Глава 10

0.00
 
Глава 10

До полигона Кристина добралась дня за четыре. Дорогу к бывшему расположению роты она представляла смутно, помнила, что надо двигаться по широкой трассе, а потом свернуть с нее налево. Главным ориентиром была бензоколонка «Башнефть», где танки останавливались для заправки. К тому же она надеялась, что пес доведет ее — ведь смог же он как-то найти людей после того, последнего боя, и как-то ведь спрятался, сумел выжить во время сильного взрыва на полигоне после атаки пришельцев. Все тот взрыв в воздухе видели и ощутили. Тогда Вера, Инна и Кристина прятались за танком от ударной волны, соскочив с брони на теплый асфальт и вжавшись в него.

Когда рота уходила с полигона, Шарик куда-то исчез. Его звали, искали. Потом капитан махнул рукой, говоря, что псу виднее, как надо поступать, у него свои заморочки.

Кристина со вздохом вспомнила Анатолия, его жесткий и властный взгляд, его полную уверенность в том, что он делает. Вспомнила, как в первый раз его увидела, когда он с сестрой вышел из лесу с разрисованным полосками лицом и огромным ружьем.

А ведь это было недавно, всего лишь пару недель назад!

В ее памяти стали мелькать лица сестры, деда Миши, Димы Арцыбашева, который неловко пытался ухаживать за ней в минуты редкого отдыха. А теперь никого нет. И она поняла, что как-то спокойно вспоминает их образы, без боли. Да, с теплотой и жалостью, но не с противной болью утраты, которая мучает и не дает покоя.

Кристина удивилась своим ощущениям. По сути она должна бы всего бояться, биться в истерике, шарахаться от каждых звуков. А нет.

Всё это время она была среди решительных и уверенных в себе людей. И снова вспомнила слова капитана о том, что боец после нескольких боев начинает воспринимать действительность как свою работу.

Кристина увидела полигон, когда вышла с Шариком на холм, который пересекала дорога. На ней еще оставались следы танковых траков. Именно по ним она и свернула с шоссе.

Небо с утра было хмурым. Ветер порывисто стелился по земле, поднимая вверх пыль, в душном воздухе дышалось тяжело, идти было трудно. Она часто останавливалась и глотала воду из пластиковой бутылки. Внезапно пошел мелкий дождь, который спустя секунду превратился в ливень.

Они с Шариком добежали до останков деревеньки, что приютилась на склоне холма — несколькоих домиков, расположенных по обеим сторонам изрытой танками дороги. Кристина вымокла под ливнем и спряталась под накренившейся истерзанной крышей низкого бревенчатого дома. Шарик уже отряхивался. Стало прохладно. Она нашла в развалинах разбитую мебель и несколько тонких досок, видимо упавших с потолочного перекрытия, дрожащими пальцами развела костер и, порывшись в рюкзаке, достала трикотажную черную майку с широкими лямками. Майка оказалась длинным платьем, чему она только обрадовалась: нет необходимости растягивать одежду до колен, чтобы прикрыть ноги от влажной прохлады.

Она вспомнила, что в полуразрушенном торговом центре у Каширского шоссе набрела на отдел «ФинФлаер», где схватила с полки какие-то вещи, не разглядев в темноте.

— Шарик, отворачивайся, — сказала она, снимая мокрую одежду.

Пёс недовольно заскулил, но морду отвернул.

Кристина переоделась, развесила около костра на столешнице старого комода намокшие вещи, поежилась и, поглядывая на небо, присела греться.

 

Васнецов был обрадован и недоволен после разговора с генералом. Обрадован тем, что можно вернуться в столицу, узнать, что стало с семьей, и вообще убраться с этой осточертевшей за две недели базы подводных лодок на побережье Кольского полуострова.

Иван Васильевич оказался здесь до атаки пришельцев. Он намеревался с семьей поехать на дачу к матери в Подмосковье, но у одной из лодок типа «Борей» Северного флота никак не хотел слаженно работать механизм полного залпа. Тесты показывали сбой системы запуска. И старый пердун, его начальник генерал Малышев отправил Васнецова проверить системы лодки в этот небольшой залив, где и базировался отдельный дивизион атомных подлодок.

Иван Васильевич работал в министерстве обороны аналитиком по вооружению. Такие специалисты были во всех армиях мира. Они выезжали на все выставки вооружения, могли по конфигурации, схемам и анализу базовых частей выдать перспективные характеристики оружия. То есть, по наличию тех или иных деталей на оружии высчитать соответствие заявленным характеристикам. Например, глядя на автомат или пулемет, Васнецов мог определить приблизительные дальность стрельбы, точность полета пули и даже начальную скорость заряда; мог оценить сложные боевые комплексы, такие, как самолет или подводная лодка, и найти недостатки в работе их боевых систем.

Васнецов считался лучшим специалистом в отделе генерала Малышева, и работы у него хватало. Вернувшись с Черноморского флота, где тестировал пуски ракет «Калибр» с кораблей, он думал, что заслужил положенный отпуск хотя бы на неделю. Но вмешался генерал, которому в свою очередь надрал зад заместитель министра обороны, поскольку лодка должна была отправляться на боевое дежурство. И Малышев послал туда Ивана Васильевича, когда тот попался ему в коридоре министерства со своим прошением об отпуске.

Налет пришельцев на базу Северного флота был неожиданным. Их аппараты не были обнаружены радарами, и рой странных летающих «бревен» буквально за несколько минут расстрелял боевые корабли, пирсы, казармы, склады и доки. Не осталось связи, были разрушены транспортные магистрали, рванул склад боеприпасов. Досталось и дивизиону. Лодки, что болтались на волнах у причалов, были потоплены, и только тестируемая, вытащенная в сухой док, который располагался в глубине скалы под землей, осталась цела, как и люди, что суетились вокруг нее.

Почти неделю Васнецов и пара десятков рабочих и матросов руками разгребали заваленный выход из подземелья. А выживших людей на поверхности было очень мало. Потом в разрушенный город из окрестных городов и поселений стали стекаться те, кто успел спрятаться от жестокой и стремительной атаки.

По рассказам людей и по кадрам видео, что успели снять на гаджеты, Иван Васильевич составил некоторое впечатление об оружии инопланетян. Правда, что это были пришельцы, он догадался не сразу, а только потом, более тщательно проанализировав свои заметки. А когда прилетела на вертолетах комиссия из столицы, внезапно обнаружил в ее составе и генерала Малышева, который остался жив благодаря своему пристрастию «зависать» в карточных притонах, по большей части находившихся в подвальных помещениях.

Генерал увидел Васнецова и, казалось, был очень обрадован этому. В день прилета комиссии, вечером, Малышев увлек его в свою палатку, где они приняли по стопочке коньяка за встречу.

— Отойдем, Иван, — предложил Малышев, и они вышли из палатки. Когда между ними и палаточным городком легло порядочное расстояние, он продолжил. — Я не надеялся тебя увидеть, Иван Васильевич, но, видно, судьба. Слушай, ты ведь мужик умный и сможешь понять то, что я тебе скажу. От этого странного нападения, — генерал дернул плечами, — пострадали все страны. И очень сильно. По предварительным данным население Земли уменьшилось вдвое, а может и больше. Коллапс на всей планете. Сильно пострадали американцы, китайцы, Европа лежит в руинах, Африка выжжена просто. Индия еще ничего, и Австралии повезло — их не так сильно зацепило. Да еще мы в силу некоторых обстоятельств пострадали не так сильно, как, например, та же Америка. Ну, — Малышев покрутил пальцами, — Южная Америка не очень разрушена, хотя народу там сгинуло много. Тут, видишь, какое дело. Ты же, наверное, уже прикинул хрен к носу, за эти инопланетные игрушки?

— Ну, есть некоторые соображения, — Васнецов еще не понимал, к чему клонит генерал.

— Во! — Малышев загадочно поднял вверх палец. — Тут в Москве выловили чудака одного, он прятался в подземке и каким-то чудом выжил. Расспросили его. А он говорит, что бойцов наших видел и что будто они стреляли из инопланетного оружия.

— Хм… с трудом верится, — Васнецов потер виски. — Очень специфическое оружие. Вряд ли вот так напрямую им можно пользоваться.

Малышев сморщился.

— Да нет, Иван. Говорит, что переделанное оно было. И самое главное, что я видел его.

— Да вы что?!

— Да, только тихо, — генерал судорожно оглянулся в сторону палаток. — Какое-то подразделение, я не знаю какое, но командир, некий капитан Воинов, успешно с пришельцами сражалось, и, опять же, по словам этого гражданского был захвачен инопланетянин, правда, мертвый. Мы побывали на месте боя этого подразделения с инопланетянами. И нашли то, из чего бойцы вели огонь.

— Вот это удача! — не сдержался Васнецов.

— Да тише ты, Иван, — шикнул Малышев. — Там все в труху рассыпалось, черт возьми. Но многие видели очень яркий взрыв, после которого пришельцы куда-то исчезли. А до этого с других мест планеты шустро убрались все их механизмы.

— А что говорят тактики по этому поводу? — поинтересовался Васнецов.

— Говорят, что живых пришельцев было не так много, — ответил генерал. — Они работали больше своими боевыми сателлитами, которых после взрыва тоже нигде не нашли. Будто в тот день пришельцы собрали все силы в одной точке, а именно там, где и был потом взрыв в небе. Ты что скажешь?

— Я не силен в стратегии, — пожал плечами Васнецов. — Так в чем причина вашего ко мне интереса?

— Понимаешь, Вань, — генерал обнял его за плечи и наклонился к его уху, — мне удалось взять целым оружие, которое использовали наши бойцы. Не все в труху превратилось.

— И?

— Мы не можем выяснить, как оно стреляет. Помоги мне, — генерал в упор смотрел в глаза Васнецову, — а я помогу тебе. Возьму с собой в столицу. Ты только покумекай, где можно над ним поработать вдали от глаз. Ну, сам понимаешь. Комиссия через сутки улетает. Вот ты и подумай.

— Я не очень понимаю вашу затею, господин генерал, — резко ответил Васнецов.

Генерал поджал губы. В полумраке его глаза зло сверкнули.

— Ты, Васнецов, помоги мне разобраться, как действует инопланетное оружие. А то, знаешь, времена тяжелые, можешь ведь и здесь надолго остаться. Пока оно все наладится, не один год пройдет. А поможешь мне — будешь в тепле, и даст бог, еще и с семьей.

— Я подумаю.

— Вот и подумай, и языком не трепи.

Иван Васильевич задумался. Он не до конца понимал замысел генерала, но интерес к изучению оружия его просто изводил.

— Хорошо, — сказал он. — Допустим, я согласен. Что от меня требуется?

— Место подобрать, где ты работать будешь. Какое-нибудь неприметное, давно забытое, второстепенное. И недалеко от столицы. Сам видишь, с транспортом и связью сейчас очень сложно. И вообще еще не очень понятно, как мы жить дальше будем. А у кого будет оружие, тот и условия диктует. Разве не так?

Теперь Васнецову стало все понятно. Генерал хочет вести исследования тайно, а потом… тут вариантов может быть масса.

— Я согласен, — кивнул Васнецов. — Кстати, у вас нет изображений оружия? Я мог бы уже начать думать.

— А вот это правильно, — улыбнулся Малышев. — Узнаю тебя, Иван Васильевич.

Он протянул Васнецову маленький конверт.

— Здесь фото. И это… я для тебя уже распорядился поставить отдельную палатку. И дать бойца в охрану. Так что иди, думай. И собирайся. Завтра полетишь со мной.

 

Васнецов разглядывал фото, разложив их на походном столике в своей палатке. Он довольно быстро разобрался в принципе действия оружия, отметив для себя, что пришельцы использовали материалы, которых в принципе не было на Земле, и источник энергии, которого и не хватало на фотографиях. Он не спешил поделиться своими соображениями с генералом, а только спросил утром у него:

— Кто еще в курсе исследований?

— Есть еще люди, — нехотя ответил Малышев, — но в силу того, что к образцу и прикоснуться нельзя, а то рассыплется, их интерес невелик. А создать подобный материал мы не в силах. Тут, понимаешь, важен принцип действия. И потом я не думаю, что мы не найдем целых образцов. Сейчас мои люди пытаются выяснить, где могли добыть оружие бойцы Воинова. И направление поиска есть. Ты кумекай, а образец у тебя будет, если он еще остался на планете. Ты насчет места подумал?

— Да, есть одно предложение. Старый подземный полигон для испытания стрелкового вооружения. Километров семьдесят от столицы.

— Прекрасно. Как прилетим, туда и отправишься. Я тебе найду и помощников, и бойцов для охраны. Времена нынче смутные.

 

Ливень закончился. Кристина потрогала сохнувшие вещи, но они были еще влажные. Она вышла из-под навеса и посмотрела в небо. Солнце выглядывало, будто разгоняя остатки темных туч, ветер стихал, и земля понемногу стала нагреваться.

Шарик тоже вышел, принюхался и посмотрел на нее.

— Ну как я? — спросила, улыбаясь, Кристина и покрутилась перед ним в длинном открытом облегающем платье и в армейских ботинках.

Пес поднял лапу, словно закрывая глаза, и тихо, недовольно заскулил.

— Тогда не смотри, — обиделась она.

Шарик тряхнул лапой и пошел обратно к костру.

Кристина решила, что пойдет на полигон завтра утром. После дождя идти не хотелось, да и поесть надо было, а вечером соваться в подземелье ей было боязно. Она вспомнила про транспортный выход, спрятанный за задвижкой. Когда они уходили задвижку не закрывали, а просто прикрыли.

— Вот туда я завтра и пойду, — сказала она сама себе. — А если не открою, то пойду через главный тоннель.

 

Иван Васильевич не любил летать. Он и в былые то времена предпочитал поезд самолету, а тут пришлось трястись на вертолете почти сутки с частыми посадками для заправки. Зато он смог своими глазами увидеть, что стало после атаки пришельцев.

Картина была не настолько ужасной, но ближе к столице выглядела просто ужасающей. Будто по земле прошелся огненный ураган, причем в строгом направлении и круглыми очагами. Сама столица была разрушена и выжжена полностью, а за МКАДом в некоторых местах раскинулись огромные черные поля.

— Как так можно было все проглядеть? — невольно вслух сказал Васнецов.

— Неожиданно, и со всех сторон, — сказал генерал, услыхав его слова.

— Я не особо понимаю, но такие действия невозможны без разведки и скрупулезного планирования действий. И наши военно-космические силы должны были засечь их на подлете к планете. А получается, что они довольно долго торчали на орбите. И с какой целью они это сделали?

— Это сейчас большая загадка, — ответил генерал.

— А еще большая загадка — как подразделению неизвестного никому капитана удалось выбить этих пришельцев.

— А вот для этого, Иван Васильевич, ты и нужен. Есть некоторые отрывочные данные. Я все тебе скину, а ты уж думай.

Они приземлились возле подземного комплекса управления министерства обороны, где уже собирали технику и людей. Васнецову выделили небольшую комнату в жилых помещениях этого поистине громадного подземного строения, которое пострадало в некоторых местах, но неимоверными усилиями было отремонтировано и оборудовано в короткий срок.

Даже не умывшись с дороги, Васнецов сел за компьютер. Генерал не обманул. В нем было много информации, собранной со всех уголков планеты, и Иван Васильевич, практически не вылезая из-за стола, два дня напряженно работал: сопоставлял, оценивал, анализировал, делал пометки. Малышев пообещал, если поступит хоть какая информация о семье Васнецова, он тут же сообщит.

На третий день общая картинка сложилась. Пришельцы действительно проводили разведку. периодически таинственным образом пропадали люди. Некоторых находили, допрашивали, однако данные о происшествиях с ними были тщательно засекречены всеми разведками мира. Были также и данные наблюдения за околоземным пространством, но в силу той геополитической ситуации на планете, никто ни с кем не делился. Наоборот, все старались нагнать побольше секретности, объясняя её, как обычно, государственными интересами.

И вот теперь эти интересы расхлебывались миллиардами жизней. У Васнецова даже голова закружилась от этих цифр.

Понять, что надо было инопланетянам, оказалось несложно. Это еще больше взбесило Васнецова. Неужели трудно было собрать все данные воедино? И ответ был бы сразу на поверхности. Пришельцы искали биологический материал для синтеза какого-то вещества.

И еще его сильно заинтересовали показания выживших после вторжения. Недалеко от одного областного города встретили группу десантников, человек тридцать. Они рассказали просто фантастическую историю о том, что какой-то бывший военный в каком-то поселке сумел уложить инопланетный механизм, и что якобы он до сих пор там лежит. А этот поселок находился совсем недалеко от того полигона, куда хотел перебраться Васнецов для исследования оружия. Мало того, полигон находился почти рядом с дачей его матери, куда и направлялась жена с дочерью и племянницей.

Ивана Васильевича бросило в пот. Снимков той области не было: еще не хватало техники, чтобы в короткий срок облететь и сфотографировать всю поверхность. Но если ребята не врут, а они не врут, и не могут врать сразу тридцать человек, то разгадка тайны совсем близко.

Стоп, подумал Иван Васильевич. Полигон. Рядом — полигон, где испытывали оружие. Кто же там работал? Он лихорадочно перебирал фамилии людей, будто чувствуя, что вся тайна где-то вот, рядом, что был кто-то, кто смог переделать оружие пришельцев для использования людьми. И этот кто-то очень знакомый.

Вспомнил! Тот странный парень в очках, все время твердивший, что он гений. Он переделывал установку корабельных пушек, придумал систему ее охлаждения и амортизации. Там была такая страшная отдача при залпе, что корабль с курса уходил больше пятнадцати градусов. Они тогда неделю бились, а парень за пару часов придумал.

Выходит, бывший военный знал про полигон! А, собственно, многие знали, особо его и не скрывали. Даже гражданских на работу набирали. Допустим, он завалил тот механизм, взял оружие пришельцев, и отнес на полигон. Выходит, оно не такое тяжелое. Ладно. Этот гений придумывает, как его могут использовать люди.

Васнецов тут же принялся рассматривать фото оружия, спешно перебирая файлами на экране. Вот! На одной из деталей будто ниша для чего-то квадратного. К ней идут две пластины, а на торце детали небольшой рычажок, и под ним еле видны следы трения. От рычага идет сложный блок вывода переключателя на цевье оружия, а рядом с ним — обычная кнопка. Так что же было в этой квадратной нише? Это же не могло исчезнуть просто так? Испариться?

Кто-то вынул это! Подошел после боя, и просто вынул не боясь пришельцев. Значит, есть очевидец всех этих событий! А может даже, и участник! Откуда он знал, что надо вынимать именно этот элемент?

Иван Васильевич отчетливо понимал, что теперь это инопланетная смертоносная игрушка станет главным козырем в колоде того, кто будет владеть на Земле внеземной технологией. Он уже не сомневался в том, что та таинственная ниша в оружии предназначена для источника энергии. И какая это может быть энергия! Неизведанная… фантастическая… Но сколько всего можно создать, если изучить и обуздать её?!

Васнецова еще раз прошиб пот от выводов, спина стала противно мокрая. Он схватил карту Подмосковья и долго ползал по ней с линейкой и карандашом, сопоставляя со снимками, потом медленно сел на пол, прижавшись спиной к стене. Он знал, где искать того очевидца.

 

Кристина спустилась к полигону, когда солнце еще не так припекало и воздух еще не был наполнен духотой. Все пространство вокруг знакомого холма было выжжено напрочь, а сам холм только торчал черным бетонным остовом, растрескавшимся по всей конструкции. Тоннель главного входа обвалился, и три железные задвижки были плотно засыпаны огромными глыбами.

Она вздохнула, с печалью посмотрев на место, где раньше тихо шумела березовая рощица, потом, стараясь ступать осторожно по прибитому к земле дождем пеплу, пошла к транспортному тоннелю.

К ее радости, задвижка в тоннель оказалась открытой, хоть и здесь явно прошел мощнейший выплеск энергии. Сам тоннель не пострадал. Видимо, волна энергии прошла по касательной к его бетонной поверхности, и своды выдержали, хотя тоже растрескались.

Шарик почему-то сел на задние лапы и тихо заскулил. Кристина не поняла его поведения и шагнула вперед. Пёс заскулил громче, прижимаясь к её ногам и не давая идти дальше.

— Что такое? — ласково спросила Кристина. — Нам нужно туда, почему не пускаешь?

Она отодвинула его и шагнула. Шарик замолчав, остался сидеть на месте, только поза его стала напряженной, будто он готовился к прыжку.

Кристина шла медленно, шаг за шагом осматривая тоннель. Задвижка не мешала. Дневной свет легко проникал в него, высвечивая все, что там находилось.

Перед самым уходом здесь Семен и еще много ребят спешно собирали оружие и переоборудовали танки. Даже девушки им помогали. В тоннеле стояли столы с деталями, на полу валялись обрывки проводов, ненужные оставленные инструменты, использованная ветошь, пустые емкости из-под смазки и много пустых банок, коробок и ящиков. Затем она заметила какие-то бурые полосы, стелившиеся по полу и ведущие к створкам полигона, где исчезали в подступавшей темноте, куда уже не проникал солнечный свет. Кристина остановилась, прислушалась, оглянулась назад, но Шарика не увидела.

— Вот неблагодарный пес, — подумала она вслух. — И кто теперь меня охранять будет?

Темнота впереди пугала. Еще больше пугали эти бурые полосы на бетонном полу. Она не помнила таких следов. Осторожно, стараясь не шуметь и не задевать столы с железками, Кристина сделала несколько шагов и наткнулась на стоящий у стены широкий верстак, на котором лежали два автомата. На них уже стояли инопланетные механизмы, но ниши для батареек пустовали.

Она осмотрелась, нашла небольшую деревяшку и наклонилась рядом с верстаком, чтобы положить импровизированную подставку на бетон. На нее она рассчитывала поставить прикладами оружие, которое еще найдет. Под верстаком обнаружился ящик с пустыми автоматными магазинами. Кристина не обратила бы на него внимания, но из груды рожков пробивалось слабое свечение. Пошарив аккуратно в ящике, она достала еле светящийся голубым светом куб инопланетян. Видимо, Семен, собирая оружие, посчитал эту батарейку разряженной и в суматохе сборов просто выбросил ее как мусор.

Кристина взяла источник энергии и, протерев запылившийся автомат, поставила батарейку в нишу. Железо тихо щелкнуло, будто куб был намагничен. Оружие легло в ладони уверенной и приятной тяжестью. Она сдула со лба выбившийся локон и, приподняв автомат, медленно двинулась в темноту.

Туннель выглядел зловещим и словно таил в своей глубине опасность. Но если бы не эти извилистые бурые полосы, Кристина не боялась бы. Чувство скрытой угрозы не проходило, да и пес ее не хотел пускать. Значит, он что-то чуял. А может, видел кого?

Она прислонилась к стене, подняла оружие, уткнув приклад в плечо и медленно переступая пошла вперед.

 

Старенький МИ-8 грохотал движками, неторопливо пролетая над землей. Васнецов сидел рядом с пилотом и всматривался вниз, изредка прикладывая к глазам бинокль.

В салоне вертолета сидели еще четыре бойца и странный майор, который не сводил взгляда с Ивана Васильевича. Странного взгляда — колючего и безжалостного.

Вертолет поднялся в воздух с аэродрома Мячково, который остался практически целым после атак пришельцев. Собственно говоря, уничтожать то на нем было нечего, кроме нескольких потрепанных старых машин, давно отслуживших свой век и неуклонно ржавевших в открытых капонирах. Они-то и были были отданы в распоряжение группы Малышева.

— Поверните немного на восток, — сказал Васнецов пилоту.

Тот кивнул и повел штурвалом влево, слегка накренив машину. Вертолет задрожал, нехотя повинуясь.

Внизу медленно проплывали черные проплешины выжженной земли, деревни и городки с разрушенными домами, линии электропередачи уныло болтали оборванными проводами. Асфальтовые дороги пестрили воронками, а железнодорожные пути — сбитыми со шпал рельсами. Кое-где встречались небольшие группы людей, копошившихся в постройках. При звуке пролетающего вертолета кто-то прятался, а кто-то стоял столбом, всматриваясь в небо. Встретилась небольшая стая собак, всей гурьбой кинувшаяся в укрытие под полуразрушенную пятиэтажку.

— Туда, — ткнул пальцем Васнецов, обозначая пилоту направление. — Держитесь вдоль железной дороги.

 

Темнота подземелья надвигалась на нее медленно. Липкий страх холодом накрывал сознание, ноги слегка дрожали.

" Черт, надо было фонарик поискать." — подумала Кристина, теснее прижимаясь щекой к цевью.

Внезапно, еле уловимый звук отразился от стен тоннеля. Она напрягла слух. Далекий рокот то пропадал, то снова звучал, и Кристина никак не могла сообразить, что же двигается снаружи.

— Не… стег… ляй, — отчетливо раздался странный голос, будто попугай, которого учат говорить, пытается выдавить из себя слова.

Кристина в страхе дернулась, непроизвольно шагнула назад. Сердце застучало быстро-быстро.

— Кто ты?! — крикнула она. — Выходи!

Из темноты вывалилась фигура в грязно-зеленом одеянии.

— Не… стег… ляй, — раздалось снова.

Кристина ахнула, задрожав. Это был пришелец. Пошатываясь, он сделал пару шагов в ее направлении и, вскинув конечностями, упал на пыльный бетон.

Девушка растерялась, не понимая, что творится в её душе и почему страх и ненависть переплелись с неизвестно откуда взявшейся жалостью.

 

Вертолет грузно приземлился. Васнецов поспешно покинул свое кресло и выбежал на пригорок. Невдалеке за отодвинутой плитой зиял проём в тоннель. Быстро добежав до него, Иван Васильевич успокоил сбившееся дыхание и прислушался. В глубине тоннеля послышались голоса. Он кинулся вперед в сгущающийся сумрак бетонного свода с робкой надеждой на то, что это будут голоса тех, кого он искал. Васнецов не замечал столов с деталями, разного хлама под ногами. Сознание было наполнено только разочарованием, что он встретит кого-то другого, и не услышал шаги, которые раздавались за спиной.

 

Инопланетянин не вставал и даже не шевелился. Кристина медленно опустила ствол оружия, и немного расслабила напряженные мышцы рук. Палец сполз с кнопки открытия огня.

"Как же так?" — думала она. — "Он же враг! Но я не могу его убить! Вот он лежит… в десяти метрах… и что теперь делать?"

Мысли бились в ее голове, наскакивая одна на другую. Она не слышала ничего и ничего не замечала, кроме распластанного тела пришельца.

— Кристина?! — прорвался знакомый голос сквозь пелену, застилающую сознание.

Она дернулась, стремительно направив в сторону кричавшего оружие, но в последний момент холодок страха схлынул с сердца и разума.

— Дядя Ваня?! — не поверила девушка, с трудом узнавая в запыхавшемся мужчине мужа сестры матери.

— Да! Да! Это я! — крикнул Иван Васильевич, подбегая к ней.

В паре метров от девушки он резко остановился, рассмотрев в ее руках оружие, направленное в его сторону. Мысли о семье мгновенно переключились совсем на другое… Племянница держала действующий образец инопланетного ружья, переделанный под человека чьим-то гениальным решением. В полумраке затвор мерцал бледным голубым свечением.

Васнецов вытянул руку, указывая пальцем на сияние, и в волнении глотал воздух, не в силах сказать что-либо членораздельное. Для него уже не существовало жены, детей и родственников. Не существовало вообще ничего, кроме желания завладеть этим оружием и разобрать его по винтику, чтобы насладиться решением той задачи, что в последнее время измучила его мозг. Его лицо изменилось, приняв выражение безумца, глаза сверкнули недобрым лихорадочным блеском.

Девушка в испуге отшатнулась, забыв о лежащем пришельце.

— Вы что, дядя Ваня?

Васнецов нервно сглотнул слюну.

— Кристиночка, отдай мне… это…

Его пальцы медленно приближались к затвору оружия, мелко и часто трясясь, словно в нетерпении. Ещё миг — и схватят…

— Стоять! — раздалось многократным эхом. — Никому не двигаться!

  • Rainer Rilke, БОГ в Средневековье / РИЛЬКЁР РИЛИКА – переводы произведений Р.М.Рильке / Валентин Надеждин
  • Ударник (Nekit Никита) / Лонгмоб "Смех продлевает жизнь-2" / товарищъ Суховъ
  • Маджик пипл, Вуду пипл / Сибирёв Олег
  • Голосовалка / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Работаю котом уютным - Армант,Илинар / «Необычные профессии-2» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Глава 6 / Выбор есть всегда. Начало пути / Бут-Гусаим Евгения
  • Запах вереска / Black Melody
  • Судьба / Песни полночного ворона (сборник стихов) - новые стихи от 27.12.2019 / Воронова Влада
  • Плутарх / Сибирёв Олег
  • С чего начинается Родина? / Андросова Валентина
  • О чём в саду лепечет роза... / Чугунная лира / П. Фрагорийский (Птицелов)

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль