Глава I

0.00
 
Shiae Hagall Serpent
Хамелеон
Обложка произведения 'Хамелеон'
Глава I

 

***

Мир — это всего лишь передышка между сражениями

(нетрезвый рейнджер-поэт)

 

Один из сенсоров на пульте управления в Секторе контроля сердито замигал красным глазом и разразился возмущенным треньканьем. Лейтенант Крис Волков отложил свежий номер «Вестника Лиги» и повернулся вместе с креслом к монитору. По экрану бежали строчки сообщения.

— Все по местам, — скомандовал Волков, включая режим дешифровки. — Сигнал с маяка 8-3-JK.

Бьорн, задумчиво помахивая ладьей, перевел взгляд с шахматной доски на командира.

— Погоди, время еще есть, — он нахмурил косматые брови, размышляя над ходом. — Никак не могу решить...

Но Такуми уже занял место справа от лейтенанта.

— Потом решишь, — сказал он. — Все равно тебе мат через три хода.

Смерив напарника грозным взглядом, Бьорн выразительно клацнул когтями по столу, но в следующую секунду коротко рыкнул, что в его исполнении означало смех.

— Ладно, ты победил. Но позже я отыграюсь.

Он смахнул все фигуры с доски и перебрался в кресло, которое тут же тихо зажужжало, приспосабливаясь под его внушительные габариты.

— Что у нас… — Такуми пробежался пальцами по клавиатуре. — Через четыре с половиной стандартных минуты[1] звездолет класса «Денеб-2000» вынырнет из гиперпространства приблизительно в сотне тысяч километров от Земли… Опознавательные коды принадлежат «Шотландии», Второй патрульный корпус.

— Близковато вытряхиваются, — заметил Волков. — Поломка у них, что ли?

— Сейчас узнаем, — прогудел Бьорн, кивая на обзорный экран, где плотная чернота космоса внезапно замерцала и словно взорвалась, выпустив из подпространства серебристый корабль, тащивший на буксире силового луча второй, изрядно потрепанный. — Похоже, Мак подарки привез.

Вогнутый экран системы ближней связи засветился, на нем появилось круглое рыжебородое лицо Шермана МакЛаррена, капитана «Шотландии».

— «Шотландия» вызывает Холм! — рявкнул он басом, от которого затрещали динамики. — Холм, ответьте «Шотландии»! Прием!

— Холм слушает, — отозвался Волков. — Привет, Мак. И не надо так орать, у нас аппаратура сдохнет. Что там у тебя на хвосте?

— Эта древняя калоша под завязку набита наркотой, — МакЛаррен кашлянул и понизил голос. — Старый добрый героин, триггерский «берсерк» и «райские цветы». Плюс двое задержанных. Н-да… Рейссу пробили две из его пяти почек и, кажется, зацепили то, что у него там вместо селезенки. Или желудка. Первую помощь мы оказали.

— Ясно, — Волков пробежался взглядом по мониторам. — Причал 3-альфа. В третьем секторе сбросите хвост, его примет полицейский конвой. На причале будут ждать парамедики. Отбой.

Экран погас, лейтенант крутанулся в кресле и вернулся к чтению журнала, а его коллеги принялись заново расставлять фигуры на доске.

— Вот теперь я точно отыграюсь, — Бьорн довольно потер руки, когда по жребию ему выпали белые, и сделал первый ход.

— Посмотрим, — Такуми поставил локти на стол, положил подбородок на переплетенные пальцы и погрузился в размышления.

 

***

Сигнал срочного вызова оглушительно взвыл, затем из динамиков раздалось шипение и невнятное бормотание, по экранам побежали полосы, в которых изредка угадывались очертания чего-то или кого-то. Крис мгновенно оказался перед пультом, отрегулировал сенсоры на полную мощность и включил усилители. Шипение и бормотание стало складываться в слова, изображение немного выровнялось, и теперь можно было различить, что на экране гуманоид.

— Полиц… ий катер… 3-5-0 запрашив… аварий… — шипение. — На бор… трое ранен… — снова шипение. — Повреж… оба двигат… Ид… на честн… сл… Холм, прием...

— Причал 1-сигма, высылаем парамедиков, — Бьорн и Такуми уже были на местах, связывались с Базой и промежуточными секторами, настраивали силовые захваты. — Держитесь, мы вас поведем.

 

ГЛАВА 1

In vino veritas

 

Колокольчик над дверью бара «Последняя капля» громко звякнул. Бармен, он же владелец заведения, отложил пачку счетов, взглянул на дверь и невольно вытянулся по стойке «смирно», рука метнулась к виску — отдать честь.

Возле входа стоял рогнар в черной с серебром форме полковника рейнджерского корпуса. Сложенные крылья походили на странный плащ, а вместо традиционного кортика к поясу была пристегнута изящная рукоять стира, легендарного органического оружия Рогнара.

Бармен, в прошлом бравый сержант мобильной пехоты, шагнул из-за стойки навстречу почетному гостю. Но не успел он покинуть свой пост, как в бар вошли еще два рейнджера.

— Кажется, это здесь, — негромко произнес полковник. Он говорил на интере с едва заметным акцентом, слегка растягивая слова. — Мне обещали, что в этом заведении подают лучшую в Лиге суаву.[2]

— Так точно, сэр, — ответил подошедший бармен. — И не только суаву.

— Мы сядем там, — полковник указал на свободный столик в полутемном углу. — Принесите нам, что у вас есть самого крепкого, и какой-нибудь легкой закуски. И, сержант… — он криво улыбнулся. — Сегодня я хочу… надраться в стельку. Кажется, так это называется?

— Именно так, сэр, — подтвердил бармен, взяв «под козырек». — Для меня большая честь, полковник Со-Хасс, что вы с друзьями решили надраться в стельку в моем баре.

— Вольно, сержант, — кивнул тот, направляясь к облюбованному столику. Его спутники не отставали ни на шаг.

Посетители провожали рейнджеров любопытно-благоговейными взглядами. Этот бар пользовался популярностью среди патрульных, десантников, разведчиков и стажеров, но такие птицы, как «черные ангелы», сюда обычно не залетали.

Бармен вернулся с подносом, уставленным бутылками, бокалами и тарелками, которые быстро и ловко выгрузил на стол. Получив благодарный кивок полковника и карточку в пятьдесят кредитов, он удалился обратно за стойку.

Полковник откупорил бутылку с рубиновой жидкостью и разлил ее по бокалам.

— За Сорейю… ровного ей пути за Гранью.

Он залпом осушил свой бокал и налил еще.

— А суава и впрямь хороша, Кецаль, — заметил самый молодой из его спутников, в котором смешалась кровь землян и хелвари.[3] От первых ему досталась густая рыжая шевелюра и голубой цвет раскосых глаз, а от вторых — кошачьи уши, втягивающиеся когти, острые клыки и широкая полоса густого меха вдоль позвоночника.

— Я в этом и не сомневался, Тао, — отозвался полковник, задумчиво покручивая в пальцах бокал. — Плесни-ка мне бренди. И водки… И абсента.

— Хэл, ты спятил! — пришел в ужас Тао. — Это же, можно сказать, сакральный напиток! Его так не пьют.

— Я пью, — тот подставил бокал. — Наливай.

Полковник Хагалль Риджар Со-Хасс оф Рогнар из клана Теней Ветра, рыцарь Девяти клинков, Горный мастер высшего посвящения, одним махом опрокинул в горло адскую смесь и передернул плечами.

— Обжигает, зараза, — он снова наполнил бокал. — Но слабовато.

— А ты добавь коньяка, — посоветовал второй рейнджер, светловолосый и сероглазый, придирчиво изучавший на свет содержимое своего бокала. Погрев бокал в ладонях, он уткнулся в него носом и расплылся в довольной улыбке. — Хотя мешать с чем-нибудь такой коньяк будет с твоей стороны не меньшим кощунством, чем пить подобным образом абсент.

— Вот именно, — поддакнул Тао. — Ты испортишь себе карму.

— Да ладно тебе, — ухмыльнулся Хэл, доливая в свой жуткий коктейль янтарную жидкость из пузатой бутылки. — Карма у меня и так испорчена дальше некуда.

— Кстати, господа, — светловолосый рейнджер выразительно обвел взглядом зал и понизил голос до шепота, — вы обратили внимание, что мы находимся под прицельным огнем по меньшей мере пяти десятков пар женских глаз? И не только женских, кстати.

— И большинство выстрелов достается Кецалю, — ухмыльнулся Тао, подцепив с блюдца ломтик какого-то мяса. — Но у него шкура дубленая, и не такое выдержит.

— Да ну вас, — буркнул Хэл, вгрызаясь в сочное яблоко. — Зубоскалы, вашу мать.

— Знаешь, Питер, общение с тобой пошло ему на пользу, — хмыкнул Тао, ткнув друга пальцем в бок. — Его арсенал наконец-то начал пополняться русским матом.

— Это еще кто у кого учится, — хохотнул Питер. — Кецаль иногда сказанет, а ты потом думаешь неделю: обругал, похвалил, или это вообще стих был.

Тем не менее, Тао не преувеличил: Хэл Со-Хасс, сам того не желая, всегда вызывал повышенный интерес окружающих к своей персоне, уже хотя бы потому, что принадлежал к одному из самых загадочных народов.

Рогнары — раса ученых, воинов, целителей и поэтов, настолько древняя, что вполне могла помнить, какой была Вселенная сразу после рождения. Пройти стажировку в их мире, попасть в информационные хранилища и библиотеки мечтал любой ксенолог и космоэтнолог. Многие оставались там годами — переводили предания, летописи, литературу, защищали диссертации, но все равно чувствовали, что топчутся на месте. Отчасти причина была в том, что языки Рогнара — сониарис и хенед — невероятно трудны для восприятия в силу изобилия идиом и ассоциативных полутонов. Фразу «Я хочу пить» на хенед можно произнести в тридцати вариантах, и каждый будет чем-то отличаться от остальных. А уж древний алфавит...

Крылатые охотно делились научными достижениями, позволяли изучать историю и культуру, но пресекали любые попытки узнать что-то о них самих. Телепатия и телекинез для многих народов не были редкостью, но предела возможностей рогнаров не знал никто. Те же, кому довелось стать свидетелем проявления их силы — что случалось крайне редко — предпочитали не болтать об этом. Эта загадочность привлекала не только исследователей, журналисты и охотники за жареными фактами из кожи вон лезли, стремясь выяснить хоть что-то. Сами рогнары относились к сплетням и слухам с изрядной долей юмора, а на поползновения раскопать очередную сенсацию смотрели сквозь пальцы. Репортеров допускали даже в лаборатории, где работали многонациональные команды ученых — как говорится, чем бы дитя ни тешилось.

Тем временем в зале приглушили освещение, и ди-джей объявил белый танец.

— Ставлю недельное жалованье, что эта красотка пригласит Хэла, — шепнул Питеру Тао, кивая на симпатичную патрульную, направлявшуюся к ним. — А ее подружки утешат нас, одиноких и несчастных.

Питер не успел ничего ответить — девушка остановилась перед Хэлом и, покраснев, пригласила его на танец.

— Почту за честь, мисс?.. — полковник поднялся, галантно склонив голову.

— Просто Касси, сэр, — она мило улыбнулась.

— В таком случае, зовите меня Хэл, — он поцеловал Касси руку и увел ее на танцпол.

— Эта малышка — просто ангелочек, — подмигнул Тао Питер.

— Угу, — ухмыльнулся тот. — А командир в таком случае Сатана. Адский.

Хэл на самом деле производил несколько демоническое впечатление: смуглое скуластое лицо, приподнятые к вискам ярко-синие глаза без белков, заостренные уши, длинные иссиня-черные волосы, которые он обычно небрежно перехватывал на затылке кожаным шнурком. И дополняли облик черные крылья.

— Я столько слышала о вас… Хэл, — все еще краснея, завела разговор Касси.

— Слухи — очень ненадежный источник информации, — усмехнулся полковник.

— Но вы же спускались в кратер Медузы на Проксиме-9, — продолжала она. — В Конторе вы — живая легенда! Операция на Центавре, когда вы выкрали сенатора Айхьи прямо из логова мятежников, прихватив заодно их главаря. Или случай с заложниками на Сингаре — его включили в программу подготовки подразделения по борьбе с терроризмом. А как вы отыскали рейдер, затерявшийся в гипере...

— Ох, — скривился Хэл. — Я просто исполнял свой долг, а из меня чуть ли не мифического героя сделали. Ну, повезло пару раз.

— Все Крылатые такие скромные? — Касси кокетливо вскинула ресницы и крепко сжала пальцы полковника. — Или только вы?

— Это семейное, — улыбнулся Хэл.

Касси смущенно хихикнула. Даже через одежду и кожаные перчатки полковника она чувствовала, насколько горячие у него руки, и невольно задумалась о причинах этого явления.

— Температура моего тела обычно 39 градусов по Цельсию, — спокойно проинформировал девушку Хэл. — Я могу регулировать ее, как угодно, но иногда она повышается непроизвольно, градусов до сорока пяти. В частности, это зависит от содержания в крови алкоголя.

Касси густо покраснела и попыталась высвободиться, но Хэл удержал ее.

— Простите, — извинился он. — Я не хотел вас обидеть. Но вы буквально сгорали от любопытства.

Касси еще больше смутилась.

— Не бойтесь, я не лазил к вам в голову, — заверил ее Хэл. — Люди многое выражают невербально — взгляды, жесты...

— И вы меня простите, Хэл, — снова улыбнулась Касси. — А я-то подумала...

— Что я вас сканирую без разрешения, — закончил за нее Хэл. — Обычно я не делаю этого без особых причин.

— Понятно, — она закусила губу. — Скажите, вы когда-нибудь отдыхаете?

— Я отдыхаю сейчас, — наклонил голову Хэл. — В вашем обществе.

В тусклом свете казалось, что его кожа меняет оттенок при каждом движении.

— Тогда, может… нам стоит продолжить отдых в другом месте? — Касси нервно поправила волосы. — Например, у меня?

— К сожалению, это невозможно, — ответил полковник. — Сейчас я должен побыть один.

— Вот это, как я понимаю, и называется «вежливо отшить», — усмехнулась она.

— Нет, Касси, — мягко сказал Хэл. — Вы поняли неправильно. Мне действительно необходимо одиночество в ближайшее время.

— Но когда вы соскучитесь по обществу… — запинаясь, проговорила она. — Ведь мы можем встретиться потом?

— Вполне, — музыка закончилась, и Хэл, проводив Касси к ее столику, вернулся к друзьям, рядом с которыми обнаружил двух девушек в полицейской форме.

Рейнджеры травили байки, а их новые знакомые слушали с открытым ртом.

— А вот и наш донжуан, то есть, Кецаль! — провозгласил Тао, под восхищенными взглядами дам пролевитировав к нему бокал с коньяком. — Познакомься. Чия, — он приобнял за плечи засмущавшуюся девушку с изумрудными волосами и нежно-зеленой кожей, — и Танни. — Вторая полицейская, невысокая и темноволосая, оказалась смелее подруги и протянула полковнику руку. — А где твоя спутница?

— Ушла, — пожал плечами Хэл. Забрав парящий в воздухе бокал, он залпом выпил коньяк. — Сегодня плохой день для любви!

— Вот так было разбито сердце еще одной красавицы, — трагическим шепотом изрек Питер, подмигивая Танни. — А на прошлой неделе один оч-чень симпатичный и впечатлительный курсант едва не застрелился из табельного оружия.

— Когда-нибудь я отрежу тебе язык, — пригрозил Хэл, хмурясь.

— Молчу, молчу! — Питер в притворном ужасе спрятался за спину Танни. — Я нем, как рыба. Жареная.

Конечно, отрезать язык ему никто не собирался, но вот нарваться на внеочередное двухнедельное патрулирование какого-нибудь захолустного сектора, где никого серьезнее юнцов, угнавших родительский катер, отродясь не пролетало, было можно.

В течение часа Питер и Тао продолжали развлекать девушек рассказами и фокусами с левитацией и телепатией, а Хэл методично накачивался спиртным, в огромных количествах поглощая разнообразные напитки, и с каждой минутой все больше мрачнел — друзья называли это его состояние «синдромом Атоса». Опустошив очередную бутылку, он поднялся, опираясь на стол.

— Кажется, мне пора, — он бросил на стол двухсоткредовую карточку.

— Я тебя провожу, — Тао вскочил.

— Вот еще, только няньки мне не хватало, — жесткий рот Хэла искривила мрачная ухмылка, он шагнул в сторону и уперся в Тао.

— Да ты сейчас в воздух не поднимешься, хотя бы такси вызови, — Тао подставил пошатнувшемуся полковнику плечо, но тот оттолкнул друга и направился к выходу, бормоча под нос ругательства на разных языках.

Несмотря на опьянение, он ориентировался в пространстве и не натыкался на мебель, однако Тао все же пошел следом. На улице Хэл расстегнул куртку и рубашку, подставляя пылающую кожу вечерней прохладе.

— Я отвезу тебя домой, — Тао встряхнул его за плечо. — Ты пьян, как сапожник, и сам прекрасно знаешь, что в таком состоянии твои реакции становятся неадекватными. Тебе что, мало того случая, когда ты разложил на атомы грузовой фотолет, приняв его за вражеский разведчик? Слава Ирсе, на борту не было живых существ.

— Я оплатил стоимость груза, — проворчал Хэл. — И потом, в это время суток над Базой редко летают грузовики.

— Зато полно флаеров и прочей канители, — перебил Тао. — Давай, полезай. Живо.

Он распахнул дверцу своего спортивного спидера.

— Если ты отвезешь меня, тебе придется остаться на ночь, — Хэл сжал локоть Тао, глаза его заискрились алыми сполохами. — Я передумал насчет одиночества.

— Это приказ? — буркнул Тао, высвобождаясь, и хмуро посмотрел на друга, щуря сиамские глаза.

— Просьба, — хрипло ответил Хэл. — Я очень прошу тебя… провести эту ночь со мной.

— Почему я, а не та малышка?

— Потому что наутро в моей постели лежал бы труп, — бесстрастно пояснил Хэл. — Она милая симпатичная девушка, и в другой ситуации… — он вздохнул. — Но она, в отличие от тебя, не псионик седьмого уровня. Содержание алкоголя в моей крови достигло критической отметки, и я почти не способен контролировать реакции тела и, главное, мозга. Мое общество для нее равносильно пытке мыслесканером. А протрезвею я, — он посмотрел на часы на приборной доске, — часа через три-четыре.

— Исчерпывающе, — хмыкнул Тао. — Вы, рогнары, умеете свести человека с ума.

— Ты только наполовину человек, — педантично поправил Хэл.

— Думаю, я все же не стану бить тебе морду, — Тао втолкнул его в кабину. — В конце концов, мне давно было любопытно, не мешают ли тебе крылья в постели.

— Это значит «да»? — Хэл пошарил в бардачке, где, как он знал, у Тао хранился запас водки, которой тот отдавал предпочтение перед другими крепкими напитками. — И, кстати, ты прекрасно знаешь, что я могу убрать крылья.

— Да. Но с одним условием, — Тао занял водительское кресло. — Я хочу получить ответ на один вопрос.

— Спрашивай, — Хэл извлек из бардачка фляжку с водкой, отвинтил крышку и сделал большой глоток.

— Ты когда-нибудь снимаешь эти чертовы перчатки?

— Нет, — лаконично ответил Хэл, но тут же поправился: — Редко, в исключительных случаях.

— А что будет, если я попрошу тебя снять их сегодня? — Тао выжал стартер, спидер сорвался с транспортной площадки и устремился к темному небу.

— Это уже второй вопрос, — Хэл влил в себя еще водки, после чего красные сполохи в его глазах стали ярче. — Ты умрешь приблизительно через десять минут после того, как я к тебе прикоснусь.

— Без шуток? — Тао вздрогнул.

— Без шуток, — кивнул Хэл, допивая водку.

 

***

Из досье на сотрудника Службы Безопасности Лиги Миров

(Рейнджерский Корпус):

Хагалль (Хэл) Риджар Со-Хасс — личный код в СБС — РК/009999

Год рождения — нет данных.

Родители: мать — Инола Терай Эн Риери, рогнар, отец — Старион Меррит Со-Хасс, рогнар.

Место рождения — система Тауруса, планета Рогнар.

Сотрудник рейнджерского корпуса СБС, полковник.

Общие внешние данные: рост 178 см; вес 70 кг (с крыльями); волосы черные; глаза синие, без белков, приподняты к вискам; нос тонкий, прямой, с небольшой горбинкой; брови черные, густые; уши удлиненные, острые; телосложение сухощавое; крылья черные, размах 5 метров.

Физические, энергетические и генетические показатели — файл закрыт. Доступ только при наличии допуска А.

Особые приметы: рваный продольный шрам длиной 40 см на внешней стороне левого крыла. Другие приметы — файл закрыт. Доступ только при наличии допуска А.

Боевая подготовка: в совершенстве владеет различными школами рукопашного боя (точных данных нет).

Огневая подготовка (по десятибалльной шкале) — 10.

Склад ума — аналитический, психически устойчив.

Пси-уровень (по двенадцатибалльной шкале) — 12 (точных данных нет).

Агрессивность (по тридцатибалльной шкале) — 30 (точных данных нет).

Особые возможности — файл закрыт. Доступ только при наличии допуска А.

Специальные данные — файл закрыт. Доступ только при наличии допуска А.

Образование — файл закрыт. Доступ только при наличии допуска А.

В СБС с 3005 года.

Оперативный псевдоним — Кецаль.

 

 

Из досье на сотрудника Службы Безопасности Лиги Миров

(Рейнджерский Корпус):

Тао Лин Сутафиори — личный код в СБС — РК/009357

Год рождения — 3061.

Место рождения — система Шенин, планета Джерн.

Родители: мать — Бренна Лин, человек/Земля, отец — Корр Эрри Сутафиори, хелвари.

Сотрудник рейнджерского корпуса СБС, майор.

Общие внешние данные: рост 179 см; вес 65 кг; волосы рыжие; глаза голубые, зрачки вертикальные; нос прямой; уши кошачьи; брови рыжие, густые; телосложение сухощавое.

Физические, энергетические и генетические показатели — файл закрыт. Доступ только при наличии допуска А.

Особые приметы: клановые насечки в форме геометрических узоров на лопатках.

Боевая подготовка: в совершенстве владеет различными школами рукопашного боя.

Огневая подготовка (по десятибалльной шкале) — 10 баллов.

Склад ума — аналитический, психически устойчив.

Пси-уровень (по десятибалльной шкале) — седьмой положительный[4].

Агрессивность (по тридцатибалльной шкале) — 28.

Особые возможности — файл закрыт. Доступ только при наличии допуска А.

Специальные данные — файл закрыт. Доступ только при наличии допуска А.

Образование — Академия оперативных кадров СБС (3066-3078 гг.).

В СБС с 3078 года.

Оперативный псевдоним — Манул.

 

 

  • Мы лишь глупые куклы... / Если это можно назвать стихами... / Fujimiya Nami
  • Дрожали слёзы на ресницах / На столе стозимний кактус... / Ворон Ольга
  • Те, Кто Ползает / Берман Евгений
  • А потом? / Аделина Мирт
  • Не удерживай / Затмение / Легкое дыхание
  • Поворот / СТОСЛОВКИ / Mari-ka
  • Отзыв Марии Фомальгаут / «ОКЕАН НЕОБЫЧАЙНОГО – 2016» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Берман Евгений
  • Вступление / Струна души / Лейс Три-Де
  • Оптимист / Проняев Валерий Сергеевич
  • Я И АМУР / Осколок нашей души / НИК Кристина
  • Валентинка № 61 / «Только для тебя...» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Касперович Ася

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль