8. Желтая пилюля / Живи легко / Пышкин Евгений
 

8. Желтая пилюля

0.00
 
8. Желтая пилюля

Не всякая система продолжает функционировать при появлении нерасчетного варианта. Так, например, когда капитан «Навуходоносора» предложил мистеру Андерсону две пилюли — красную и синюю — выбор пал на желтую. Кто-то возразит: «Какого симулякра!» и грязно выругается. У Морфеуса имелись две, а не три таблетки: синяя и красная! Но так ли это важно, если имеется в наличии желтая таблетка счастья всеведенья и ничего неделанья. Она, кстати, не вызывает сбой системы.

СССР предложил миру именно желтую пилюлю, как бы ненавязчиво намекая на золотую середину всего и вся, указывая на соломоново решение. Не разрубить ребенка пополам, а просто выплеснуть его из купели жизни. Красная таблетка — для тех, кто хочет узнать горькую правду. Но таких людей единицы, и правда не нужна каждому. Синяя пилюля — счастье неведенья. Западный мир не смог родить третьего решения. Казалось, все логично. Есть тезис. Есть антитезис. Третьего не дано. Но имеется Восток, именно тот Восток (с большой буквы), который смог предложить третий вариант — желтая таблетка. Виаризм для всех. Он доступен каждому в том или ином виде в зависимости от толщины кошелька, но человеку не отрубают память, не проводят варварских процедур с хирургическим вмешательством. Оператор в курсе, а пользователь знает, что он погружен в виртуальную реальность.

— Я приношу заранее извинения за нелестные сравнения, — заговорил Сталин.

Его голос из прозрачного шезлонга прозвучал глухо. То ли шум виртуального моря не был тонко настроен, то ли иные опции неверны, но слова должны произноситься четко, ведь это виртуальность высшего порядка.

— Все дело в том, что ваш фильм «Матрица» плетется в хвосте социального прогресса, — закончил мысль генсек.

— Вам не нравится фильм? — спросил Рузвельт.

Черчилль пыхнул сигарой. Неофициальность допускалась при такой встрече. Остальные участники — секретари, советники и прочее — сидели в таких же шезлонгах и внимательно слушали. Всё, что говорилось, записывалось в цифровой протокол.

— Отчего же, — удивился Иосиф Виссарионович. — Мне понравилось кино. В целом понравилось.

— Я знаю, — заговорил Черчилль, — вы, сэр Йозеф, являетесь цензором всех фильмов, выпускаемых в вашей стране и, видимо, глазами этого цензора и посмотрели. Никак простой зритель.

— Именно. Следует отметить, что виртуальность нашей встречи, разговор за закрытыми дверьми, то есть за закодированными дверями, сама говорит в пользу моего тезиса. Виртуальность — это реальность. Я хочу сказать, что человек не делает выбор между красной пилюлей и синей пилюлей, если есть желтая. Свобода выбора — самообман. Никто не будет бороться против системы, против матрицы, если всем рассказать о ней. Каждый захочет быть в ней, то есть выбрать иллюзию, но при этом знать, что это иллюзия.

Сталин наклонился вперед. На песке возник легкий столик из дюралюминиевого каркаса с фанерной столешницей. На ней находились стаканы с различными напитками и хрустальная ваза с конфетами. Генсек протянул руку к вазе и, достав леденец желтого цвета, предложил его американскому президенту:

— Хотите леденец?

Рузвельт протянул было руку, но пальцы остановились в паре сантиметров от конфеты.

— Вы думаете, что я возьму его?

— Но мы все знаем, какой выбор вы сделаете. — И генсек улыбнулся в усы.

В свете выше сказанного все стало ясно. Рузвельт взял леденец и положил его под язык.

— Иосиф Виссарионович, я не совсем понимаю, что вы хотели сказать, обсуждая фильм «Матрица». Ведь это дело минувшее. Фильм вышел давно. Относительно давно.

— Я, кажется, понял, — откликнулся Черчилль. — Дело не в выборе между правдой и ложью. Человек не выбирает между ними, он выбирает то, что ему нужно.

Сталин утвердительно кивнул и добавил:

— Не выбирает, а берет. Мы должны предоставить лишь возможность это взять.

— О, я понимаю, — заговорил Рузвельт. — Я понимаю. Именно об этом мы и хотели поговорить. О новом виртоустройстве. Об увеличении скоростей потоков. О справедливом распределении для жителей наших стран.

Рузвельт говорил свободно. Леденец не оказался сложным симулякром, поэтому быстро растворился под языком, оставив карамельно-лимонный вкус во рту. Он не помешал четко произносить слова.

Сталин вновь согласно кивнул и указал взглядом на виртуальное небо. В небе возник текст больше похожий на системный сбой.

 

«Может ли иметься порядок в хаосе? И каков должен быть этот порядок? Что находится внутри этого беспорядка, и как извлечь из него пользу? В чем смысл происходящего в мире? Что есть истина? Кому служит верховный жрец? Почему человек совершает злодеяния? Что является истиной? Каково назначение ЗЛА в мире? Какие границы применимы к добру и ЗЛУ? Что такое добро и ЗЛО? Что такое вечное блаженство? Где оно? Что такое настоящее и будущее? Каково значение пространства и времени в этом мире? Почему все люди несчастны? Почему по утрам из ушей у всех течет кровь? Отчего моя душа мрачна? Почему я испытываю печаль? Почему свет меркнет? Почему мироздание кажется злым? Почему те, кто постоянно произносит глупые речи, смеются? Почему глупы и те, кто полностью спокоен? Почему добро и ЗЛО действительно существуют? Почему существует смерть? Почему Бог создал мир? Почему и как мы можем узнать, что он это сделал? Почему Бог дал людям в помощь такие умственные способности? Почему Бог создал женщин? Почему Бог создал мужчин? Почему он не может иметь детей? Почему он создал нас такими, какие мы есть? Как мы можем узнать, что Бог это сделал? Что мы такое в сравнении с Ним? В чем смысл нашего существования? Что такое Бог? Как объяснить то, что мы есть? Что такое Бог? Что такое он сам? Как можно понять, что Он есть? Как понять, что Он то, что он есть? Как можно осознать то, что он есть? Как понять, что он есть? Как можно понять, что он то, что он есть? Как понять, что он есть? Как понять, что он есть?»

 

— Что здесь вообще происходит?! — воскликнул Хрущев из крайнего шезлонга.

Он произнес это громко, чтобы все услышали.

— Никита? — насторожился генсек. — В чем дело, Никита?

— Это… Это… Черт знает… Это невозможно терпеть. Это надо остановить. Это… Как бы… Ну, знаете…

Хрущев встал с шезлонга и направился к Сталину. Секретари и советники заволновались, однако главы государств были спокойны и внутренне и внешне. Они знали, если их убьют здесь, они не погибнут там. «Матрица», безусловно, многое преувеличила и излишне драматизировала, но на то оно и искусство кино, чтобы эмоционально воздействовать на зрителя.

Хрущев остановился перед столиком и, на одном дыхании выпив сок, со звоном вернул пустой стакан на место. Стекло жалобно звякнуло, но выдержало удар.

— Вы забыли еще об одной пилюле, — сказал Хрущев.

— О какой, Никита? — рассеяно спросил генсек.

— О зеленой.

После этих слов Хрущев поднялся в воздух.

Теперь на лицах присутствующих людей появилась смутная тревога, и тень догадки завладела умами. У некоторых она превратилась в уверенность: все-таки хакнули. В виртуальном Крыму было так, как и в реальности, то есть сила всемирного тяготения действовала и здесь, она не являлась формальностью, а одним из необходимых условий стабильности системы. Раз Хрущев левитировал, значит, взломали и система нестабильна.

Сталин с тревогой всмотрелся в Никиту и понял, что перед ним не Никита, а кто-то другой напялил на себя его симулякр.

— Это ты, Трофим Петрович? — спросил генсек.

  • Спасатель / Анестезия / Адаев Виктор
  • Подарок (130) / Салфетки, конфетки... / Лена Лентяйка
  • Ближе к Мечте (Лещева Елена) / Лонгмоб «Мечты и реальность — 2» / Крыжовникова Капитолина
  • Подражание Цветаевой / Фотинья Светлана
  • * Совесть пойди погуляй* / 2017 / Soul Anna
  • Пылает лес / Фантом / Жабкина Жанна
  • Выпроваживатель гостей - Никишин Кирилл / «Необычные профессии-2» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • ***  / Лев Елена / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Афоризм 885(аФурсизм). О душе. / Фурсин Олег
  • Франшиза / Post Scriptum / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • 3. / Хайку. Русские вариации. / Лешуков Александр

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль