Глава 3

0.00
 
Глава 3

Анатолий резко проснулся. Чуть выгнул спину, расправив плечи и покрутил головой, чтобы вернуть чувствительность онемевшим мышцам. Рядом, укрывшись с головой пледом, похрапывал дед Миша. Его ноги торчали снаружи, обутые в старенькие кроссовки "Адидас".

«А дед-то моднючий», — усмехнулся капитан, потянулся, и тут же резкая боль пронзила ногу. Мышцы бедра свело судорогой от долгой и неудобной позы.

Солнце уже распускало свои лучи над лесом, осветив шалаш и края синих в желтый цветочек пледов, усыпанных иголками хвои. Неподалеку на пригорке неутомимый Арцыбашев водил биноклем; похоже он так и не сомкнул глаз. Увидев, что командир натирает ногу, подошел, присел рядом.

— Командир, Денис под утро сменил охранение. Мы не стали вас будить. Васин и Обухов спят. — Он помолчал немного, потом добавил с грустью: — И ничего не случилось, пока все спали. Я все время наблюдал. Никаких признаков движения, даже птицы не летают.

Анатолий облегченно выдохнул: судорога отступила.

— Птички умные, Дима. Они опасность нутром чуют. Вот и затаились. Ты бы поспал немного: у нас сегодня дел невпроворот.

— Я не хочу спать, — Арцыбашев потер лицо. — Нервы, наверное.

— Тогда… давай помозгуем? — предложил капитан, чувствуя, что парня надо занять чем-то другим.

Дмитрий дернул плечами в нетерпении:

— Я готов.

— Вот, смотри, — капитан очистил землю от листьев и хвои, взял тонкий прут и стал рисовать схему. — Вот железная дорога, вот станция, вот дорога через Городище. А вот здесь наш лагерь. По словам деда, вот в этом месте, перед станцией, притаился неприятный шарик. Здесь, на другой стороне деревни, в трехстах метрах от окраинного дома еще один шарик. Между ними километра полтора. По моим предположениям шар стреляет метров на восемьсот, а то и с километр. Ты как думаешь?

— Все верно, — кивнул Дмитрий. — Чтобы не было мертвой зоны при обстреле. Но… эти шарики имеют размер, судя по рассказу, где-то метр в диаметре. Цилиндры, что мы несем, порядка двух метров длиной. Не думаю, что принцип действия оружия разный. Только вспомните, когда у дома робот выбил БМД и стал выцеливать нас, он двинулся к нам ближе. А оружие у него, думаю, мощнее. А подошел он на расстояние метров двухсот, чтобы точнее нас поражать. Помните? Подошел и остановился. Тогда вы с крыши его и накрыли.

— Ладно, — согласился Анатолий. — Тогда почему шарики так раскиданы друг от друга? Зона поражения в полтора километра неэффективна.

— Может быть, пришельцы спешат? — сморщил лоб Арцыбашев. — Ну, накидали свои шарики, где людей больше. Хотя в ваш поселок робот притопал...

Он смотрел на схему, начертанную прутом, и хмурился: его явно что-то не устраивало в собственных размышлениях.

— Стоп! Смотрите, шары лежат возле дороги, которая ведет к железнодорожному полотну! Может, инопланетяне решили разбросать их возле транспортных узлов?

— Возможно, — Анатолий устало прислонился к дереву. — Нам бы точно знать, есть ли третий шарик вот в этом месте, — он показал кончиком прута на железную дорогу в стороне от Городища. — Здесь можно перейти железку, подойти к полигону и разведать, есть ли там дорога, а то вдруг нарвемся на подарок от пришельцев.

— Странные они какие, — после некоторого молчания сказал Арцыбашев. — И чего хотят? Чего добиваются? Неужели так по всей планете?

— Думаю, по всей, Дима. Иначе бы тут ракеты всякие летали, самолеты, вертолеты и еще черт знает что. Они как-то сумели обезопасить себя, ты не заметил? И очень грамотно.

— А как же подземные командные пункты? Там же системы автономные.

— Там генераторы очень высокой мощности. Выведи их из строя, и бункер превращается в консервную банку. И их не так много, этих подземных бункеров, из которых поступают команды в ракетные шахты.

— Я так понимаю, командир, — парень внимательно и с вызовом посмотрел на Анатолия, — что нужен доброволец для разведки перехода через железную дорогу. Я готов!

Капитан улыбнулся.

— Значит, пойдешь вместе со мной. А сейчас попробуй подремать. Тебе надо успокоиться. Чую, эта война надолго.

— Э, ребятки, — раздался ворчливый голос деда Миши. — Я тоже пойду с вами. Местность лучше меня никто не знает.

— Да уж, отец, — капитан отбросил прут, — никуда мы без тебя. Надо теперь взбодриться, умыться и что-нибудь съесть. Эх, кофейку бы глотнуть горячего!

Лагерь потихоньку стал оживать. Из шалаша вылезла Кристина, поправила свои мешковатые штаны и потянулась, выгнув спину. Откинули свои одеяла Обухов с Васиным, потерли припухшие глаза ладонями, с интересом наблюдая за девушкой.

— Эй, парни, не расслабляться, — усмехнулся Анатолий.

Проснулся Дробышев, покрутил головой, смахнул листья с автомата. Капитан поискал взглядом Смирнова и Климова и, найдя, махнул каждому рукой, призывая подойти к шалашу.

Все наспех умылись водой, поливая из фляжки небольшими порциями на руки, и наконец расселись в тесный круг около капитана.

— Значит, так, — начал Анатолий. — Я, Арцыбашев и дед Миша идем на разведку к полигону. Дробышев страхует нас сзади. Всем остальным приготовиться к переходу. С этого места без меня ни шагу. Мы будем недалеко, но все же. В огневой контакт с механизмами пришельцев не вступать, все блестящие предметы спрятать в землю или под одежду. По лагерю не слоняться. Смирнов, ты остаешься за старшего. Охранение отодвинь метров на пятьдесят от нашего расположения. Не шуметь, не кричать, стараться ходить тихо. Вопросы есть?

Бойцы молчали.

— Все. Арцыбашев, Дробышев, дед Миша, готовьтесь к выходу. Проверить оружие и снаряжение...

 

Через полчаса группа была готова. Анатолий лично осмотрел снаряжение каждого разведчика. Снял с седой головы старика кепку и перед уходом, прощаясь с Инной, успокаивающе поцеловал её в щеку.

— Только осторожней, Толя, — умоляюще прошептала она.

— Не тревожься, девонька, — дед Миша вернул кепку на голову. — Я присмотрю за ним.

Они осторожно двинулись к железной дороге. Дробышев немного отстал и шел, часто озираясь и приподнимая оружие. «Быстро учатся парни», — с удовлетворением подумал Анатолий, глядя на него.

Вскоре сквозь деревья замаячила невысокая насыпь, посыпанная бело-серым крупным гравием. Последние метры до полосы отчуждения они проползли. Залегли на краю леса, выходящего к ней редким ельником. Капитан поднял бинокль и осмотрелся по сторонам. Справа виднелась полуразрушенная платформа станции, слева железная дорога уходила вдаль между густых деревьев. Спереди за железнодорожным полотном тоже был лес, но довольно редкий, за ним проглядывала равнина, огороженная высокими столбами, между которых вилась колючая проволока.

— Это полигон? — Анатолий протянул бинокль старику. — Там, впереди.

— Да, — сказал дед, возвращая оптику. — КПП справа, за станцией. Такая большая будка со шлагбаумом. От него идет асфальтовая дорога к двухэтажному зданию. Там у них что-то типа администрации или командования.

— А полигон-то где? — удивился капитан. — Равнина небольшая. Где оружие-то испытывают? Вон в том ангаре?

— Да не знаю я, Толя. Ну, воинская часть стоит, и ладно.

— Место большое, — подал голос Арцыбашев. — Эти шарики вполне могут там прятаться. Но я готов, капитан.

— Давай, Дима, — кивнул Анатолий. — Действуй, как мозговали: чуть прополз — замер, еще чуть, — опять замер. Если что, кидайся в сторону, потом в другую. Чтобы не дать прицелиться системе захвата. И — к лесу, понял?

— Да понял я, — нетерпеливо ответил Арцыбашев и, чуть выждав, ползком двинулся на открытое место. Через три метра он замер.

Анатолий напряг слух, а дед Миша покрутил головой, прищурившись. Ни звуков, ни движения. Все тихо. Только листва тихо прошуршала под порывом ветерка. Арцыбашев пополз дальше.

И так, с перерывами, он почти добрался до железнодорожного полотна. На другой стороне железки открытое пространство зоны отчуждения было меньше, всего метров пятнадцать. И тут Дима неловко задел каблуком ботинка камешек. Он покатился. В тишине звук отчетливо разнесся по воздуху. Арцыбашев испуганно замер около рельсов. Анатолий напряженно вскинул голову. Слух уловил еле различимый свист — тонкий, непрерывный, будто струя воздуха вырывается из кипящего чайника со свистком.

Арцыбашев широко открытыми глазами смотрел на капитана, лежа, только повернув голову в его сторону. Анатолий жестами показал парню, мол, лежи, не шевелись. Тот еле заметно кивнул и замер. Старик дернул капитана за рукав и показал в сторону станции. Анатолий припал к земле и навел бинокль, сверху прикрыв ладонью оптику, чтобы солнечные лучи не попали на линзы.

Около платформы в паре метров над землей парил серебристый шар. От него и исходил непрерывный свист. Капитан попытался его разглядеть. Ему показалось, что посередине шарика по горизонтальной окружности быстро крутится светящаяся нежно-голубым светом полоска, а все остальное остаётся неподвижным. На верхней половине торчал толстый небольшой отросток, словно ручка на бите для керлинга. Шар немного повисел, посвистывая, потом медленно опустился в траву и затих.

— Дима, блин, осторожней! — прошипел Анатолий.

Томительно бежали минуты. Дмитрий, как улитка без раковины переполз через рельсы, и сантиметр за сантиметром расчищая перед собой дорогу, медленно двинулся вперед. Наконец он скрылся за деревом по ту сторону полотна.

— Давай, отец, — толкнул капитан старика. — Только медленно, не торопясь, с остановками. Переползешь, отдохнете немного и двигайте с Димкой к «колючке», осмотритесь там.

— Лады, — отозвался дед Миша, выползая из леса и стараясь ползти по следу Арцыбашева.

Анатолий махнул Дробышеву, наблюдая за стариком. Боец подполз.

— Видел, где шарик? — спросил капитан.

— Да.

— Сиди здесь и жди нас. Не своди глаз с того места. И вокруг посматривай. Когда будем возвращаться, руку подними и обозначь это место ветками или еще чем, чтобы мы не сбились. И остальные пойдут этим же путем.

— А как мы цилиндры потащим, по земле? Вот шуму наделаем.

Анатолий задумался.

— Молодец, верно мыслишь. Но все равно это место пометь и попробуй проползти еще метров пятьсот по лесу от станции вдоль полотна. Только очень осторожно, понял? Поищи там место для перехода, подальше от этого шарика.

— Сделаю, — отозвался Дробышев.

Тем временем дед Миша довольно проворно пересек рельсы и уже приближался к лесочку на другой стороне. Шар не свистел и не взлетал. Анатолий вдохнул и тоже двинулся ползком вперед. Он осторожно, стараясь не задевать мелкий гравий, перебрасывал руки, а потом медленно подтягивал тело. Солнце уже взошло высоко. От напряжения и солнечного жара под камуфляжем взмокла спина, капельки пота падали со лба и щипали в глазах. У рельсов капитан отдохнул немного, с некоторой завистью подумав о старике: и как у него так ловко получилось переползти?.. А главное, быстро.

Сердце часто стучало в груди, отдавая в висках.

«Черт, курить надо бросать», — злился на себя Анатолий, переваливаясь через ближний рельс. Полежав немного на шпалах и успокоив сердцебиение, он перевалился через другой рельс, еще немного полежал, прислушиваясь, взглянул перед собой и удивился титаническому труду Арцыбашева, сумевшего расчистить проход от камней. Проползти следующий участок далось капитану с огромным трудом. Руки одеревенели, тело казалось тяжелым, будто большой мешок, набитый картошкой. Уже в лесочке, уткнувшись в нагретую солнцем траву, он прерывисто отдышался, смахивая пот, который струился по лицу ручьями, и проклинал всех пришельцев вместе взятых. Мышцы рук и ног гудели от напряжения.

— Капитан, ты чего там застыл? — послышался громкий шепот деда Миши.

Анатолий поднял голову и встретился с удивлённым и чуть насмешливым взглядом Димы Арцыбашева, словно говорившим:

«Как это? Наш железный командир выдохся?!»

— Да что-то притомился я с непривычки, — выдохнул капитан, подтянулся и сел на землю. — У вас что там? Есть проход в колючке?

— Бинокля твоя надобна, — улыбнулся старик.

Анатолий кивнул, вздохнул коротко, и они втроем пропозли через лесок. От него было рукой подать до забора из колючей проволоки с покосившимися караульными вышками, что по периметру окружал территорию части. И невооруженным взглядом можно было разглядеть полуразрушенное двухэтажное здание, сгоревшую будку КПП и изрытую круглыми воронками асфальтовую дорогу, соединяющую контрольно-пропускной пункт и здание администрации. За ней возвышался приличный в высоту продолговатый холм, на котором виднелись такие же воронки — круглые, неглубокие, почти одинакового диаметра. Поле за колючей проволокой тоже было усеяно в черный "горошек".

— Что за ерунда? — сказал Анатолий. — Впервые вижу такие следы. Дима, ты что думаешь?

— Да, странно, — отозвался Арцыбашев. — Будто россыпью кинули заряды. Без прицеливания, но много.

— Похоже, что накрывали именно по площади, — согласился капитан, — но зачем?

Он осмотрел равнину в бинокль. Везде, куда ни глянь — яма на яме. На здании администрации крыши не было. Стены, обвалившиеся в некоторых местах чуть ли не до земли, усеивали многочисленные отверстия с черными обугленными краями. Но переведя взгляд на холм, Анатолий кроме привычных круглых ям, увидел прямоугольник и присмотрелся к нему внимательно. Он напоминал собой вход, ранее прикрытый дверью, вместо которой тускнел оплавленными петлями лишь железный дверной наличник.

— Нам нужно к тому холму, — сказал капитан. — Думаю, под ним что-то есть. А может быть, и кто-то.

— Так как подобраться? — спросил старик. — Открытое пространство. Мы будем перед шариком, как на ладони.

Анатолий еще раз повел биноклем.

— Будем обходить колючку и заходить к холму сзади. Нет другого пути.

Они медленно поползли вдоль ограждения, останавливаясь и прислушиваясь.

— Ешкин кот! Я за всю Отечественную столько не ползал, сколько уже за пару дней, — ругнулся дед Миша.

— Ты и повоевать успел? — поинтересовался Анатолий.

— Да, успел. В сорок четвертом прибился к артиллерийскому полку. Пацаном еще был. Снаряды таскал к гаубицам. Я хоть и мал ростом, но силенок у меня хватало.

Наконец они добрались до задней стороны ограждения. Холм начинался буквально в десяти метрах. На его торце, недоступная "взору" шара, красовалась нетронутая закрытая дверь, а на земле за возвышением колосилась нетронутая трава.

— Смотри, Анатолий, — показал старик. — А заряды по касательной кидали, а не сверху.

— Странно, почему люди не укрылись за холмом? — недоуменно спросил капитан. — Такое ощущение, что мы одни воюем.

— Мы прячемся пока, — возразил дед Миша. — Не воюем. И чем можно воевать с этим супостатом? Вот найдем оружие, тогда повылезает народ. Как заходить будем в эту дверку?

Арцыбашев снял с пояса автоматный штык, соединил нож и ножны и, как кусачками, стал грызть нижнюю проволоку на ограждении. Анатолий с дедом придержали концы обрезаемой стальной нити. Справившись, все втроем подползли к двери. Капитан поднялся и толкнул ее. Дверь не поддалась. Он глянул вверх. Земляное сооружение возвышалось где-то метра на четыре.

— Похоже, здесь мы не войдем, — сказал Анатолий. — Сделаем так. Я полезу наверх и буду наблюдать за шаром, а ты, Дима, ползи на ту сторону, там вход без двери. Думаю, эти входы должны соединяться тоннелем. Заползешь и откроешь эту дверь. Если что, я механизм отвлеку.

— Так он вас зарядом накроет! — воскликнул Арцыбашев.

— Вряд ли. Он поднимается вверх метра на два, а высота этого сооружения почти четыре. Земля меня прикроет.

Анатолий полез вверх. С холма обзор был гораздо лучше. И покоившийся в траве инопланетный механизм отчетливо мерцал, как серебристая горошина на зеленом сукне.

«Какая удобная позиция для выстрела», — подумал капитан, наблюдая за шаром и за ползущим Арцыбашевым. Когда он скрылся внутри холма, капитан спустился и тут же услышал звук открываемого засова. К удивлению, открывшаяся дверь даже не скрипнула.

— Товарищ капитан, — зашептал возбужденный боец. — Там, посередине прохода, еще три двери.

Они осторожно вошли внутрь, прижимаясь спиной к раскрошившейся местами бетонной стене. Потолок тоннеля был усеян трещинами. Двери прятались в небольших углублениях. Несколько минут Анатолий разглядывал их, затем провел ладонью по ближайшей.

— Металлические, — сказал он шепотом, чтобы не вызвать эхо, и толкнул правую от них. Дверь немного — и тоже без скрипа — поддалась. Он толкал ее до тех пор, пока не образовалась щель, в которую юркнул дед Миша. Старик пробыл внутри недолго.

— Там, наверное, была казарма охраны, — прошептал он, выбравшись наружу и вытирая пот со лба. — Кровати двухъярусные, на них одеяла, подушки, даже белье осталось. Тумбочки. А в углу — стол и ниша с автоматами за решеткой. Ящики еще есть. Я не совсем разглядел. Темновато и очень душно.

— Вентиляция не работает, вот и душно.

Дима толкнул среднюю дверь, также отошедшую вглубь. Повеяло спертым и пыльным воздухом. Они толкнули дверь сильнее и увидели за ней увидели бетонные ступеньки, уходившие наклонно вниз. Сквозь пыльный мрак можно было разглядеть внушительную заслонку с большим колесом герметизации.

— Думаю, нам именно туда, — показал пальцем на неё Анатолий. — Но сначала посмотрим, что за третьей.

За последней в ряду дверью оказался медицинский отсек с различным оборудованием и шкафами с лекарствами и небольшая комната со столом, кроватью и стеллажами с документами. Ее разглядывали при свете зажженной спички.

Осмотрев, они вернулись к средней двери и спустились по ступенькам, оставив Арцыбашева в тоннеле.

Заслонка открывалась наружу, и Анатолий, взявшись за колесо герметичного замка, попробовал крутнуть. Колесо не поддалось. Он попробовал еще раз с максимальным усилием. Безрезультатно. Анатолий недоуменно уставился на заслонку.

— Чудак ты, Толя, — хихикнул дед Миша. — Замок заблокирован.

— Значит, внутри кто-то есть!

Капитан принялся внимательно осматривать заслонку. Вскоре он нашел похожее на маленький люк углубление, прикрытое толстой металлической задвижкой, вынул нож, стукнул острием и прислушался, затем простучал ритм наподобие кричалки футбольных фанатов и снова прислушался. Ничего не происходило.

Неожиданно что-то скрипнуло, и дно углубления сдвинулось. В темноте прорези забелел человеческий глаз.

— Кто вы? — тихо раздался вопрос. Глаз пропал.

— Мы группа десантников российской армии, — прошептал капитан.

— Что вам надо?

Вопрос заставил Анатолия задуматься.

— Вообще-то мы деремся с пришельцами, — наконец сказал он.

— Ха, и чем деретесь?

— У нас есть их оружие, и мы хотим изучить его. Это же полигон вроде?

В прорези снова забелел глаз.

— Вы сумели сбить шар инопланетян?!

Анатолий удивился осведомленности человека по ту сторону запертой двери.

— Нет. Мы вчера сражались с их роботом. Вывели его из строя и захватили то, из чего он стрелял какими-то голубыми сгустками.

— И чем же вы его? — заинтересовался человек за дверью.

— Из ружья, — ответил Анатолий. — Снаряженного усиленными патронами. И пулями, внутри которых стержень из вольфрамового сплава.

— Ни хрена себе! — прошептал дед.

— А с вами кто? — встрепенулись за дверью.

— Дед Миша, гражданский. Из деревни. Помог нам с ночлегом.

Глаз исчез, ниша в двери закупорилась. Потом колесо замка медленно закрутилось, и через минуту дверь приоткрылась.

На капитана и деда смотрел человек лет двадцати пяти. Худощавый, помятый, в спортивном костюме и тапочках. Продолговатое лицо, довольно крупное, с маленьким носом и очень высоким лбом. Зрачки глаз мерцали за толстыми линзами очков в роговой оправе.

— Здрасти, — сказал старик.

— Меня зовут Аркадий, — представился молодой человек. — Я здесь… работаю.

— Анатолий Сергеевич, — протянул ему руку капитан.

Аркадий посмотрел на ладонь так, будто ожидал в ней что-то увидеть.

— Ну и где оружие робота?

Капитан убрал руку.

— Мы стоим лагерем в паре километров отсюда, в лесу. Цилиндры там. А сюда мы пришли на разведку, посмотреть, есть ли кто живой. Со мной еще три женщины и шесть десантников. Вот один из них, — капитан показал на спустившегося Арцыбашева: тот все же не удержался от любопытства.

Увидев внушительную фигуру бойца, Аркадий поправил очки.

— Вас много, — сказал он. — Системы полигона не работают. Это опасно. Пришельцы могут заметить.

Дима подался вперед.

— И чего? — грозно спросил он.

— Мы задохнемся через пару дней, — ответил очкарик, не замечая угрозы. — Несите оружие, я его изучу. А потом дам инструкцию по использованию.

Арцыбашев оторопел.

— Слышь ты, оружейник, — проговорил он. — Ты чего такой борзый?

Аркадий пытался быстро прикрыть тяжелую дверь, но Дмитрий сумел просунуть ногу в щель и толкнуть его. Молодой человек отлетел назад.

Десантник ринулся вперед и навис над Аркадием, подняв кулак.

— Арцыбашев, отставить! — крикнул капитан.

Боец остановился и с досады шумно выдохнул.

Анатолий вошел внутрь, присев рядом с Аркадием. Дед Миша в это время юркнул в глубину подземелья.

— Знаете, молодой человек, — спокойно сказал капитан сидевшему на бетоне сотруднику полигона. — Вы не очень правильно себя ведете.

Потом тише добавил.

— Ты, Аркадий, кому все это говоришь? Задохнемся… Несите оружие… Ты выйди сам, да отбери эти пулялки у пришельцев. Ты хоть знаешь, сколько парней погибло, ради того чтоб его добыть? Ты хоть видел этих инопланетян?

— Видел, — кивнул Аркадий. — Я даже снял атаку на телефон.

— Да ладно?! — удивился Анатолий. — Покажи. И ты вообще кто?

— Я — гений! — вскинул подбородок парень.

— Хм… так вот, гений. Ты, уж изыщи возможность, чтоб мои солдаты и женщины здесь не задохнулись, хорошо? А мы принесем тебе цилиндры, и копайся в них. Только шустрее! — капитан повысил голос. — Даю тебе сутки, гений. А не сделаешь — отдам тебя вот ему, — он кивнул на Арцыбашева. — В виде груши для отработки ударов ногами.

Аркадий испуганно дернулся. Анатолий поспешил добавить.

— Шутка, — поспешил добавить Анатолий. — Я сам тебя уделаю. Так ты нам поможешь?

Он встал и протянул руку. После некоторого раздумья очкарик схватился за нее.

— Я сделаю, — серьезно сказал он. — И вы увидите, что я действительно гений. Пойдемте.

Поднявшись с помощью капитана, Аркадий повел их вглубь подземелья, освещая себе дорогу механическим фонариком. Из темноты вынырнул дед Миша и присоединился к ним. Пройдя по длинному коридору, они оказались на возвышении, с которого был виден огромный подземный зал, освещенный в трех местах тусклыми лампочками. Под ногами извивались провода, подсоединенные к аккумуляторам, сложенным невысокой пирамидой.

— Я работал всю ночь, — сказал Аркадий, спускаясь по небольшой лестнице, — и весьма плодотворно.

Они подошли к столу, заваленному разорванными обертками от шоколада и печенья. На нем стоял открытый ноутбук. Очкарик сел на стул, остальные окружили его со всех сторон.

Он тронул клавишу, и экран компьютера засветился.

— Я скачал видео атаки на ноутбук, — начал Аркадий, нажимая быстро клавиши. — Вот смотрите.

Видео снималось как раз с вершины холма, под которым находился полигон. Люди — гражданские, солдаты — разбегались в разные стороны. Около станции стояли автомобили, в них открывались двери и народ рвался прочь от места, где висел серебряный шар с голубой светящейся полоской посередине. Звука не было. Внезапно шар с ужасающей быстротой стал стрелять короткими ветвистыми серыми молниями, поражая людей. При попадании человек мгновенно сгорал почти дотла, только ветер выхватывал обрывки ткани и горстки пепла. Автомобиль, получив в капот заряд, странным образом сжался, будто его затягивало в заряд, потом разлетелся снопом ярких белых искр. Уничтожив разбегающихся людей у станции, шар замер на мгновение, потом выбросил облако серых мелких шариков в сторону полигона. Будто невидимое цунами прошло по земле после этого выстрела, стирая все, что двигалось, и разрушая постройки. Картинка дернулась и исчезла.

— Я проанализировал природу этих зарядов, — сказал Аркадий, выводя на экран изображение какой-то схемы. — Это просто… великолепно! Пришельцы, по моим предположениям, используют энергию чрезвычайно высокой частоты, и по своим свойствам она похожа на электричество.

— Ты сказал "великолепно"?! — не удержался Арцыбашев.

— Ну да, — без страха ответил Аркадий. — Я как ученый восхищен технологией. С одной стороны, так все просто! А с другой — технологически безукоризненно. Ведь электричество — самая простая энергия. Сделать на ее основе такое мощное оружие — это невероятно!

Аркадий вскочил, стал быстро ходить вокруг стола.

— Вы только представьте себе! — бормотал он. — Такая высокая концентрация, что даже ее видно. Это как… молния во время грозы.

— Но молния — это как бы разряд между двумя проводниками, — заметил Арцыбашев.

— Вот! — вскричал Аркадий. — Посмотрите, что я нашел в воронке от попавшего заряда.

Он показал серебристый шарик размером меньше, чем обычная горошина.

— Я провел спектральный анализ. О-о-о! — Аркадий взмахнул руками. — В нем куча неизвестных науке элементов! Таблица Менделеева увеличится раза в два!

— Стоп! — крикнул Анатолий. — Выходит, в нас стреляют пулями?!

Аркадий замер, повернулся к капитану.

— В принципе да, — тихо сказал он. — Только природа поражения разная. Тащите быстрей свои цилиндры! Нельзя терять время.

— Погоди, — поднял руку Анатолий. — А как у тебя все работает — компьютер, прибор для спектрального анализа, лампочки?.. Ведь у них же электромагнитное поле.

— Здесь хватает сменных элементов питания, — отмахнулся Аркадий. — И потом, полигон расположен на глубине почти пятнадцать метров под землей, а сверху прикрыт бетонной подушкой метров на пять. Электромагнитное поле здесь не такое сильное, чтобы его обнаружить. Вот если включить главный генератор да открыть заслонки вентиляции, тогда можно. Но на момент атаки полигон не работал: менялись смены. Генератор был выключен, а заслонки закрыты.

— Ладно, — сказал Анатолий. — Арцыбашев, остаешься с нашим гением. Береги его как любимую женщину. Дед Миша, ты тоже присмотри здесь, а я приведу остальных.

 

  • Новый путь / Стиходромные этюды / Kartusha
  • Настоящий / В ста словах / StranniK9000
  • Там на неведомых дорожках... / Стихи-2 (стиходромы) / Армант, Илинар
  • Про котэ / Амди Александр
  • Не грусти, любимая, в разлуке / ОТСЕБЯТИНА / Валентин Надеждин
  • Любовь / Драган Александра
  • Еще одна царевна (svetulja2010) / Песни Бояна / Вербовая Ольга
  • «Ночью», Натафей / "Сон-не-сон" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора
  • Вдохновение / Алиэнна
  • Рая не будет / Ворон Ольга
  • Шепарды-Стрельцовы. Второй месяц на Цитадели / Светлана Стрельцова. Рядом с Шепардом / Бочарник Дмитрий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль