-20-

0.00
 
-20-

— Ловушка в нашей голове, — говорит Юэн. — В том, как мы думаем.

— Ты не понимаешь, — отвечает Амон. — Мы сами все испортили. И то, что я… Что мы сейчас делаем — последняя возможность что-то исправить. Попытка. Я не знаю, возможно, тут уже ничего не изменить, и все, что нам принесет будущее — это медленное угасание и полное исчезновение.

Юэн замирает. От сбивчивой речи, от полуправды-полу-лжи, которую он слышит, от недомолвок болит голова, и мысли скачут друг за другом, одна безумнее другой.

— Что вы… Что вы скрываете?

— Это слишком сложно…

— Тогда зачем я тебе?

— Ты можешь нам помочь.

Юэн поднимает взгляд на Амона.

— Если это шутка, то плохая. Я не собираюсь бездумно выполнять чьи-либо приказы. Я не буду марионеткой.

— Даже если мы настоятельно порекомендуем тебе это? — спрашивает Амон.

— Тем более.

Амон шумно выдыхает.

— Я не знаю… Я не знаю, что сказать. Как объяснить тебе, как преодолеть ту пропасть, что разделяет наши взгляды на мир…

Юэн слишком устал. Эти разговоры, напоминание о Яни — все это вымотало его, опустошило, выпило остатки жизни, оставив пустую оболочку, которая хочет сказать: “Тогда оставь меня в покое. Отпусти меня. Дай свободу от своих планов. Я не хочу иметь с вами ничего общего. Я не чувствую к тебе ничего, кроме презрения, а ко всем студням — ненависти. Я не хочу работать здесь”. Но вместо этого он вынужденно произносит:

— Так постарайся.

Его голос мнится ему неубедительным, механическим, неживым, глухим, как будто некто, уже мертвый изнутри, говорит вместо него. Возможно, это есть он сам — и он умер, сам того так и не заметив. На миг осознание этого потрясает Юэна, и замешательство на его лице вызывает удивление у Амона.

— Что с тобой? — спрашивает он. — Почему ты?..

— Амон, — говорит Юэн, и голос его дрожит. — Ты можешь сейчас снова отклониться от темы, можешь снова начать нанизывать слова в длинные предложения, запутывать меня… Если это так, то я готов уйти хоть сейчас. Это не я просил аудиенции — ты сам меня позвал, потому что без твоего разрешения я бы не смог попасть сюда и увидеть тебя. Потому или говори, что нам грозит, раз уж начал, или же отпусти меня.

Амон молчит, глядя на Юэна усталым, злым и обиженным взглядом. Юэн чувствует его, понимает его — словно это он сам и есть, смотрит на себя и удивляется, отчего же его уверенность не переходит на этого странного старого человека, почему догадки о нем не нарисовали истинную картину его сущности, почему доверие… Юэн опускает взгляд. Нет, он слишком стар, чтобы верить недомолвкам, слишком циничен, чтобы одними словами его можно было убедить… Или нет? Отчего-то он готов обманываться — если обман будет достаточно приятным.

— Я бы хотел, чтобы ты прошел через то же, что и я… Чтобы ты понял меня. Но времени нет…

— Мне уйти? — говорит Юэн, и Амон качает головой.

— Стой. Я не могу рассказать все сейчас — ты просто не поймешь… Либо поймешь неверно. Интерпретации — вот в чем всегда самая большая проблема.

Юэн думает: все можно закончить сейчас. Подойти, взять за шею и сломать ее. Руки почти чувствуют упругость мышц и сухожилий, обманчивую твердость позвонков, скользкую кожу, ерзающую на подкожной клетчатке. Сжать и давить. Либо же одним рывком свернуть шею, лишив Атланта его ноши. Внезапно в голове рисуется четкая последовательность того, что надо сделать, что надо предпринять — одно движение за другим, словно танец смерти. Соблазн столь велик, влечение столь сильно, что Юэн уже готов начать… Но в последний момент все рассыпается. Картинка сдвигается, упущенный момент уходит в прошлое, и Юэн понимает — не сможет. Не сейчас… и не так. Если он сделает это сейчас, то его убьют. Убьют сейчас же, без суда, без жалости. А он хочет жить. Пускай и так, пускай здесь — он хочет выжить. Хочет иметь будущее. Что он сможет сделать все это потом, когда будет безопасно, когда последствия будут другими.

Амон смотрит на него, не подозревая, какие страсти на мгновение посетили его собеседника. Только интерес во взгляде выдает слабое предчувствие происходящей в душе Юэна бури, но и ему далеко до понимания его настоящих чувств. Но и этого хватает, чтобы тревога пустила когти в его душе, заставив нервно вышагивать по комнате и избегать смотреть в глаза.

— Я надеюсь, — говорит он, — ты поймешь, почему я хочу поспешить. Мне нужно, чтобы ты следовал за мной с полным пониманием, зачем это… Мне не надо ни фанатизма, ни принужденный.

— Я же сказал…

— Я знаю. Послушай меня. Если ты сомневаешься — не сомневайся. Тебе лгали всегда.

— Это пустая болтовня…

— Комиссариат боролся со студнями, верно? Но при том сами управлялись студнем.

Юэн, уже собирающийся уходить, замирает.

— Чушь!

Слабая улыбка раскалывает лицо Амона.

— Нет. Система, которую вы… Которую вы использовали… Это всего лишь проект Старших. Это — недоделанный студень.

— Я…

— Система — проект Старших по созданию Старшего с пропуском фазы принтинга нейронов. Искуственная нейронная сеть сразу организовывалась, частица за частицей, для решения определенных задач.

— То есть, по сути, студнем оно никогда и не было, — говорит Юэн. — Не понимаю, что это меняет.

— На самом деле это меняет все. Система “Атон”, действительно, попала к вам в зародышевом состоянии, — говорит Амон. — Он действительно был… Поначалу, я хочу сказать… Это был всего лишь вычислительный центр. Слепой, ворочающий цифры без их понимания… Тыкающийся вслепую, понукаемый и принуждаемый непонятно чем и кем извне.

— Ты говоришь о системе как о живом существе, — Юэн качает головой. Он все еще не понимает, что хочет ему сказать вчерашний мальчишка.

— Ты не учел время, в котором я сказал. А сказал я — “был”.

— Ты…

— Сейчас Атон — полноценная, сформировавшаяся личность, настоящий Старший. Он понимает, что происходит снаружи, он реагирует и формирует собственные суждения. И вы работаете под его началом. Тогда в чем разница? Под одним студнем или под многими?

— Доступ к системе имел только Старший комиссар! — говорит Юэн. — Он и пара администраторов высшего уровня допуска…

— И он знал, что создавал. Знал, что Атон становится разумным… Что искусственный интеллект становится независимым. И он скрывал это. Он пользовался им. И даже ты сам пользовался им… Неужели факт, что тот, кто на самом деле управлял тобой, миновал стадию принтинга нейромассой, сразу родившись и формируясь из частиц теккортекса, был разумным существом и созданным Старшими по своему подобию… скажи, это разве тебя не смущает? В данный момент он ничем не отличается от других Старших.

— Он не мог допустить этого, — говорит Юэн. — Да и вы… Откуда вы знаете? Вы не работаете с системой. Вы не знаете, что она являет собой…

— Тот, кто направил развитие Атона, был нашим человеком. И остается им и сейчас.

Юэн качает головой.

— Тогда почему все еще не закончилось? Почему это глупое противостояние все еще продолжается?

— Потому что мы опоздали. Не успели заложить в Атон то, что нужно нам… И теперь мы расплачиваемся за потерянное еще большими потерями. Исправить те истины, которые вы заложили в него — это отнимет еще много времени, за которое мы могли бы вместе приблизиться к решению других вопросов… Но это уже не важно. Время уже не важно. Мы начали процесс переобучения системы Атон. Скоро он станет нашим союзником...

— Доказательства! — кричит Юэн, и Амон смеется. — Свидетели!

— Ты получишь их. А если получишь — то станешь ли на мою сторону?

— Ты и так почти вынудил меня…

— Мне нужно не это. Я же говорил, мне не нужен фанатик. Мне нужен человек, который понимает, что Старшие нам на самом деле не враги.

— Если я получу доказательства…

Амон наклоняется к Юэну. Тот почти чувствует его дыхание на своем лице.

— Если ты их получишь, то будь умнее меня в свое время. Поверь в них.

Юэн замирает, и Амон, пользуясь этим, уходит. Исчезает. Юэн тяжело дышит, и мысли скачут у него в голове, не давая возможности ухватиться ни за одну. Он растерян.

  • Молитва / Последняя тетрадь ученика / Юханан Магрибский
  • Достоевский и издательское дело / Сибирёв Олег
  • Мама! / Обо всем и ни о чем сразу / Ню Людмила
  • Я хочу туманных утр / Мысли вслух-2014 / Сатин Георгий
  • "Хумперунт" / Полка для обуви / Анна Пан
  • Писатели и мы / Стихи о писателях / Фидянина-Зубкова Инна
  • Градус плюс / Летние страдания / reptiliua
  • Когда я стану моложе / О любви / Оскарова Надежда
  • 100 Часов / Братиков Денис
  • Под ногами скрип да скрип / Marianka Мария
  • Царевна / Лисовская Виктория

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль