Глава 5

0.00
 
Глава 5

Анатолий спустился в подземелье полигона, неся на руках тело Жени Васина и положил его на стол в жилом секторе под испуганными взглядами девушек и Инны.

— Аркадий! — разнесся его крик под бетонными сводами.

Из темноты вышел гений, отшатнулся, разглядев мертвого бойца на столе и уже хотел было повернуть обратно, но капитан резким движением поймал его за шею, ткнул лицом в обугленный бок Васина.

— Смотри, Аркаша, смотри, — зашептал Анатолий. — Ты что мне тут наделал, а? Это твоя защита, да? Я же тебя просил… нет, я же умолял тебя сделать так, чтобы бойцы не пострадали. А ты…

— Отпусти его, капитан, — прозвенел голос Семена. — Он сделал что смог.

— Ты! — палец Анатолия уперся технику в грудь. — Не защищай его. У нас бойцов наперечет. Если я буду их терять в каждом бою, то завтра никого не останется — ни меня, ни тебя, ни этого гения. И этих женщин тоже.

— Все равно отпусти, — угрюмо сказал Семен.

Анатолий отпустил.

— Что вы себе позволяете, Анатолий Сергеевич? — потирая шею, воскликнул Аркадий. — Думаете, это все так просто — создать оружие и защиту? Земля до вторжения не знала подобных технологий, да и сейчас они не изучены. Не надо требовать от меня невозможного!

В проходе появились бойцы, таща новые цилиндры.

— Куда их? — спросил Смирнов.

— В бокс несите, — махнул рукой Семен. — Переделывать буду. И, командир, если нужны бойцы, то я готов встать в строй.

Анатолий посмотрел на окруживших его людей, укоряя себя за несдержанность и кивком поблагодарил Семена за такие нужные сейчас слова.

— Прости, Аркаша, — вздохнул капитан, опуская голову. — Прости, не сдержался.

Бойцы заметно расслабились.

— Собрались все! — встрепенулся Анатолий. — Аркадий, осмотри тело Жени. Может быть, увидишь что-то полезное для усиления защиты. Мы похороним его потом. Семен, ты встанешь в строй в последнюю очередь. Кроме тебя, нас некому снабжать оружием. Возможно, через пару дней еще семь бойцов подойдут. А может быть, и больше. Все, парни, работаем!

Воинов очень надеялся, что десантники, которые ушли в свою часть, встретят военных, уцелевших после первой атаки пришельцев. Ведь сражаться с пятью пацанами и тремя девчонками против кучи роботов невозможно. Ну, дней пять они продержатся. А дальше что?

Нет, нельзя ждать, пока эти тараканы возьмут то, что им надо, а потом влупят по земле из всех пушек. Уж наверняка на звездолете оружие более мощное, чем у шаров и роботов. Надо наступать на них, не давать покоя, чтобы торопились, суетились, делали вынужденные ходы — чтобы подставлялись.

И еще капитан догадывался, что пришельцы не оставят полигон в покое. Будет еще атака, и, может, не одна. Только какие силы и средства применят они на этот раз — пока загадка. Огромная планета, а массированного удара так и не было. Скорее всего, шары, роботы и "бревна" разбросаны по всей земле для контроля, но чтобы собрать их в одном месте, нужно время. И это время играет на капитана и его людей. Только надо умело им воспользоваться и построить оборону полигона так, чтобы незваные гости разбивали об неё свои лбы. Вот тогда, любопытства ради, пожалуют не железные неповоротливые монстры, а вполне живые инопланетяне.

 

Воинов стоял на вершине холма полигона и всматривался в равнину за леском, откуда пришли перед боем механизмы.

Все подобранное после сражения инопланетное оружие было перенесено в бокс, где неутомимый Семен переделывал его в носимые людьми ружья. Подбитые летающие «бревна» с трудом затащили на испытательный стенд. Сейчас Аркадий ползал вокруг них, пытаясь разобраться в принципе действия.

— Думаешь, придут, командир? — спросил стоявший рядом Денис.

— Наверняка. И их будет гораздо больше. Сейчас они проанализируют бой и внесут поправки в систему наведения. Я бы сделал именно так. А потом — массированная атака. И с земли, и с воздуха.

Смирнов вздрогнул.

— Каковы наши шансы отбить ее?

Капитан помолчал немного.

— Мы на своей земле, Денис. У нас есть оружие, гений и уникальный механик. Мы знаем, что они придут. И знаешь, если пришельцы не придумают что-нибудь способное поставить нас в тупик, то это будет не бой, а расстрел.

— Как это? — не понял Смирнов.

— А вот так. Они нас не видят, мы видим их. Просто расстреляем их на подходе к полигону — и все. Подпустим метров на пятьсот, и влепим из всех стволов… Вот смотри.

Анатолий показал рукой на место прошлой высадки роботов.

— Там они сбрасывать своих роботов не будут— это глупо. Место пристреляно, а если выдвинуть вперед метров на триста всего один ствол, то платформы можно сбивать на подходе. Скорее всего, роботов высадят с платформ дальше, и я думаю, их будет штук двадцать. Вот так, полукольцом, они станут к нам подходить. Может быть, пара групп отправится в обход, но слишком большой круг они делать не будут — исчезнет огневая концентрация. В небе будет с десяток «бревен», которые с разных сторон и с разных высот будут обстреливать холм, пока роботы подтянутся. Это — главная опасность. Для защиты нам нужны зенитные орудия с повышенной дальностью залпа. Гений сейчас работает над этим, и я уверен, что у него получится. Слишком сильная мотивация ему задана — его жизнь. Думаешь, зачем я его носом в тело Васина тыкал? Чтобы он каждой клеткой своего гениального ума понял, чтобы понюхал, как пахнет смерть.

— Но это же!.. — дернулся Смирнов.

— Это правильно, Денис! И пусть простит меня Женя, но это было необходимо. И чтобы тот же Семен увидел, что творится на поверхности, и девчонки. Чтобы в критическую минуту сознание не включило страх и безразличие, а решимость и твердость.

— Все равно, — пробурчал Смирнов. — Что, по-другому нельзя было?

— Может быть, и можно. Только я не нашел иного быстрого решения… Не осуждай. Я знаю, что поступил некрасиво.

— А слова?

— Слова — это звук. Если твердить постоянно, то со временем можно добиться эффекта. А глаза увидели, нос учуял, и второго раза не понадобится. Вспомни себя. Когда у дома упал робот, поверженный мной, вы подходили к нему и все еще боялись. Потом ползали, тихо говорили, озирались по сторонам. А теперь? Когда ты из автомата свалил «бревно» и держишь в руках оружие, способное разнести механизм на куски. Ты стоишь в полный рост и говоришь со мной нормальным голосом. Уверенным. Ты видел гибель своих товарищей. В тебе есть страх и безразличие?

Смирнов молчал.

— Так вот, Денис, давай дальше думать, — капитан вздохнул. — Кому доверим зенитки?

— Думаю, Вите Обухову и… Я пойду еще.

— Согласен. Вы должны расположиться в углублениях, но так, чтобы сектор обстрела над полигоном у вас был максимальный. Бруствер прикопайте выше. Одну зенитку поставим у платформы, а вторую вот там, с краю леса, что сбоку от полигона. Оборудуем еще и запасные позиции, если успеем. Стрелков посадим по флангам. Думаю, Платона и Пашу. Я буду по центру маневрировать. Эх, жаль, у нас связи никакой нет!

— А Арцыбашев где будет?

— Его мы поставим в засаду. Он не слишком проворный, но упертый. Для внезапного удара — то, что надо. Арцыбашев вступит в бой только в крайнем случае, если роботы прорвутся к полигону. Еще неизвестно, сколько их зашлют инопланетяне. А спрячется он вон там, на той стороне железки, где мы проходили. Вдруг несколько роботов покатят вдоль железки — нам в тыл. Думаю, ночью пришельцы не пойдут, они слишком заметны, да и наведение поправить тоже время нужно. Пойдут утром, со стороны солнца. Черт, карту бы где найти. Я бы помозговал, где их логово. Все, Денис, ройте схроны для зениток. Одного бойца оставь мне для связи.

— Есть, — ответил Смирнов и спустился по склону вниз.

Анатолий посмотрел ему вслед. Нет, он не сомневался в своих бойцах, как было поначалу. Из «зеленых» призывников за три дня они превратились в бывалых вояк. Если солдат не погибает за первые два боя, то он будет воевать умело и осторожно. Впрочем, никого больше нет. А не доверять своим бойцам, не пускать их в бой он не может.

Капитан не заметил, как к нему подошел Семен. Или техник умел бесшумно передвигаться, или Анатолий был слишком занят мыслями?

— Я так понимаю, командир, что следующий удар пришельцев будет по полигону?

Анатолий кивнул, удивляясь, как техник решился вылезти на поверхность. Сильно захотелось курить, хотя до сих пор такого жгучего желания не было. Может, от того, что передышек было мало. Да и сигарет не было.

— Я работаю на полигоне с двадцати лет, — сказал Семен. — Меня взяли сюда, поскольку и мой отец работал здесь. Местный я, из Городища. Работы в то время мало было, так, фигня всякая. А потом в одиннадцатом году активизировалось все: заказы на испытания стали поступать, сменили директора, пригнали солдат в охрану. Правда, техником работать никто не шел — платили мало. А мне нравилось. Люблю я с железками возиться.

Анатолий не перебивал Семена. Он понимал, что человек не просто так, от нечего делать, рассказывает ему про свою жизнь. А если и рассказывает, значит доверяет. И с этого момента становится соратником — воином, вставшим плечом к плечу в одной рати.

— Как-то прислали на испытания установку пушек для кораблей. Такое восьмиствольное "чудо" с жуткой отдачей при залпе. С ней приехала молодая женщина, ну, документацию сопровождала. Влюбился я в нее, Сергеич, по уши. И не бог весть какая красавица, а человек изумительный. Нежная, добрая, слова громкого не скажет. В общем, встречаться мы с ней стали. И как-то завозился я на стенде да на свидание к ней опаздывал. Работу бросил, подумал, завтра доделаю, все равно без меня испытания не начнут. Той ночью я такое испытал, Толь, такую женщину почувствовал! Знаешь, моя она была, и такая… необыкновенная… Утром приезжаем на полигон, а у меня мысли только о ней. Включили установку, мы вдвоем в боксе были, она техзадание сверяла, а пушки возьми да и провернись при выстреле в ее сторону… случайность? В стволах всего два снаряда было. Расследование было, меня осудили за халатность, вину я признал свою полностью. Отсидел, вышел. Дом мой продали — подсуетились людишки. А от этого места уйти не смог. Вот и слонялся, пока директор не сжалился. Подобрал, устроил кое-как на работу — друзья они с моим отцом были.

Анатолий слушал, холодея от ужаса. Ему приходилось видеть, что двадцатимиллиметровые снаряды оставляют от человека при попадании в него и представил, что ощутил Семен, когда по своей же… черт, даже слово подобрать невозможно… вине наблюдал, как снаряд рвет в ошметки тело любимой женщины. Слова механика утонули в шуме, что заполнил уши, а по спине побежали мурашки. Капитан дернулся всем телом, будто хотел их согнать.

— Аркадий знает про эту историю, — голос Семена проник сквозь шум. — Он не осуждал меня, как остальные, не показывал пальцем. Он все понимает, командир, правда. Но я вообще-то не за него пришел говорить, а за себя.

— Я слушаю, Сень.

Техник помолчал, потом, кивнув, продолжил:

— Как оно все сложится, неизвестно. Но, мы с Аркашей и с девочками будем на выходе из транспортного тоннеля. Туда заведем БМП. Я сделал семь ружей, а Аркаша что-то в шарах перекодировал… Мы нашли в "бревне" парочку целых, невключенных. Наверное, их тащили сюда на место сбитых нами.

— Гений взломал код инопланетян? — не поверил капитан.

— Уж не знаю, что он сломал, но теперь они лупят по серебристому металлу, а не по людям.

— Хм… это несколько меняет расстановку… Продолжай.

Семен потер небритый подбородок.

— Мы с Аркашей подумали, что БМП тоже не будет лишней в бою. Он будет за пушкой, а я на месте водителя. Девчонок тоже вооружили, Инну и Веру. Кристине пока только показали. Что скажешь?

Анатолий задумался.

— А где выход из транспортного тоннеля?

— Вон там, — техник показал рукой в направлении леса у железной дороги. — Там проходит ветка полотна и стоит бетонный дебаркадер. Вот рядом с ним и створка.

— Отлично, Семен, — сказал капитан. — Думаю, бой затянется. И БМП не будет лишняя для внезапного удара во фланг пришельцев. Только вот как просигналить вам начало атаки?

Техник усмехнулся и протянул ракетницу.

— Какая нужная вещь! — обрадовался Анатолий.

— Выстрелишь один раз. Это и будет сигналом для нас.

— Договорились. И еще, Семен. У меня к тебе есть особое поручение.

— Слушаю, — напрягся техник.

— Вот там, на равнине, в полукилометре перед полигоном, хорошо бы установить те два шара. Видишь пригорок с кустами? Один шар поставь немного правее от него, а второй — левее. И сделать это надо до восхода солнца.

— Лады, — ответил Семен. — А бойца дашь в помощь?

— Конечно. Готовь шарики и пришли сюда Арцыбашева.

Техник заспешил в подземелье полигона.

 

Утро было пасмурным. Тяжелые тучи заволокли небо, окрасив мир в неприятный серый цвет. Застывший воздух таил гнетущую духоту.

Анатолий, взбудораженный предстоящей схваткой, так и не заснул. Он стоял на гребне холма и, не отрываясь от бинокля, всматривался в даль, чтобы не пропустить появление механизмов. У ног капитана калачиком свернулся Шарик. Ночная мгла давно рассеялась, но на горизонте не было видно ни одной серебристой точки. Может, пришельцы и не думают атаковать? Может, получив отпор, заперлись в неведомом логове, и настраивают возле него непроходимые редуты? Или вообще решили убраться с Земли?

Он усмехнулся своей мысли. Это было так легко… и так желанно. Но неправдоподобно. Заварить такую кашу, что бы потом, при маленькой неудаче, отступить? Вряд ли. Но этого очень хотелось.

Внезапно серую массу туч прорезали голубые всполохи. Они приближались, их было много. Анатолий присел, погладил лохматую голову Шарика и, подтолкнув его, произнес:

— К бою.

Шарик побежал в тоннель, откуда вскоре раздался его короткий отрывистый лай. Анатолий лег на склон, внимательно наблюдая за срезом низких туч. Из них, как рассерженные пчелы, стали выскакивать "бревна" пришельцев. Поймал одно в перекрестье прицела и нажал кнопку огня. «Бревно» встретилось со сгустком энергии и, переломившись в воздухе, разлетелось на куски. Еще одно, получив заряд в бок, дымя, спикировало в землю. Остальные дружно завернули обратно в облака. Капитан посмотрел в бинокль на равнину за леском и усмехнулся. Пять черных пластин зависли над землей.

« И впрямь, как платформы» — подумал Анатолий, переключая внимание на небо. Оттуда выскочило с десяток «бревен» разом.

— О, епт! — пробормотал капитан, выстрелив.

Он не попал. "Бревна" качнулись в стороны, пропуская заряд мимо. Серые молнии протянулись к капитану почти стеной и ударили в землю, но он был уже быстро сбегал по склону к укрытым «зениткам». Мелькнули яркие желтые заряды. Анатолий обернулся. «Бревна» будто натолкнулись на невидимую преграду, раскалываясь на мелкие осколки. Капитан повернул ствол вверх и послал еще один мощный заряд, сдвинув рычаг регулятора почти на максимум. Выскочившее из падающих обломков "бревно", получив этот выплеск энергии, исчезло, сверкнув напоследок ярко-голубым пламенем.

Анатолий перевел дыхание и снова побежал вверх по склону. Выскочив на гребень, осмотрел небо. Никого. Потом глянул в бинокль на черные платформы. Сбросив громадины механизмов, они поднимались над равниной, а роботы, прокатившись сотню метров, тут же попали под разящие заряды установленных Семеном шаров. Серебристые овалы коробились, корпуса разваливались один за другим. Роботы будто толкались на пятачке, пытаясь найти цель, но словно не понимали, кто и откуда в них стреляет. Буквально через пару минут от них остались блестящие обломки и дым. "Прирученные" шары с недовольным жужжанием опустились на землю.

Капитан не верил своим глазам. Нет, он видел, но не ожидал такого явного преимущества. Потекли минуты, а новой атаки не было. Неужели все?! «Зенитчики» вылезли из укрытий, нервно крутили головами. Анатолий жестами показал им, чтоб спрятались, и вдобавок пригрозил кулаком.

Вышел из засады Арцыбашев, вопрошающе развел руками. И его капитан загнал обратно гневным взмахом.

В небе раздался тонкий свист. Анатолий посмотрел вверх, невольно припадая на колено. Из облачности вынырнул большой черный аппарат, похожий на пирамиду, сплющенную по двум противоположным граням, и на огромной скорости пронесся над полигоном. Резко остановился над Городищем, развернулся на месте и, направив свой острый нос на железнодорожную платформу, расплевался мелкими красными сгустками. Высокие столбы земли и пыли поднялись там, где пряталась «зенитка» Смирнова.

Анатолий не сразу среагировал на эту атаку — слишком долго он следил за полетом черной пирамиды. Обухов сообразил быстрее. Желтые сгустки ткнулись в неё, разлетевшись снопами искр. Капитан опомнился и тоже открыл огонь, но, дергаясь от попаданий, пирамида только отлетела подальше, в зону недосягаемости и выровняла полет, вновь развернувшись для атаки. Сверху на пирамиде что-то блеснуло. Анатолий поднес к глазам бинокль и буквально через секунду опустил его, цепенея. То, что блестело, напоминало каплевидный фонарь кабины истребителя, а внутри явно кто-то был.

Из оцепенения его вывел негромкий лязг железа, доносящийся эхом. Капитан оглянулся. На поле перед полигоном стояло шесть черных монстров. Их «тела» равномерно трансформировались, обрастая крупными раструбами, вращающимися на полусферах. Шары с земли стреляли по ним серыми сгустками, не причиняя вреда. Один из монстров повел пушками. Оранжевые прямые молнии расщепили шары на искры, быстро исчезнувшие в воздухе. Монстры, набирая ход, двинулись к полигону.

Пирамида, маневрируя, приблизилась к месту, откуда стрелял Обухов. Анатолий снова поднял ружье. Им обоим частыми выстрелами удалось отогнать её к тучам.

Дробышев с Климовым, пальнув несколько раз, видимо, сообразили, что заряд выстрела должен быть мощнее, и теперь с их мест по черным роботам били широкие ярко-голубые сгустки. Монстры поначалу растерялись, не ожидая флангового огня. Дробышев попал выстрелом в овальную «голову» черного робота, которая, в отличие от его серебристого собрата, твердо сидела в «теле». Тот пошатнулся, взмахнув беспорядочно своими раструбами. Анатолий мгновенно оценил слабое место механизма и, быстро прицелившись, нажал пуск, дав максимальную мощность заряду. На удивление, черный монстр пытался увернуться, но тщетно. Его «голова» лопнула, расколовшись, как спелый арбуз.

— Дима! — заорал капитан Арцыбашеву, благо до того было не больше сотни метров.

Боец выскочил из укрытия. Анатолий показал быстрыми жестами, что надо стрелять в головы роботов на максимальной мощности зарядов. Дмитрий кивнул и бросился на помощь Дробышеву и Климову.

Черная пирамида, уклоняясь от выстрелов Обухова, медленно, теряя высоту, выбирала позицию для атаки. Капитан перебежал к заграждению полигона и припал на колено. Прицелился. В памяти всплыл Афганистан. Тогда черный "Апач" без опознавательных знаков точно так же расстреливал бойцов Анатолия, зависнув на землей… а капитан, уткнувшись носом в серо-оранжевый песок, сжимал пустой автомат.

Выстрел, еще один. Заряды попали в основание пирамиды, её кинуло носом вверх. Добавил свои заряды Обухов, стараясь попасть в «брюхо» надоедливого механизма. Пирамида натужно засвистела, содрогаясь от попаданий.

И тут из своего укрытия поднялся Смирнов. Это выглядело так, словно мертвец встает из земли. Полузасыпанный дерном и пылью, пошатываясь, он нетвердо поднял оружие. Частые всполохи осветили серое небо. От черной пирамиды оторвался внушительный кусок, и она, накренившись и продолжая вздрагивать от попаданий, боком сваливалась к земле.

Люди с трех сторон приближались к ней, непрерывно стреляя. От пирамиды полетели черные куски, из пробоины повалил густой дым, и она с треском вошла в землю.

Капитан развернулся и изо всех сил побежал туда, где еще лязгали металлом черные монстры. Их осталось двое, но они все равно двигались к полигону и были уже очень близко. Выстрелы с флангов стихли, и Арцыбашева тоже не было видно. Анатолий не раздумывая достал ракетницу и выстрелил вверх. Черные монстры на секунду замерли, их пушки развернулись на капитана.

Рев мотора БМП показался спасительной музыкой. Машина вылетела из укрытия и лихо развернулась на месте. Из башни полетели яркие голубые сгустки. Один из монстров сложился, как карточный домик, разваливаясь со скрежетом. Второй успел развернуться и выстрелить. Однако в него тут же вонзились заряды, и робот, завизжав каким-то приводом, остановился как вкопанный, уронив «голову» на «грудь»...

Анатолий рухнул на землю. Сил не осталось. Дышать было трудно. В воздухе стоял противный запах, похожий на жженое машинное масло.

 

Из кустов, пошатываясь и волоча по земле оружие, вышел Дробышев. Через минуту показался Климов, вытирая лицо рукавом. Он был без ружья и сильно хромал. Бойцы повалились на землю около толстого обгоревшего дерева и прислонились к нему спиной, жадно вдыхая грязный от пыли и дыма воздух.

Анатолий прислушался. Рокота мотора БМП слышно не было. Только шелест пламени от горящих деревьев, потрескивание горевшей древесины да иногда громкие хлопки с искрами из поверженных роботов. Задыхаясь, капитан побежал к дебаркадеру. Вытирая выступившие слезы от едкого дыма, он сумел различить сквозь его марево боевую машину. Вокруг нее сновали две тени. Подбежав ближе, он увидел Веру с Инной, суетящихся вокруг лежащих на выгоревшей траве Семена и Аркадия. Девушки поливали их водой из фляжек. Инна вздрогнула, услыхав шелест шагов, но увидев мужа, с облегчением вздохнула.

— Что с ними? — спросил Анатолий.

— Тепловой удар, — ответила Инна, выливая воду на Аркадия. — Они сейчас в таком состоянии, будто перегрелись на солнце за секунду.

БМП стоял черный. С него отлетела краска, а железо покрылось окислом.

— Уфф, — зашевелился Аркадий и, с трудом ворочая языком, проговорил: — Вот зараза! Я — баран! Ну где я ошибся! Я был просто уверен в своей конструкции, а тут… Такое фиаско!.. Дурень!..

Он стукнул кулаком по земле, подняв облачко пепла.

— Аркаша, какого черта? — хрипло засмеялся оживший Семен. — Я теперь весь мокрый из-за тебя.

— Парни, вы можете передвигаться? — капитан беспокойно огляделся.

— А, командир? — завозился техник. — Сейчас, чуть остудимся. Голова очень кружится.

Анатолий понял, что с ребятами все нормально и, тревожно взглянув на горизонт, сказал жене:

— Инна, пожалуйста, поторопитесь.

Из открытой створки транспортного люка полигона выскочила Кристина, с трудом волоча две большие канистры с водой. Он подскочил к ней, помог донести воду, потом побежал к Городищу, туда, где торчали черные углы сбитого аппарата.

Обухов и Смирнов сидели возле него, уронив головы на согнутые колени подтянутых к груди ног. Еще на бегу Анатолий увидел развороченный каплевидный фонарь и странную фигуру, свесившуюся из кабины к земле. Последние метры капитан уже шел, с изумлением разглядывая и аппарат, и эту фигуру, нелепо лежащую и переливающуюся разноцветными всполохами света.

— Прости, командир, — поднял голову с колен Смирнов. — Не сдержался.

И только подойдя вплотную, Анатолий понял, что он имел в виду. Лежащее на борту тело было инопланетянином, при этом явно похожим на земного человека, хотя обе руки больше напоминали манипуляторы японских роботов. Свисавшие с «головы» причудливые витые нити были похожи на тугие косички выходцев с Ямайки. Кое-где косички были испачканы бурой краской. Капитан осторожно дотронулся пальцем до одной из кос и отдёрнул руку, почувствовав липкую жидкость.

— Да не смотри на него так! — крикнул Смирнов, вставая.

Денис подошел, решительно схватил «голову» за «косички» и рывком поднял.

Анатолий отшатнулся.

Сморщенное «лицо» выглядело жутко. Темно-серую «кожу» испещрила сетка мелких и глубоких морщин, особенно на «лбу». Ни ресниц, ни бровей. Овал с двумя кожистыми отверстиями там, где у человека рот. Что-то похожее на глаз напоминало мелкую металлическую сетку, натянутую на кожу только что родившегося крокодила, во втором «глазу» торчал десантный нож, вонзенный по самую рукоять. Вокруг ножа пестрили бурые пятна, и «лицо» пришельца с этой стороны закрывал такой же бурый подтек.

— Вот дерьмо! — воскликнул Анатолий, сдерживая рвотные позывы.

— Не то слово, — отозвался Обухов. — А как он пищал, когда Денис его ножом кромсал, даже уши заложило. И что нужно этим уродам?

Внимание капитана привлекли манипуляторы на «руках» инопланетянина. Не подобие человеческих кистей, а именно механические зажимы с множеством овальных шарниров.

— Я все понимаю, Денис, — сказал Анатолий, — но надо бы это чудо приволочь на полигон.

— Да нет проблем! — ответил Смирнов, выдирая из кабины «тело». — А как там наши?

— Да все живы вроде. Я пока только Арцыбашева не видел, а остальные целы.

— Пойдем, — кивнул Денис Обухову, волоча за манипулятор инопланетянина. «Косички» разметались, и при каждом движении поднимали облачка пепла.

— Сбегаю, поищу Арцыбашева, — сказал капитан, обгоняя бойцов.

 

Диму нашли Платон с Пашей, уже по привычке вышедшие собирать инопланетное оружие. Он лежал, придавленный к земле черной громадой робота. Из-под груды чужеродного металла торчала лишь рука, сжимающая ружье.

Семен долго ковырялся, восстанавливая ход БМП. Потом привязали стальные тросы и кое-как сдвинули с места поверженного робота.

Так уж повелось в их отряде, что погибших хоронили вечером. В нетронутой огнем березовой рощице появился третий холмик.

Проводить Арцыбашева собрались все, даже Шарик тихо скулил, толкая передними лапами рыхлую землю. Молчали. Девчонки вытирали носы, негромко всхлипывая. Аркадий, опершись о Семена, что-то шептал, дотрагиваясь пальцем до стекол своих очков. Смирнов стискивал челюсти, нервно сжимая кулаки, и внутренне будто рвался куда-то, топчась на месте.

— Что дальше, командир? — спросил он, когда все разошлись с импровизированного погоста.

— Думаю, еще долго будет тихо, — ответил Анатолий. — Они потеряли не роботов, а инициативу, и одного своего. Обнесут себя защитой, пока не сделают то, зачем сюда прилетели. А потом смоются.

— Почему так думаешь?

— Все их действия говорят об этом. Им не нужна вся планета, но и уничтожать ее они не собираются.

— Считаешь, что соберутся потом?

— Не хочется думать, но очень возможно. Возьмут что-то, выйдут на орбиту и грохнут залпом со своих звездолетов. Не на метлах же они сюда прилетели и приволокли столько техники. Где-то стоят эти корабли. Мать их!

— И что делать? — встрепенулся Смирнов.

— Искать, Денис. Ис-кать. И накрыть. Уничтожить. Задавить. Лезть на них, не считаясь ни с чем. Ладно, пошли. Посмотрим, что там творит наш гений...

В подземелье полигона на одном из стендов уложили тело мертвого пришельца. Инна с Аркадием, надев защитные комбинезоны, колдовали над ним. Еще и Семена позвали. Все остальные, кроме дозорного, глазели сквозь толстое бронестекло бокса.

Шарик, встав рядом с людьми на задние лапы, тоже наблюдал, склонив набок свою морду.

— Ну, и что там? — спросил Анатолий.

— Скафандр снимают, — ответил Обухов.

— Чудной какой, — сказала Кристина. — Серенький. Как эльф Добби из фильма про Гарри Поттера.

Освобожденный от черного искрящегося на свету скафандра, пришелец и впрямь выглядел маленьким, с непомерно большой овальной головой, в которой все еще торчал десантный нож. Только вместо рук и ног у него были какие-то обрубки без единого намека на пальцы. А из нижней части его туловища, помимо длинных обрубков, торчали два небольших отростка.

— Сдается мне, — заметил Паша Климов, — что отростки заменяют им средства размножения.

Вера хихикнула. Кристина осуждающе посмотрела на свою сестру.

— А вот мне непонятно, — почесал затылок Дробышев, — а как эти существа смогли собрать столько механизмов? Ведь у них и пальцев-то нет!

— Эволюция, Платон, — ответил Анатолий. — Я где-то читал или смотрел по телику… Ученые предполагают, что если существо не выполняет работу частью своего тела, то эта часть отмирает за ненадобностью. Похоже, наши пришельцы — слишком древняя раса во вселенной.

— Или он инвалид, — неожиданно сказала Кристина.

— Что? — переспросил Анатолий. — Почему?

— Я люблю рисовать, — ответила девушка. — У него пропорции тела странные. Слишком короткие… руки и ноги. Разумеется, относительно тела и головы. Я могу ошибаться, и эти… люди такими и рождаются, но очень непропорциональное сложение. Мне кажется, что центр тяжести его тела у него где-то у шеи.

Между тем исследователи в боксе о чем-то спорили. Анатолий постучал по стеклу и жестом приказал всем покинуть стенд.

Они вышли, продолжая спорить на ходу.

— А я говорю, что это старик! — сказала Инна, снимая защитный шлем. — Его руки и ноги отпилены или отрезаны, а может быть отрублены.

— А с чего вы взяли? — горячился гений.

— На его конечностях заметные шрамы, — махнула рукой жена Анатолия. — Такие бывают после заживления ран, и кожа в тех местах хрупкая, гладкая. А на теле кожа у него грубая, бугристая… Жаль, нет специальных приборов, я бы точнее сказала.

— Ладно, — остановил спорщиков капитан. — Аркадий, что интересного?

— Масса всего, Анатолий Сергеевич, — возбужденно взмахнул руками гений. — Начну с того, что Семену удалось расковырять внутренности черных трансформеров. Я заметил кое-что и просчитал особенности их конструкции. Оказывается, если соединить их элементы питания последовательно, то мощность разряда повышается на число, равное этому количеству. В трансформерах мы нашли пластины. Небольшие и разбросанные по всему «телу» внутри. Так вот. Эти пластины при подсоединении к источнику питания создают защитное поле, которое как бы поглощает энергию выпущенных залпов. Это невероятно! Моя защита была выстроена на принципе отклонения зарядов от первоначальной траектории, а если соединить принцип отклонения и поглощения, да еще подсоединить к десятку энергоэлементов, то получится…

— Непробиваемо? — поспешил Анатолий.

— Ну, почти, — улыбнулся Аркадий. — И мне неинтересен пришелец. А вот его скафандр!

— А там что?

— О-о-о! — протянул гений. — Материал скафандра очень пластичен и невероятно тверд, что противоречит земным учениям материаловедения. От удара пирамиды о землю слетели застежки крепления шлема. И только поэтому пришельца смогли хм-м… умертвить.

— А что, заряд не пробил бы скафандр?

— Только при наличии очень мощного источника. Подозреваю, что костюм выдерживает огромные перепады температур и ударных нагрузок. Вечно, конечно, не может, каждый материал имеет свой предел усталости. Но попотеть нам бы пришлось.

— А я смогу влезть… в этот скафандр?

— Да! — воскликнул Аркадий. — Я же сказал, что он пластичен. То есть, приобретает форму тела, которое в нем находится. Но голова останется без защиты. Там, на шее, что-то вроде ограничительного обруча.

— Интересно, интересно, — задумался Анатолий.

— Короче, Семен разберется, как можно приладить гермошлем к нему. У нас есть один. Остался от испытаний космических спускаемых капсул. Мы его… взяли в виде сувенира, — слегка смутился гений.

— Ладно, ладно, — улыбнулся капитан. — Ну, допустим, пристегнем шлем. А дышать-то как?

— Есть одна разработка, — сказал Аркадий. — Правда, там запас воздуха всего на час. Но зато резервуар можно поместить внутрь костюма.

  • Звёзды / По озёрам, по болотам, по лесам / Губина Наталия
  • Личные философствования / Мир Дозоров / Милюкова Елизавета
  • "Ворона спешит..." / СТИХИ / Алоната
  • Сирень. / Фурсин Олег
  • Совпадение / Под другим углом / Ljuc
  • Море / Карев Дмитрий
  • Кэнди Кэббс - Ротгар _Вьяшьсу / «Необычные профессии-2» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Йогурт прорекламировали, а денег не дают... / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Наив 2(собаке) / Меняйлов Роман Анатольевич
  • Топор / братья Ceniza
  • Hermann Hesse, бывает ли с тобою? / Герман Гессе, СТИХОТВОРЕНИЯ / Валентин Надеждин

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль