Глава 6

0.00
 
Глава 6

БМП продвигалась резво, лавируя среди воронок и колдобин. Семен уверенно вел машину к городку, где у дома Анатолия и Инны прошел первый бой с инопланетянами. Сегодня к гаражам должны были подойти те десантники, которых капитан отправил обратно в часть за помощью.

Ремонт боевой машины после последней атаки пришельцев на полигон и оснащение ее новыми видами защиты и вооружения проходил больше суток. Анатолий заметно нервничал, а Семен успокаивал капитана, говоря, что все будет ништяк и пусть командир немного расслабится. Наконец переоборудование закончили, провели испытания, и небольшой отряд отправился на встречу. Анатолий с трудом верил, что ребята найдут кого-то, и надеялся, что хотя бы они все вернуться. Бойцы сейчас были очень нужны.

Сидя на броне, капитан усмехнулся: во, дожили, оружия больше, чем людей. Он взял с собой всего лишь Пашу Климова и Инну — на тот случай, если кому-то понадобится медицинская помощь. А в том, что она понадобится, и сомнений не было. Если десантники придут, то измотанные, нервные и голодные.

БМП пылил по асфальту. Анатолий с Климовым крутили головами, прикладывая к глазам бинокли. Пришельцы затихли, но опасаться их нападения на одинокую машину все же стоило. На задней стороне башни приютилась Инна, сжимая в руках ружье. Анатолий обучал жену стрелять добрых два часа перед отъездом с полигона. В отличие от Веры, которая заняла место бойца в отряде, Инна не желала брать в руки оружие, но поддалась на уговоры.

Разбитая дорога тянулась серым полотном. Дома глядели уныло выбитыми окнами и распахнутыми настежь дверями. Кое-где выжженные проплешины травы срывались клочками пепла под стелящимся ветром. Мотор гудел ровно, тихо взвывая свистом турбин, когда Семен поддавал газу. Звук отражался от заброшенных стен и перекатывался эхом.

БМП перемахнул через железнодорожный мост и проскочил выгоревшую заправочную станцию, с торчащими над землей почерневшими баками для горючего и разорванными от взрыва горловинами.

Фетровая фабрика на повороте встретила искореженным корпусом главного цеха и до основания разрушенным зданием управления. Высокий забор обвалился, а железные ворота на входе еще держались одной створкой на нижней петле, скрежеща под порывами ветра.

Машина развернулась и вышла на прямую, ведущую к поселку. Анатолий стукнул по броне, и БМП остановилась. Семен заглушил двигатель. Капитан встал в полный рост и прислушался. Рядом Климов вертел головой, всматриваясь в небо. Никого.

— Сеня, давай вперед, до конца. Медленно, — сказал Анатолий. — Павел, к орудию.

Мотор заурчал, Климов нырнул в башню. БМП тронулась, гусеницы подмяли асфальт. Капитан прижался к броне, всматриваясь вперед...

Вот они пересекли окраину поселка. Инна вытянула шею, высматривая родной дом. Вскоре машина поровнялась с ним. Знакомый подъезд с пробоинами, знакомый двор с выгоревшей травой, на знакомой остановке — сгоревшие остовы маршруток. Одна была целая, но помятая, с разбитыми стеклами и колыхающимися на ветру оконными занавесками.

Анатолий спрыгнул на землю, прошел немного вперед и осмотрелся.

— Эй! — крикнул он, повернувшись к гаражам. — Есть там кто?! Выходите! Свои!

И махнул рукой Семену, чтобы тот не отставал. БМП медленно тронулась за капитаном.

Вдруг, справа от гаражей поднялись двое в форме десантников. Анатолий остановился, машина тоже. Башня медленно повернулась.

— Не стреляйте! — послышался крик.

— Подойдите! — крикнул в ответ капитан. — Автоматы на землю!

— У нас нет оружия!

— Подходите, чего встали?

Десантники продолжали топтаться на месте, один из них судорожно оглянулся.

Анатолий понял, что эти два парня вышли по чужому приказу. Кто-то заставил их подняться и позвать его. И еще понял, что БМП под прицелом.

Капитан быстро отпрыгнул назад.

— Инна, пригнись!

Грохнул выстрел. Пуля выбила искры на броне.

— Вашу мать! — закричал Анатолий. — Жопу порву тому, кто стрелял!

Еще один выстрел. Пуля вжикнула по асфальту, подняв крошки.

— Паша, огонь по деревьям за гаражами!

Ствол пушки поднялся, из него вылетели ярко-голубые сгустки. Они лопнули в ельнике гулким звуком. Вниз рухнули поломанные ветки и ошметки коры.

— Все, все, не стреляйте! Мы сдаемся! — раздался крик, и из оврага поднялся… офицер. Портупея плохо пригнана, спереди болтается планшет, будто наспех накинутый.

— Подойди! Всем остальным стоять! — прокричал Анатолий. — Если кто выстрелит, сожгу к гребаной матери!

Офицер побрел к БМП. На краю оврага, в траве, Анатолий заметил суету, будто подростки толкают друг друга в борьбе за лучшее место у замочной скважины в женскую раздевалку. Творилось что-то странное. Его солдаты должны были узнать.

— Быстрее! — крикнул офицеру Анатолий. — Бегом! Что как бегемот беременный!

Тот припустил неловким бегом и наконец, приблизился. Коротко стриженный, заросший щетиной полковник, выглядел, как огурец, пролежавший в тепле несколько дней — завял, но еще не высох. Одутловатое лицо с мелкими злыми глазками и опухшим носом, помятый и испачканный камуфляж.

— Представьтесь, — попросил Анатолий.

Тот замялся.

— Полковник Зайцев, командир отдельной бригады ВДВ, — выдавил он из себя.

— Капитан Воинов, командир отдельного спецподразделения России. Где ваша бригада, полковник?

— Здесь, в лесочке, — ответил полковник, посматривая на темную броню БМП и притаившуюся за башней Инну. — Что за оружие у вас, капитан?

— Вам лучше не знать, — отрезал Анатолий. — Сколько у вас человек?

— Да душ двести будет, — ответил офицер, дотрагиваясь до брони. — И почти все с оружием.

Намек. Такой гадкий. Нет, боевой командир так вести себя не будет.

Анатолий понял, что перед ним не офицер.

— Пять дней назад я посылал семерых бойцов отсюда, — сказал он. — И вы их встретили, раз бригада на этом месте.

— Да, — ответил полковник. — Мы их встретили. А где ваше хм… спецподразделение?

— Сейчас покажу на карте. — Капитан быстро выхватил из кобуры пистолет и ткнул стволом в живот «полковнику». — Не дергайся. Кто ты?

Глазки Зайцева забегали.

— Ну, ну, капитан, зачем же так? На тебя смотрят полсотни автоматов. Не думаю, что вы уцелеете.

— Кто? Ты? И что тебе надо?

Ряженый "Зайцев" напрягся, но совладал с испугом.

— Мне нужно ваше оружие, только и всего. Взамен я отпускаю вас и еще сотню молодых зеленых солдат, возомнивших себя десантниками. Ну, человек тридцать я оставлю себе в виде бесплатной рабочей силы.

— Где настоящий командир бригады?

— Да бес его знает! Кореша давеча волтузили какого-то офицеришку, он пистолетиком размахался. Вроде в болото бросили. Так что, капитан?

Анатолий задумался. Пока они тут говорили, БМП явно обходили с флангов. Его-то, может, и не достанут, а вот Инну…

— Звать тебя как? — спросил Анатолий, стараясь придать голосу миролюбивость.

— Краюхой кличут, а что?

— Да ничего. И какое оружие тебе отдать, Краюха?

— О, это дельный базар! Машинка ваша нужна. Понравилось мне, как она пилюется, — рассмеялся он.

— Скажи, мил человек, на кой хрен тебе БМП?

— А мы с корешами хотим по банкам проехаться. Один выстрел — и вся охрана разбегается.

Анатолий рассмеялся.

— И что вы в этих банках возьмете? — спросил он, раздумывая над тем, что некоторые люди так и не поняли происходящего. Что деньги и золотые побрякушки сейчас никакой ценности не имеют. — Думаю, содержимое банковских сейфов не заинтересует тех, кто с нами воюет.

— Золото и бриллианты всегда в цене при любой власти, — серьезно ответил Краюха.

Уголовники. Жадные и тупые. Но как они смогли взять в рабство столько солдат?

Капитан огляделся. Ему местность была знакома, а бандитам — нет. Да и стрелки из них не очень...

— Вот что, Краюха, — сказал он. — Не знаю, насколько ты любишь свою жизнь, но, наверное, не любишь.

— Э, капитан, не надо опрометчивых выводов! — дернулся Краюха.

— Образованный, — усмехнулся Анатолий. — Попробуем договориться еще раз. Вы отпускаете всех бойцов, а я отпускаю вас. Даю честное слово.

Краюха поцокал языком.

— Вас меньше, капитан. Да баба еще. Ну, положите пару десятков корешей, мы-то все равно до вас доберемся. Ведь на куски рвать будем.

— Ну, ты-то этого не увидишь. Так в чем интерес? Спереди я прикрыт тобой, сбоку нет никого. Из оврага не попадешь — трансформаторная будка мешает. С другого бока — БМП. А сзади — тоже никого. Не успели еще по оврагу добежать, там густых кустов много, да и увидел бы я. А БМП вы хрен пробьете даже из гранатомета. Подавлю я вас гусеницами, как кротов.

Краюха посерел.

— Мы солдатиками прикроемся, — сказал он.

— Война идет, друг ситный, — усмехнулся Анатолий. — Сотней больше, сотней меньше. Без нас они все равно не жильцы, да и вы тоже. Я тебе датчик маленький прилепил, так что через пяток минут здесь будут отважные пришельцы на своих механизмах. А им по барабану, кого крошить.

Краюха, судя по выражению лица, в датчик поверил.

— Ха, а ты как же?

— Ты же пальчиком по броне водил? И стрельбу мою видел? Так это инопланетные игрушки, у них, так сказать, позаимствованные. Сбегу я отсель, Краюха. Вместе с машинкой и бабой. А вот над вами покуражатся супостаты.

Уголовник задумался.

— Разводишь ты меня служивый, — сказал он, — как компот мочой.

— Так решайся, Краюха. Могу еще раз пальнуть. Вон туда, где три твоих кореша с автоматами лежат и даже прицелиться пытаются… Паша! Видишь, слева, на крыше гаража?

— Вижу! — отозвался боец в башне.

— Через десять секунд врежь туда на полмощности. Для демонстрации.

— Есть врезать!

Башня стала медленно поворачиваться.

— Э, капитан! — испугался Краюха. — Мы так не договаривались.

— А мы никак не договаривались, — рассмеялся Анатолий и уже серьезно добавил: — Паша, пали!

Гараж взметнулся комьями земли и осколками кирпичей. Капитан тут же выстрелил в живот уголовнику. Тот выпучил глаза и открыл рот. И пока все соображали, что произошло, Анатолий запрыгнул на БМП и толкнул Инну внутрь башни.

— Семен, сдавай назад!

Раздались одиночные выстрелы. Анатолий замечал вспышки и тут же стрелял туда из ружья. Грохот, крики, загоревшиеся деревья...

— Семен, стоп!

Откатывающаяся БМП остановилась. Крики и выстрелы продолжались, но перестрелка шла в овраге. Анатолий замер, выжидая. Вскоре все стихло.

Через какое-то время из оврага начали подниматься молодые солдаты в форме. Кто-то хромал, кто-то прижимал руку к кровавым пятнам на камуфляже. Как и планировал Анатолий, десантники, воодушевленные поддержкой свалившейся из ниоткуда БМП, воспользовались растерянностью бандитов и перебили их.

— Раненые к машине! — крикнул капитан. — Остальным строиться в две шеренги!

Бойцы построились. Раненные в стычке присели у БМП. Около них суетилась Инна.

Анатолий обошел строй. Парни были сильно уставшие и подавленные.

— Офицеры есть? — спросил капитан.

Молчание.

— Кто из сержантов остался?

Снова молчание.

— Где те семеро десантников, которых вы встретили?

Молчание. Потом раздался чей-то голос:

— Убили их.

Анатолий стиснул зубы.

— Парни! Я не буду юлить, и говорить о высоких материях. Земля сейчас сражается против инопланетян. С какой целью они напали на нас — неизвестно. Но… мои бойцы уже пять дней успешно противостоят роботам пришельцев. У нас есть оружие, есть системы защиты, есть питание и место дислокации. И мы боевое подразделение… планеты Земля. И пришельцы не уйдут просто так. Они постараются уничтожить планету перед своим уходом. Но есть немного времени для того, чтобы помешать им. Я не буду вас заставлять, скажу проще… Кто хочет сражаться против инопланетян — два шага вперед, кто не хочет — может идти на все четыре стороны. И как он погибнет — это его дело. Или в канаве под смертельными залпами звездолетов, или на этом самом звездолете, глядя в глаза пришельцу. И поверьте, глаза у них есть. Не такие, как у нас, но есть.

— Вы видели пришельцев?! — спросил кто-то из строя.

— Да. Мы захватили одного из них. Правда, мертвого. И какой-то он… невзрачный. Одна девушка сказала, что он похож на эльфа Добби из какого-то Гарри Поттера.

Над шеренгами прокатился смех. Первым вышел высокий светловолосый парень со свежей ссадиной на щеке.

— Рядовой Антонов, — отчеканил он. — Я готов идти с вами.

Анатолий подошел к нему:

— Тебя как звать, боец?

— Андреем.

— Еще двадцать километров пешком выдержишь?

— Постараюсь, — опустил голову парень, но потом гордо вскинулся: — Выдержу!..

 

Капитан привел к полигону девяносто восемь новых бойцов. Еще человек тридцать не пошли. Он не осуждал их. Каждый волен выбирать по жизни то, что ему дороже.

Ребята сидели на траве около холма полигона и с жадностью уплетали кашу с тушенкой. Ее готовили здесь же, на костре, в большом котле, найденном на складе. Анатолий с удовлетворением наблюдал, как получившие еду и приют молодые люди уже засматриваются на Кристину, орудовавшую большим половником у котла, как начинают шутить и улыбаться, как, насытившись, широко зевают и падают на землю, вздыхая, и закрывая глаза.

Подошел Смирнов:

— Командир, мы все не поместимся в жилом секторе.

— Денис, подумай, какие отсеки можно освободить. И еще в тоннеле есть небольшая казарма. Пусть они отдохнут часа четыре, потом всех обучить владению оружием и защитой. Перед этим распределим по взводам, назначим командиров отделений. У нас теперь — почти полнокровная рота. Эх, еще бы БТРов найти, а то пешком мы долго идти будем.

— А идти куда?

— На логово этих супостатов.

— Вы серьезно?

— А когда я шутил? Или ты собираешься сидеть и ждать, когда нас прихлопнут орбитальным залпом?

— А как мы узнаем, где их логово?

— Я — бывший разведчик, Денис. Узнать, где логово — это моя специальность.

От костра донесся смех и возмущенный возглас Кристины. Анатолий улыбнулся, наблюдая за девушкой, которая с поднятым половником гналась за бойцом.

— Знаешь, я тут подумал, Денис… Я произвожу тебя в лейтенанты.

Смирнов закашлялся.

— Ч… что?

— А что? — пожал плечами Анатолий. — Должен же быть у капитана заместитель. Ну, не в звании рядового. Только ты это… не гордись особо. Я ведь и разжаловать могу.

 

Он сидел за столом в жилом секторе полигона в полной тишине и, напряженно всматриваясь в карту Подмосковья, думал. Рядом была разложена карта столицы. Карты нашли в кабинете начальника полигона, когда устраивали прибывшее пополнение. Бойцов распределили по взводам. Их теперь было три. Кроме того, сформировали отдельное отделение охраны полигона, над которым Анатолий поставил командовать Веру. Бойцы восприняли это нормально, поскольку девушка тоже ходила в караул, а не отсыпалась за их спинами. Взводами капитан определил командовать Обухова, Климова и Дробышева. Семен набрал себе в помощники ребят. Оружия пришельцев натащили достаточно, и требовались руки, чтобы в короткий срок вмонтировать его в автаматы Калашникова.

Черная пирамида, «истребитель» инопланетян, оказался настоящим кладом для Аркадия. Поначалу Семен пытался с помощью лома и какой-то "матери" разобрать конструкцию, но не получилось. В процесс вмешался гений. В корпусе пирамиды за кабиной нашелся отсек с инструментами, и вскоре "истребитель" был выпотрошен. Внутренности притащили в один из боксов, откуда гений практически не вылезал.

Определив по карте направления, откуда приходили пришельцы, Анатолий прочертил линии, которые сходились в определенном секторе территории. Хотя он был достаточно широкий, но капитан оценил приблизительное местоположение возможной посадки звездолета, учитывая свободное пространство. Пока было две версии. Одна — аэропорт Домодедово, вторая, Шереметьево. Между ними было еще Внуково, но он был хоть и ненамного, но меньше по своим размерам и состоял из отдельных терминалов.

До Домодедово от полигона было недалеко. Если найти еще машин, то добраться можно за половину суток. Вот только смогут ли они добраться? Какие оборонительные меры приняли пришельцы? Но необходимо поспешить. Анатолий будто чувствовал, что инопланетяне уже нашли то, зачем прилетели. Черт, знать бы, что это такое!

— Мозгуешь, командир? — Семен встал рядом, вытирая руки ветошью. От него пахло машинным маслом и потом. — Ух, устал. Если бы не помощники, то возился бы с неделю.

— Сколько собрали? — не отрываясь от карты, спросил Анатолий.

— На всех хватило, — ответил техник, прикладываясь к фляжке с водой. Отпив, вытер ладонью рот и подбородок.

— Послушай, а ты не знаешь, где тут поблизости может быть танковая часть, или мотострелковая? — капитан посмотрел на Семена.

— Отчего же не знать. Есть склад законсервированной техники. Он, правда, километрах в сорока будет отсюда. Вот здесь.

Он ткнул пальцем в карту.

— Я не знаю, что там за машины. Танки, БТРы или еще какие, но под брезентом стояло много. Почти целое поле. Рядом еще железка проходит, я на товарняке мимо проскакивал.

Капитан задумчиво уставился на карту.

— Сколько времени ходом на нашей БМП?

Семен еще глотнул из фляги.

— Думаю, за сутки туда и обратно обернемся. Это с учетом осмотра техники, устранения неполадок в пути и заправки. А сколько надо пригнать машин?

— С десяток точно надо. Хватит на них оружия?

— Оружия хватит. И «батареек» тоже.

«Батарейками» теперь называли источники энергии пришельцев.

— Добро, — сказал Анатолий, — Утром пацанов обучат стрельбе, а после обеда двинем. Я попрошу взводных подобрать толковых водителей. Ну и ты с нами. БМП, кроме тебя, водить никто не может.

— Хм… а куда я денусь. А свою «Маргошу» никому не доверю.

— Почему «Маргошу»?

— Не знаю, — Семен смутился. — Но её идет.

Анатолий улыбнулся и сложил карту. Ему страшно захотелось спать. За эти прошедшие дни он даже и дремал-то не всегда.

— О, командир, ты сейчас грохнешься от усталости, — встревоженно сказал Семен. — Давай-ка до койки тебя провожу.

В жилом секторе у них с Инной была отдельная кабинка, но капитан еще там не бывал. Дремал в том месте, где что-то делал, или наблюдал. Он даже не знал, где она находится.

— А проводи, Семен. А то заблужусь.

Увидев заснувшего на ходу мужа, Инна помогла Семену опустить капитана на кровать. Благодарно кивнула технику, и тот, улыбаясь, ушел в темноту полигона. Она сняла с Анатолия ботинки, аккуратно стянула камуфляж, поправила упавшие на лоб волосы. Долго смотрела на измученное лицо мужа, так постаревшее за последние дни, затем наклонилась и, поцеловав в губы, потерлась лбом о его щеку, скрипнувшую короткой щетиной, легла рядом, положив свою руку ему на плечо… и тоже уснула.

 

Утром, пока новобранцы учились владеть новым оружием, отдохнувший Анатолий вышел на вершину холма вместе со Смирновым. Капитан прильнул к биноклю, рассматривая горизонт в очередной раз, словно стараясь разглядеть там что-то, чего он еще не видел.

— Как думаешь, лейтенант? Вот будь ты на месте пришельцев, как построил бы оборону?

Смирнов немного помолчал.

— Ну, я знаю, где находится опасный противник. Значит, с той стороны и буду городить оборону.

— Правильно думаешь, — похвалил капитан своего заместителя. — А мы тебя обманем. Пойдем к Домодедово не по третьему кольцу, а через МКАД. Дойдем до столицы по Рязанской трассе, а потом через Жулебино и Железнодорожный выйдем на Каширку. И будем атаковать аэропорт со стороны столицы. Необходимо выслать разведку подходов к Рязанскому шоссе и к Домодедово. Кстати, а чем там занимается наш гений?

Смирнов хмыкнул:

— Аркадий с Семеном ругались полночи. Слепили железный ящик и пытались сверху приладить здоровенную бандуру. Понятное дело, бандура сваливалась. Семен давай её обрезать. Присел, чтобы резак наладить, да заснул. Гений меня разбудил и потребовал сварщика немедленно. Пришлось искать… Семен-то так умаялся! Баллон с кислородом обнял и храпит. Аркадий кричит, мол, храп мешает ему думать. Мы баллон и вынесли из бокса… вместе с Семеном. Никак он его не отпускал...

Анатолий посмеялся немного, представив, как бойцы несут баллон со спящим на нем Семеном, затем развернул карту

— Денис, надо отобрать отделение самых шустрых бойцов, и после обеда пусть выдвигаются. Подумай, кого из взводных направить.

— Платона, думаю. Он осторожный, чертяка.

— Опять в точку! Хм… ты становишься полководцем, — засмеялся Анатолий. — Ладно. Пусть пройдут до Сельвачево и сразу обратно, а если понадобится, то пусть понаблюдают часа четыре. Не больше. Вот отсюда — с берега Жданки. И постараются быть совсем незаметными. Нам сейчас грандиозная битва ни к чему. Только себя раскроем, да пацанов положим, а задачу не выполним.

— А может, небольшую группу отправить в длинный обход? То есть они будут атаковать со стороны области, от Лямцино.

— Дельно. Но сколько времени они будут двигаться? Атаковать надо вместе, одновременно, а у нас и связи нет, одна ракетница. А знаешь, все же группу пустить по третьему кольцу надо. В лоб на Домодедово. Это будет отвлекающий маневр. Да и систему защиты вскроет.

— Анатолий Сергеевич, так это на верную смерть посылать! — вскрикнул Денис.

— Тише, тише… что раскричался. Я пойду. И возьму добровольцев.

— Вы не можете! Так нельзя!

— Да не кричи так. Думаю я. Если точно знать, что в Домодедово стоит их звездолет и что логово там, то такой маневр отвлечет внимание пришельцев. Вытащит основные силы на себя. А тут с фланга двумя взводами с тяжелым вооружением мы и ударим мощно, и прихлопнем супостата, — широкая ладонь капитана опустилась на карту. Бумага хрустнула. — В общем, иди. Готовь к отправке разведку.

— Есть, — буркнул Смирнов и стал спускаться с холма.

 

Денис нервничал. Разведчиков и группы капитана, ушедшей за техникой, не было уже больше суток. И если за разведку он не сильно беспокоился — все-таки у ребят Дробышева есть возможность скрытно передвигаться по лесу — то колонна бронетехники на открытой дороге с фонящим электромагнитным излучением была для пришельцев отличной мишенью. Тем более из бойцов, имеющих опыт боестолкновений с пришельцами, был только Семен да сам капитан. Водителей набрали из новичков. Хоть Семен и нагрузил свою «Маргошу» пластинами для установки защиты и новым оружием, группа была очень уязвима.

На вершину холма, где стоял Смирнов, взбежал Аркадий, держа в руках ноутбук и тяжелый громоздкий ящик с крутящейся треугольной сеткой. Он бережно установил ящик на земле и, открыв компьютер, застучал кнопками клавиатуры.

— Получилось! — воскликнул он, приплясывая в восторге.

— Что получилось? — не понял Смирнов. — И прекрати кричать!

Аркадий посмотрел на него полными счастья глазами и весело съязвил:

— О, мой лейтенант! Я-то вас и не приметил… Знаешь, что это такое?

Он гордо указал пальцем на прибор.

— Откуда я знаю, что там твой воспаленный мозг придумал, — отпарировал Смирнов.

— Это радиолокационная станция! — торжественно объявил Аркадий совсем не обижаясь.

— Да иди ты?! — притворно не поверил Денис.

— Вы — неотесанный мужлан, лейтенант, — вот теперь гений обиженно надулся и махнул рукой. — Вот капитан, хотя он тоже такой же, но все же оценил бы по достоинству мое воистину гениальное изобретение!

— Ладно, ладно, — сдался Денис. — Расскажи, что это за хрень.

С горящими от волнения глазами Аркадий начал объяснять:

— Я исследовал «батарейки» на предмет излучения ими радиоволн. Правда, пришлось поломать изрядно голову, но — путем гениальных экспериментов! — я нашел излучение и сконструировал преобразователь, который переводит сигналы этого излучения… короче измеряет длину "переведенных" радиоволн. Потом я взял фазированную решетку и на нее тоже поставил преобразователь. И теперь… барабанная дробь!.. Мы можем увидеть на экране все активные «батарейки»!

— И что? — не понял Денис.

Аркадий сморщился, поворачивая экран ноутбука к Смирнову:

— Не тупи, лейтенант!

На экране светились зеленые точки. Они двигались, сбившись в кучу, другие застыли неподвижно. И тут Денис понял.

— Ух ты!

Довольный Аркадий улыбался так, что его уши чуть ли не сошлись на затылке.

Смирнов водил пальцем по экрану.

— Так, — говорил он, — вот это, похоже, взвод Климова, я их отправил на учения к Городищу. Это — взвод Обухова: он тоже на маневрах в лесу. Это похоже на наших караульных… А это что за точки?

— Я не знаю, — опустил голову Аркадий. — Хорошо бы экран откалибровать. Но свой ноутбук я не дам!

— Я и не прошу. Найди другой экран! Внизу бесхозных компьютеров навалом.

— Так Семена нет! Кто сделает всю техническую работу?

— Не тупи, Аркаша! — усмехнулся Денис. — Среди помощников Семена поищи. Наверняка есть толковые ребята. Скажешь, что я приказал.

Приободренный Аркадий скачками унесся в подземелье.

Через час, подгоняемые недовольными криками гения, техники собрали возле жилой зоны командный пункт. Над широким столом возвышались большой монитор и множество разнообразных приборов. Антенну импровизированной РЛС установили на вершине холма, причем Аркадий сумел обезопасить ее от обратного излучения. Кабель протянули в подземелье, и теперь экран показывал на поверхности работающие источники энергии пришельцев. Долго рисовали сетку расстояний, используя «батарейку» Веры как маяк и гоняя девушку бегом вдоль Городища, фиксируя ее расстояние от антенны. Оказалось, что изобретения Аркадия довольно «длиннобойное», и если судить по масштабу сетки, "батарейки" можно было обнаружить в радиусе ста километров от полигона.

По светящимся точкам Денис пытался определить, где свои, а где чужие. Перед этим он долго стискивал в объятиях довольного собой Аркадия, который безмерно гордился своим изобретением.

Колонна из точек двигалось к Городищу с той стороны, откуда должна была вернуться группа капитана. Денис поразмыслил и послал навстречу бойцов. На душе полегчало. А вот на другой стороне застыли двенадцать точек, а перед ними покоилось огромное число отметок, причем некоторые из них светились довольно ярко.

— Почему так, Аркадий? — спросил Смирнов, показывая на них.

— Видимо, радар еще и улавливает мощность «батарейки», что для меня в диковинку, — ответил Аркаша, задумавшись. — Я думал, что источники одинаковые. А оказывается, нет. Хотя решетка может быть недостаточно налажена. Извини, пока не могу объяснить...

Денис сосредоточенно наблюдал за дюжиной отметок, мерцающих перед скопищем точек различной яркости. Он был уверен, что это — разведчики Платона. Вроде и расстояния совпадали. Но вот во что они уперлись? И почему не двигаются? Временами ему казалось, что все же какое-то движение происходит, но слишком неочевидное. Не хотелось думать, что все они мертвы, а радар показывает «батарейки» ружей, валяющихся на земле.

— Денис, командир возвращается! — крикнула Вера, вбегая в подземелье.

Смирнов вместе с ней поднялся на поверхность. К полигону подходила колонна танков, ведомая «Маргошей» Семена с гордо поднятой вверх пушкой. Танки натужно свистели турбонаддувом дизелей, неловко останавливаясь возле холма. Уставшие солдаты вылезали из люков и спрыгивали, разминая затекшие конечности.

С «Маргоши» спрыгнул командир и бодро подошел к Смирнову.

— Во, лейтенант, принимай аппараты! Махнули не глядя! — капитан поприветствовал своего заместителя.

Денис порывисто кинулся к нему и обнял за плечи.

— Что так долго? Я переживать начал!

— Полно, Денис, полно, — улыбнулся удивленный Анатолий. — Что с нами будет? Ладно, докладывай новости. — Потом обернулся, и крикнул: — Семен! Хозяйствуй!

— Докладывать не буду, лучше покажу, — сказал Смирнов, и увлек командира в подземелье.

— Я был уверен, что Аркадий гений! — воскликнул капитан, поглядывая на монитор. — Выпишите ему со склада банку сгущенки. Пусть слопает.

Аркаша сиял так, будто ему выписали Нобелевскую премию, причем сразу несколько.

— Кристина, и печенье захвати! — крикнул он вдогонку девушке.

— Про печенье команды не было! — шутливо возразил капитан. — А впрочем, печенье тоже неси. Но только одну пачку!

— Вы необыкновенно щедры, командир, — съехидничал Аркадий.

— Аркаша! Гений ты наш! Я бы тебе отдал весь склад на съедение. Но у меня возникла мысль...

Аркаша подался вперед, забыв про сладости:

— Говорите!

— Нам надо подумать о средствах связи!

Гений выпучил глаза.

— Вот умеете вы, Анатолий Сергеевич, ставить невыполнимые задачи!

— Аркаша, это жизненно нужно. Без координации может зазря погибнуть много бойцов. Расстарайся, ты же — гений!

Аркадий задумался.

— Ты же нашел способ ловить сигналы и спрятать обратное излучение, — продолжал Анатолий. — Перекодируй частоту волн в голосовой сигнал.

Гений вздрогнул, и, хлопнув себя по голове, привычными скачками скрылся в темноте.

 

Обухов, Дробышев, Смирнов и Анатолий сидели возле стола, на котором мерцал монитор локатора. Отметки разведчиков так и не шевелились.

— Ничего не понимаю, — сказал Смирнов. — Прошло уже почти шесть часов, а они все не двигаются.

Анатолий вздохнул и подвинулся ближе к экрану.

— Все же есть погрешность в принимаемых данных, — сказал он. — Да и расстояние велико. Думаю, пяток метров, может чуть больше. Смотри, они вроде в куче все, а в то же время немного растянуты.

Прошло еще с полчаса. Они неотрывно следили за монитором, меняясь каждые пять минут. Вдруг одна из точек медленно поползла в сторону, еще одна, более шустро двинулась к полигону.

— Что-то там они увидели, — сказал Анатолий, рассматривая массу зеленых отметок различной яркости. — И что-то очень серьезное. Не зря Платон послал бойца в расположение… Денис!

— Я здесь, командир.

Капитан показал на точку, что двигалась к ним.

— Этого бойца прикрыть всеми доступными средствами. Приказ ясен?

— Так точно.

— Выполнять!

Анатолий с облегчением вздохнул. Ситуация прояснялась. Лишь бы пришельцы не сообразили, какие средства теперь доступны землянам. Ведь один мощный залп по полигону — и вся их возня накроется, так сказать, медным тазом. Надо переносить расположение в другое место, и срочно выступать в столицу. И тут он догадался. Ведь в Жулебино есть метрополитен!

Он начал вспоминать, какие станции могут быть пригодны для размещения людей и техники и вспомнил про строящуюся станцию Косино. Капитан лихорадочно терзал свой мозг, стараясь выудить хоть какие-нибудь отрывки воспоминаний. Но был уверен, что эта станция закопана на глубину больше двадцати метров и выходов пока не построили — станция планировалась пересадочной. И если зайти в подземку на «Лермонтовском проспекте», то можно по рельсам перейти — перегон там небольшой.

Анатолий даже подпрыгнул. Да! На одном из танков поставить локатор и быстрым ходом, развернув башни, двинуть в ту сторону. Огневая мощь роты сейчас очень приличная. Можно такой заслон поставить, что инопланетяне прорваться не смогут и будут вынуждены привлечь к атаке массу своих сил. А если их переколотить, особенно воздушные, то с наземными смогут справиться те соединения, которые, возможно, остались на планете и просто скрываются. Ведь кто-то же должен остаться! Планета огромная. В Америке, в Африке, да в той же Европе была куча натовских баз. Не могли же всех уничтожить!

Неужели больше никому не повезло, и гений Аркадия единственный на Земле? В это не хотелось верить.

Он покинул командный пост и в волнении прошел в жилой отсек, оставив Веру присматривать за монитором.

Пока его не было, Инна немного приболела. Сырость и влажный дух подземелья, чередуясь с нагретым воздухом летнего дня, свалили жену в кровать с температурой. Он и так была не очень крепкой здоровьем. Маленький, щуплый «совенок».

Анатолий подошел к ней, поцеловал в горячую щеку, присел рядом, взял ее крохотную ладошку, прильнул губами и тихо спросил:

— Как ты?

— Ничего, — ответила она, улыбаясь в темноте.

Генератор на полигоне не включали, опасаясь мощного излучения. Обходились фонариками и нашли немного свечей.

— Ложись рядом, — попросила жена.

Это прозвучало неожиданно. Анатолий стянул камуфляж и забрался под тонкое одеяло. Инна с легким вздохом прижалась к нему горячим — то ли от температуры, то ли от желания — телом, закрыла глаза и, медленно подняв ножку, положила ему поверх живота и осторожно потерлсь бедром, скользя вверх-вниз.

И пришельцы перестали существовать в его сознании. Осталась только она — с зовущими мягкими губами, с горячим дыханием и страстью, знакомой и удивительно новой.

 

  • Мой ответ реалиста / Serzh Tina
  • Шелковым бантом / Меллори Елена
  • О тёмных властелинах / Махавкин. Анатолий Анатольевич.
  • Вне игры  / Cristi Neo / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Исчезновение / Быков Александр
  • Феникс шестой / Неблос / Сима Ли
  • АККОРДЫ НАСТРОЕНИЯ: НЕЯПОНСКИЕ ХОККУ / Сергей МЫРДИН
  • Отражение / По памяти / Мэй Мио
  • Танго заката / ОТСЕБЯТИНА / Валентин Надеждин
  • Не состоявшийся романс / Виртуальная реальность / Сатин Георгий
  • Пустота не умеет прощать (Лешуков Александр) / СЕЗОН ВАЛЬКИРИЙ — 2018 / Лита Семицветова

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль