Шизофрения мира

0.00
 
Шизофрения мира

— У него острая шизофрения, в которой преобладают галлюцинации и его бредовые идеи.

 

 

— Это лечится? — спросил женский голос.

 

 

— К сожалению, нет, но мы можем лишь усмирить его симптомы.

 

 

— Как?

 

 

— Приём лекарств поможет ему, но их придётся принимать всю оставшуюся жизнь, соболезную.

 

 

Вы когда-нибудь спрашивали себя, реально ли то, что вас окружает? В один момент своей жизни он задался таким вопросом.

 

 

— Когда это началось? — ровным и спокойным голосом спросил доктор, перед этим запустив диктофон.

 

 

— Примерно когда мне было семнадцать лет, — ответил тот.

 

 

— Что тогда произошло?

 

 

— Я увидел красную ленту, которая исходила из банки, что лежала на земле.

 

 

— И что же произошло дальше?

 

 

— Я тронул её, после чего в моей голове будто произошла вспышка из разных образов, — он сидел и смотрел куда-то в сторону, но не на доктора, а глаз его всё время дёргался. Доктор заметил это.

 

 

— Что-то не так? — спросил он осторожно.

 

 

— А?! Нет, всё нормально. Всё полностью и всецело нормально! — встревоженно начал он бормотать, при этом мня пальцы, то и дело смотря куда-то в другой конец комнаты.

 

 

— Как тебя зовут? — напряжённо спросил доктор, при этом опёрся подбородком на руку.

 

 

— Вроде… — задумался он, после чего произнёс неуверенно: — Джо?

 

 

— Ладно, на сегодня закончим, Эрик, иди прими лекарства, — сказал доктор, чиркнув что-то в тетради.

 

 

— Хорошо, до свидания.

 

 

В восемнадцать лет ему официально поставили диагноз: «Шизофрения». К тому моменту у него уже был психоз из-за того, что он видел и какие мысли приходили ему в голову. Достаточно талантливый юноша, которого подкосила такая тяжёлая болезнь, лечения которой нет. С того момента, как ему поставили диагноз и положили в психиатрическую больницу, он ни разу не выходил из неё. Всё началось с тех самых красных лент, которые он видел исходящими абсолютно из чего угодно. Болезнь быстро прогрессировала и симптомов становилось всё больше. Сейчас он более спокойный и пусть он и принимает таблетки, но по нему видно, что никакого эффекта они не возымели. Сейчас же после каждодневного посещения доктора он направлялся за таблетками, после чего наступало свободное время. Придя к месту, где выдают таблетки, он увидел, что там уже была очередь, поэтому сел на диван рядом. Многие представляют психиатрические больницы ужасными и страшными местами, но это место было не такое. Оно было красочным, светлым. Стены не были серыми, ведь на них были разные рисунки, пусть и простые. Мебель была вся новая и в хорошем состоянии.

 

 

— Ты таблетки-то будешь брать? — произнёс бодрый женский голос.

 

 

Повернув голову влево, он увидел молодую девушку, с которой довольно часто общался.

 

 

— Вроде… Стэйси? — неуверенно пробормотал он.

 

 

— Опять ты за своё! — с улыбкой сказала она, — Джессика я, Джессика. Когда же ты уже запомнишь?

 

 

— Извини, — виновато ответил он.

 

 

— Иди уже таблетки бери, а после пойдём играть в каркасонов!

 

 

— Хорошо.

 

 

Сегодня она была в хорошем настроении, хоть обычно и пребывала в депрессивном состоянии. Джессика попала в больницу где-то месяц назад из-за того, что пыталась совершить самоубийство. Добрая девушка, пусть и совершила такую глупость.

 

 

Пусть в психиатрической лечебнице и не так много адекватных людей, но даже в ней есть игры для проведения досуга. Одной из таких игр и была настольная игра «Каркасоны». Интересная и незамысловатая игра, где нужно строить города и зарабатывать очки. Он в основном играл только с Джессикой, ведь больше не с кем было. Все остальные были либо не в том состоянии, либо их не интересовала данная игра. Вдвоём, впрочем, тоже не так-то и плохо играть. Всяко лучше, чем ничего не делать и тупо лежать, уставившись в стенку.

 

 

Сев за стол в столовой, они начали играть. Игра шла, как обычно: они то и дело шутили и подшучивали друг над другом. Строили города, то помогая друг другу, то соперничая за один из городов. В один из моментов игры он резко прекратил говорить и уставился в одну точку, а, точнее, в одну из карточек поля. Она заметила это.

 

 

— Опять? — напряжённо спросила Джессика.

 

 

— Да… — пробормотал он в ответ.

 

 

— Успокойся, — начала она успокаивать его, — это лишь в твоей голове. Что ты видишь?

 

 

— Красную ленту, что исходит из той карточки, — сказал он, указывая на дальнюю от него карточку, на которой был нарисован храм.

 

 

— Неужели ты так боишься этой нити? — поинтересовалась она у него.

 

 

— Да, ведь если я коснусь её, то непременно случится что-то плохое.

 

 

— Да что может такого случиться?

 

 

— Я не знаю…

 

 

Она пристально смотрела на него и на то место, куда смотрел он. Слишком ярко было видно его волнение и страх, который был нарисован на его лице. Напряжённое и полное страха лицо. Джессика не в первый раз его видела, но всё равно не могла понять, чего же такого он боится, как, пожалуй, и никто другой. Его страх шёл откуда-то из далёкого прошлого, откуда-то так давно, что он и не мог вспомнить. Коридоры воспоминаний виляли из стороны в сторону, то и дело сбивая его с пути.

 

 

— Дотронься до неё и ты увидишь, что ничего не случится… — вырвалось из её уст.

 

 

Он сразу же уставился на неё, не зная, как и реагировать на её слова.

 

 

— Нельзя, — решительно ответил он.

 

 

— Если ты так продолжишь, то ничего не изменится в твоей жизни, — она решила идти до конца, — если ты дотронешься до неё, то ничего не произойдёт и ты поймёшь, что всё может стать лучше. Ты сможешь вылечиться и наконец-то выписаться отсюда, из этого места, что пожирает людей и делает из них овощей!

 

 

Она была права. Он понимал это, поэтому всё же решился коснуться этой ленты. Медленно он начал подносить свою руку к ней и коснулся её, а в его голове пронеслись образы с такой скоростью, что он почти ничего не сумел высечь в своей памяти. Лишь отрывки остались у него перед глазами. Он увидел, что через пару секунд к столу подойдёт один из пациентов и начнёт себя ненормально вести при виде той самой карточки из игры. Так и произошло. Один из больных подошёл к их столу, после чего, наклонившись, сделал округлённые глаза и, взяв карточку, начал носиться с ней, что-то крича себе под нос неразборчивое. На его крики прибежали медбратья и, сделав тому укол, уволокли его.

 

 

— Джессика, я же говорил, что случится что-то плохое! — вскрикнул он.

 

 

— Джессика?.. Сколько раз тебе говорить, что меня зовут Дариана?

 

 

— Извини… — виновато пробормотал он снова.

 

 

— Что произошло после того, как ты коснулся этой красной ленты? — спросил его доктор. Тот сидел и снова смотрел куда-то в сторону, будто витал в облаках и не обращал внимания на окружающую его реальность, но в итоге он снова вернулся в неё.

 

 

— Мою мать убили, — холодным голосом ответил он.

 

 

— Почему ты решил, что её убили? — заинтересованно спросил доктор.

 

 

— Это произошло на моих глазах. Я видел, как из её глаз уходила жизнь, как они становились мутными, пока в итоге она не перестала дышать.

 

 

— Я говорил с твоей матерью буквально на днях. Она приходила тебя навестить, ты помнишь?

 

 

В день посещений всегда была суматоха, ведь пациентов приходили посещать их родные и друзья. Они приносили с собой «передачки». Под этим словом стоит понимать продукты и всякие вкусности, которые, без сомнения, многих радовали. Многие любят вредную пищу, а в таком месте, как психиатрическая лечебница, их не дают, поэтому разные сладости ценились. Сама же встреча проходила в столовой. К нему тоже пришли.

 

 

— Сыночек, привет! — радостно пролепетал женский голос.

 

 

Он подошёл к столу и, ничего не сказав, сел за него. Женщина, что сидела прямо перед ним, всем видом пыталась показать радость, но по ней было видно, что она чертовски уставшая. На ней было красное платье цвета расцветшей розы. Такое яркое и примечательное, что невольно приковывало к себе внимание.

 

 

— Как себя чувствуешь? — спросила она.

 

 

— Нормально, — коротко ответил он.

 

 

— У нас на работе такой случай произошёл, ты не поверишь… — она начала о чём-то щебетать, о чём-то, что его совершенно не интересовало и он на это даже не обращал внимания. Очередная попытка не дать ему забыть о внешнем мире, о том, что может быть вне этих стен, в которых он уже чёрт знает, сколько времени. Закончив свой рассказ, она задала ему вопрос: — А у тебя что интересного?

 

 

— Ничего.

 

 

— Дорогой, если ты будешь всё держать в себе, то тебе не смогут помочь. Ты же хочешь выбраться отсюда? Доктор мне уже сказал, что эти лекарства тебе не помогают, но он так же сказал, что есть другие таблетки, которые тебе точно помогут. Главное, будь открытым и говори обо всех тревогах ему или мне. Я же твоя мать, я о тебе волнуюсь.

 

 

— Ты мне не мать. Она умерла у меня на глазах, — сказал он, после чего резко встал и пошёл в свою палату.

 

 

Доктор смотрел на него и ждал ответа на свой вопрос. Было видно, что его пациент опять ушёл в себя и на секунду отошёл от реальности, но в итоге он снова вернулся в неё.

 

 

— Она мне не мать, — холодно ответил он.

 

 

— А кто тогда? — спросил доктор, при этом записывая что-то в блокнот.

 

 

— Не знаю. Пусть она и говорит, что она моя мать, но это не так. Я это знаю, я в этом уверен.

 

 

— Что ты сейчас чувствуешь? — задал ему вопрос доктор после того, как заметил, что тот снова начал нервно смотреть куда-то в сторону.

 

 

— Ничего, — взволнованно ответил он.

 

 

— Как тебя зовут?

 

 

— Вроде… Эрик? — неуверенно сказал он.

 

 

— Ладно, на сегодня закончим, Майк, иди прими таблетки.

 

 

Он вышел из кабинета и направился в сторону, где выдавали таблетки. Там снова стояла очередь, а также рядом снова стояла та девушка, с которой он играл не так давно. Заметив его, она сразу же направилась к нему.

 

 

— Привет! — радостно произнесла она.

 

 

Она смотрела на него, а он на неё. Была слишком длинная и неловкая пауза, но она поняла, в чём дело.

 

 

— Опять забыл имя? — всё так же с улыбкой продолжила она говорить, — Дариана меня зовут, Дариана. Запомни уже, наконец.

 

 

— Извини, я постараюсь.

 

 

— Как прошёл сеанс с доком? — поинтересовалась она.

 

 

— Никак.

 

 

— Как обычно, ну да ладно! Иди за таблетками и пойдём играть.

 

 

Приняв таблетки, они направились в сторону столовой, где собирались, как и обычно, играть в каркасонов. Путь их пролегал через длинный и прямой коридор, но на середине пути они неожиданно остановились. Он увидел перед собой больную длинную красную нить, что была во всю ширину коридора и перегораживала ему путь. Дариана заметила его волнение.

 

 

— Что такое? Почему мы остановились? Опять увидел красную ленту? — засыпала она его вопросами.

 

 

— Да.

 

 

— Так обойди её.

 

 

— Не могу, она во весь коридор.

 

 

— А снизу пролезть?

 

 

Он посмотрел на неё так, будто она открыла ему какую-то невиданную истину. Решив последовать её совету, он сел на корточки и пополз по полу прямо под лентой, но вдруг в его голове пронеслись образы. Она задел ленту. Образы показали ему то, что Дариану сейчас убьют. Как? Через пару секунд тут будет проходить медбрат с небольшим кухонным ножом в заднем кармане. Этот самый нож выхватит один из пациентов и, всадив медбрату его в горло, прыгнет с ним на Дариану и так же всадит его ей в горло. От увиденной картины он оцепенел и надеялся, что это лишь глюки его воображения, но на горизонте появился тот самый медбрат, а не так далеко за ним был тот самый пациент.

 

 

Что делать? Как предотвратить то, что сейчас произойдёт? Забрать нож первому. Да, это самый лучший вариант. По крайней мере, так он в тот момент подумал, поэтому, резко вскочив, он побежал к медбрату и, столкнувшись с ним, вытащил из его кармана нож. Всё произошло слишком быстро. Другой пациент набросился на него и когда они падали, упал прямо на нож. Нет, он не умер, но почувствовал сильную боль, из-за чего сразу же заорал. Одного сразу же повели в медпункт, а другому же сделали укол и уволокли в одиночную комнату с мягкими стенами.

 

 

— Зачем ты это сделал? — задал ему вопрос доктор, — тебе понравилось сидеть в одиночке целый месяц?

 

 

— Нет, — угрюмо ответил он.

 

 

— Тогда зачем ты это сделал?

 

 

— Если бы я этого не сделал, то он убил бы Дариану и медбрата!

 

 

— Дариану? — в замешательстве переспросил доктор, — это ты про ту девушку, что была с тобой?

 

 

— Да, он бы убил её!

 

 

— С чего ты решил, что её кто-то убьёт?

 

 

— Я видел это! Я видел, как он всаживает ей нож в горло! — истерично проорал он.

 

 

— Ты опять коснулся красной ленты?

 

 

— Да…

 

 

— Ты помнишь, как тебя зовут? — напряжённо спросил доктор.

 

 

— Майк?

 

 

— Боюсь, что нет. Тебя зовут Джошуа и тебе нужно запомнить своё имя. К сожалению, поскольку лекарства не дают эффекта, нам придётся ввести тебя в коматозное состояние для твоего же блага.

 

 

Он не хотел этого. Он понимал, что ничего хорошего от этого ему не будет. Только в его голове пронеслись эти мысли, как тут же в комнате появилась красная лента. Она была почти во всей комнате, стоило ему сделать хоть одно небольшое движение, как он бы непременно коснулся бы её. Если я коснусь её, то снова случится что-то плохое. Так он думал. Но что ему было терять? Вот именно — нечего. Именно поэтому он протянул руку и коснулся ленты. В его голове снова начали мелькать образы, но на этот раз они были чётче. Он увидел, что сейчас в комнату войдёт медбрат и сделает ему укол. Резко вскочив, он схватил ключи со стола доктора и пулей метнулся к двери, после чего закрыл её на ключ. Только он это сделал, как тут же с другой стороны начали ломиться в дверь. Появилась новая лента, которой он тут же коснулся. Доктор собирался подойти сзади и сделать ему укол, но, поскольку он уже про это знал, то тут же сделал рывок вниз и уклонился от иглы, которая чуть не угодила ему в шею.

 

 

— Саймон, ты должен успокоиться. Тебе никто не хочет навредить, наоборот, тебе хотят помочь. Открой дверь.

 

 

— Нет! — вскрикнул он.

 

 

— Тише. Ты же понимаешь, что тебе некуда бежать, тебя всё равно скрутят и сделают укол. К чему сопротивление?

 

 

Доктор был прав. Бежать из этой комнаты некуда. Выход один, да и то с другой стороны уже стоял медперсонал, который его тут же схватил бы, стоило ему выйти из комнаты. Что делать? Брать заложника и бежать. Единственный вариант, который пришёл ему в голову. Оббежав доктора и уклонившись от иглы, он подбежал к его столу, схватил перьевую ручку и направил её на доктора.

 

 

— Выкиньте шприц! — скомандовал он.

 

 

— Ты же знаешь, что я не могу, — спокойным голосом сказал доктор.

 

 

— Тогда я всажу её себе в сонную артерию!

 

 

— Хорошо, будь по-твоему, — сказал доктор, выкинув в сторону шприц, — что дальше, Саймон?

 

 

— Повернитесь ко мне спиной!

 

 

Доктор неспешно выполнил его требования, а тот быстро подошёл к нему и приставил перьевую ручку к его горлу. В тот же момент дверь была выбита и перед ними показался двухметровый медбрат.

 

 

— Не мешайте мне и дайте пройти!

 

 

— Делайте, что он сказал, — дал указ доктор, — вы знаете, что делать.

 

 

После этих слов медбрат вышел из комнаты и отошёл от двери. Когда они вышли из неё, то увидели, что там стояло большинство людей из медперсонала. Медленным шагом они пошли в сторону выхода из лечебницы. Впереди и сзади шёл персонал, следя за каждым движением со стороны взбунтовавшегося пациента. Они шли по длинному коридору, когда перед ним снова появилась лента. На этот раз на него собирались напасть со спины, поэтому он резко повернулся, а медбрат, который хотел сделать ему укол, попятился назад.

 

 

— Сэм, ты вправду этого хочешь? — задал ему вопрос доктор, — ты вправду хочешь, чтобы всё было вот так? У тебя ещё есть шанс сдаться. Лечение тебе поможет и ты сможешь жить нормальной жизнью, но если ты не пойдёшь к нам навстречу, то мы не сможем тебе помочь. Ты же это понимаешь?

 

 

— Заткнитесь! — грозно крикнул он.

 

 

Дойдя до выхода, он заставил доктора открыть её, после чего они прошли на лестничную площадку. Снова лента. Снизу стояли люди в форме и с автоматами наперевес, они собирались стрелять транквилизаторами прямо в него, но он прикрылся доком.

 

 

— Ты же видишь, что идти тебе некуда. Сдайся, Кайл. Прошу.

 

 

— Нет!

 

 

Быстрым шагом они направились на крышу. Открыв её, они оказались в тупике. Бежать больше было некуда, а позади были специальные люди с транквилизаторами. Что делать? Для начала он приказал закрыть доктору дверь, после чего наказал никого не впускать, иначе он всадит себе ручку прямо в горло. Небо такое мрачное и чёрное, будто сейчас начнётся буря и не будет стихать целую неделю. Соответствующее его отчаянью и безумию. Ради чего всё это? Не лучше ли было бы дать им лечить его? Столько вопросов, но ни единого ответа. Когда он опустил свой взгляд с неба на край здания, то он увидел старика в чёрном плаще и такой же чёрной шляпе. Тот стоял и смотрел прямо на него.

 

 

— Не подходи! — вскрикнул он, после чего поднёс перьевую ручку к сонной артерии.

 

 

— Ты хочешь выбраться отсюда? — сказал старик.

 

 

— Кто ты?!

 

 

— Я всего лишь шестерёнка в этом мире.

 

 

— Как ты тут оказался?!

 

 

— Я пришёл сюда для того, чтобы поговорить с тобой.

 

 

— О чём? — кое-как успокоившись, спросил он.

 

 

— Ты нужен нам. Ты особенный и мы хотим, чтобы ты нам помог. Твои силы уникальны, они могут нам всем помочь и спасти миллионы, миллиарды жизней.

 

 

— Силы? Какие силы? — непонимающе вопросил он.

 

 

— Ты и сам уже понимаешь, что ты необычный человек, не так ли?

 

 

— Д-да… Я не такой, как они все. Я это чувствую…

 

 

— Тогда присоединяйся к нам.

 

 

— Как? Отсюда нет выхода. Позади находится дюжина вооружённых людей, которые схватят меня тут же, как я открою дверь.

 

 

— Прыгай. Прыгай с крыши и ты сможешь выбраться отсюда. Прямо на забор.

 

 

— Я умру, если спрыгну с крыши! — вскрикнул он.

 

 

— Ты не умрёшь. Тебе откроются новые двери, в которые ты пройдёшь.

 

 

— Значит, спрыгнуть с крыши?..

 

 

— Кайл! — окрикнул его доктор.

 

 

— Заткнитесь, доктор!

 

 

— Кайл, у тебя ухудшилось состояние. Твои симптомы усилились и ты сейчас говоришь сам с собой. У тебя галлюцинации. Если ты спрыгнешь с крыши, то ты умрёшь. Позволь мне тебе помочь…

 

 

— Старик, ты меня не обманываешь?

 

 

— Нет, мне нет смысла тебе лгать, ты же сам только что понял, что только ты меня видишь.

 

 

Он подошёл к краю, после чего опустил голову вниз и уставился на забор. Он был заострён сверху, так что падение на него означало стопроцентную смерть. Множество чувств смешалось в нём. Страх, боль, ненависть. Ощущение того, что он всё же сошёл с ума. Потеря смысла хоть чего-либо.

 

 

Шаг. Полёт. Боль. Кровь. Конец жизни и слова старика: «Такие, как ты, могут повредить „Грань“, извини, но ты должен был умереть. Сломанная шестерёнка, „Странник“, он породил тебя, но мы уничтожили».

 

 

— Старик… Ты меня обманул, — закончив видеть образы, сказал он.

  • Пролог / Брошенные Ангелы / Аркадьев Олег
  • Господин Великий Новгород - Вербовая Ольга / Путевые заметки-2 / Хоба Чебураховна
  • "  полёт грифона " / Ивашина Мария Александровна
  • Здесь всегда темно / Что ловится в тумане / Валевский Анатолий
  • Богдан / Лисичка Олен
  • Первая и последняя глава / Человек, который часто смотрелся в зеркало / Angliya
  • ФИНАЛ ПРОЗА. Ирина Цыганок, судейские отзывы / Ночь на Ивана Купалу -2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Мааэринн
  • Ворует казну / Хасанов Васил Калмакатович
  • Хотите ко мне в душу? Ну, что же / По картинкам рифмы / Тори Тамари
  • Сумерки. Старый парк... / Избранное. Стихи разных лет / Натафей
  • гуляли мы по променаду / ОТСЕБЯТИНА / Валентин Надеждин

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль