Глава 11

0.00
 
Глава 11

— Стоять! — раздалось многократным эхом. — Никому не двигаться!

В крике, что прозвучал под сводами тоннеля, чувствовалась угроза. В достаточно обыкновенных словах и из уст человека с оружием. И этот человек в военной форме, по идее, должен оберегать Кристину. Она же не враг! И на шевроне военного светился российский триколор и надпись "ВС России". Так почему он угрожает ей?!

Она растерялась.

— Девочка, отдай мне ружье, — тихо, но четко проговорил военный в чине майора. — Медленно положи его на пол.

За спиной неприятного майора маячили еще четыре фигуры с поднятыми автоматами. И Кристина явственно ощутила, что они будут стрелять не раздумывая. И стрелять именно в неё.

 

Девушки улеглись за башней танка, подстелив солдатские куртки. В полумраке подземной станции стоял легкий гул голосов — это бойцы отдыхали перед боем по распоряжению Воинова. Анатолий сидел у гусеницы танка, прислонившись спиной к каткам. Рядом с ним приютился Денис, а по другую руку сверкал линзами очков Аркадий, нервно трогая пальцем дужку оправы на переносице. Кристине не спалось, и она прислушалась к разговору, подглядывая. Ей было интересно наблюдать за мужчинами, уж очень они отличались от её сверстников. И образом мышления, и манерами, и разговором.

Мальчишки из её прошлого окружения вели себя, как несмышленые дети, хвалясь между собой количеством выпитого пива за вечер, драками с полицией, новыми кроссовками «Найк» и мнимыми победами над девчонками. Сверстницы же больше говорили о своих нарядах, новых гаджетах и мальчишках.

Понятно, что сегодня идет война, и людям не до обсуждения повседневных мирных «прелестей», но она не могла себе представить, что Денис, захлебываясь от восторга, будет рассказывать всем о том, как он смешивал литр за литром разного алкоголя. А потом прижал к теплой стенке девицу вольного поведения и при этом не испачкал свои белые кроссовки. Не вязалось это все с личностью Смирнова.

А Анатолий Сергеевич вообще казался человеком из другого мира. Спокойный, порой флегматичный, он иногда просто «взрывался» от быстрых действий, будто в него вселялся кто-то. Говорит всегда тихо, но почему-то его четко слышно, даже если он стоит на некотором отдалении.

И странно, все его слушаются. Никто и слова поперек не скажет. А как он посмотрит, будто прожигает взглядом насквозь, и в следующий миг улыбается. Необычная улыбка. Губы чуть растягиваются, но зато взгляд добреет, становится мягким, будто ласкающим.

— Командир, а как вы думаете, что будет потом? — вздохнув, спросил Смирнов, и украдкой посмотрел вверх — туда, где отдыхали девушки. — Вот покончим с этими инопланетянами, а потом что?

— А потом ты будешь героем, Дэн, — хихикнул Аркадий. — Если выживешь…

— А ты, гений, по мозгам схлопочешь, — быстро отпарировал Смирнов.

— А ведь вы оба правы, — рассудил Воинов словесную дуэль. — Нам бы всем выжить после всего, да и мозги свои сберечь.

— Я не понял, Анатолий Сергеевич, — удивился Аркадий после минутного молчания.

Войнов встал на ноги, и короткими шагами медленно прошелся около танка. Кристина притворилась спящей.

— А что непонятного, Аркаш? Ведь мир устроен на принципе доминирования сильнейшего. И поделиться своей силой никто не намерен. И так будет всегда, пока сильные и слабые не найдут мирного способа сосуществования, — ответил капитан задумчиво. — Инопланетное оружие и твоя система защиты дадут значительное преимущество тому, кто завладеет им.

Он замолчал, и некоторое время раздумывал, будто собирая все свои мысли в одну — самую доходчивую.

— Вот смотри, — Воинов нервно повел плечом. — Взять инопланетян. Вот не верю, что они случайно пролетая над Землей, зашли на огонек. Возьмем тебя. Ты идешь по дороге и видишь, как под ногами муравьишки снуют по своей тропинке. Ты же не будешь их со злостью топтать ногами! Просто так, от нечего делать.

Аркадий кивнул, соглашаясь.

— Инопланетяне долго висели над Землей, изучая нас, — утвердительно махнул рукой капитан. — И нашли то, что им жизненно необходимо. Не знаю… лекарство там какое, или вещество наркотическое. В нас — в людях Земли. Попробовали синтезировать и получилось! И тут их одолевает самый настоящий земной порок — жадность! Как же, на этом можно неплохо срубить бабло! Или что еще хуже, с помощью этого вещества можно получить власть над себе подобными.

— А оружие тут причем?! — Аркадий снял очки, деловито протер стекла.

— А представь себе, — капитан осмотрел темноту станции. — Кто-то жадный до власти и денег заставляет тебя создать этакую пушку. Только вместо малюсенького шарика, что в наших ружьях, нехилое ядро, примерно метр в диаметре.

Аркадий вздрогнул.

— Даже представить не могу, — прошептал он. — Но очень страшно.

— Не то слово! — вскрикнул Воинов. — Вот такая дальнобойная пушка и её снаряд невозможно перехватить, представляешь?! И у кого будет эта пушка, получает огромное преимущество. То есть — власть над другими.

— Да что вы такое говорите?! — не выдержал Смирнов.

— Да ничего особенного, Денис, — капитан вздохнул, провел ладонью по лицу. — Всегда найдется тот, кто станет богаче за чужой счет. Природа людская такая — подлючая. Что, примеров мало? Афган, Чечня… Кто-то гибнет, а кто-то наживается на этом.

— И что? — мотнул головой Смирнов. — Выходит, что мы деремся с этими пришельцами зря?! И ребята погибли тоже зря?! И дед Миша…

— Стоп, Денис! — капитан осмотрелся. — Не кричи, людей разбудишь.

Войнов опустил голову, зачем-то потер запястья.

— Да, Денис, — Анатолий заговорил, глядя в пол. — Возможно то, что мы делаем, напрасно. Но в эту напраслину не хочется верить. Понимаешь, хочется верить в светлое и доброе. Что вся эта возня с инопланетянами пройдет, и люди заживут в мире и добром соседстве. Что не будет людской… грязи. С её выкрутасами об исключительности, мнимой умности, зависти и лжи.

Он поднял голову.

— Умом понимаешь, что так не будет, но сердце очень хочет, поскольку сильно устаешь от людских пороков. Они выматывают тебя ежедневно. Но, черт возьми, Денис! Мы не можем отсидеться в какой-то пещере где-то далеко. Вот так получилось, что только мы можем противостоять пришельцам и уничтожить их. И мы будем пытаться это сделать… Тогда, может быть, дадим человечеству еще один шанс подумать — а правильно ли мы живем?

 

Кристина вспомнила этот разговор, зажмурив глаза. Стараясь не смотреть в зловещие отверстия дула автоматов.

— То есть, как это вам отдать ружье?! — зазвенел голос Ивана Васильевича и девушка, подняв веки, с надеждой взглянула на дядю.

Майор сморщился, сделал шаг, вынимая пистолет.

— Васнецов, вы уже не нужны, — проговорил он глухо. — Все что нам нужно, мы нашли.

Выстрел прозвучал негромко, несмотря на голые своды тоннеля. Иван Васильевич как-то странно дернул головой и упал, раскинув руки. И воспоминания о недавних событиях мелькнули вновь...

 

— Рота, подъем! — разнесся голос Дениса под колоннами станции. — Строиться повзводно в две шеренги!

Бойцы выстраивались неспешно, но Смирнов их не торопил…

Девушки тоже поднялись, прихватили оружие и спустились на мраморный пол подземной станции. Кристина встала за спиной сестры.

Наконец рота построилась, образовав три взвода. Перед строем вышел Воинов. Медленно оглядел шеренги солдат.

— Парни… Вы настоящие мужчины. Уже то, что мы сделали и при этом выжили — подвиг. Какая-то инопланетная дрянь решила, что земляне для них будто подопытные животные. Что из нас… наших детей можно мутить что-то. Они сожгли наши города, наших стариков и женщин…

Капитан помолчал.

— Нас мало, но только мы имеем опыт сражений и знаем, что их металлолом можно побеждать, и у нас есть для этого оружие. Так чего мы боимся?!

Наши предки выстояли против татар, против французов и против немцев. Они били шведов, поляков и турков. Все, кто на нас нападал, испытали на себе силу русского оружия и твердость русского духа. В сорок первом под Москвой всего двадцать восемь человек выстояли против пятидесяти танков. Так было надо! Потому что, больше некому…

Воинов сжал кулаки.

— И сегодня, похоже, кроме нас некому остановить пришельцев!

Голос капитана немного стих.

— Так получилось, парни… и, видимо, только от нас будет зависеть дальнейшая судьба планеты.

Воинов опять помолчал, потом вскинул голову.

— Я сегодня буду биться за всех жителей нашей Земли. За русских, украинцев, белорусов, немцев, китайцев, и даже за американцев. И знаете, я намерен победить! Вы со мной?!

Капитан молчаливо ждал.

— Я с тобой, командир, — вышел из строя Витя Обухов.

— И я! — Смирнов решительно шагнул вперед.

— Я тоже! И я с вами! И я..., — голоса крепли в едином порыве, будто бойцы этими криками сами себя посылали в бой.

— Командуйте, лейтенант, — Воинов направился к головному танку.

 

Небольшая бурая дыра на лбу Ивана Васильевича будто притягивала взор Кристины. Девушка не могла оторваться от созерцания распростертого тела дяди, не могла освободить сознание от шума.

— Девочка, отдай мне оружие, — шелестел негромкий голос в то время, как рука с пистолетом медленно опускалась. — Отдай. Я тебя не трону.

«Наверное, это все», — подумала Кристина, внутренне сжавшись. Не хотелось о чем-то размышлять, спина взмокла противным холодом, а мозг опустел. Все вокруг воспринималось отрешенно, будто ничего не было. Как во сне. Очертания предметов и фигур расплылись тусклыми серыми волнами.

 

— Они больные, Толя, понимаешь? — Инна сказала это тихо, чтобы никто не слышал. — У них очень повышена свертываемость крови.

— И что?! — капитан резко дернул головой. — Я сейчас расплачусь.

— Может быть, попробовать как-то договориться?

— Как?! — Анатолий взял жену за руку, огляделся. — Как? Ты же сама видишь, что с нами не пытаются разговаривать. Нас просто уничтожают. Даже этот «гоблин» прилетел на своем черном аппарате и тут же, понимаешь, без всяких слов стал палить.

Капитан пальцем указал на лежащего в боксе инопланетянина.

— Нам что, надо было в рупор орать да руками размахивать? Не стреляй мол, мы тебе поможем. Нас, совенок мой, никто не спросил.

Инна мягко выдернула ладонь из руки мужа.

— Я все понимаю, Толя, — сказала она, прикусив нижнюю губу. — Но если мы найдем выход, то спасем всех.

Капитан горестно вздохнул.

— Мы не найдем выход. Мы не знаем, что у них на уме. Мы вообще ничего о них не знаем. А вот они разнюхали о нас многое. И решили, все же, пойти силовым путем. Каждый, девочка моя, выбирает себе путь сам. Это как в магазине — товара много и можно набрать. Но касса впереди и за товар надо платить…

 

Кристина ничего не поняла. Стремительно мелькнула какая-то тень, послышался сдавленный крик и звук падающего оружия на бетон. Частью своего не до конца уснувшего сознания девушка ощутила необходимость упасть вниз и вжаться в темно-серое пыльное покрытие туннеля. Упав, она закрыла собой ружье, и тут же начался оглушительный треск автоматных очередей. Звон падающих гильз и визжанье от рикошетивших пуль перемешались с глухими звуками частых ударов о металл. Полумрак тоннеля разрезали всполохи голубого света, сопровождаемые напряженным гудением. Пироксилиновая гарь проникла в ноздри Кристины, и она, глотнув её, закашлялась, потом, не удержавшись, звонко чихнула. Да так, что заложило уши.

Девушка мотнула головой, стараясь вернуть слух и отчетливо осознала, что в тоннеле слышен только негромкий хрип. Кристина медленно поднялась, покрутила головой. Пыль и дымная гарь потихоньку рассеивались, и она старалась понять — кто же так хрипит? Поднялась, попыталась сделать шаг, но носок ботинка уперся во что-то жесткое…

Под ногами лежало тело пришельца. Вот про кого она забыла, а ведь он даже пытался говорить с ней. Разговаривал! Да! Еще странно так, выделяя букву «г», будто картавил. И звуки такие — лающе-каркающие.

Кристина присела над телом инопланетянина, потянув к себе оружие.

— Не на… дго, — прозвучало с тихим хрипом.

Пришелец лежал на спине, и сквозь рассеивающуюся дымку девушка увидела его лицо. Вздрогнула. Больше от неожиданности, чем от брезгливости. И хотя она уже видела лицо инопланетянина, но там, в боксе полигона лежал мертвый, а сейчас перед ней живой. Крупные, раскосые глаза. Сетка на них мерцает тусклым светом. То желтым, то оранжевым. Под левым от Кристины глазом, на темно-серой коже дырочка, пульсирующая бурой жидкостью. Три отверстия рта инопланетянина как-бы сошлись вместе.

— Воз… мги.

Еле слышно прожужжали механизмы, и Кристина увидела перед собой зажатый в манипуляторе конечности пришельца черный матовый диск. Небольшой. С серебристой точкой посередине.

— При… лоз… ги… к вис… гу.

Девушка невольно отшатнулась, испугавшись.

— Быс… тгей, — словно торопил пришелец. — Не бойг… ся.

Кристина послушалась, хотя очень боялась. Но инопланетянин будто чувствовал что-то. И последним доводом того, что она все же приложила странный диск к виску, была благодарность за спасение от своих же — землян.

 

Мир вокруг подернулся серо-голубой дымкой. В голове приятно покалывало, как будто неизвестные умелые лекари лечили от усталости и тяжести. Позвоночник налился бодрящей энергией, и эта энергия питала каждую клеточку тела. На расстоянии вытянутой руки от Кристины, мерцая тусклым желтоватым свечением, стояла молодая симпатичная женщина, внимательно рассматривая девушку. Её длинные прямые волосы шевелились от легкого ветерка, густые ресницы над яркими зелеными глазами подрагивали.

— Как зовут тебя, девочка? — губы незнакомки шевельнулись, но вопрос не прозвучал, а Кристина легко прочитала его по движению губ.

— Кристина. А вас как зовут? И кто вы?!

Женщина улыбнулась, но вышло это как-то с грустью.

— Меня зовут Мария. То, что ты видишь — не обман зрения. Это так мы выглядели… когда-то. А теперь мое тело лежит перед тобой.

Кристина вдруг поняла, что пришелец — это и есть та женщина, которая с ней говорит, и не нашла слов, чтобы передать свое удивление.

— Я вижу, ты удивлена, — Мария вздохнула. — У нас нет времени на объяснения. Я… умираю. Только скажи мне — где мой корабль?

— Это та огромная зеленоватая штуковина из которой высыпались роботы? — зачем то стала уточнять Кристина.

— Да.

— Я видела, как корабль исчез в голубых волнах. И мне показалось, что он взорвался.

Мария дрогнула. В её глазах отразился не испуг, а боль.

— В моем скафандре закончилось лекарство и питание, — сказала она, прикрыв глаза ресницами. По щеке медленно сползла одинокая слезинка. — Мы ваши потомки, Кристина. Ушедшие из своего дома когда-то очень давно и заплатившие за это болезнью. Лекарство от которой нашли, только придя обратно. Тысячи лет невероятных страданий и масса экспериментов, превративших наши тела во что-то непонятное. И все напрасно… это тяжело понять.

Ресницы вспорхнули, будто легкие крылья траурных бабочек. Заискрились зеленые глаза, словно мягкий свет попал на воду. Губы Марии от боли выгнулись уголками вниз.

— Это тяжело понять, — повторила она.

— Но зачем?! — вскрикнула Кристина. — Зачем вы поступили так с нами?! Анатолий Сергеевич ведь знал, что вы больны! И он был готов… пойти на встречу.

Мария вяло махнула рукой.

— О, капитан Воинов! Злой гений… Мы не думали, что земляне могли измениться. Нет, только стало технологичнее и более масштабно. Уже ничто не изменить… Впрочем, в контейнере на моей правой руке под локтем есть чип. Возьми его, и уходи быстрее. Я не понимаю, зачем отдаю тебе чип, но чувствую — так надо...

Мария осмотрела своды тоннеля.

— Быстрее уходи, подальше. И на прощание… Отсоединить прибор от виска можно приложив палец к серебряной точке. Не пользуйся им часто. Все, прощай…

Её изображение стало медленно таять, удаляясь и уменьшаясь в размерах, пока не исчезло совсем. Кристина огляделась. Она ясно видела тоннель, чуть ли не до трещинки в бетоне. Тела шести мертвых мужчин едва светились бледно-желтым, а тело Марии лежало черным вытянутым прямоугольником с раскиданными по сторонам конечностями.

— Так надо! — прозвенел в голове голос капитана Воинова. Она не часто слышала от него это словосочетание. Но говорил он это так, словно гвоздь вбивал в дерево — намертво.

Кристина присела, нащупала на правой конечности пришельца выпуклость.

— Как же открыть этот контейнер? — подумала девушка. — Вот Семен наверняка смог бы!

Она представила, как Семен, смущенно улыбаясь, скажет: «Не торопись, Кристи, просто чуть подумай».

— Кристи, не торопись.

Девушка от неожиданности вздрогнула так сильно, что упала рядом с телом пришельца. С опаской подняла голову. Живой, улыбающийся техник сидел рядом на корточках и показывал пальцем на локоть инопланетного скафандра.

— Здесь, по ходу, есть механизм, типа, магнитного замка, — сказал Семен, и подмигнул Кристине. — Если тебе предложили взять что-то из контейнера, значит и ключ к замку дали. Во! — он показал на висок девушки. — Эта штуковина вполне может быть ключом. И зеркало тебе нужно. Или аккуратно нажми точно по центру. Вот ведь! Не могли побольше кружок сделать!

Кристина неловко села на пол, обхватила пальцами диск у виска, указательным ткнула, стараясь целить точно в центр.

 

Покалывание в голове исчезло, на тело навалилась усталость. В тоннеле еще висел дым, и пахло, но дышать было легче. Кристина покрутила головой. Семен исчез. Будто его и не было.

Она с удивлением посмотрела на черный диск, зажатый в ладони. Потом на локтевой изгиб скафандра пришельца. Затем медленно провела по контейнеру диском. Легкий щелчок, и на край диска из контейнера прилепился маленький красный кубик. Кристина погладила его. Шершавый, края гладкие, не острые.

— И что теперь делать? — спросила сама себя девушка.

— Бежать! — раздался тревожный голос в голове. Отчетливо. Ясно.

Кристина вздрогнула, быстро встала на ноги. Потом наклонилась, пытаясь поднять ружье.

— Не трогай! — голос неумолимо приказывал. — Это смерть! Да беги уже отсюда!

«Батарейка» в оружии тут же стала мигать ярко-красным светом. Но девушка не спешила убегать. Она резко подскочила к убитым в тоннеле бойцам, быстро осмотрела их оружие и снаряжение. Ловко нацепила на себя снятый с одного из солдат спецжилет с запасными магазинами, прихватила автомат, и уже тогда, оглядываясь, что есть силы припустила бегом из тоннеля.

На бегу опустила диск с чипом в карман жилета, хлопнула ладонью по застежке-прилипале.

 

Старлей Грымов чудом оказался жив во время налета инопланетян, и лишь только потому, что валялся в капонире пьяным, и заснул в большом ящике от старого двигателя. Сам движок был давно отправлен на металлолом, а ящик выбросить из капонира поленились, и сбрасывали в него всякий хлам.

В этом хламе и очнулся старлей после налета. Вылез с больной головой, покрутился на опустевшем аэродроме, зашел в диспетчерскую. Комната распорядителя полетов тоже была пуста. Приборы не работали, связь отсутствовала. Грымов хмыкнул удивленно и поплелся на соседний, более «цивильный» аэродром, с полосой, предназначенной для грузовых самолетов.

Увиденное удивило Грымова еще больше. Взлетка и стоянки были изрыты воронками, вокруг ни единой души, вместо башни руководителя полетов — развалины. А на середине взлетной полосы лежал исковерканный Ан-12, грохоча на ветру порванной обшивкой.

— Нихренассе, я напился! — пробормотал старлей. — Неужто «белку» зацепил. Нееет, надо срочно опохмелиться.

Он направился в известное ему место, где специалисты по авиационному оборудованию держали спирт для протирки важных оптических деталей. Спирт, правда, был технический, но кого это останавливало! «АОшники» выпивали по полстакана, потом крякнув, дышали на тряпки, и этими тряпками терли детали. И ничего! Никто не помер, и все летало!

Каморка спецов была распахнута. Ничего не понимающий Грымов зашел внутрь, порыскал и нашел бидон с надписью «спирт». Двадцатилитровая емкость оказалась наполовину заполненной. Грымов не поверил в такую удачу. Пошарив в поисках кружки, нашел еще целый ящик свиной тушенки и три большие пачки галет.

Почти бесчувственного старлея потом нашел спецназ, приземлившийся в Мячково на трех транспортных вертушках. Грымова из запоя быстро вывели, обливая холодной водой. Затем доставили к странноватому тучному генералу, обладавшему противным скользким взглядом маленьких глазок. Брезгливо кривя губы, генерал отчитал старлея и поставил задачу — найти исправную вертушку и облететь на ней район вдоль железной дороги, прихватив группу спецназа и крутого спеца по вооружению.

И вот на данный момент группа и спец убежали куда-то, а Грымов вынужден париться в духоте кабины и страдать. Правда, ему оставили УКВ-передатчик, но что толку! Спирта в нем не было.

Старлей, вообще, мало понимал, что вокруг происходило. Все талдычили о каких-то пришельцах, войне и еще о чем-то, а Грымову было все равно. Он просто хотел выпить. И вертолет пилотировал словно во сне — на автомате, благо этот «автомат» работал исправно после десятка лет летной работы.

Старлей от духоты и алкогольного желания почти протер штаны в кресле пилота, осматривая землю в черных проплешинах, когда сильный взрыв заставил вертолет покачнуться, и в отдалении ровная полоса поверхности вздыбилась, выбрасывая вверх пыль и большие осколки неизвестного сооружения.

— Нихренассе! — Грымов схватился за ручки кресла, вжался спиной, рассматривая, как пыль медленно оседает. — Это что было то?! Да пошли вы все!

Старлей засуетился, оглядел приборы по привычке, щелкнул тумблером стартера. Подождал, пока зашумит ротор двигателя и начал предвзлетную подготовку вертолета. Он немного нагнулся, чтобы лучше рассмотреть прибор измерения скорости вращения винта, когда к его виску прилипла холодная сталь. Пахнуло сгоревшим порохом.

— Выключи все! — раздался крик. — Быстро!

Затем явственно послышался лязг затвора. И Грымов понял, что у его виска дуло автомата Калашникова, причем из этого дула недавно вылетали пули. Палец старлея потянул рычажок отключения питания. Двигатель вертушки недовольно взвизгнул, но обороты тут же сбавил, останавливаясь.

— Руки за голову! — приказал женский голос.

Старлей послушался и медленно сцепил ладони на затылке.

— Дернешься — выстрелю!

Грымов поморщился.

— Да, понял я. Не кричи только.

Он чуть повернул голову и увидел стройную девушку в спецжилете, одетом поверх черного облегающего платья. Немало удивился.

— Ты это… автомат убери. Надо-то чего?

Девчонка помолчала, но оружие не убрала.

— Это ты привез сюда военных и Ивана Васильевича? — спросила негромко.

Грымов кивнул.

— Должен быть кто-то главный. Ты его знаешь?

— Видел, — снова кивнул старлей. — Генерал такой неприятный. Орет все время.

— Что ему надо?

— Да откуда я знаю! — скривился Грымов. — Сама у него спроси. Вон, передатчик лежит… замучил уже вызовами щелкать.

Старлей движением головы показал на УКВ-приемник.

— В нем есть громкая связь? — спокойно спросила девушка. И не дождавшись ответа, приказала:

— Одну руку опусти и включи.

Грымов покривился.

— Громкая связь… громкая связь… Да откуда я знаю! Ты, девочка, автомат-то опусти, а то пальнешь ненароком, — забурчал он, протягивая руку к приемнику, и тут же получил концом ствола в ухо. — Ой! Да ты что творишь! Ненормальная!

— Рот закрой! — прошипела Кристина. — А то мозги потеряешь.

Она была очень зла и решительна. У неё было чувство, что в неё вселился капитан Воинов, а уж он умел быть к врагам беспощадным. И в этом летчике Кристина видела врага.

Грымов повернул колесико громкости на передатчике. Из динамика послышался громкий треск помех и неприятный голос, который кричал:

— Белов, твою мать! Почему на связь не выходишь?!

— Кто такой Белов? — Кристина ткнула автоматом Грымова.

Тот покосился на неё, ответил:

— Наверное, это тот майор, что прилетел со мной.

Девушка подумала немного.

— Как пользоваться приемником? — спросила резко.

Грымов показал на коробку микрофона с витым шнуром.

— На нем переключатель. Сначала говоришь в него, потом переключаешь на прием.

Кристина решительно взяла микрофон, щелкнула тумблером.

— Кто говорит со мной? — сказала в микрофон. Щелчок на прием.

Динамик только потрескивал.

— Белов! — неприятный голос захлебнулся от возмущения. — Это что за баба бакланит?! Вы чего там, совсем охренели?! Что там Васнецов?! Он нашел оружие?!

Кристина тряхнула волосами. Щелчок.

— Во-первых, не баба. Во-вторых, представьтесь. И в-третьих, ваш пилот сидит под дулом автомата, а ваш Белов благополучно скончался… и дядя Ваня тоже…

Щелчок. Молчание. Видимо, собеседник пытался понять, что происходит.

— Дядя Ваня?! — донесся изумленный голос. — Девочка, так ты родственница Ивана Васильевича?! Скажи, а что там происходит?

Щелчок.

— Вы не представились, — настаивала Кристина. Щелчок.

— Ладно, ладно. Я — генерал Малышев, командующий вооруженными силами России.

Щелчок.

— А они еще существуют? — усмехнулась Кристина. — Где же были эти вооруженные силы, когда Анатолий Сергеевич с ребятами погибали под залпами пришельцев?

Грымов услышал последнее слово и поперхнулся слюной. Теперь он с трудом, но все же стал понимать действительность. Сердце заколотилось, алкогольное желание мгновенно улетучилось.

— А кто такой Анатолий Сергеевич? — донеслось из динамика.

— Капитан Воинов — командир особого подразделения. Он и его бойцы сражались с инопланетянами… и победили, — гордо ответила Кристина. — Все погибли…

Генерал Малышев не был глуп.

— Так это ты, девочка, вынула все элементы из оружия после боя?!

— Да, я. И спрятала. Вряд ли «батарейки» будут работать, даже если вы их найдете.

Малышев молчал. Потом заговорил ласково:

— Ты же, все равно покажешь, где их спрятала? Ведь, правда, девочка?

Кристина со злостью усмехнулась.

— Не покажу. Не помню уже… где-то…

— Соплячка! — раздалось в ответ негромко, будто говоривший прикрыл микрофон ладонью.

— Я все слышу! — крикнула Кристина. — Впрочем, а зачем я разговариваю? Прощайте, генерал…

— Стой! Стой! Стой! Не отключайся! Ну, прости старика! На нервах я, — затараторил Малышев.

— С чего бы?! — притворно удивилась Кристина. — Вроде уже все закончилось. Последний пришелец умер недавно, правда, перед этим убив вашего Белова, который в свою очередь пристрелил дядю Ваню. Так что вы нервничаете, генерал?! И почему майор российской армии хладнокровно убивает гражданина России, при этом говоря, что гражданин уже не нужен? Может быть, это вы мне объясните, что происходит?! И где вы были, когда пришельцы уничтожали мою семью?! И почему солдаты, которые должны были сражаться, чтобы защитить меня, готовы были в меня выстрелить?!

— Ну, ну! — после щелчка заговорил Малышев. — Ты не особо распаляйся, мала еще! Белов, возможно, накуролесил. Вышел немного из-под контроля, бывает. Но он же поплатился за это?!

Ты, девочка, успокойся. Покажи мне место, куда спрятала элементы и все! А потерю семьи и дяди я тебе компенсирую.

Кристина задумалась, задумался и старлей Грымов. Надо же! Пропустить вторжение пришельцев!

— Генерал, а может быть, вы скажете, зачем нужны вам эти элементы? — твердо попросила девушка. — Оружие без них не работает. Аналогов создать не получится. Даже Аркадий, на что был гений, и то признавался, что не может объяснить конструкцию «батареек».

Генерал молчал недолго.

— Ладно, расскажу. Если вкратце, то у кого будет это оружие, тот и будет определять всю мировую политику. Мир-то изменился, девочка! И теперь выживет и будет править сильнейший. Прошу, отдай мне элементы, и ты будешь со мной. Заживешь по-царски, обещаю!

Кристина щелкнула тумблером, покачав головой.

— А если я не хочу быть с вами, и не покажу где «батарейки»?

— Кто не со мной, тот против меня, — после щелчка ответил Малышев.

Кристина рассмеялась.

— То есть, вы, генерал Малышев, претендуете на роль мирового лидера?

— А почему нет? — искренне удивился генерал. — Кто-то же должен им быть! Так почему не я?!

— И приведете себя на «трон» с помощью инопланетного оружия?

— Это был бы самый предпочтительный и быстрый вариант. А самое главное — безболезненный и бескровный, — рассудительно ответил Малышев.

Кристина опустила автомат, посмотрела вверх, вздохнув. Будто искала поддержки. Грымов же стал мелко и безостановочно икать.

— Выходит, — сказала девушка в микрофон, — что капитан Воинов, его бойцы, и я, в том числе, бились с инопланетянами за то, чтобы генерал Малышев стал мировым лидером?

— Все! — вскричал Малышев. — Довольно демагогии! Тут на кону власть над всей планетой, а ты мне про какого-то Воинова талдычишь! Эй, Грымов, ты там для чего? Скрути-ка её быстренько и доставь ко мне!

Старлей перестал икать. Осторожно взял микрофон, брошенный Кристиной на сиденье.

— Э… господин генерал, скрутить девушку не представляется возможным, — сказал Грымов. — Она вооружена и настроена решительно.

Затем подумал и добавил:

— Похоже, мировое господство вам придется отложить!

И с этими словами старлей схватил зашипевший в ответ передатчик и резко швырнул его подальше, на камни.

— В баках керосина немного, — смутился Грымов, обращаясь к Кристине. — Верст на двести хватит. Куда летим?

 

Они сидели в подвале длиннющего дома, когда-то имевшего восемнадцать этажей. Сейчас это было развалинами в одном районном центре. В подвале Кристина и Грымов нашли каптерку сантехников с лежаками, бутылками с водой и куски мяса в морозилке, подключенной к аккумулятору. Грымов разжег костер, и, посапывая, колдовал над мясом. Кристина сидела возле костра, задумчиво разглядывая языки пламени. Потом из кармана жилетки достала черный диск с маленьким алым кубом.

— Что это, Кристин? — оторвался Грымов от приготовления шашлыка.

— Не знаю, — девушка внимательно осмотрела диск, потом осторожно провела пальцем по серебряной точке. Внезапно диск зажужжал, и Кристина от неожиданности выронила его на пол.

Красный куб подернулся свечением и в воздухе появился желтый виртуальный овал довольно внушительных размеров. Грымов уронил мясо в костер, открыв рот.

В овале постепенно проявилось изображение Марии. И она заговорила на каком-то непонятном языке. Изображение женщины сменилось картинкой Земли, снятой из космоса, потом пошли, чередуясь, еще картинки и еще. Часов через восемь непрерывного просмотра картинка сменилась на схему, в которой Кристина угадала очертания «батарейки». Схема крутилась, стрелки на ней обозначали движения частиц, выскакивали зарисовки отдельных деталей. А уже потом пошли кадры захвата Земли и выстраивания лаборатории для производства лекарства. Потянулись вереницы платформ с маленькими детьми…

— Опа! Мультики смотрим?!

В подвал неслышно проникли трое мужчин. Молодые, здоровые, как в сказке «трое из ларца».

— Ух, какая девушка! — пропел один из них, быстро подходя к Кристине. — Милая, я так одинок!

Она отодвинулась, но потеряла равновесие, и упала с ящика, на котором сидела. Машинально сгребла в ладонь диск с нагретым чипом. Изображение исчезло.

— Опа! А где мультики?!

Неповоротливый Грымов потянулся за автоматом, лежащим рядом с Кристиной, но тут же получил сильный удар ногой в живот.

— Мужик, не рыпайся! Телка теперь наша!

Кристина испугалась. Вид корчащегося от боли старлея слегка замутил сознание и затормозил реакцию. Чьи-то ладони грубо сжали грудь Кристины, сдавили больно. Она вскрикнула и машинально потянула диск к виску. В этом движении задела пальцем чип, и красный кубик, оторвавшись, полетел в огонь.

Диск лег на висок с приятным жжением. Моментально проснулась непонятная энергия в позвоночнике, растеклась по телу теплыми струйками. Реальность стала восприниматься заторможено. Грымов дергался не так интенсивно, а парни ходили, будто в замедленной съемке.

 

Кристина легко оторвала грубые ладони от своей груди. Даже очень легко, почти не приложив усилий. Повернулась. Парень смотрел на неё широко раскрытыми глазами. В них был испуг и боль. Удар коленом в пах. Парень как-то сильно дернулся и медленно стал оседать на пол, закатив глаза. Кристина заметила, как еще один медленно заходит к ней сбоку, вынимая нож. Она пригнулась, схватила ящик, на котором сидела и с размаху разломала его о голову парня с ножом.

Заметила, как длинный ржавый гвоздь вошел в глаз нападавшему. Обернулась к Грымову. Тот не двигался. От него отбегал третий нападавший, странно поднимая стопы. Кристина поискала взглядом нож. Нашла, подняла, подкинула, и, перехватив за лезвие, метнула в убегающего. Нож полетел слишком быстро, обогнал и воткнулся со звоном в кирпичную кладку почти по рукоять.

— Да кто же это?! — прокричал парень, выскакивая из подвала.

Кристина подскочила к Грымову. Его светящаяся желтая аура медленно угасала. Девушка упала на колени, подхватила голову старлея, пальцами нежно погладила его веки. Они дрогнули, неуверенно поползли вверх. Глаза Грымова будто улыбнулись прощально.

— Кристина, это были люди Малышева. Я узнал одного. Беги отсюда, девочка. Всех опасайся и никому не доверяй.

Голова безвольно дернулась. Грымов так и затих с открытыми глазами.

Девушка сняла диск с виска и впервые за много дней, заплакала. Ну почему все это ей досталось?! Ей, всегда нерешительной, боящейся даже мышей. Ей, которая не так давно спала с плюшевым мишкой, и мечтала встретить парня с голубыми глазами. Ей, которая буквально месяц назад, нацепив мини-юбку ходила по ночным клубам в поисках каких-то ощущений. Почему ей?!

«Потому что больше некому» — раздался голос капитана Воинова.

Девушка вытерла слезы, закрыла веки Грымова, поднялась. Посмотрела на догорающий костер. Кубик-чип покрылся окислом и пеплом.

— А нужно все это человечеству? — подумала Кристина, глядя на чип.

— Ладно, потом разберемся, — сказала вслух, доставая кубик из костра носком ботинка. Немного подождала, потом подняла чип и опустила в карман жилета.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль