Глава 4

0.00
 
Глава 4

До самого вечера отряд перебирался из лесного лагеря в подземный полигон. Как и предполагал Анатолий, Дробышев нашел место, где можно было пересечь железную дорогу вне зоны видимости шара инопланетян. Бойцы, получившие возможность спрятаться и привести себя в порядок, а заодно изучить оружие пришельцев, приободрились. Но под строгим надзором капитана бдительность и осторожность не теряли.

Анатолий не дал им расслабиться. Снаружи, на вершине холма, оборудовали наблюдательный пост, где постоянно дежурил боец с оптикой, благо биноклей на полигоне нашлось немало. У входа в подземелье тоже поставили десантника.

Аркадий показал все помещение полигона. Сооружение оказалось основательным и большим, простиравшимся под землей почти на полтора километра в длину и метров на пятьсот в ширину. Потолок подпирали толстые бетонные сваи высотой метра на три. По бокам по всей длине располагались два закрытых бокса, где и испытывались образцы вооружения. Между боксами стояла куча всяких стендов, столов с различными приборами, станки, рабочие терминалы для сотрудников. За стендами шло огороженное стеной помещение для отдыха, кухня и санузлы, потом — небольшой склад, где хранились заготовки и инструменты. За складом была оборудована стоянка, на которой отдыхали две БМП новейшей конструкции. На вопрос, каким образом они оказались в подземелье, Аркадий ответил, что стоянка имеет раздвижные створки. Правда, в движение они приводятся мощным электромотором, но при большом желании можно открыть вручную. Пологий тоннель ведет в лес, где заезд прикрыт замаскированными дверями. Ещё он сказал, что в прошлом году на полигон притащили вертолет и испытывали на нем новую авиационную пушку. Вертолет потом убрали, а пушка осталась на стенде для доработки и была в боевом состоянии.

На обеих БМП тоже стояло вооружение и комплекс прицеливания, но для использования пока не годилось — все находилось в разработке.

Инопланетные цилиндры вызвали у гения вооружений бурю восторга. Он чуть ли не плясал вокруг них, пока не получил от Арцыбашева увесистый подзатыльник.

— Дима! — осадил его капитан.

— А чего он! — вскинулся Арцыбашев. — Скачет вокруг, как кузнечик. Охает, чуть ли не облизывает. А из них ребят спалили.

На полигоне "нашелся" еще один человек. Его звали Семеном. Он был техником испытательных стендов и в силу своей любви к различным механизмам тщательно следил за их состоянием. Это благодаря его стараниям петли на дверях не скрипели, все всегда работало исправно. Аркадий сказал, что он постоянно на полигоне, вроде как его подобрал начальник пару лет назад, когда тридцатилетний угрюмый и молчаливый человек бомжевал в окрестностях Городища. И теперь он ходил по полигону и все чинил, смазывал и вытирал. И на поверхность, по словам Аркадия, не стремился.

Сам гений уже долго ползал вокруг одного из цилиндров, осматривая его поверхность через увеличительный прибор.

— Черт! — ругнулся он в отчаянии. — Не могу найти признаков соединения. И как открыть этот кожух? Должен же быть лючок, или еще что-то.

Он долго высматривал раструб цилиндра, соскреб немного металлической крошки, изучал ее через приборы, но вскрыть оружие так и не удавалось.

Уже весь отряд, даже девушки, предлагали варианты, как вскрыть корпус, но время шло, а результата не было.

— Я бессилен! — стонал Аркадий, прислонившись спиной к цилиндру, и теребя в руках увеличительное стекло. — Я — убогий тупица!

Подошел Семен. Молча обошел цилиндр, заглянув в раструб, нахмурился и пошел на склад. Вскоре вернулся, притащив на плече длинный лом. Наклонился, посмотрел в раструб цилиндра, провел рукой по его краю, что-то ощупывая, потом молча просунул лом внутрь раструба.

— Оружие надо крепко зажать, чтоб не двигалось, — глухо сказал он.

Цилиндр перенесли на стенд и закрепили.

Техник уперся животом в конец лома, надавил, будто другим концом на что-то нажимал внутри цилиндра

— Помогите мне.

Бойцы подскочили, ухватились за стальной прут и нажали… Послышалось легкое жужжание. Семен тут же вытянул лом и отошел на пару шагов, удовлетворенно качая головой.

— Все. Открыли, — сказал он и удалился в темноту полигона.

Из раструба цилиндра, тихо поскрипывая металлом о металл и блестя глянцем, выползал продолговатый черный ящик, с верхним вырезом. В вырезе покоились какие-то детали различной формы и крупный куб, светящийся изнутри бледно-голубым светом.

— Ух ты! — произнес Аркадий.

Анатолий с любопытством рассматривал ящик, но предпочитал не приближаться.

Сбегав за своим ноутбуком, Аркадий стал фотографировать конструкцию с разных сторон.

— Теперь не мешайте мне, — бросил он. — Все вон со стенда!

Анатолий, начинавший привыкать к привычкам странного парня, увел бойцов из бокса, обронив:

— Гений, когда разберешься — доложишь.

Аркадий только махнул рукой.

Бойцы постепенно обживались в подземелье. Дед Миша облазил все закоулки, а потом улегся на кровать, подстелив сразу два матраса и накрывшись с головой толстым одеялом. Было прохладно. Вере и Кристине подобрали обмундирование на складе, и теперь девушки щеголяли по полигону в камуфляже.

Бытовых проблем хватало. Не работал водопровод, и канализацией пользовались редко, благо противопожарная цистерна была полна. Не было предметов гигиены. Зато на складе нашлись ватники, и ребята накидывали их на плечи, стараясь согреться и поспать. Девчонки суетились на кухне.

Из-за неработающего генератора светили только три лампочки подсоединенные к аккумуляторам, да на стенде, где колдовал Аркадий ярко горел переносной фонарь.

 

 

Анатолий шел к выходу, чтобы проверить пост на вершине полигона, когда ему навстречу из темноты в тусклый круг света шагнул Семен.

— Капитан, — сказал он угрюмо, — могу сделать кухонную плиту. На ней и горячее сготовить, и обогрев будет.

— Действуй, — кивнул Анатолий. — И это… спасибо тебе за помощь.

Угрюмое выражение лица сменилось добродушной улыбкой.

— Обращайся, если что, — пробубнил Семен, снова натягивая обычную хмурую маску.

Капитан вылез на «поверхность» — так они теперь называли наблюдательный пункт на вершине холма. В дозоре дежурил Платон Дробышев. Он, услышав шорох, оторвался от бинокля, оглянувшись на командира.

— Как тут? — спросил Анатолий, подползая.

— Тихо все.

Капитан тоже вооружился биноклем и посмотрел в сторону столицы.

— Будь начеку, Дробышев. И посматривай на небо, вот в том направлении. Эта тишина, думаю, скоро закончится.

Ночь выдалась прохладной и Анатолий поежился от легкого озноба.

— Девчонки обед готовят. Горячий. Поедим — тебя сменим, — сказал он, вспоминая аппетитные запахи готовящейся еды.

— Слышь, командир, — солдат шмыгнул носом. — Озноб какой-то во мне колотится. Я писаться не буду, но очкую по-черному.

Капитан ткнул его в бок локтем и тихо спросил:

— Я побуду с тобой немного. Тебе станет легче?

— Да. Только не подумайте, что я как баба — разнылся, сопли напускал… Но, страшно же...

— Да понятно, — кивнул Анатолий. — Всем страшно, Платон. Страх пройдет, если ты знаешь, для чего живешь и для кого.

— Это как?

— А вот так. Все можно пережить в этой жизни, пока есть для чего жить. О ком-то заботиться… кому-то верить… и кого-то любить.

 

Рукастый Семен действительно сделал плиту из пяти железных листов, сложив их коробом. Внутрь засунул бездымные брикеты, которые горели ярким оранжевым пламенем. Листы нагрелись, и на них можно было вскипятить воду и согреться, усевшись рядом.

Девчонки поставили на плиту варево, похожее на суп, кинув в кастрюлю содержимое пары банок тушенки и гречку. По полигону растекся запах вареного мяса со специями.

Дед Миша вылез из-под своего покрывала, потянул носом.

— Эх, жизнь налаживается! — сказал он, потирая ладони.

Когда похлебка сварилась, все собрались за столом, кроме караульных и Аркадия, запершегося в испытательном боксе.

— Инна, надо оборудовать здесь медицину. Возьми бойца, и сходите наверх. Там, справа от входа в подземелье, был медпункт. Возьмите все, что необходимо оттуда. Вера с Кристиной, на вас кухня. И подумайте над санитарией и по поводу стирки. Сколько мы тут пробудем, неизвестно. Нужны будут в помощь ребята, ну там приколотить что — обращайтесь. Бойцам — собрать все имеющееся на полигоне оружие в одном месте. Осмотреть, посчитать боеприпасы. Старшиной назначаю Пашу Климова. Соберите также обмундирование и снаряжение. Приготовьте сухие пайки.

— А мне что делать? — спросил дед Миша.

— Ты поступаешь в распоряжение к Семену, — сказал Анатолий, подумав. — Посмотри все, что есть на стендах. Покумекайте, как можно использовать. И подождем, что скажет наш гений. Потом будем оружие мастерить против пришельцев.

— Аркадий сделает, — проговорил Семен, не спеша черпая суп из миски. — Он будто не от мира сего. Башка что компьютер. Только руки не из того места растут.

— Очень надеемся, — встал Анатолий. — Не на руки, конечно, а на голову. Пойду, погляжу на гения.

Он направился к боксу и встал у окна, сквозь бронированные стекла наблюдая за Аркадием. ТЗаметив его, тот махнул рукой, призывая присоединиться. Анатолий зашел и встал у цилиндра.

— Очень хорошо, что вы здесь, — сказал Аркадий. — Смотрите.

Он взял деревянную указку и стал водить ей по внутренностям оружия.

— Этот куб — источник энергии, типа нашего аккумулятора, только мощность и емкость я измерить не смог. Нет, знаете ли, таких приборов. Вернее, у наших не хватает шкалы. Вот здесь, рядом, аналог автоматического реле, которое прислоняет к кубу две черные пластины. Видите?

Аркадий нажал указкой на одну из пластин, и они обе двинулись к граням куба.

— Ладно, понял, — поспешил остановить его Анатолий.

— Дальше, — Аркадий поправил очки на переносице. — Как только пластины прикасаются к кубику, начинается зарядка вот этой камеры, а из вот этой коробочки в камеру прыгает малюсенький шарик.

— Ага! Все-таки пуля! — вскрикнул капитан.

— Нет, — поморщился Аркадий, — Скорее эффект поражения как у осколочной гранаты. Шарик нагревается в камере до сумасшедшей температуры. Материал сплава я не разобрал, его нет в периодической таблице. Далее. По длине камеры установлены разгонные… хм, приборы. Они создают магнитное поле колоссального напряжения. Под его воздействием расплавленный шарик летит со страшной скоростью. И я подозреваю, что в полете он ионизируется и расщепляется, образуя, как вы говорили, некий сгусток непонятного вещества, который моментально сжигает все, на что попадает. Причем оружие может создавать более… объемный сгусток за счет продолжительного и мощного нагрева элемента...

Анатолий устало потер ладонями лоб.

— Слушай, гений. А объясни проще… Особенно про объемный сгусток.

— Что же, извольте, — насупился Аркадий. — Магнитное поле внутри не только разгоняет, но и удерживает диаметр нагретого шарика в четких параметрах. Вылетая из ствола, то есть уходя от воздействия поля, размеры шара увеличиваются.

— Тогда почему в воронках ты нашел маленькие шарики? — хмыкнул капитан.

— Материал! — воскликнул Аркадий. — Сплав, из которого сделан шарик, при охлаждении возвращается к своему первоначальному состоянию!.. Хотите понаблюдать за действием этой пушки?

— А мы не разнесем здесь все? — усомнился капитан. — И не обнаружат нас пришельцы во время этого… хм… эксперимента?

Аркадий самодовольно улыбнулся.

— Я вычислил в пушке реостат, который может регулировать мощность нагрева шарика. Видимо, он работает согласно командам, поступающим из системы наведения. Я же могу регулировать его вручную. Вот посмотрите на этот рычажок. Он расположен как раз на реостате, у которого торчит крохотная антенна. Поворачиваю и…

Куб в ящике ярче заиграл голубым светом.

— Еще поворачиваю.

Куб заметно снизил интенсивность своего свечения.

— А вот почти выключил.

Инопланетный аккумулятор стал белым с молочными прожилками на поверхности.

— В конце бокса — толстая металлическая плита. До нее триста метров. Может, рискнем, а? Ведь пока не попробуем, не сможем пользоваться. Инопланетяне, думаю, не сочтут мелкий выплеск своей энергии за враждебные действия местных аборигенов.

Последний аргумент сыграл в пользу эксперимента. Анатолий махнул рукой.

— Пробуем.

Аркадий дал ему большие очки с затемненными стеклами и включил освещение цели. В конце бокса под тусклым светом лампочки высветилась стена с нарисованным белой краской силуэтом.

— Ну-с, начнем, — прошептал гений.

Он проверил еще раз минимальное положение мощности и указкой подвел черные пластины к белому кубу.

Что-то коротко свистнуло, и на мишени появился маленький огненный зрачок, через секунду погасший с легким шипением.

— Ух ты! — воскликнул Аркадий, срывая с себя темные очки. — Вы видели?! У нас получилось!

Гений выскочил из бокса и пустился в пляс, выкрикивая что-то восторженное. На его крики к боксу сбежался весь отряд. Анатолий с удовлетворением посмотрел на своих бойцов и, увидев любопытство в глазах жены, широко и радостно улыбнулся ей.

— Дайте посмотреть, верзилы! — подпрыгивал сзади толпы дед Миша. — Что там?!

— Дед, теперь писец супостату, — сказал Арцыбашев. — Наш гений не обманул, мы теперь при оружии.

 

Семен быстро придумал как соединить рычажок инопланетного реостата с земным переключателем. Теперь смещение пластин к граням куба происходило при нажатии обыкновенной кнопки — правда через пару реле с конденсатором и пальчиковой батарейкой.

Когда Анатолий увидел готовый к бою образец, то присвистнул в удивлении, но тут же вздохнул:

— Громоздко… Гений, а не будет от батарейки излучения? А то шары нас засекут еще на подходе к ним...

— Немного, но фонить будет, — кивнул Аркадий. — Но без батарейки не выстрелить! У нас очень мало времени для того, чтобы придумать другую схему. Будет время — придумаем схему без батарейки.

— Тогда тебе надо подумать, как обезопасить бойцов от выстрелов инопланетных шариков. Иначе нахрен нам нужно оружие, с которым мы не можем подойти к врагу… Ладно, думай пока. Семен, а ты открывай второй цилиндр и всю эту инопланетную лабуду крепи на БМП.

 

Аркадий метался вокруг стола, взъерошивая волосы.

— Я идиот! Я никчемный баран! — стонал он, заламывая руки. — Не найти такого простого решения!

— Гений, успокойся, — остановил его Арцыбашев. — Хорош маячить, лучше сядь.

С легкой руки Анатолия теперь за Аркадием закрепился позывной — "гений". И произносить его стали уважительно.

— Не успокаивайте меня, Дмитрий! Мне так лучше думается.

Арцыбашев сделал большие глаза и отошел. Анатолий сидел за столом и барабанил по нему пальцами.

— Ладно, не буду мешать. Но, Аркаша, нас мало. Без защиты бойцов просто перебьют, и мы ничего не добьемся.

— Я все понимаю, дайте подумать!

Капитан поднял руки в знак согласия, поднялся и пошел на стоянку, где на БМП приспосабливали новое вооружение. Семен, насвистывая негромкую мелодию, орудовал на башне машины. Рядом с гусеницами лежали раскрытые ящички с крепежом, инструменты, и бойцы, повинуясь командам техника, подавали ему то ключ, то холодную сварку или поддерживали деталь, пока Семен ее прикреплял к башне.

— Как дела? — спросил капитан.

— Все ништяк, командир, — ответил Семен. — Сейчас откалибруем наведение и займемся проводкой.

— Сень, ты не забыл про вертикальный угол обстрела?

— Нет, командир, — ответил техник, превратившийся из угрюмого немногословного человека в обаятельного парня. Капитан ещё раньше заметил, что Семен, когда что-то делал, буквально светился радостью. Но иногда темный оттенок печали накрывал его лицо, и техник мрачнел.

— Я нашел! — раздался в подземелье истошный вопль Аркадия. Он бежал к капитану, потрясая в воздухе листом бумаги.

Из объяснений систем защиты капитан ничего не понял. Гений сыпал терминами, незнакомыми названиями и тыкал пальцем в бумажку, которая пестрила формулами и схемами.

— Аркаш, — остановил его красноречие Анатолий, — я ни хрена не понимаю, о чем ты мне говоришь. Вот видишь машину и солдат? Сделай так, чтоб пришельцы их не убили, а БМП всегда была на ходу, и все! Ладно? А, и еще — чтобы эта пушка все время стреляла.

— Она будет стрелять, пока есть энергия. Как пополнять её запасы, я не знаю. Но у меня есть одна мысль.

— Излагай.

— Если выводить из строя шары инопланетян, то запасы источников можно пополнять. Не энергии, а именно источников энергии. Думаю, на шарах такие же аккумуляторы, что и в пушках роботов.

Аркадий был прав в том, что сейчас оружие можно только отобрать у пришельцев. В конце концов пока их борьба сводилась к партизанской войне, к охоте за этими механизмами. А вот вооружившись и набрав людей, можно было думать и о тактической вылазке в логово инопланетян. Конечно, предварительно узнав, где это логово.

— Слушай, гений, все хотел спросить, — начал капитан. — Как ты думаешь, почему пришельцы нас так быстро сделали? У нас что, нет адекватного вооружения? И почему мы проспали их атаки?

Аркадий задумался.

— Я не разбираюсь в стратегии, — поморщился он. — Мне кажется, мы их просто не видели. Материал, из которого сделаны механизмы, не отражает известные нам излучения. Попробуйте навести ракету на то, что она не видит. В кого стрелять? Наши радары слепы. А при визуальном контакте пришельцы в разы быстрее. Вот вы же сумели найти слабое место в их системе наведения.

Внезапно Аркадий замолчал.

— Капитан, вы… вы.., — он замахал руками. — Вы… почти гений. Вы подали мне идею системы защиты наших бойцов! Принципиально новую! Слушайте! Наведение пришельцев работает только на приеме сигналов от колебания электромагнитного поля. Захват и удержание происходит при непрерывной работе источника. Но если сигнал сделать прерывистым и затухающим, то велика вероятность того, что наведение не сможет держать захват, и выстрелы пойдут на упреждение. То есть — в сторону!

— Сделайте из второго цилиндра ручной пулемет, — сказал капитан Аркадию. — И продемонстрируй защиту в действии.

Гений широкими шагами умчался в испытательный бокс.

 

Они не рискнули идти в полный рост, но и не ползли, как раньше, а передвигались небольшими перебежками, прячась за деревьями.

На эту вылазку Анатолий объявил добровольцев. Пойти с ним хотел каждый из бойцов. Капитан понимал, что ребята рвутся на поверхность, чтобы изгнать страх из своего сердца и чтобы боязнь пришельцев не грызла сознание, не покрывала спину и ладони липким холодным потом, но всех он взять не мог. Поэтому Анатолий взял Пашу Климова да деда Мишу — очень уж тот настаивал на своей кандидатуре.

В камуфляже старик смотрелся импозантно, а вооружившись автоматом, и вовсе как настоящий "коммандос" из боевиков. Этакий Шон Коннери из фильма «Скала», только меньше ростом и без седой бороды.

Они шли охотиться на шар пришельцев, который прятался на окраине Городища. Вышли под вечер. Анатолий решил, что серебряный шар будет заметнее в наступающих сумерках.

Прошли мимо своего бывшего лесного лагеря, постояли немного. Это место напомнило о бессонной ночи в ожидании нападения, о страхе и потерях. Теперь они сами были охотниками. По крайней мере, так думали.

План был прост: залечь в полукилометре от шара, и выманить его из логова. Капитан должен был поразить механизм из нового оружия. На подстраховке был Климов с оптической винтовкой, снаряженной патронами с уже испробованной Анатолием начинкой. Заряды смастерил Семен из вольфрамового прута, найденного им на складе. Дед Миша, облачившись под камуфляжем в защиту, придуманную Аркашей, должен был подползти к месту лежки шара и потревожить механизм гранатой, чтобы он взлетел. Потом, когда капитан шар подобъет накрыть механизм брезентом. И эту свою роль старик отстаивал настойчиво, отметая все возражения и скидки на его возраст.

Анатолий с Климовым заняли позиции метрах в двадцати друг от друга.

— Слышь, батя, — шепнул Климов старику, — может быть я пойду?

— Какой я тебе батя? — огрызнулся дед, пожевывая травинку. — Ты смотри, не упусти супостата… Все, командир, я пошел.

И старик ловко заскользил в траве.

Анатолий прижал приклад своего оружия к плечу, сквозь прицел рассматривая возможное место притаившегося механизма пришельцев и поглядывая на ползущего старика. Оружие было несколько раз опробовано на стенде с различной степенью мощности заряда, и капитан был уверен в его эффективности.

Патроны в Пашиной винтовке тоже были сделаны не наобум, как делал сам Анатолий. Аркадий долго колдовал над составом сплава, а потом заряды испытали, стреляя в защитный кожух инопланетной пушки.

Дед Миша подобрался к месту. Через оптику Анатолий заметил бледное голубое свечение в траве и мельком посмотрел в Пашину сторону. Климов тоже заметил шар и показал капитану большой палец, прикладываясь к прицелу. Но старик медлил. Он лежал неподвижно метрах в тридцати от голубого сияния.

— Ну, отец, давай. Уже нужно, — прошептал Анатолий.

Ничего не происходило. Внезапно рука деда Миши поднялась над землей. Круглый предмет полетел в сторону свечения, и не долетев пару метров, упал. Грохнул взрыв, взметнулись комья земли и хлопья серого дыма. Взвизгнув, подпрыгнул над землей серебристый шар с ярко светящейся голубой полосой. Анатолий поймал его в перекрестье прицела и нажал кнопку выстрела. Желтая короткая молния стремительно вонзилась в блестящий бок. Посыпались искры, визг сменился треском, и шар упал на землю. Голубое свечение погасло.

Капитан вскочил и побежал вперед. Тяжелое оружие мешало, сердце колотилось от бешеного впрыска адреналина. Сзади спешил Климов, не опуская дуло своей винтовки. Анатолий бежал, устремив взгляд туда, где лежали поверженный шар и неподвижный старик. В голове колотилось: почему дед Миша не встает? Почему не набрасывает на шар кусок брезента?

— Командир, ложись! — крикнул Климов.

Анатолий будто во сне повернул голову. Около станции, вдали, над землей ярко горела маленькая голубая звезда. Из нее вылетели серые сгустки и ткнулись в землю под ногами капитана. Его швырнуло боком в сторону. Послышались хлопки выстрелов. Анатолий перевернулся, прокатившись по земле, и поднял оружие. Пальцы, повинуясь инстинкту, повернули рычажок увеличения мощности заряда нажали на спуск. Желтый яркий сгусток будто нехотя полетел в сторону звездочки и настиг ее. Она рассыпалась на тысячи мелких искр, оставив лишь облачко белесого дыма, тут же растворившегося в воздухе.

— А-а-а! — заорал Анатолий. — Вот вам, суки! Всех урою! Вылезайте из своей норы! Птеродактили гребаные!

Он двинул рычажок на полную мощность, поднял ствол вверх и, нажал кнопку пуска. Оружие бешено дернулось в его руках, а в сумеречное небо полетел ослепительный заряд, грозно потрескивая мелкими молниями.

И тут кто-то прижал его к земле.

— Берегите боеприпасы, командир, — услышал он сдавленный шепот Климова. — Ещё не время для салютов.

Анатолий пришел в себя и удивленно посмотрел на бойца.

— Все, Паша, отпусти.

Климов поднялся и протянул руку.

— Командир, а почему птеродактили?

— Не знаю, не нравятся они мне, — ответил Анатолий, хватаясь за руку бойца. Тот рывком поставил капитана на ноги.

Они подошли к лежащему старику.

— Забирай шарик, — злясь на свою несдержанность, выговорил Анатолий Климову, а сам склонился над дедом, прислонив палец к его шее, потом повернул тело на спину.

Опущенные веки, полуоткрытый рот и безвольно раскиданные руки. Старик был мертв. Анатолий стиснул зубы и стащил с головы камуфляжную бандану. Подошел Климов со свертком из брезента.

— А тяжелый, зараза, — проговорил он, но, заметив безжизненное тело деда Миши, осекся.

 

Они шли через Городище не таясь и знали, что их видят с наблюдательного пункта на вершине холма. Анатолий нес старика, а за ним топал Климов, перебросив через плечо сверток с шариком. Уже подходя к платформе, Анатолий заметил собаку, сидевшую в глубине разрушенного двора и кивнул ей молча, будто предлагая пойти с собой. Псина послушалась и поплелась следом.

На полигоне их встретили молчанием. Анатолий бережно положил тело деда Миши на пол. Арцыбашев упал на колени перед стариком и осторожно провел пальцами по лицу деда. Встретившись взглядом с капитаном, он порывисто дернул головой, и пальцы медленно сжались в кулак.

Дед Миша умер от внезапного инфаркта, как сказала Инна, осмотрев тело старика, а Дима Арцыбашев тихо плакал, выкапывая могилу. С дедом простились молча, и теперь невысокий холмик невдалеке от полигона скрывался от взглядов в рощице стройных берез...

Лохматому псу наспех дали кличку Шарик, покормили и выделили подстилку в жилом секторе полигона. Он жадно поел каши с тушенкой и молча улегся, уронив морду на подстилку и следя глазами за снующими людьми.

 

Анатолий стоял возле бокса и через стекло наблюдал, как Аркадий и Семен ковыряются во внутренностях сбитого инопланетного шара, когда запыхавшийся от бега Женя Васин взволнованно крикнул:

— Командир, на поверхности роботы!

Капитан сжал челюсти и громко сказал:

— Всем — боевая тревога.

Вот он момент, которого Анатолий ждал, и в то же время не хотел, чтоб он так быстро настал.

Десантники знали, что делать в случае атаки на полигон. Но совсем другое — открытое боестолкновение. Парни, правда, обладали опытом, но тогда, около дома, это было больше похоже на суматоху, чем на осознанный спланированный бой.

Анатолий выбежал на поверхность. Спрятавшийся на краю тоннеля Витя Обухов рассматривал в бинокль сумеречное небо.

— Что там?

— Какая-то летающая платформа, — ответил тот, не опуская бинокль. — Висит в пяти километрах от нас, вон там, на равнине за лесом. С нее выгрузились четыре робота — копии того, что мы встретили у дома в вашем поселке — и двигаются к Городищу. В небе — пара аппаратов, похожих… даже не знаю, на такие… доски, что ли, короткие, но с овальными закруглениями на концах. Один конец светится голубым светом. Они летят над шеренгой роботов, на небольшой высоте, меняя друг друга по краям шеренги.

— Типа ищут, — сплюнул Анатолий. — Не светись зря.

Он обернулся и увидел, как десантники выскакивают из полигона в тоннель и, прижимаясь к стене встают за ним. Лица напряжены, тела согнуты, как сжатые пружины. Шесть молодых парней, для которых этот бой может стать последним. Но бойцы изменились за двое суток. Вместо страха в их глазах — решимость драться до последнего. И не нужно пафосных речей, что за нами страна и все такое. Сейчас они будут драться за свои жизни. И все видели, как падает робот, и разлетается на кусочки ненавистный шар, к которому сутки назад они и подойти не могли.

— Парни, вы знаете, что делать, — прошептал капитан. — Заряды экономьте, их мало. И все время двигайтесь.

— Командир, до роботов километр, — сказал Обухов.

— Я вначале снимаю летающие «бревна». Отвлеките роботов всего на минуту.

— Сделаем, — ответил за всех Смирнов.

Анатолий пробежал к противоположному выходу из тоннеля, вздохнул, поднял оружие и, выскочив из укрытия, бросился по склону холма вверх. Когда зазвучали выстрелы, он бял уже на половине пути. Капитан прибавил ходу и, достигнув вершины, лег на бок, направив ствол вверх.

Над ним выскочили летающие "бревна". С их голубых носов срывались заряды, падая по ту сторону холма. "Бревна" летели немного боком, неторопливо, одно над другим, равномерно посвистывая. Анатолий прицелился в нижний аппарат и нажал пуск, затем не раздумывая, нажал кнопку огня еще несколько раз. Верхнее «бревно» резким маневром назад и вверх ушло от разящего залпа. Нижний же аппарат, выпуская из бока снопы ярких искр, покрутившись, как падающий лист, врезался в землю.

Анатолий вскочил и перемахнул через гребень холма, выцеливая на бегу громадину робота, который частыми залпами своих цилиндров освещал воздух голубыми всполохами. Другие роботы стреляли реже. Капитан привстал на колено и ткнул кнопку выстрела. «Голова» особо ретивого робота разлетелась осколками. Робот протяжно загудел, цилиндры пушек провернулись, и вся конструкция стала медленно разваливаться. Анатолий прыгнул в сторону, перекатываясь на боку. С высоты в склон холма с шипением врезались серые молнии, подняв в воздух куски дерна. Летающее «бревно» плавно выскользнуло в зону видимости и развернулось светящимся концом к капитану. Голубое свечение усилилось, мелькнул серый всполох. Анатолий успел повернуться, повинуясь рефлексу, но тугая горячая волна воздуха приподняла его и отбросила в сторону. От сильного удара о землю капитан выпустил оружие из рук, и оно отлетело. Резкая боль пронзила спину, сбив дыхание. Он закашлялся, глотнув пыль, поднявшуюся от разрывов зарядов, с трудом перевернулся на живот, пытаясь подтянуть колени, и попытаться встать. В глазах застыла мутная пелена. Кашляя, Анатолий потряс головой, стараясь сквозь пелену и пыль разглядеть свое оружие. В уши проникли противный свист, и еле различимое шипение. И капитан почувствовал, что если он не уйдет с линии огня, то серые молнии пришельцев его разорвут, и никакая защита не поможет. Заряды просто пробьют ее на близком расстоянии. Но его мышцы одеревенели, сознание поглотила безразличность, полная усталость. Руки подгибались, сил подняться не было.

Неожиданно в мозг ворвались ровные, оглушительные звуки автоматных очередей. Звон выскакивающих гильз слился со звуками рвущегося металла, визгом ломающихся механизмов и истошным шипением вырывающегося из чего-то то ли воздуха, то ли газа. Потом какофония боя скрылась за напряженным гулом. Капитан поднял голову. Арцыбашев стоял во весь рост рядом с ним. Лицо парня, искаженное злобой и отчаянием, освещалось всполохами огня, мерно вырывающегося из дула. Рот перекосился, глаза сузились в щелочки.

Дима стрелял, раз за разом посылая пули в бок летающего «бревна», которое пыталось подняться и, чадя из пробоин оранжевым паром, крутилось змеей.

Гул в ушах капитана неожиданно исчез, и он отчетливо услышал все звуки. Мышцы налились знакомой силой, сознание обрело уверенность. Из пелены выходил робот, закрутив вокруг себя вихри, которые причудливо разбросали дым вокруг его серебристой туши. Полоса на «голове» зловеще светилась ярко-голубым светом, а раструбы цилиндров развернулись на Арцыбашева.

— Дима, уходи! — прохрипел капитан, кувыркаясь в сторону своего ружья. Он схватил оружие и уже на коленях, двинул пальцем рычажок мощности и нажал кнопку огня, направляя ствол в середину робота. Раздался взрыв, разметав останки грозного механизма во все стороны.

Все стихло.

Медленно оседала пыль и рассеивался дым в наступивших сумерках, шипело паром из пробоин лежащее на земле «бревно» инопланетян. Искрили покореженные останки роботов.

Анатолий оглянулся. Стоявший рядом Арцыбашев не спеша вынул обойму из автомата и виновато посмотрел на капитана:

— Патроны кончились.

Анатолий устало вздохнул.

— Парни! — крикнул он громко. — Выходи кто живой!

Из дыма, из-за обломков стали показываться фигуры бойцов: Смирнов, Дробышев, Климов, чуть позже — Обухов.

— Где Женя? — крикнул капитан, вскакивая на ноги. — Васин!

— Евгений, ты где?! — закричали десантники.

Послышалось тявканье, и к ним выскочил лохматый пес, которого Анатолий подобрал в Городище.

— Шарик? — присел перед ним капитан.

Пес жалобно и коротко заскулил, дернулся во мглу и остановился, как бы приглашая следовать за ним. Анатолий побежал, чувствуя, что произошло что-то страшное.

Женя Васин лежал на краю воронки. Его обугленный бок представлял кровавую рану. В уцелевшей руке был сжат автомат.

Капитан скрипнул зубами и посмотрел на остолбеневших за его спиной парней.

— Денис, всех бойцов на сбор цилиндров. И тащите на полигон.

Ребята не шевелились, молча смотрели на тело своего товарища.

— Я неясно сказал?! — перешел на крик Анатолий. — Выполнять немедленно! Еще ничего не закончилось.

Он знал, что нельзя давать бойцам долго смотреть на тело погибшего товарища. Это когда людей много, смерть не так страшна, она вроде бы далеко от тебя. Хоть ты и пугаешься, но испуг быстро проходит — ведь все происходит не рядом. А вот когда гибнет человек, с которым ты провел бок о бок много времени, когда он вчера сидел и смеялся, когда отряд небольшой, тогда потеря ломает. Смерть будто говорит: сегодня он, а завтра ты. И уже страх холодит виски, завладевает сознанием. Мысль стучит только одна — не хочу, не хочу, не хочу…

— Бегом! — истошно закричал Анатолий.

Пройдет еще время и потери, а они будут — закалят. И тогда бой, как это ни противно, станет обычной работой.

  • Мой ответ реалиста / Serzh Tina
  • Шелковым бантом / Меллори Елена
  • О тёмных властелинах / Махавкин. Анатолий Анатольевич.
  • Вне игры  / Cristi Neo / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Исчезновение / Быков Александр
  • Феникс шестой / Неблос / Сима Ли
  • АККОРДЫ НАСТРОЕНИЯ: НЕЯПОНСКИЕ ХОККУ / Сергей МЫРДИН
  • Отражение / По памяти / Мэй Мио
  • Танго заката / ОТСЕБЯТИНА / Валентин Надеждин
  • Не состоявшийся романс / Виртуальная реальность / Сатин Георгий
  • Пустота не умеет прощать (Лешуков Александр) / СЕЗОН ВАЛЬКИРИЙ — 2018 / Лита Семицветова

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль