Глава 8

0.00
 
Глава 8

БМП медленно двигалась по тоннелю подземки. На решетке двигателя за башней лежали тела трех мертвых бойцов. Анатолий шел сзади и с грустью смотрел на Дробышева, безвольно покачивающегося на черной броне.

«Черт, даже накрыть нечем!» — подумал капитан.

Его мысли спутались. Вернее, их не было совсем. Пустая голова, отягощалась раздумьем. Что сказать остальным бойцам? Что ответить на вопрос, почему и как погибли их товарищи? Солдаты и так на пределе. И он не сможет их остановить, если наиболее ретивые пойдут на Косино мстить. Он бы и сам пошел.

Анатолий посмотрел на идущих впереди БМП разведчиков и на шеренгу гражданских, что шли позади капитана. Только Николай семенил ногами рядом, часто спотыкаясь о шпалы рельсов подземки.

Неожиданно БМП остановилась, и к Анатолию спрыгнул Семен.

— Сергеич, — шепнул он. — Там, сбоку тоннеля, есть проход. Я заметил большой ящик. Надо Платона с пацанами в него положить. А бойцам в роте сказать, что они в Косино остались для охраны.

— Я не понял, Сень, — опешил капитан.

— Да что непонятного? — взмахнул руками техник. — Или ты думаешь, что бойцы оставят этих гражданских живыми, когда все узнают?

Услышав это, Николай невольно попятился.

— Да не ссы, никто не собирается тебя убивать, — скривился Семен. — Сергеич, пацаны будут молчать, я с ними поговорил уже. Я лично прослежу.

— Хорошо, Сень, — подумав, согласился Анатолий. — Наверное, ты знаешь, что надо делать.

Мертвые тела осторожно положили в ящик и закрыли крышку.

— Молитесь, Николай, — сказал капитан.

— Я не умею, — ответил угрюмо работник префектуры.

— Оно и правильно.

Они снова зашагали за медленно движущейся машиной.

— И все же, капитан, — не стерпел Николай, — а почему стреляли по людям, за которыми спрятались те, с пистолетами?

— Коль, ты кино насмотрелся? — усмехнулся капитан. — Сам попробуй оценить то, что произошло. Если бы солдаты не открыли огонь, думаешь, все бы мирно обошлось? Нет. Увы. И солдат бы постреляли, да и людей не факт что пощадили бы. Это не тот случай, когда сидишь в окопе, а противник наступает, прячась за людей. Или ты думаешь, что все просто? Да вот нет, не все просто. Если в окопе еще можно сообразить, прицелиться, метнуть гранату подальше за шеренгу, чтобы все попадали, то на перроне не было окопа, и стояли все плотно. Это, Коль, неизбежность. Трагедия. Но она, черт возьми, происходит с нашими же людьми! Понимаешь? Вместо того чтобы помогать друг другу, люди унижают слабых и беззащитных. Война всегда такая, да и люди не изменились.

Анатолий махнул рукой, давая понять, что этот разговор ему неприятен.

— Я на работу ехал, — начал Николай после долгой паузы. — Проспал в тот день. На машине не поехал, пробки уже встали. Забежал в метро. А поезда уже час не ходили. Народ волнуется на станции, злые все. Мы еще час простояли. Кто-то уже и наверх побежал. А потом как загрохотало все, свет погас, тряска, крики… Суматоха страшная поднялась. Народ как ломанулся к выходу, «давиловку» устроили жуткую. А в небе летает что-то, всполохи, огонь. Перед выходом асфальт вздыбился, куски полетели. Народ — обратно вниз, на станцию. Затаились, ждем. Связь не работает, интернет тоже, на улицу не высунуться. Сутки просидели. Кто-то выходил… но не возвращался. Люди в отчаянии. А тут выходят из тоннеля мужики с пистолетами, говорят, напали на нас. Ну, война вроде. С кем? Чего? Непонятно. А сами ржут, да пьяные. Некоторые мужики из толпы им и говорят: а вы кто? А они давай палить без разбора.

Он замолчал. Скулы задвигались желваками.

— В общем, согнали всех по рельсам в Косино, как баранов. Уголок себе отгородили. Сидят, водку жрут, да из пистолетов постреливают. Просто так. Они уходили куда-то по ночам. Потом, когда один не вернулся, совсем обозлились. Женщин насиловали без разбора. Напьются — и куражатся. А кто слово скажет, стреляли. Ребята ваши, когда пришли, не разобрались сразу. Разговаривать пытались. А эти прикрылись женщинами да пальнули. Бойцы не стали стрелять в ответ. А вот те, кто с вами пришел… не побоялись.

— Коль, я не виню их, — ответил Анатолий. — Тех, кто не побоялся. Не было у них выхода. Им и так завтра на смерть идти. Многим.

— Это как?

Капитан усмехнулся:

— А ты знаешь, с кем мы воюем?

— Вроде с американцами, — пожал плечами Николай.

— Ага. И еще с немцами, с ИГИЛ, и НАТО нас атакует, — съязвил Анатолий.

— Я не понимаю.

— Пришельцы, Коля. Инопланетяне.

— Вы издеваетесь?

Вместо ответа капитан откинул верхнюю крышку ружья. В темноте ярким голубым светом, озаряя мрачные своды подземки, светилась «батарейка».

— Хм,… — оборонил Николай. — Сейчас технологии далеко вперед шагнули. Вы меня не убедили.

— Тогда ты можешь пойти с нами завтра, — надавил капитан. — И в Домодедово ты увидишь их воочию. И даже, может быть, выживешь. Чтобы рассказать потомкам. Согласен?

В ответ — молчание.

— Тогда поверь мне на слово! Мои бойцы их видели и до сих пор сражаются с ними.

— Вы видели пришельцев?!

— Да. Был один. Мертвый, правда. Боец его ножом искромсал в приступе ярости.

— А что там летает на поверхности?

— Роботов у них навалом, Коля. Летающих и ползущих. Вот они и палят разной хренью. Все опустело. Мы прошли километров сто, кругом разруха и пустота. Даже птицы не летают. В общем, сам все увидишь. Только на поверхность выберешься… Да не бойся! — улыбнулся капитан, увидев полное смятение Николая. — Бойцы прикроют.

 

На командирском танке устроили военный совет.

— Аркаша, — произнес капитан, — ты возьмешь с собой все самое необходимое и с гражданскими отправишься в Косино. Прихватишь с собой женщин.

— Я не пойду! — взвился Аркадий.

— Это еще почему? — не понял капитан. — Это не просьба, это приказ.

— Я не военный, Анатолий Сергеевич, а свободный человек, который сам волен выбирать.

— Да ну?! А кто кричал: "дайте ружо, я пойду всех порву?"

— Это гнусная ложь! Я не говорил такого!

— Аркаш, — примирительно сказал капитан, — попросив оружие, ты автоматически становишься военным. Ведь гражданским его нельзя иметь. Значит, должен подчиняться приказам.

— Ваш приказ мне — неправильный. Он принижает меня как личность. Как я посмотрю в глаза ребятам, которые пойдут в бой? — ерепенился гений.

— Вот откуда ты такой смелый? — сморщился Анатолий. — Даже Платон… и тот не посмел ослушаться приказа. Хотя он и понимал, что его оружие не будет лишним.

— Это точно, — подтвердил Семен.

— Ты предатель! — Аркадий ткнул пальцем в механика. — Я думал, ты на моей стороне.

— Мы все выполняем приказы командира, — пожал плечами Семен.

— Аркаш, ну пойми! — зашептал капитан. — Сейчас твои мозги — самое ценное, что есть у землян. Я не знаю, может быть, где-то в Оклахоме, или в Шанхае есть еще люди, способные из оружия пришельцев придумать оружие для защиты людей. Но здесь — только ты. Так что не пыли! Бери женщин и иди в Косино.

— Я не пойду в Косино! — сказала Вера, подслушав разговор.

Капитан развел руками.

— Вас никто не спрашивает, — ответил он. — Аркадий, Кристина, Инна и вы, Вера, топаете в Косино с гражданскими. И это не обсуждается. У нас и так мало времени. Через час выступаем.

— Я вообще-то боец! — Вера выпятила немаленькую грудь. — И у меня в руках оружие.

— Я — тоже боец, — пискнула Кристина, втискиваясь между сестрой и танком.

— А я медик, — отозвалась Инна. — И моя помощь не будет лишней.

Анатолий слез с танка:

— Денис, командуй. Ты зам, тебе и карты в руки. Как скажешь, так и будет.

— Аркадий идет в Косино и берет с собой Кристину, — подумав, сказал Смирнов. — Вера и Инна идут с моей группой в арьергарде.

— Где, где? — не поняли девушки.

— Сзади, блин! — вспылил лейтенант.

— А я? — возмутилась Кристина. — Я тоже могу в «арегарде».

Смирнов махнул рукой.

После долгих уговоров и увещеваний Аркадий смирился с участью боеготового резерва. Он должен был пойти в Косино, присоединиться к группе Дробышева и присматривать за гражданскими.

Гений отозвал капитана в сторону.

— Анатолий Сергеевич, я тут придумал штуковину одну, — он показал связку из пяти «батареек». — Это очень мощная мина. Ее разрушительную силу я даже представить не могу. Думаю, вам понадобится.

— Что-то жутко ядерное?

— Нет, — поморщился Аркадий. — Жесткого излучения и радиации не будет. Природа энергии этих элементов мне до конца непонятна. Но я пробовал рассчитать суммарный последовательный подрыв «батареек», и у меня на компе не хватило места для нулей после единички. Это в тоннах и в тротиловом эквиваленте! Я, конечно, могу и ошибаться.

— Ух ты! — проговорил Анатолий. — И как этим пользоваться?

— Заложить в звездолет пришельцев и удрать, — гордо сказал гений. — Ну, будет минут десять паузы примерно. Вот, снимаете колпачок и передвигаете ножку тумблера. Потом шустро убегаете.

Капитан усмехнулся.

— Ладно, Аркаша, воспользуюсь непременно. Если понадобится.

Они помолчали, затем Аркадий порывисто обнял командира.

— Удачи вам! Всыпьте этим мутантам!

 

Все разговоры на этом военном совете слышали и гражданские, которые стояли неподалеку. Они уже пришли с поверхности, где долгое время блуждали по развалинам в поисках магазинов и нашли разрушенный супермаркет. Набрали там провизию, воду и кое-какую одежду. Солдаты из роты охраняли этот боевой выход, и Николаю не показалось, что настроение у них враждебное по отношению к гражданским. Бойцы даже помогали им, но бдительность не ослабляли, все время осматривая темное небо и поводя стволами своих странных ружей.

Во взглядах этих парней не было того пренебрежительного превосходства, как у тех, кто с пистолетами в руках гонял женщин по перрону Косино. Вместо этого были уверенность, непонятная решимость и, наверное, еще чувство ответственности за данное им поручение. Никакой суеты, только выверенные движения, при всём том что парни не выглядели крутыми бойцами.

"Неплохо их выучил командир", — подумал Николай, взваливая за плечи здоровый рюкзак с консервами.

Услышав спор возле танка, он удивился — женщины рвутся в бой?! Ему вообще это было чуждо, то ли дело письменный стол, где он раздавал резолюции на прошениях. На мгновение ему стало стыдно собственных мыслей. Он, в принципе здоровый и сильный мужчина, и, чего греха таить, боится, а хрупкие девушки с горящими глазами не страшатся! Каждому свое, подумал Николай, подтягивая лямки рюкзака. Стыд улетучился.

— Слушайте, — шепнул один из гражданских, — может, попросимся вместе с ними?

— У вас с головой все в порядке? — усмехнулся Николай.

— А что? Вдруг пригодимся!

— Думаю, нет, — сказал подошедший к ним Аркадий. — У вас нет опыта. Никакого. А без него вы — пушечное мясо, простите за жаргон. Вот, вы, служили в армии?

— Нет.

— Тогда и не проситесь. Будете обузой.

— А вы почему не идете с ними?

— Капитан сказал, что моя голова важнее, чем руки, в которых я буду держать ружье. А я верю командиру. Уж он-то знает, что говорит.

Николай усмехнулся, вспомнив похороны разведчиков в тоннеле подземки и растерянность капитана, но ничего не сказал. И гражданские, спустившись с платформы, медленно побрели по рельсам на станцию Косино.

 

Взвод Обухова на трех танках подбирался к окрестностям Заозерье — города, что был недалеко от Домодедово. На головной машине Анатолий, развернув походный радар, следил за движением инопланетян.

Остальная рота, ведомая Смирновым, на семи машинах двигалась к пересечению МКАДа и Каширского шоссе.

Танки, ощетинившись стволами ружей, шли ходко, разбрасывая на своем пути покореженные остовы автомобилей. На кольцевой дороге машин было не очень много. Грузовики и легковушки все больше валялись на обочине, скинутые туда волной разрывов. Изогнутые столбы освещения на разделительной полосе широкой трассы напоминали тонкие шеи лебедей, играющих между собой в какую-то игру. Разрушенные эстакады развязок зияли большими сквозными дырами в полотне дороги.

Смирнов поежился от волнения. Он боялся допустить ошибку и подвести капитана. Сигналом к началу атаки его группы должна послужить россыпь красных ракет, которые выпустит командир в тот момент, когда посчитает, что вытянул на себя достаточно сил пришельцев. А мощи залпа семи машин хватало, чтобы уничтожить крупные боевые механизмы инопланетян.

Смирнов оглянулся. Там, на последней машине, маячили фигуры девушек, которых пришлось взять с собой. Им было дано четкое указание — слезть с брони и вжаться в землю при первых выстрелах с танков.

 

Три танка остановились в километре от Домодедово. Радар показывал скопление «батареек» пришельцев в несколько рядов. Анатолий, склонившись над экраном, потер лоб. Много. Потом поднял голову и осмотрел танки. На броне затаились бойцы. В их глазах не было нерешительности и испуга. Они верили своему оружию и своему командиру.

Сколько раз уже так было. Но в горах Афганистана или на зеленых холмах Чечни был вполне предсказуемый противник без черных трансформеров и летающих «бревен». А сейчас Анатолий не знал, что можно ожидать от этих пришельцев. Какие еще сюрпризы они приготовили для землян? И какие еще неведомые механизмы вылезут?

Он искал кратчайший путь, чтобы свести потери своих бойцов к минимуму, но все равно возвращался к лобовой атаке. Другого маневра не было. Оставалось надеяться на орудия танков, на защиту, придуманную Аркашей, и на увертливость своих солдат.

— Бойцам с брони, занять позиции, — скомандовал он в микрофон и полез внутрь башни, прихватив ноутбук, где прильнул к прицелу танкового орудия.

Сейчас главное — быстро вывести из строя ряд шаров, светящихся с земли сплошной голубой полосой. А потом, не мешкая, пробить брешь в том заборе из ярких палок. А потом… видно будет.

— Вперед! — скомандовал капитан.

Танки рванули, взревев турбинами. Анатолий нажал кнопку огня. Из раструбов пушки полетели яркие сгустки, упав в землю, где светились шары инопланетян. Взметнулась земля, полетели ошметки блестящих круглых корпусов.

Добавили свои залпы и бойцы, выбивая охранную линию. Земля вздымалась, пыль и дым поднялись в воздух, скрывая видимость.

— Впере-е-е-е-д! — кричал капитан.

Его танк рванулся через завесу, за ним — остальные. Выскочив перед светящимся «забором», пушки стали его расстреливать. «Столбы» корежились, не успевая отвечать огнем, их сносило назад, закручивая мощными выплесками энергии.

— Малыш, жми! — крикнул Анатолий своему водителю, маленькому рыжему пареньку с вихрастым чубом над смешливыми глазами.

Танк двинулся вперед. На большой скорости пересек площадь у разрушенного здания аэровокзала, взревев наддувом, проскочил его и вылетел на летное поле.

Капитан даже от прицела отпрянул — насколько неожиданно перед ним выросла величественная и мрачная картина.

На поле возвышалось огромное черное сооружение, переливающееся "бензиновым" глянцем по бугристой поверхности. Оно казалось живым — колыхалось, будто дышало, шевелило множеством отростков. Перед ним плотной шеренгой выстроились черные роботы. Их раструбы были направлены на танк. Сверкнули вспышки.

В машине стало нестерпимо трудно дышать. Анатолий глотнул пустоту и, вытаращив глаза от жары и нехватки воздуха, откинув башенный люк, вылез наружу и скатился по раскаленной броне на землю, зашедшись в приступе кашля. В голове застучало, сердце билось, отдаваясь ударами в висках. Чьи-то руки подхватили его и помогли отползти за танк, стоявшим теперь бесполезным обугленным железом.

— Командир, давай приходи в себя! — в уши капитана ворвался крик Обухова.

Анатолий встрепенулся, подхватил оружие, огляделся. Роботы наступали, поливая солдат сгустками залпов и выбивая их по одному.

— Витя! — захрипел Анатолий, схватив сержанта за ворот камуфляжа. — Собери всех в одном месте. Быстро. Только так отобьемся.

Обухов кивнул.

— Все сюда! — закричал он, выпрямляясь и стреляя в роботов.

Капитан тоже открыл огонь. Бойцы попытались подбежать к ним. Но некоторые не смогли — их догнали залпы роботов. Анатолий осмотрелся, считая, сколько бойцов собралось вокруг него. Где-то с пару десятков и танков у них больше не было. Капитан достал ракетницу и выстрелил в небо, затем крикнул: "За мной!", вскочил и, стреляя на ходу, побежал, стараясь проскочить между роботами к черному сооружению, зловеще шевелившему короткими отростками, будто черная актиния, прицепившись к земле, как к морскому дну поджидает добычу.

Атака была стремительной и отчаянной. Неуклюжие роботы поздно среагировали на атаку, опоздав буквально на секунду. Пока их системы наведения поймали бежавших солдат, пока пушки разворачивались под критическим углом, капитан и его бойцы плотным огнем выбили в их строю солидную брешь.

Анатолий на бегу выцелил место в черной стене и частыми выстрелами постарался пробить её. Стена дрожала будто в конвульсиях, поглощая заряды.

 

Смирнов растерялся. Небо вдали словно раскололось, и из разлома выползла махина, сверкая темно-зеленым металлом. Из нее, как рассерженные и потревоженные осы, стали сыпаться «бревна» пришельцев. Очень много, целый рой, заслоняя собой солнечный свет. На землю спускались «платформы», держа под собой гроздья черных роботов. Приземляясь, роботы выстаивались сплошной длинной стеной.

Первым опомнился Семен. Его «Маргоша», шустро развернув башню, выстрелила. К ней присоединились другие танки.

Огонь из семи пушек был мощным. Первая волна «бревен» сильно поредела, но их все равно оставалось много, и лезли они настойчиво. Смирнов кое-как собрался и сумел скорректировать выстрелы танков. Теперь пушки били не в разные стороны, а в определенную окружность, выбирая сектор. Бойцы тоже присоединились, и плотный огонь шести десятков ружей сбивал прорвавшиеся сквозь залпы танков "бревна". Однако, пока они были заняты "бревнами", к ним, словно неудержимая волна, медленно надвигалась черная шеренга роботов. Смирнову пришлось переключить на нее огонь половины своих машин.

Но из зеленой махины платформы все сгружали и сгружали трансформеров. Неожиданно вся эта железная толпа одновременно выстрелила, и Денис понял: им не устоять перед ней. Он жал на кнопку огня пушки, стиснув зубы в бессилии, в порыве отчаянного сопротивления перед неизбежным, и другие будто заразились этим порывом. Ответный огонь землян стал сумасшедшим. «Батарейки» заискрили, напрягаясь в выбросах энергии, и на какую-то минуту показалось, что рота сдюжит. Роботы распадались на части под шквальным огнем, бреши в их строю стали широкими, а «бревна» падали на землю, как перезрелые яблоки.

— А-а-а-а! — кричал Денис в возбуждении и не заметил, как из зеленой махины выскочили три черные ребристые пирамиды и подлетели к танкам.

Если бы Денис заметил этот маневр...

Если бы не было жесткой горячки боя...

Если бы он оставил фланговое охранение...

Очень много получилось "если".

 

И все-таки он пробил...

Сквозь дыру в стене черной "улитки" Анатолий прыжком попал в огромный светлый зал. Высокими пирамидами возвышались стеклянные емкости, наполненные медленно пузырящимся раствором. Под потолком висела внушительная колба, которая по капле наполнялась тягучей серо-желтой жидкостью. Колба была соединена с емкостями через совершенно запутанную схему шевелящихся трубок, а в емкостях плавали тела детей. Однажды он видел что-то подобное — очень давно, в одном из ущелий Афганистана. Колбы на столах, и люди, лежавшие в железных клетках. И много шприцов...

— Это что? — прошептал он. — Из наших детей наркотик гонят?! Да что за твари прилетели к нам на планету?!

Словно ответ на его вопрос, из глубины зала вышел инопланетянин. Его «тело» было покрыто темно-зеленой пленкой, а «голова» пряталась под темной маской каплевидного шлема. Пришелец двигался неловко, словно скользя по гладкому полу. Он остановился в десятке шагов от капитана, держа в верхней правой конечности, будто приклеенный, черный прут с шариком на конце.

— Ну ты, чучело! — крикнул Анатолий. — Сними шлем, чтоб я смог посмотреть в твои крокодильи глаза.

Пришелец двинул конечностью, и с прута сорвался мелкий сгусток. Капитан кувырнулся в сторону, вставая на ноги, поднял ружье и нажал кнопку огня. Голубая молния попала пришельцу в «голову». Шлем разлетелся осколками, а висевшие рядом емкости покрылись бурыми подтеками и каплями. Овальное «тело» медленно завалилось назад, взмахнув конечностями. Анатолий не стал подходить к нему, только смачно плюнул и, подняв ствол ружья, направил его в колбу под потолком.

Голубые сгустки суматошно рвали колбы, шланги и крепления. Что-то зашипело, полилось, зазвенело, а капитан все стрелял, поводя стволом своего оружия по сторонам. И лишь когда в глубине зала взвился могучий столб пламени, побежал наружу.

 

Инна бежала к дымящемуся танку. На оплавленной броне лежал Смирнов, раскинув руки в стороны. Все семь танков роты были уничтожены "пирамидами", и лишь БМП Семена шустро увернулась от огня и смогла отступить. Но когда роботы, пусть и стоявшие уже не так плотно в шеренге, одновременно выстрелили, светящаяся волна настигла «Маргошу». Машина подпрыгнула над землей и упала, завалившись на бок. Роботы двинулись вперед, расстреливая разбегающихся солдат.

Инна подбежала к танку и попыталась стащить с него Смирнова, но едва вцепилась в безжизненную руку, как тело рассыпалось черной трухой. Она в ужасе упала на землю, вытирая ладони о траву. Но трава тоже была пеплом. Поднявшись, Инна оглянулась и увидела лежащую на земле голову Веры с обугленными краями шеи. Инну судорожно вырвало. Она согнулась, упала на колени.

— Ты чего раскорячилась! — прозвучал над ухом голос Кристины. — Давай, бегом. На ту сторону трассы. Где дома. Да быстрей же!

Инна встала и побежала, прикрыв ладонью голову. На полпути обернулась. Кристина, отдуваясь, волокла окровавленного Семена. Он качался, заваливался, но передвигал ноги сам, опираясь на плечо девушки.

— Не оборачивайся, беги! — крикнула Кристина, прибавляя ход.

Инна бросилась к развалинам домов, что торчали на другой стороне МКАДа, и, добежав до ближайшего, оглянулась. Кристина с Семеном тоже спешили. Позади них бой заканчивался. Роботы сосредоточенным огнем расстреляли последних солдат и, неспешно развернувшись, направились к зеленой махине, висевшей над землей. А три истребителя-пирамиды, засвистев, унеслись в сторону Косино.

 

— Вы все трусы! — кричал Аркадий. Его крик звенел под сводами Косино. — Подлые трусы!

— А вы бы что сделали на нашем месте? — огрызался Николай.

— Не знаю! Я не был на вашем месте!

— Тогда и не беритесь нас осуждать. И полегче со своими выводами. Вы вот здесь сидите, а солдаты ушли. Капитан говорил, что в бой. Что же вы не пошли вместе с ними?

Гений задохнулся от возмущения:

— Мне приказали прийти сюда! Присоединиться к разведчикам и ждать. А что я узнаю? Из-за ваших спин Дробышева и его ребят растреляли! И вы даже не шевельнулись!

Николай махнул рукой.

— Ну да, теперь можно сказать все что угодно.

Внезапно стены затряслись, с потолка посыпались крошки.

— И вправду бой, — задумчиво проговорил Николай, стряхивая с волос бетонную пыль.

Аркадий беспокойно прислушался. На полигоне не было таких сотрясений в моменты боя.

— Коля, — сказал он быстро. — Надо людей уводить отсюда.

— Куда?!

— Не знаю. Куда угодно. По тоннелю вперед. И быстрей.

Народ заволновался, когда тряска участилась. Люди вскочили, тревожно посматривая на потолок станции. Кто-то громко охнул.

— Тише, тише, господа! — крикнул гений. — Прошу вас, сохраняйте спокойствие. Не суетясь, разбивайтесь на группы. Скажем, человек по десять. Впереди встает кто-то из мужчин. Остальные кладут на плечо руку друг другу, и насколько возможно быстро такими группами уходим все отсюда. Не бойтесь, пришельцы заняты боем и не обратят на вас внимание. Главное, не останавливаться! Начинаем, господа, начинаем!

Как ни странно, люди его послушались. Наверное, сказалось то, что Аркадий пришел с военными с поверхности, а значит, лучше знал, как надо поступать. Люди на станции выстраивались короткими цепочками и уходили, озираясь на трясущиеся своды подземной станции.

"Капитан бы наверняка гордился мной", — удовлетворенно подумал Аркадий.

Когда почти половина из тех, кто был в подземке, скрылась в тоннеле, раздался гул и стены станции заходили ходуном. Оставшиеся на платформе словно застыли, боясь сделать шаг. Каменные своды глыбами рухнули вниз, и в широкий проем спустились три фигуры в светящихся зеленых костюмах и каплевидных шлемах. В наступившей тишине послышалось легкое гудение.

— Пришельцы! — выдохнул кто-то.

И тут же короткие желтые молнии заметались, поражая людей и превращая их в кучки пепла.

Крики, вспышки, мечущиеся тени и быстрые костры — все перемешалось. Аркадий юркнул под платформу. Вжался спиной в холодный и колючий бетон, коротко вздохнул. Лицо его сморщилось, из глаз капнули слезы. Он, суетясь, вынул из заплечного мешка маленькую связку из трех «батареек» сбросил колпачок. Кубы засияли ярким голубым светом.

Над ним нависла тень. Аркадий поднял голову и сквозь темный колпак шлема склонившегося к нему инопланетянина увидел желтую сетку глаз. Сетка сначала вспыхнула, но быстро потускнела.

— Ты боишься! — воскликнул Аркадий. — Тебе страшно!

И добавил, передвигая ножку тумблера:

— А вот это правильно.

 

Выскочив на летное поле, Анатолий уже ничего не ощущал. Сзади рвались из щелей черной "улитки" острые языки ядовитого пламени. Он не слышал звуков боя, криков солдат и треск металла разваливающихся роботов и видел только приближающийся с неба корабль, выглядевший как древний автобус "Лиаз", но без колес. Анатолий упал и откатился в сторону под прикрытие бетонной тумбы. Корабль немного повисел в воздухе, затем мягко приземлился. На его боку разошлись створки, и на бетонку поля выскочило несколько зеленых фигур. Они размахивали конечностями, показывая на горящую "улитку".

Неожиданно сбоку в инопланетян полетели голубые сгустки. Несколько пришельцев упало, сгорая в ярком коротком пламени.

— Командир, где вы? — раздался крик Обухова.

Из внутренностей «автобуса» выскочили еще фигуры с палками, на конце которых светился маленький шарик. Обухова заметили и выстрелили. Анатолий выскочил из-за укрытия одновременно с разрядами желтых молний, упершихся в грудь Обухова. Тот потерял равновесие, упал на спину и выронил ружье. К сержанту протянулось несколько желтых ветвистых линий, и тело его вспыхнуло.

Капитан стиснул зубы и сощурился. Безудержная ярость овладела его сознанием, выворачивая разум наизнанку.

— Ну, суки, держитесь! Кто не спрятался, я не виноват.

Он пошел к "автобусу" в полный рост, безостановочно стреляя. Существа в зеленых костюмах падали, сраженные, и тут же получали еще, и еще. Анатолий ворвался внутрь, пнув ногой попавшийся на пути труп в оплавленном зеленом костюме. Мелькнула тень, ружье капитана плюнуло сгустком. Пришелец, раскидав конечности, медленно сполз по стене "автобуса".

— Как моджахеды, мать вашу! — пробурчал Анатолий, поворачиваясь, но створки выхода захлопнулись перед его носом. На стенах зажглись овальные желтые окна, сквозь которые капитан разглядел догорающую "улитку". Под ногами завибрировал металл. "Автобус" начал набирать высоту.

 

  • У всех свои забавы / Воронина Валерия
  • Есть только лето. Армант, Илинар / Четыре времени года — четыре поры жизни  - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina
  • Рождественская сказка / Гурьев Владимир
  • Глава 5 (заключительная) / Мои самые счастливые последние дни / Заклинская Анна
  • Легенды живут рядом / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • К тебе нет сил мне подойти / Хасанов Васил Калмакатович
  • Девочка-художница / Уже не хочется тебя вернуть... (2012-2014 гг.) / Сухова Екатерина
  • Не сходи с дороги! / Стиходромные этюды / Kartusha
  • Глава 5 / Привет / Rosenrot1
  • Беги / Золотые стрелы Божьи / Птицелов Фрагорийский
  • Михайлова Наталья - Мы смотрим на звездное небо... / "Шагая по вселенной" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль