахают. Нагибают, и трахают. Прямо в жопу.

 

Кто-то скажет: «Ведь все же по закону. Поправки в Конституцию в 2008 году были одобрены голосованием в парламенте; в 2020 году — на референдуме. Равно как непременно проходили и выборы президента».

Но это не более чем формальное соответствие. Решения в обеих палатах, как и в судах на всех уровнях, нелегитимны в силу того, что по факту не выполняется Конституционная норма о независимости ветвей власти. Решения же, принятые на всенародных голосованиях, помимо процессуальных нарушений — очевидных фальсификаций (смотрите одноименное видео на моем канале) — осуществлялись в условиях отсутствия Конституционного права на свободу слова, а также Конституционного равенства граждан в своих правах — в частности, не соблюдалось равенство в праве баллотироваться на выборные должности.

 

Вишенкой на этом торте стал принятый в 2021 году закон о запрете лицам, причастным к экстремистским организациям участвовать в выборах. Суть в том, что этот закон имеет обратную силу. Это прямо нарушает 54-ю статью Конституции, в которой говорится, что "закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет". Конечно, законами, напрямую противоречащими Конституции, в Путинской России никого не удивишь, однако данный случай — это качественно новый уровень, потому что обратная сила закона абсолютно недопустима.

Правда, подобный инцидент уже имел место быть. Здесь, в Советском Союзе, в 1961 году трое спекулянтов были расстреляны за махинации с валютой. Да, всего шестьдесят лет назад людей расстреливали за то, что они по сути совершали валютно-обменные операции. Специфика же данного дела заключалась в том, что изначально закон предполагал лишь тюремное заключение по такому преступлению. Однако для создания показательного эффекта, уже после вынесения приговора о заключении на 8 лет, был изменен уголовный кодекс, в результате чего максимальную меру наказания ужесточили до смертной казни, которую и привели в исполнение. Представьте, что вы выехали на улицу с односторонним движением, зная, что максимальным наказанием за это будет лишение прав на один месяц. Вам не повезло — через пару кварталов вас останавливает полиция, оформляет протокол и приглашает в суд, который назначается на следующую неделю. Однако в течении недели закон меняется, так что наказанием за это правонарушение становиться 10 лет колонии, которые в полной мере применяют к вам, так что из зала суда вы сразу отправляетесь по этапу.

Принцип «закон не имеет обратной силы», означает, что индивида можно осудить только за деяние, которое на момент преступления рассматривалось как преступное, и наказать в той мере, в которой предусматривалось наказание. По новому же законопроекту, к примеру, планируется отказывать в правах избираться на должности в государственные органы власти людям, которые каким-либо образом были причастны к организациям, признанными экстремистскими. Но этой правовой нормы ранее не существовало. Гражданин, совершавший пожертвования в организацию год назад, когда это не подразумевало в принципе никакого наказания, не может быть наказан за это.

Вдумайтесь в это: нарушение принципа «закон не имеет обратной силы» означает, что любой человек потенциально может оказаться преступником и быть осужден за что угодно и с какой угодно жестокостью. Это дает Путинскому режиму возможность выборочного наказания, что мы и наблюдаем сейчас: власти нужно лишить группу лиц права участвовать в выборах — это цель; данная группа лиц объединена тем, что была так или иначе связана с некоторой организацией, которой уже не существует; решение — принимается закон, согласно которому причастность к данной организации в прошлом есть преступление, за которое человек лишается своего электорального права. Причем, вместо ограничения в участии в выборах можно было установить, например, наказание в виде лишения имущества, или лишения свобода — да вообще любое, какое только пожелается Путинскому режиму.

Принцип «закон не имеет обратной силы» не просто прописан в Конституции — он есть необходимое, неотъемлемое условие самого понятия правосудия. Без него правосудия нет и не может быть. Если же данный принцип не обеспечивается, как обстоит дело сейчас в России, то это позволяет государству наказывать любого индивида сколько угодно раз за что угодно и как угодно.

Нарушение принципа «закон не имеет обратной силы» означает, что Россия больше не является правовым государством.

 

То, что сделал с Россией Путин — это номоэксалипсия. Это не просто устранение некоторых законов или попрание отдельных положений Конституции; не просто некий не конкретизированный, абстрактный подрыв общества, подрыв государственности. Номоэксалипсия — это односторонний отказ от фундаментальных правил и основ, влекущий за собой безвозвратную потерю доверия и, как следствие, фактическую отмену взаимных обязательств между субъектами всей системы.

 

Путин и его друзья нанесли такой урон нации в части отношения общества и государства, в части доверия к власти, что это грозит самыми катастрофическими последствиями для страны.

Сейчас в России люди:

1. не верят власти — это факт;

2. знают, что власти просто наплевать на них — это факт;

3. знают, что у них нет никакой защиты от государственного произвола — произвола чиновников и силовиков — это факт;

4. знают совершенно отчетливо, что от власти можно ожидать всего, чего угодно, самых страшных действий — это факт;

5. и вдобавок ко всему, страна полностью изолирована от внешнего мира в том смысле, что никакие международные законы (права человека, элементарные базовые юридические концепции) на нее не распространяются — не имеют здесь никакой силы.

 

Перечисленное относится абсолютно ко всем в России: и к противникам, и к сторонникам режима. Но почему же сторонники, также всецело разделяющие и согласные с обозначенными фактами, тем не менее поддерживают Путина? Объяснение этого вы найдете в видеопосте «Рейтинг Путина» на моем канале, здесь же я раскрою лишь еще один момент, во многом обуславливающий данное явление.

Российская нация сейчас это женщина на необитаемом острове с отвратительным ей, жадным садистом, забирающим всю еду, которую она производит, целыми днями ничего не делающим, да вдобавок каждую ночь принуждающим ее к любви. Россия в настоящее время в положении индивида, полностью зависимого от воли другого: в положении жертвы по отношению к насильнику, ребенка по отношению к ничем не ограниченному в своих действиях родителю, раба по отношению к хозяину.

В 70-ые годы прошлого века был введен термин «стокгольмский синдром», описывающий специфическую ситуацию, когда заложники террористов, уже будучи освобожденными и находясь в безопасности, оправдывали действия захвативших их людей, выступали в их защиту, посещали их в больницах и тюрьмах.

Когда жертва полностью находится во власти насильника, когда ее жизнь, здоровье, ее судьба и благополучие целиком зависят исключительно от его воли, и нет никакой иной силы, к которой она могла бы апеллировать, она вынуждена, в целях выживания, не просто подчиняться и выполнять все требования тирана, а предугадывать их — предугадывать его настроения и желания, чтобы по возможности не делать ничего, что могло бы его разозлить. То есть у жертвы — отдельного гражданина — не имеющей никаких прав, никаких гарантий, находящейся под постоянной угрозой наказания, вплоть до уничтожения, жизнь и здоровья которой целиком и полностью зависят от насильника — государственной власти — у такой жертвы нет ни малейшего шанса на самостоятельные действия. Ее индивидуальность: ее взгляды, ценности, ее собственное эмоциональное состояние, переживания — ее личность перестает иметь всякое значение. Жертва чувствует облегчение и радость только при условии, что хорошо и радостно насильнику; жертве тревожно и страшно, когда насильник недоволен. Жертва старается всячески поднять настроение насильнику, угодить ему, развеселить его, и чем она успешнее в этом — тем меньше исходящая от него угроза. Единственным критерием выживания и благополучия жертвы становится способность максимально точно угадывать настроения и желания насильника. Это предугадывание происходит через механизм эмпатии: чтобы как можно лучше встроиться в систему восприятия действительности тирана, жертва бессознательно «усваивает», перенимает его ценности, его мировоззрение. Такое поведение жертвы — это естественный результат адаптации в условиях полной зависимости от воли насильника, обеспечивающей ей минимизацию эмоционального дискомфорта. Жертва начинает искренне понимать своего мучителя, вплоть до полного оправдания его действий и принятия своей участи, какой бы она не была — хоть идти в рай, хоть просто сдохнуть.

 

Многомиллионная нация вновь стала заложницей воли и мировоззрения одного человека. И если сейчас, каким-то образом посмотрев это видео, Путин вдруг скажет, а уйду-ка я тоже красиво, как Ельцин — добровольно и раньше срока — то это уже невозможно. Поезд ушел безвозвратно. Насильник не может просто слезть с жертвы и сказать: «Я устал, я ухожу», рассчитывая, что жертва при этом будет радостно аплодировать его благородному жесту. Так не получится. Даже если он уйдет на покой, поставив во главе страны очередное дрессированное животное, и остаток жизни проведет с Кабаевой и Кривоногих в подземельях Геленджика, или где бы он там, ****ь, не проводил с ними время, покойно умерев в постели под мягким пледом в окружении внуков, в истории он останется тем, кем является — узурпатором и насильником. Человеком, ради обладания неограниченной верховной властью вернувшим Россию к номоэксалипсии.

 

Да. Именно вернувший. Все это уже было раньше. Это стандартные, знакомые, очень близкие роли для всех, кому сейчас за пятьдесят. Их мировоззрение сформировалось в советском союзе: эта травма тотального подчинения, положения нижних по отношению к власть имущим глубоко в них. Это прекрасно видно из их поведения, включая и тех, кто сейчас у власти — они точно такие же.

 

И эта ситуация могла измениться. Мое детство прошло в 90-ые годы, а первая молодость выпала на нулевые, и я прекрасно помню, как во все это время у меня было четкое убеждение, что общество и власть взаимодействуют на базе ряда незыблемых правил. Конечно, то тут, то там были сбои, но фундаментальные ценности сохранялись, и главным образом потому, что сохранялось ограничение на власть главного человека в стране — ограничение на власть президента. Он мог находиться на посту четыре года, затем, в случае переизбрания, еще четыре, но и только. После этого он уходил, уступая место другому. Это был пример с самого верха — пример, на который ориентировалась вся страна, и совершенно естественно, что если президент соблюдал правила нахождения у власти, то любой другой чиновник, злоупотребляющий своими полномочиями, автоматически становился вне закона — не только юридически, но и морально. Так было вплоть до 2011 года, пока жаждущий власти диктатор не сломал все правила, вернув Россию в номоэксалипсию, вновь ввергнув нацию в состояние полного неверия в законы, уничтожив дух, сам смысл Конституции.

 

Современная Россия — не правовое государство. Это безусловный факт. Здесь никто не уверен, что он в безопасности. Здесь отсутствует механизм соблюдения базовых прав: принято множество законов, прямо противоречащих Конституции; а те нормы, которые еще не запрещены, не исполняются по факту. В частности:

— не обеспечивается свобода слова;

— нет независимых ветвей власти: независимого парламента, независимых судов и т.д.;

— не обеспечивается равенство граждан в правах.

Конечно, только единицы осознают это, но чувствуют, интуитивно схватывают абсолютно все.

 

И это та проблема, без преувеличения, катастрофическая проблема, с которой в начале 21 века вновь столкнулась Россия. Главная задача для каждого из нас сейчас — это найти ее решение, найти выход. А для этого нам надо сплотиться и начать движение — начать эволюционировать вместе как социум, держа за ориентир простые и понятные ценности:

— свобода слова;

— независимость ветвей власти;

— равенство всех граждан в правах.

Любой, принятый Путинским режимом закон, который попирает данные базовые ценности, должен быть признан социумом нелегитимным. Любое действие режима, нарушающее данные принципы — должно быть признано нелегитимным.

 

Каждый из нас должен поместить эти базовые ценности в основу устройства социума, с их высоты оценивать, и от них полагать все свои действия и стремления. Преимущества общества, базирующегося на данных конституционных нормах, настолько огромны, что стоит только социуму устроить себя согласно им, как он уже не откажется больше от них.

 

……………………………

 

Видеоверсию данной публикации вы найдете по ссылке:

www.youtube.com/watch?v=WW48PdKGVsE

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль