-10-

0.00
 
-10-

Он хочет стать маленькой и незаметной частью мира. Стать пылью, тенью, ветром, лишь бы его никто не нашел. Он боится идти к Консенсусу, потому что тот обязательно прочтет в нем все слова Инпу — пусть и не прямо, но выхватит угрозу, и тогда…

Знает ли Консенсус о грозящей ему опасности? Видит ли он это сквозь Нуит или нет?

Техути шагает длинными коридорами Института Эннеады, спасаясь от ничегонеделания. Он провел длинную последнюю часть триады в самостоятельном поиске ответа на то, что же случилось с Асурой, но… С горечью и стыдом он должен был признать, что ничего не знает и сам ничем не может помочь. Что без Консенсуса он сам по себе никто. Техути знает, что долго отдыхать ему не дадут, и что надо бы чем-то заняться, но… Но он не может заставить себя делать что-то еще. В любом случае, долго прятаться от Консенсуса ему не разрешат, а до того момента Техути должен уверить себя в том, что опасности нет.

Чувство опасности — вот первый его враг. Это первый триггер, который может запустить каскадную проверку Консенсусом его воспоминаний, а позже — и всей сети Нуит. И уж тогда у Техути точно не останется шанса. Он думает о возможности убежать в другие секторы, туда, где у Старших уже нет власти, но… Он не знает, правда ли это. Младшие смогут его найти, а там… А если учесть, что Инпу непосредственно руководит почти всеми ими…

От мыслей болит голова. И темные стены качаются в такт его шагам слишком угрожающе, словно грозятся вот-вот обвалиться, лестница наверх изгибается, словно пытается сбросить его. Техути останавливается и, подумав, садится. Ему кажется, что мир затеял безумную пляску, стараясь сбить с толку, запутать и окружить иллюзиями. Техути слышит, как кровь шумит в ушах, как воздух становится слишком густым, чтобы им дышать. Он чувствует, что летит вниз, к смерти...

И после приходит в себя лишь в отдельном доке Суты.

Он смотрит на голые стены, на десяток пластырей с нанобами на руке и думает о том, что должен сказать. И это будут отнюдь не упреки, но скажет он это, как только закончится звон в ушах, как только перед глазами перестанут плясать звезды и дыхание выровняется. Из носа от волнения течет кровь. "Слишком часто в последнее время это случается", — думает Техути.

Институт Эннеады так близко к докам и стенам дома, что протечки атмосферы тут нередки. Техути понимает, о чем его раньше предупреждал Сута. Воздушный карман, в котором даже после герметизации и вентиляции остается ядовитый воздух внешнего мира. Он вспоминает тот самый подъем наверх, который чуть его не убил.

— Спасибо, Сута.

В ответ — тишина. Ни слова, ни взгляда, ни знака, что он хоть что-то слышал, что хоть что-то принял. Техути смотрит на тело Младшего за стеклом, замершее на подставке, на куклу без искры жизни в глазах, опутанную проводами и соединенную с Нуит настолько, насколько это можно. Техути вспоминает мельком прочитанный вчера абзац: когда-то они были живыми, насколько это слово применимо к искусственной нейросети. Теперь нейросеть транскрибированна, и они то, что они есть.

— Наверное, проще говорить со стеной, — шепчет Техути.

Он поднимается и, борясь с головокружением, делает два шага вдоль стены. Здесь слишком холодно. Слишком громко гудят вентиляторы, разгоняя пыль.

— Ты с ними, Сута? — спрашивает Техути. — Именно поэтому ты не отвел меня к Хонсу?

Но ответа нет. Безучастное тело с глазами, смотрящими в необъятные глубины Нуит, стоит в той же позе, и нет ни знака, ни приметы того, что он хоть что-то услышал. Техути смотрит по сторонам, но двери нет. Лишь гладкие панели, ловящие тусклые блики от биолюминесцентной лампы в углу.

— Открой мне дверь, — говорит Техути громче. — Я хочу уйти. Мне надо к Хонсу.

И снова молчание вместо ответа. Гудят вентиляторы, тихо шумит по ту сторону решетки трансформатор, и все тот же безучастный взгляд на другую сторону бытия.

“Он сломался?”

— Открой мне дверь! — кричит Техути.

Теперь уже ему не на шутку страшно. Он подходит к стеклу и стучит в него.

— Сута! Открой! Слышишь меня?

Время течет, неумолимо перемалывает настоящее, но тут, в этой каморке, в ангаре Суты, ничего не изменяется. Крики теряются в белизне стен, словно те ими питаются. Звуки ударов по стеклу отвечают звонким “дунн”, словно соглашаются, и тоже умолкают. Еще недавно Техути хотел исчезнуть из этого мира, стать незаметным, ничем, тенью, ветром, и вот сейчас все это позабыто. Как никогда остро Техути хочется услышать чей-то голос. Увидеть движение. Почувствовать жесткий запах синтетических тел или живой запах пота. Но ничего не происходит. Есть ангар, погруженный в сумерки. Есть Сута, который то ли отрешился от реальности и погрузился в работу, то ли просто сломался и умер, и кто знает, что из этих двух вариантов верно? И есть Техути, который теперь боится своих желаний, потому что они случайно сбываются.

Но мольбы и крики не действуют. Не помогают. И не спасают. Техути стучит по стеклу, пока костяшки и ладони не становятся красными. Горло болит от крика. Сердце стучит, и уже нет ни следа от той апатии, от боли в голове и слабости после отравления. Осталось лишь одно стремление выбраться из этой комнаты. Чистая паника подстегивает адреналин, обостряя все чувства, заставляя время мчаться вперед с ужасающей скоростью, но… По ту сторону стекла пустые глаза куклы смотрят на Техути безучастно и равнодушно.

Техути шагает из угла в угол. Он хочет есть, хочет в туалет, хочет пить — но Сута поймал его в ловушку и не отпускает. И паника нарастает, глуша в голове последние дельные мысли. Техути стучит по стенам, кричит, а после сидит в углу, переживая свое горе, чтобы через секунду снова вскочить на ноги и продолжить безуспешные попытки выбраться.

Он вспоминает всех, с кем не хотел бы расстаться. Он думает об Асуре, которому можно и нужно помочь, и о Консенсусе, который не может понять, куда уходят Младшие. Он вспоминает о Яни, которая приходила, и думает о том, придет ли она еще раз. Он размышляет о рабочих, которые забирают детей Эннеады, и о том, что он ничего об этом так и не узнал. Сможет ли узнать когда-либо?

Когда же Сута наконец поднимает голову, Техути готов рыдать от отчаяния. Тихо скользит в сторону дверь, и он убегает, так и не сказав того, что должен. Вываливается в темноту коридора и спешит подальше от этого места, где, как ему казалось, его чуть не похоронили заживо.

  • Theodor Storm, гиацинты / Теодор Шторм, СТИХОТВОРЕНИЯ / Валентин Надеждин
  • Вампир и социопатка / LevelUp-2012 - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС / Артемий
  • Knockin' On Heaven's Door / Пименов Павел
  • Холодно... / Если это можно назвать стихами... / Fujimiya Nami
  • Желания / Пара фраз / Bauglir Morgoth
  • Мы едем, едем, едем... - Армант, Илинар / Путевые заметки-2 / Хоба Чебураховна
  • Второй шанс / Чужова Лилия
  • Ворожба / Затмение / Легкое дыхание
  • Сказка — ложь, легенда — тоже. Армант, Илинар / "Легенды о нас" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina
  • Stefan Zweig, в лугах / Stefan Zweig, СТИХОТВОРЕНИЯ / Валентин Надеждин
  • Листья, которые побывали в другой стране / Леа Ри

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль