9. Перезагрузка / Живи легко / Пышкин Евгений
 

9. Перезагрузка

0.00
 
9. Перезагрузка

Модератор держал перед глазами картуз Ленина. Он внимательно изучал его, затем перевел взгляд на закрытую дверь, убеждаясь, что в ближайшую пару минут его никто не потревожит. Вновь сосредоточенный взглянул на головной убор.

Модератор перевернул картуз вниз тульей и изучил подкладку. Подкладка, как и положено, оказалась алого цвета с наклеенной биркой владельца. «Хрущев Н. С.» — значилось на бирке. Модератор вернул головной убор на место и улыбнулся уголком рта.

 

***

 

Висящий в воздухе Хрущев улыбнулся уголком рта. По человеку пробежали помехи, остался только силуэт, заполненный белым телевизионным шумом. Такая визуализация вовсе не требовалась падшему ангелу. Он мог просто сменить картинку, как смахнуть пыль одним движением руки. Силуэт изменил очертания. Это был Трофим Петрович. Из-за его спины выплыл пушистый белый кот. Глаза животного светились недобрым зеленым огнем. Из лап сверкнули желтые и белые молнии. Они, попав в столик, опрокинули его. Разноцветные напитки пролились на песок, окрасив песчинки во все цвета радуги. Леденцы, рассыпавшись, были похожи на горстку светло-желтого янтаря и вполне гармонировали с пляжем.

— Я только одного не понимаю, — вновь заговорил Сталин, придав голосу уверенности, — как ты мог проникнуть в закрытую виртуальную реальность? Как ты обошел модератора?

— Ты еще не понял? — спросил падший ангел. Кот опустился к ногам Трофима Петровича. — И не понял, как Шредингер оказался здесь? Формально — «Красный цилиндр».

— Стоило догадаться, — произнес генсек. — Никита Богослов все-таки сдал нас.

— Что вообще происходит? Кто такой Трофим Петрович? — спросил Рузвельт.

— Я, как понимаю, конференция закончилась? — сделал вывод Черчилль.

— Я — падший ангел. И конференция продолжается. Разговор будет долгим, поэтому… — Трофим Петрович хлопнул в ладоши. Появились широкие капроновые ремни, которые примотали участников беседы к шезлонгам. — Продолжаем разговор.

— Объясни, Трофим, как ты обошел модератора? — сказал Сталин.

— Я явился к вам, господа, сообщить пренеприятнейшее известие: к нам едет провизор.

— Какой провизор? — удивился Черчилль.

— Наркотики? — решился уточнить Рузвельт.

— Я пошутил, — ответил Трофим Петрович. — Теперь к делу. Я легко проник на закрытую виртуальную конференцию, потому что я и есть тот самый модератор.

— Но НКВД проверяла его несколько лет. Это надежный человек, — заговорил Берия, лежащий справа от генсека.

— Дело не в человеке, а во мне. Я могу быть всем.

— Но как?

— А вот так, Лаврентий. — Трофим Петрович развел руками и превратился в Берию.

— Ну, это понятно. Если ты получишь доступ к коду, тогда можешь принимать любой облик, но в реальности…

— Придурки, — мяукнул, разозлившись, кот.

— Никакой реальности нет, — ответил Трофим и вернул себе прежний облик. — То, что вы называете реальностью, хотя это, конечно, для вас реальность, на самом деле тоже иллюзия. Виртуальное пространство.

— Объясни, — попросил Сталин.

— Вас по существу нет.

— Но я есть, — возразил Рузвельт.

— Ага, может, еще скажешь, что и США существуют?! — фыркнул кот.

— Спокойно, Шредингер. Так о чем это я? Борис и Наташа мои агенты. Они отправили Олега обратно в Москву. Он нам не нужен. Пусть думает, что в мире творится какая-то оккультная хрень. Дело в том, что вы все не существуете. Вы часть компьютерной симуляции. Компьютерная игра, если хотите. Поэтому вы существуете только для себя, но не для нас. Вот такой вот эффект Шредингера. Оксюморон. Два взаимоисключающих явления: бытие и небытие. Наша задача как бы проапгрейтить ваше понимание до этой фичи, чтобы вы сделали правильный выбор, а не багнулись в очередной раз.

— Выбрать что?

— Добро, конечно, что же еще? Не зло же?

— Я совсем запутался, — удрученно проговорил Рузвельт.

— Следующее, — сказал Трофим Петрович, не обращая внимания на жалобу американского президента. — Достигнув осознания виртуальности, вы начинаете делать добро. Улучшать эту вашу как бы реальность. Не тратите время на войны, взаимное истребление, ненависть, борьбу за территорию, облагораживаете природу и, конечно, свой внутренний мир. Вот. Если коротко.

— Не понял. — И Сталин не слукавил. Он действительно не понимал, и с его лица не сходило удивление. — Трофим, слушай, поговорим как равный с равным. Если это правда, то что ты сказал, выходит, что всё дозволено.

— Блять! — завопил Шредингер. — Откуда в вас это стремление всё обосрать? Откуда в вас стремление к самоуничтожению? Я не понимаю, почему у вас здесь к власти приходят всякие подонки или придурки? Что мы делаем не так? А? И где в вас изъян? Мы не можем понять уже несколько тысячелетий. Да поймите, наконец, что цель трансгуманизма не в том, чтобы обвесить и нашпиговать свое тело гаджетами, как рождественскую индейку яблоками. Цель трансгуманизма, чтобы через эти технологии освободить человека от тяжелого физического труда, чтобы открыть безграничный досуг для духовного самосовершенствования человека. А вы что, бляди, сделали? Человек у вас приставка ко всяким устройствам. Я даже большее скажу. Искусственный интеллект создают не для того, чтобы создать полную цифровую копию человека, а для того, чтобы переложить на него решение рутинных задач, а за человеком закрепить решение метафизических вопросов. Типа. В чем смысл жизни? Что такое добро и зло? Что такое Бог? И так далее. Короче, вы видели эту надпись и вам, надеюсь, ничего не надо пояснять? — По шерсти кота пробежались молнии, и он повернул голову в сторону текста, который до сих пор висел в воздухе. — Отчасти это заморочено, но… Трофим, я выдохся.

— Ну, что ж, господа, — обратился Трофим Петрович к людям, привязанным к шезлонгам. — Как я понял, дальнейшее продолжение беседы бессмысленно. Шредингер, конечно, хватил через край. Вы уж простите его. Накопилось. Психанул. Но вывод однозначен: вас еще рано выпускать в реальность. Придется оставить в этой тюрьме, а цикл начать заново.

— Но с какой точки? — спросил кот.

— Предлагаю лет так за сто до изобретения пороха. Например. Попробуем?

— М-м. — Кот по-человечьи в сомнении закачал головой, но согласился: — Разумно.

— Вы нашу беседу, естественно помнить не будете. Да и вас не будет. Но все равно увидимся. До свидания.

 

***

 

Недалеко от реки лужайка была усыпана пятилистным клевером. Сквозь сочные листочки пробивались белые и розовые крошечные цветки на тонких стебельках.

По зеленому ковру пробежал ветер, играя цветами клевера. Пять листьев сменились на четыре листа. «Вот так будет лучше, — сказал Шредингер, — конечно, пятилистный клевер встречается, но вероятность его найти один к десяти тысячам».*

___________________________________________

 

* «Эффект Шредингера» является последним опубликованным (на бумаге) произведением русского писателя-постмодерниста Виктора Комова. Данная повесть написана Комовым в соавторстве с нейросетью (генератор текстов), однако некоторые исследователи творчества писателя утверждают, что информация об использовании нейросетей Виктором Комовым ложна, ибо в Интернете не найдено цифровых следов использования генераторов текстов данным писателем.

 

Историческая справка:

 

Виктор Глебович Комов — русский писатель-постмодернизм (1964-2014? гг.). Является известным автором парадоксальных текстов. Все его герои вплетены в странные детективные сюжеты, существующие на грани реальности и вымысла. Многие исследователи отмечают подчеркнутую абсурдность и нелогичность вселенных, придуманных Комовым, что указывает на эскапистские тенденции личности автора. Возможно, они и являлись причиной внезапного исчезновения писателя на пики своей популярности в 2014 году.

 

Краткая библиография писателя Виктора Комова:

 

Плохой мальчик и хорошая девочка (1991);

Страницы сгоревшего дневника (1994);

По кромке (1998);

Сквозь ладони (2001);

Визаж (2005);

Ржавый лед (2008);

Чайная церемония фей (2010);

Сон зимы (2011);

Дом на третьей улице (2012);

Удача, или реверс судьбы (2013);

Эффект Шредингера (2014);

Красный цилиндр (слит в сеть, не опубликован в бумажном варианте, дата написания не установлена).

  • Темнеет неба горизонт, Объятый ночи мраком. / Вдохновленная нежностью / Ню Людмила
  • Сетевое* / Жемчужные нити / Курмакаева Анна
  • Меняет время города / По мотивам жизни - 2 / Губина Наталия
  • Клад(ка) / салфетка № 45 / Скалдин Юрий
  • Привидение берёзовое / Тринадцать сомсоК
  • Глава 5. / Скиталец / Данилов Сергей
  • Не время для привидений (Армант, Илинар) / Лонгмоб "Байки из склепа" / Вашутин Олег
  • Плохая собака / felidae feli
  • Раненый зверь / ПРОТИВОСТОЯНИЕ  одиночки / Ингварр
  • Тушители саламандр - Uglov / «Необычные профессии-2» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Сокольничий и сокол / табакера

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль