Глава 14 Предсмертные муки гостеприимная встреча

0.00
 
Глава 14 Предсмертные муки гостеприимная встреча

Очнулся в неизвестном месте. Вокруг песок, слабый ветер поднимает песчаные крупинки и яркое солнце пропекает до нутра. С перепугу подпрыгнул, потрогал себя — всё на месте. Ясно, глюки. Не успел моргнуть, как впереди фрегат из мрамора прёт в мою сторону. Начинаю бежать, внутри всё печёт, из под земли появляется рука с мой рост и хватает за горло, слышу писклявый женский голос...

— Сдохни, мразь.

Корабль уже близко, перемещаться не могу, по колено стою в чём-то вязком. Оно просто разрывает моё физическое тело на две части, но я в сознании и крови нет. Всё вокруг потемнело, я вновь цел, только весь в кровоточащих язвах, перед мной внезапно предстаёт образ матери, в руках ведро соли… Она начинает сыпать её на мои раны… бьюсь в конвульсиях, пока она громко смеётся. Выливает что-то на оборванное предплечье из чёрной бутылки, не могу ничего вымолвить, адская боль сковала. Успел только увидеть поверженного своего врага, одна из рук оторвана, нога так же не на своём месте, снова ухожу в свою голову. Закрытая коробка со стальными стенами, с потолка начинает литься кровь, быстро-быстро заполняя всё простарнство вокруг.

— Теперь ты бесполезен — калека.

Захлёбываюсь кровью, вновь прихожу в чувство в телеге, начинаю орать во всё горло, трясёт как больного сахарным диабетом. Чья это телега? Не понимаю, что вокруг происходит! Внутренние органы будто рвутся на волю, слюна перебивает мой голос и я замолкаю. Чувствую, как кровь заливает глаза, начинаю махать единственной рукой, слышу громкие женские крики. Снова лежу, теперь прикован к столу, обливаюсь холодным потом… Вроде лихорадка стихла, появился звон в ушах. Будто внутри черепной коробки черви выедают мой мозг, пытаюсь взять себя в руки, но ничего не выходит! Начинаю истерически заливаться смехом, понимаю, что скула разорвана, нижняя лицевая кость торчит наружу. Сбоку от моей физической изувеченной оболочки загорается свет. Ну, кто на это-то раз пришёл лишить меня жизни? Сколько ещё будут длиться мои предсмертные муки? Закончив приготовления, силуэт берёт топор, подходит в притык к столу, только сейчас могу рассмотреть лицо. Не может этого быть! Вновь начинается паника, он хватает мой разум вместе душу и заставляет верить в происходящее — профессор Зирк.

— Вижу, вы узнали меня. Ну, что же, закончим то, что начали, а то вы в тот раз так быстро покинули нашу команду.

Это всё не настоящее, обман воображения… Очнись, очнись, очнись! Твержу про себя, ибо говорить нет сил. Топор входит в поломанные рёбра, причиняя сильнейшую боль, будто прошла целая вечность. Крики, стоны, смех, но не долгожданная смерть мученика. В холодном поту просыпаюсь, вокруг семь великанов, в серебряных мантиях из чистой бирюзы, у каждого разное оружие: два меча, кинжалы, посох, секира, все богоподобной работы кузнецов. Верчу головой, они стоят кругом и их взгляды сконцентрировались на одном калеке. Встать не могу, последние остатки энергии потратил на круговые движения… Лежу непонятно на чём, смотрю вверх и мне плевать, что дальше. Всё это лишь глюки, болевой шок, бред, хлам!

— Встань, — громкий голос проник в самые глубины моей души, пробрав до костей за доли секунды, тело вновь стало цельным, знак стража запульсировал, приятное тепло окутало с ног до головы, и мне удалость подняться.

— Что вам нужно? Кто вы? Что происходит? — и череда прочих вопросов, ответ на которые получить так и не удалось. Один из них, с посохом, взялся отвечать.

— Жить в плену, сумрак видит лишь вершину подводного айсберга, последний из хранителей. Мои братья и я в том числе — мёртвые боги Атлантов, свергнуты с наших мест и забыты всеми. Но ты — ты будешь жить. Твоя миссия нам на руку. Божество, в которое перестали верить — бесполезно, как кусок булыжника, — он демонстративно постукал себя по мощной груди, из под земли появилась змея не бывалых размеров, обвила мои кости и сжала кольцом. Калейдоскоп разныхкартинок, непонятных людей, мест и так далее сменялся с невероятной скоростью. Свет окончательно покинул мир своих страхов. Укрыт шкурой медведя, лежу на диване. Всё так — это был не сон. Проверяю — по всему телу множество глубоких царапин, минус нога, рука… Хорошо, что глаза есть. Сколько же сейчас времени… Услышал звон настенных часов, с перепугу вскочил. Вспомнил о доступном времени вне стен базы, и ничего. Не удержал равновесия, грохнулся на пол, не человеческими усилиями забрался обратно на своё ложе, начал собирать паззл до кучи. Собрать первую картину далось не просто, ноющая боль не давала спокойно мыслить. Как обставлена комната — описывать не буду, состояние не позволяет. И что дальше? Всему конец? Зачем я теперь нужен Линду не полноценный? Нужно обдумать дальнейший план действий. Размышления перебил шум в коридоре. Дверь распахнулась, в комнату вошёл мужик маленького роста и трухлявого телосложения с волосами, зачёсанными назад. Не ухоженной бородой, смуглым цветом лица, взглядом полным злости, и в тоже время растерянности. Из одежды на нём был расстёгнутый плащ, штаны из дешёвого волокна, забрызганные грязью. Невысокие джекбуты из толстого ворса и поношенные, тёмно-коричневые перчатки.

— Ну и какого тебя занесло в лес? Если бы не моя дочь, твоё тело послужило бы отличным блюдом для хищного животного, — размеренно произнёс он, но понять, что он говорил — невозможно, иборусский язык я не знал, но определённо, такой тон ничего доброго не предвещает. Да и пошёл он, не буду ничего отвечать.

Резко руки неизвестного стали трястись, лицо исказилось толи от внезапной боли, толи приступа неизвестного психологического заболевания. На выпирающем лбу появилась сетка вен. Взмах, венецианское зеркало в золотой оправе, стоявшее возле прохода посыпалось и он взопил искажённым голосом, впиваясь в меня взглядом

— Не молчи, прихвостень! Ты сучий демон! Тебя послала маркиза? — находясь в полной растерянности я молчал. Он пальцами надавил на место, где недавно красовалось плечо, а теперьлишь чётко обрезанный культя, однако всё сделано профессионально. Дрожь пробрала до костей, вспомнил и произнёс условный знак. Он попятился назад, убрав свои костлявые пальцы от меня и начал крушить мебель. На грохот прибежала дочка, со спокойным выражением лица, будто это происходит не в первые, заговорила.

— Отец, ты вновь забылся принять микстуру и такой погром устроил. Ах, моё любимое зеркало, последнее, что осталось от матери в целом виде.

О, родной, корявый, но всё же английский! Милая девушка, одетая в вязаную кофту тёмно-бурого цвета, из-за не плотной вязки можно было увидеть прекрасную осанка, изящную грудь с торчавшими вверх сосками, кожа янтарного оттенка… Впрочем, это не удивительно, в основном из-за климата. При такой влаге, а она в Англии постоянно, кожный покров может быть двух цветов: или бледный как пасмурное небо, или жёлтый с различными окрасами.

Мигель Сервет. Эх, не зря мастер говорит, что с помощью книг можно стать кем угодно. Вернёмся к прекрасной незнакомке, рёбра виднелись сквозь одежду, один только минус в её теле не примет мой взор — узкие бёдра, тяжко будет рожать. На лице приметил, под глазом, фиолетовый синяк. Будто кто-то изрядно приложился. Описание физиономии не будет, ибо всё моё внимание приковала фигура, я даже позабыл про свою боль и потери конечностей. Созерцая столь прекрасное божье творение, которое даже не думал встретить в столь гиблом месте. Длинное, лёгкое платье, колготки тёмно-синего цвета и не уместные высокие ботфорты. Да, всё познаётся в сравнении. Если вспомнить маркизу, в её правильно подобранной одежде и посмотреть на данную особу, складывается весьма двоякое мнение. Одна с помощью своих тканей подчёркивала свои дары природы, а другая наоборот. Заметив, что приковало моё внимания, она протянула лекарство свирепому родственнику, а сама кокетливо присела на край моего лежбища. Приняв отвар, он снял пальто, кинул его на диван и присел в противоположное кровати кресло, тем часом юная бестия одарила мою скромную персону смущённым взглядом, полным гордости.

— Думаю, время всё разъяснить. Я Даллиус Драгомиров, мы с дочкой Лиратой прогуливались по ночному лесу и вдруг увидели, как Кликан готовиться приняться потрошить твою тушку, а точнее уже начал. Отогнав лесного мясника, я поднял в памяти все свои хирургические умения, и обработал раны. Руку с ногой пришлось ампутировать, ибо они висели на парочке волосков кожной ткани, при таких повреждениях пришить возможно, и даже если очень повезёт, мышцы бы срослись, но криво. Донесли до телеги, напоили десятком различных микстур на редких травах. Надеясь получить ценного заложника. А получили… в агонии, ты, размахивал кулаками так, будто дерёшься с легионом бессмертных, зацепил мою дочь… За что я хотел вышвырнуть тебя на обочину и оставить гнить на дороге. На что мой смысл жизни, прелестный цветок Лирата, ответила ничего страшного, он сделал это не специально. Только поэтому ты — жив. Пока что. Вроде в общих деталях всё обрисовал, теперь черед за тобой.

Как не привычно, минуту назад он говорил на чистом русском наречии, а сейчас с такой лёгкостью на родном моём языке, без какого либо акцента! Выпрямился, вновь кинул взгляд на то, чего уже никогда не вернуть, понимая, что на данный момент я просто не полноценный. Моральный упадок сил, как кинжалом вонзился в мою душу, открыв кровоточащую рану. Собрав остатки своего разбитого эго, я начал.

Рассказав про Линда, кем я являюсь, приключения в городе и зачем мне нужен Драгомиров, не переходя рамки дозволенного, выдохнул. Продолжая боковым зрением посматривал на Лиру, а она не спускала жадного взгляда с моего чела, да, видимо давно она не видела мужчин. Монарший устав не нравится, но в нынешнем положении, любовные забавы интересуют в последнюю очередь. Обдумав, потирая пальцами ладонь, Драгомиров поднялся сосвоего места и оставил нас наедине.

— Мне нужно кое с кем поговорить, чувствуй себя как дома, — затем развернулся, подозвав к себе свою гордость, что-то нашептал на ухо, грозно поглядывая в мою сторону. Не успела дверь за ним захлопнуться, как я вскрикнул:

— Даллиус! У тебя долен быть какой-то канал связи с Линдом, напомни ему где ты находишься и скажи, чтобы сию минуту выдвигался.

— Всё сделаю, — размерено, с ускоренным шагом, он покинул помещение, оставив своё чадо в моём обществе.

— Для разговоров не лучшее время, оставь меня одного, — сказал я с полной апатией.

— Я так не думаю, гости у нас большая редкость, — вымолвил капризный ребёнок и откинулся с полной не принуждённостью на спинку дивана. Надеюсь она не страдает тем же недугом, что и её отец. — Расскажи о себе?

Я молча уткнулся взглядом в потолок. Глаза полные детской наивности упёрлись в меня. Не думаю, что ей понравится история о моём похождении по заражённому городу и прочим злосчастным местам.

— Хорошо, начну первая. Большинство её монолога я пропустил, ибо всё то, что повествовала в своём рассказе данная личность, можно уместить в несколько слов: крах отца, скитания по улицам, не человеческий труд, помощь «дяди» Линда. Но вот дальше, я стал прислушиваться внимательно, когда речь зашла про семью Герцога Вайлона.

— Помню их мерзкого сына, который чуть не лишил меня чести! Высокомерный болван, хорошо, что моя железная воля и увесистый ботинок в пах, смог помочь сберечь драгоценный клад. Сколько высокомерной лжи и желчи извергалось из его уст!

Ставлю оставшуюся конечность, что она уже давно утеряла свою девственность, закончим бесполезные рассуждения.

— Но ведь это не повод для кровной вражды, ваш отец чуть не растерзал меня, предположив, что я шпион Герцогини.

— О, ты делаешь успехи. Вижу, данная тема заинтересовала тебя, — она громко рассмеялась, так по девичьи, словно ей десять лет. — Да, кровавая вражда вполне точное описание, после того как я всё поведала моему единственному защитнику, Даллиус вызвал на дуэль сына Герцогини, где он пал как тому и подобает столь низкому существу. Но его матушка не может смириться со смертью своего чада и начала подстраивать различные пакости нашей семье. Вайлон пытался вернуть честь своего рода, несколько раз сражался с отцом, но ничего у него не вышло, мой отец даже сильнее зверя. Мой верный наперсник судьбы решил не убивать своего врага, а заключить перемирие. Объясняя это тем, что его сын получил по заслугам, за свою невоспитанность, и что будь он на моём месте, сделал бы тоже самое. На что тот ответил, что никогда не поверит и не опустится к низкосортному роду Драгомировых. После этой занимательной сцены, про какое-либо мирное существования и речи идти не может. В городе начались беспорядки, мы приняли решение перебраться в лес, аргументируя это тем, что чем дальше от людей, тем безопаснее. Как ты мог видеть по пути, зараза не только поразила род людской, но и почву и большую часть животных. Чума распустила свои корни на много миль, король Карл установил кордоны, закрыв много гектаров территорий на карантин. Война с Польской Империей, нехватка продовольствия, военных единиц и прочее-прочее, создало в границе государства множество дыр, через них и просочилась пандемия. Далее я ничего не знаю, отец более не рассказывал… Помню его отговорки «Милая, какая тебе разница до них, главное, что в безопасности ты». Я вновь потерял нить разговора, ибо её трёп уже достал. Пытался уйти в себя, сконцентрироваться на одной мысли… бесполезно, всё зря. Где же Линд! И всё из-за того, что я потерял блядский камень! Ладно, ладно… Что сделано, то уже не исправить. И вот оно, долгожданное чудо свершилось! Она посмотрела на свои миниатюрные позолоченные часики, инкрустированные драгоценными камнями и наконец произнесла фразу, на которую я очень уповал.

— С тобой так легко, Санчо, но, к сожалению, мне нужно отлучиться… Надеюсь скоро вернусь и мы продолжим, — вскочив с места, она рванула в мою сторону одарив поцелуем в щёку и слегка покраснев, после чего бегом удалилась. Только скрип половых досок дал возможно представить, что дом далеко не маленький. Тишина… блаженная тишина. Я даже свыкнулся с ранами, которые стали вновь напоминать о себе. Приподнялся, аккуратно лёг на деревянный пол, покрытый лаком, подполз и вскарабкался на кресло. По ощущениям, будто преодолел небольшой холмик. Налил из хрустального графина лимонный сок с различными травами и пригубил. Нет, в обратный путь с этого кресла я не тронусь. Поудобнее устроился в кресле, не думая, что будет дальше. Просто дайте мне пять минуточек насладиться покоем, давно его не бывало. Лёгкий звон в ушах, уже привычный и даже приятный, всего лишь звон, без ощущений отсутствия пары конечностей. Долгожданное одиночество, не знаюпочему, но раньше общаться с людьми приносило какое-то наслаждение. Будь то мать или её подруга, столярный мастер. Как все психологи твердят, общение жизненно необходимо — ложь чистой воды. Если взять данное, час диалога стал тяготить меня, не знаю, как объяснить данное явление. Фабула событий закружила меня в вихрь и я даже перестал следить за днями, месяцами, годами, а знаете что натолкнуло на столь философскую тему? Моё сознание, как календарь висевший за некогда целым зеркалом, в этом хронологическом океане времени я превратился из моллюска в кита с вечной жизнью. А что дальше будет… мурашки волной прошлись по спине. Мои философские раздумья перевал странный звук, толи кто-то или что-то катиться, толи прыгает. Дверь в очередной раз распахнулась, в этот раз я увидел горбатое существо, совсем карликового роста. С волосами, как у дерева ивы, собранные в хвост с помощью толстого куска кожаной ткани, по бокам были отверстия, а через них продеты верёвки. В шахте, когда приходилось помогать своему батюшке, он точно такое-же одевал на лицо, защищая дыхательные пути от пыли. Память про семью никогда не угаснет в моё сердце.

Вернёмся к описанию горбуна, лицо напоминало арбуз, только бледно-зелёного цвета, множество шрамов, раздвоенный подбородок, габаритный свиной нос, глаз ртутного цвета, другой — отсутствовал. Короткие пальцы, распухшая грудь, будто пчёлы покусали, широкая шея. Про какие-либо черты лица трудно говорить, ибо всё лицо напоминало изрытую землю. Одетпросто, но с тактом: короткие штаны, из под них выглядывали носки зелёного цвета… Сапоги не высокие, лаковая кожа, большого размера. По звуку шагов могу смело предположить, что подошва имеет металлические вставки, зачем? Не знаю. По виду, за ним давно никто не ухаживал. Бежевая кофта, толстый бушлат с серебряными пуговицами, вся одежда чиста, жамканая. Только сейчас приметил, что на запястье серебряный браслет, плетением похоже на панцирь. В хорошем состоянии, кто же он такой… Видимо, по вещам далеко не прислуга. Он молча рассматривал меня своим жутким глазом. Во всём этом безобразно теле чувствовалась скрытая сила, могущество. Помешкал, вышел и вернулся, в руках держал набор хорошо пошитого шмотья, положил возле дивана и наконец, заговорил.

  • CARMINA CANERE «L'art de la música a l'antiga Roma» (Армант, Илинар) / А музыка звучит... / Джилджерэл
  • "Тайная вечеря" / братья Ceniza
  • Последняя фотография / Оскарова Надежда
  • Новая сказка / Рассказки / Армант, Илинар
  • 21."Снежок" для Фигли от svetulja2010 / Лонгмоб "Истории под новогодней ёлкой" / Капелька
  • Красный волк… / САЛФЕТОЧНАЯ МЕЛКОТНЯ / Анакина Анна
  • Мысли-мучители / Сборник стихотворений / Федюкина Алла
  • Аритмия / Синие ленты / Жабкина Жанна
  • Валентинка № 10 / «Только для тебя...» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Касперович Ася
  • Январский сплин* / Чужие голоса / Курмакаева Анна
  • Спасибо, Лиса, за науку. Вот щас точно спою! - Павленко Алекс / Теремок-2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль