Глава 1

0.00
 
Глава 1

Двумя годами ранее.

 

— Толя, что опять с телевизором?

От громкого крика жены он вздрогнул и выронил сигарету. Белый цилиндрик с тлеющим кончиком плавно полетел вниз с пятого этажа. Анатолий с сожалением проводил его взглядом. Черт, и затянулся-то всего пару раз!

— Инна, не знаю! — ответил он с раздражением. Не то чтобы Анатолий злился. Просто не любил глупых вопросов. Откуда он знает, стоя на балконе, что там с телевизором! Не работает ящик, да и хрен с ним. Не посмотрит очередную серию "Клона". И чего кричать на всю вселенную? И так сериал наизусть знает. Его повторяют из года в год на разных каналах.

Утренний ветерок качнул бельевые веревки. Анатолий посмотрел вниз через перила и, убедившись, что сигарета упала на землю, а не залетела на балкон соседей снизу, шагнул в комнату.

Согнувшись перед стареньким «Самсунгом», Инна тыкала кнопки на панели. Безрезультатно. Ни звука, ни изображения. Только белая рябь.

— Толь, ну сделай что-нибудь, — попросила она.

Он подошел и пошевелил провод от антенны. Никакого результата. Та же рябь на экране.

Полгода назад такое уже случалось. Они просидели пару дней с неработающим теликом. Тогда, как им объяснили в офисе оператора, какие-то пройдохи срезали кусок кабеля — вероятно, чтобы сдать на лом.

— Позвони в кабельное, — посоветовал он жене. — Может, у них опять полкилометра провода стырили.

Инна взяла мобильник.

— Да что такое! Связи нет!

— Хрень какая, — сказал Анатолий, глядя на экран своего мобильного телефона, потом кинул мобильник на диван, взял новую сигарету и вышел на балкон.

Прикурив, он глубоко вдохнул дым и осмотрелся. Поселок будто умер. Не чирикали воробьи и не было слышно вечного гомона азербайджанцев из общежития напротив. Стояла странная тишина. Да еще и сотовая связь не работала. Что-то было не так. Или ему показалось?

Анатолий Воинов, получивший в армии прозвище «Грек», в недалеком прошлом был командиром особого подразделения армейской разведки. Прозвище получил за свой острый нос и вьющиеся длинные волосы. Еще в училище его так окрестил руководитель курса. Выйдя в запас, Воинов женился, переехал к жене в старую "однушку" с такой же старой мебелью и древним холодильником "Север". Помаявшись в поисках работы, устроился сторожем на склад: неразговорчивого и резкого отставного капитана "несуны" побаивались.

Армейское прошлое с походами в Афганистане и Чечне тяжело расставалось с Войновым. Привыкший к долгим переходам по горным тропам в постоянном ожидании боя, он с трудом принимал реалии обычной жизни. Втихаря от жены, в гараже, где простаивали полуразвалившиеся «Жигули» шестой модели, Анатолий вырыл погреб, откуда прокопал ход в густо заросший кустами дикой малины овраг и замаскировал лаз, прикрыв тяжелым деревянным щитом. А в самом же погребе устроил мастерскую, где проводил много времени, конструируя из старого охотничьего ружья переносную малокалиберную пушку и собрая часть походного снаряжения разведчика: консервы — всегда пригодятся; камуфлированный костюм — можно на рыбалку сходить или по грибы… С бронежилетом оказалось сложнее: пришлось изрядно поездить по барахолкам, пока Анатолий не нашел нужное. Все это он делал в силу привычки. Да, и какой же мужик без оружия? Мало ли, вдруг пригодится? Пусть будет, чем потом, когда понадобится, где-то искать. Наркоманов и всяких странных личностей, бродивших около рынка, хватало, да и по телику все время показывают, что в мире неспокойно: то стреляют, то бомбят, то некоторые неадекватные политики за рубежом грозят парадом около Кремля.

К запаху сигаретного дыма прибавился еще один. Со стороны областного центра ветер принес запах гари. Легкий дымок рваными облачками неспешно поднимался над трассой, ведущей к железнодорожному мосту. Пожар? С чего бы? И все же тревога не покидала, настойчиво сверлила мозг ощущением опасности. Неработающая связь, погасшая картинка на всех телеканалах… И тишина.

"Это жжж… неспроста" — подумал Анатолий, вспомнив фразу из мультика про Винни-Пуха.

Гарь, дым, неработающая сотовая, рябь на телевизоре… И все тихо, будто вымерло. А с чего бы в глубинке Подмосковья, в поселке, окруженном болотами и карьерами, с единственной дорогой, петляющей к мосту, будет что-то слышно? Даже если что-то случится, здесь вряд ли узнают первыми.

Экран телевизора погас, щелкнул на кухне отключившийся холодильник.

"Упс… Вот и электричество пропало. Что-то все в кучу"

Взгляд выцепил допотопный дисковый телефонный аппарат, стоящий в углу серванта. Этого салатового монстра Анатолий давно хотел выкинуть: все равно они им не пользовались. Но аппарат был исправен и подключен к телефонному кабелю.

"А что противник прежде всего выводит из строя при наступлении? Правильно. Системы связи и энергообеспечения"

— Инна! Позвони в регистратуру поликлиники с городского телефона.

— Зачем? — не поняла Инна.

— Просто набери номер, — настойчиво попросил Анатолий, всматриваясь в облака поднимающегося дыма. — Пожалуйста.

Не хотелось объяснять жене, что полиция, пожарники и МЧС будут выяснять причину звонка, если связь работает. А в регистратуре могут послать куда подальше, да и ладно.

Жена подняла трубку, прислонила к уху и недоуменно посмотрела на телефонный аппарат.

— Что за день сегодня? Ничего не работает!

Анатолий щелчком отправил сигарету с балкона.

— Инна, собирай паспорта, деньги. И немедленно одевайся!

— Да что случилось-то?! — вскрикнула она, хватаясь за пояс короткого халатика.

Он уже заскочил в комнату и натягивал на себя спортивный костюм, одновременно заталкивая в рюкзак разную хозяйскую мелочь.

— Не знаю! Но случилось. Инна, живей!

Так бывает, когда чутье подсказывает о приближающейся опасности. Когда вслед за тишиной небо пронзает молния и раскат противного грома бьет по нервам.

Она послушалась, положив в сумку документы и деньги. Потом стала одеваться.

— Белье спортивное надевай, — сказал Анатолий, стоя у двери балкона и увидев, что жена перебирает кружевные лифчики. — Вдруг побегать придется. Натрешь себе все нахрен.

Инна фыркнула, но спорить не стала. Наконец оделась, взяла расческу.

— Все, — Анатолий подхватил ее за руку. — Некогда марафет наводить. Потом.

Они сбежали по лестнице и выскочили из подъезда. У дороги кучковались люди, что-то обсуждали и тыкали пальцами в сторону города; показывали друг другу свои мобильники, ругали сотовую связь, президента и еще непонятно кого. Около автобусной остановки маршрутные «Газели» встали в ряд. Водители, вскочив на подножки кабин, смотрели вдаль.

Анатолий на секунду остановился, посмотрел вдоль дороги. Она пронизала весь поселок сплошной чертой и поворачивала к мосту у фетровой фабрики. Между нею и станцией, расположенной около моста, приютилась старенькая заправка. Анатолий проезжал мимо неё два раза в день, когда ехал на работу и с работы домой. Хозяева отделали ее по-новому и оснастили современными аппаратами, но резервуары под топливо торчали над землей древними люками, еще с колесиками герметизации. Солнце взошло высоко и светило по-летнему ласково, ярко, но у моста его лучи словно упираясь в невидимую преграду, искажались и преломлялись. Непонятные блики колыхались на ветру.

Он дернул жену за руку и быстро пошел к гаражам, затем интуитивно перешел на бег. Инна не отстала. Подбежав, Анатолий быстро отпер дверь пристанища для автомобиля, толкнул жену внутрь и посмотрел в сторону фетровой фабрики. В том месте, где была заправка, поднимался черно-бурый гриб дыма. По воздуху прошелестел далекий раскат взрыва.

Инна вздрогнула и испуганно посмотрела на мужа. Он запер дверь гаража, и, подсвечивая себе фонариком, поднял металлическую плиту, скрывающую вход в погреб.

— Спускайся.

Подождав, пока жена скроется в погребе, Анатолий спустился сам и подвесил фонарик на крючок в потолке. Тусклый свет выхватил из темноты стеллажи с обмундированием и экипировкой. В углу заблестел ствол ружья.

— Толя? — пролепетала жена.

— Не сейчас, — сказал он, переодеваясь в камуфляжную форму. — Ты тоже облачайся. Комплект твоего размера справа.

Она выронила сумочку. Та негромко стукнулась о бетонный пол. Послышались всхлипывания. Анатолий бережно обнял жену и зашептал ей на ухо:

— Инночка, милая моя, не раскисай. Не надо. Ты же у меня сильная девочка. Я сейчас отлучусь ненадолго, а ты спокойно одевайся. И собери в рюкзачок самое необходимое.

— Толечка, не уходи. Я боюсь.

— Инна, не бойся. Тебя здесь никто не увидит. Соберись и притаись, как мышка. Я выгляну, осмотрюсь — и тут же к тебе. Хорошо?.. Никто, кроме меня, не знает про этот погреб и вход в него. Так что не бойся. Фонарик оставляю, но не жги его напрасно. Если что, подключи к аккумулятору. Он там стоит, в углу. Рядом — провод для фонарика. А лучше всего свет выключи, сядь вот на стульчик и жди меня. И наберись терпения.

— Толя, не уходи, — зашептала она в ответ. — Я очень, очень боюсь. Вдруг ты не вернешься?

— Что ты говоришь? Как я могу не вернуться?.. Прошу тебя, потерпи. Я только осмотрюсь быстренько. Хорошо?

Он нежно поцеловал ее в мокрую от слез щеку. Инна кивнула. Анатолий прихватил бинокль, ружье и отодвинул деревянную заслонку в стене.

— Буду возвращаться — стукну три раза, — сказал он, втискиваясь в лаз.

 

 

Он вылез на склон овражка, вжался в землю и прислушался выжидая. А что, если ему померещилось и нет никакой опасности? Анатолий с усмешкой представил, как он нелепо выглядит в своем камуфляже и с самодельным оружием в руках. Что, если происходящее — просто череда случайностей? Но опыт подсказывал, что связь полностью не вырубается просто так, и вместе с ее отключением не взрываются резервуары с бензином.

Послышался хлопок, будто далекий выстрел из малокалиберной пушки, затем — свист и редкие очереди из автоматов. Черт, все-таки он не ошибался! Но почему так неожиданно? Ведь и столица недалеко. Военные проспали, что ли? Да и напал-то кто?!

Он прикрыл вход в лаз маскировочным щитом, не спеша провел по лицу специальным карандашом, рисуя темные полосы, затем прокрался вдоль оврага к концу линии гаражей, поднялся к краю; стараясь не ломать кусты, лег на живот и направил бинокль на свою пятиэтажку.

Даже несмотря на то, что она была короткой, всего на четыре подъезда, Анатолий видел немногое: фасад, левый торец, кусок неширокого поля, куда выходили окна их с Инной квартиры, начинавшийся за ним ельник, который километров через десять выходил на песчаные карьеры… Сейчас оттуда одна за одной выныривали боевые машины десанта. С них соскакивали солдаты и разбегались по сторонам, падая на землю и наводя автоматы вверх. Туда же разворачивались пушки на башнях машин, будто выцеливая верхний торец дома.

Анатолий повел биноклем в ту сторону и едва не уронил его, не веря своим глазам, затем провел ладонью по лбу, одгоняя наваждение, и вновь поднес бинокль к глазам.

Рядом с домом, частично скрытое правой стороной фасада, возвышалось нечто. Сверкая на солнце серебром массивный овал парил над землей, поддерживаемый снизу двумя связками мелких шаров, крутившимися по часовой стрелке, как колеса, упавшие плашмя. Сверху над овалом висел шар с прорезью, откуда лился серо-голубой свет. По бокам верхнего шара дрожали цилиндры, похожие на камеры слежения.

Анатолий увеличил резкость и заметил, что шары и цилиндры хоть и держатся вокруг овала, но не имеют видимых связей между собой. Конструкция висела над землей, каким-то чудом не рассыпаясь.

Рявкнули пушки БМД. Верхний шар увернулся от снарядов, но несколько попаданий пришлось в центральный овал. Он конвульсивно дернулся. Срикошетив с противным звоном, снаряды улетели вверх. Прорезь на верхнем шаре расширилась и засветилась ярче, а из цилиндров с ужасающей частотой начали вылетать короткие и ветвистые сгустки грязно-серого цвета. Через секунду боевые машины превратились в оранжевые снопы разлетающихся осколков. Затрещали автоматы десантников. Пули, как горох, сыпались на овал, не причиняя тому вреда. Нижние шары закрутились интенсивней, и конструкция медленно двинулась на солдат, постепенно скрывшись за пятиэтажкой.

Анатолий вскочил и рванул к своему подъезду. Он не задохнулся на бегу, организм заработал четко — руки, ноги не делали лишних и неловких движений, а в глубине сознания просыпались рефлексы профессионального военного.

На бегу он прицепил к оружию обойму с пятью зарядами. Они были особыми, сделанными вручную. Каждая пуля в заряде имела сердечник из вольфрамового сплава, и теперь «бронебойные» заряды, сделанные скорее из любви к таким "игрушкам", могли пригодиться.

Анатолий увидел перевернутые и покореженные маршрутки, обугленные тела людей, еще недавно стоявших на остановке. Он не задавал себе вопросов. "Что это? Как это? Почему так случилось?"

К чему вопросы, если уже все случилось, и неизвестный враг корежит танки, убивает солдат и мирных жителей. Теперь все действия подчинены только одной цели — уничтожить этого врага. Или попытаться уничтожить. И пусть опыт подобных действий был давно, но он был.

Анатолий забежал в подъезд и, перескакивая через несколько ступенек, бросился наверх по покрытой гарью лестнице. На площадках то и дело встречались дыры в стене — с рваными краями от пушечных снарядов и с ровными оплавленными краями, видимо, от сгустков выпущенных зарядов шаровой конструкции. Возможно, робота. И как эта хрень из шаров работает? Что за технологии такие? И чьи? Японские? Американские? Да нет! Не может быть!

А что, если это пришельцы? С других планет и из других миров… Анатолий остановился, испугавшись собственных мыслей, и тут же погнал себя дальше. Ну и ладно. Кто бы это ни был, теперь — враг.

Он выскочил на площадку пятого этажа с надеждой, что лестница на крышу не пострадала. Так оно и было: чуть искривлена, но целая. Анатолий передохнул секунду, и выбравшись на крышу, осмотрелся.

Шаровой серебристый робот методично и шустро отстреливал десантников из своих цилиндров. Солдаты метались по полю, будто не зная, что им делать.

— Вояки, мать вашу! — прошептал бывший капитан, подползая к краю крыши. Он знал, что любое автоматическое оружие имеет слабые стороны. Похоже, этот робот имел мертвую зону обзора именно сверху. Верхний шар крутился, наклоняя светящуюся прорезь под разными углами, но сейчас он был занят солдатами на земле, а прорезь, очевидно, служила для наблюдения и поиска целей. Первым делом оружие надо лишить возможности наблюдать и прицеливаться. Значит, поразить верхний шар.

Некоторые десантники, выстрелив, быстро меняли свою позицию, и серые сгустки уже не попадали в солдат, а взметали землю рядом. Солдаты падали, но вскоре вставали и снова пытались из автоматов пробить броню серебристого монстра. Пули щелкали по нему, как горох по деревяшке. Некоторые рикошетом попадали на крышу, взбивая гудрон в опасной близости от Анатолия.

Вертящийся шар с прорезью был в десятке метров и чуть ниже пятого этажа. Анатолий мягко послал патрон в ствол, стараясь бесшумно двигать затвор самодельной пушки, прицелился в шар, твердо прижав приклад к плечу, выдохнул и нажал спусковой крючок.

Грохнул выстрел. Пуля взметнула сноп искр на поверхности шара. Анатолий двинул затвором. Выстрел. Вновь перезарядка, еще выстрел. Перезарядка, выстрел.

— Твою мать! — прошипел Анатолий. Пули бились о серебристую поверхность, лишь высекая искры.

Верхний шар закрутился быстрее, и весь робот остановился. Кто-то из десантников ударил из гранатомета. Граната попала точно в прорезь на шаре и оглушительно взорвалась. Противно засвистели осколки, один ткнулся Анатолию в бронежилет. Подбитый шар истошно засвистел, вращаясь все быстрее. Анатолий тщательно прицелился, стараясь метить в то место, куда уже попадали его заряды. Выстрел.

Сноп искр струей метнулся вверх, поверхность на шаре покрылась трещинами. Анатолий спешно поменял обойму, перезарядил ружье. Выстрел. Выстрел. Выстрел.

Загудели внутри овала механизмы, один из цилиндров повернул тупое рыло к крыше.

— О, епт! — бывший капитан кувыркнулся в сторону. Припав на колено, прицелился. Выстрелил.

Пуля пробила верхний шар. Он оглушительно треснул, но не разлетелся. Из него посыпались ошметки, что-то полилось на овал, оставляя грязные разводы на серебристой поверхности. Робот замер. Прорезь в верхнем шаре погасла и исчезла. Из пробоины с шипеньем вырвались беспорядочные голубые всплески огня и струя оранжевого пара.

Шары снизу овала остановились. Первыми на землю упали цилиндры, затем овал медленно накренился и стремительно рухнул, а сверху свалился пробитый шар.

Все стихло, только издалека доносился негромкий рокот. Где-то еще шел бой. Анатолий глянул вниз. К поверженному роботу, лежащему грудой серебристого хлама, подходили оставшиеся в живых солдаты, посматривая на крышу дома. Анатолий торопливо спустился по лестнице, вышел из подъезда. Трясущимися пальцами достал сигарету, долго щелкал зажигалкой. Прикурил и, сощурившись, посмотрел вверх.

По светлому голубому небу проплывали рваные облака черного дыма. Ни души вокруг, только треск догорающих деревьев и запах паленого человеческого тела. Он сплюнул, успокоившись, и побрел за угол дома, туда, где лежал робот, еще не так давно щедро даривший смерть.

Десантники вскинули автоматы, когда Анатолий вышел из-за угла.

— Опустите стволы, парни! — крикнул солдатам бывший капитан. — И отойдите от этой штуковины.

Подчиняясь властному голосу, они отошли, продолжая крепко сжимать оружие и недоверчиво посматривая.

— Кто у вас за старшего? — спросил Анатолий, глядя на сбившихся в кучу парней.

Бойцы переглянулись.

— Был взводный. Летеха. Накрыло его, — сказал кто-то.

— Я не спрашиваю, кто был. Я спрашиваю, кто сейчас командует.

После недолгого молчания послышался раздраженный ответ:

— А сейчас вы тут командуете… Вроде.

Анатолий поискал взглядом ответившего за всех солдата. Невысокий крепыш с окровавленными светлыми волосами дерзко ухмылялся, склонив голову на бок..

— Фамилия, боец.

— Смирнов, — глухо ответил крепыш.

— Вот и будешь старшим, Смирнов. И что расслабились-то? Или думаете, что такие роботы поодиночке бродят? Не слышите? — он показал рукой в сторону, где раздавалась канонада. — Бой идет. Так что, парни, мы на войне. Смирнов, командуйте.

— А что командовать-то?

— Вы солдаты или где?! — грозно выкрикнул Анатолий. — Отрядите боевое охранение. Соберите боеприпасы. Подберите оружие.

— Мы всего месяц как призваны, — ответил Смирнов, посматривая на своих товарищей. — Только присягу приняли. Не обучены еще.

— Так учитесь, черт возьми!

— Мы не подписывались на такую хрень, — угрюмо сказал высокий парень с лицом уверенного интеллигента.

Анатолий подошел к нему.

— А ты что хотел? — зашептал громко в интеллигентное лицо. — Чтобы тебе подгузники меняли? Или сопли с задницей вытирали? Ты на них посмотри! — Анатолий перешел на крик, показывая на исковерканные БМД и сгоревшие тела десантников. — А они подписывались на это?! Еще вчера они знали, что будут лежать здесь?! А ты не думал, что мог оказаться на их месте?

Анатолий плюнул ему под ноги.

— Разнылся, как баба!

Интеллигент вскинул автомат, но, Анатолий, перехватив оружие, с силой толкнул парня в грудь. Не устяв, тот упал.

— Кто еще не подписывался?!

Солдаты стояли молча — кто понурив голову, кто отвернувшись. Это было неплохо: раз молчат, значит не хотят поддаваться испугу.

Анатолий подал руку интеллигенту.

— Тебя как звать?

— Дмитрий, — ответил тот, хватаясь за протянутую ладонь.

— Вот что, Дима, — Анатолий рывком поднял парня на ноги. — Ты можешь бояться, ты можешь писать в штаны и дрожать… но при этом должен стрелять во врага. Даже закрыв глаза от страха. Это наша с тобой обязанность, понял? Защищать людей от заразы, которая выползла неизвестно откуда. Потому что те, кто может это делать, лежат обугленными трупами. Ты хочешь быть трупом?!

— Нет, — тихо ответил Дмитрий.

— Я не слышу тебя, солдат!

— Нет!

— Вот и ладно, — улыбнулся Анатолий и, прищурившись, прислушался. Гудевшая вдали канонада стихла.

— Смирнов, командуйте, — повторил он, пересчитывая солдат. Вместе с ним осталось четырнадцать. Они начали приходить в себя, понимая, что надо что-то делать, а не стоять толпой в чистом поле.

— Там, за домом — гаражи. За ними — овраг. Пока посидим в нем, покумекаем, как дальше жить будем, — предложил бывший капитан.

Пока десантники подбирали оружие и боеприпасы, Анатолий присел рядом с одним из цилиндров, из которых робот выплевывал сгустки. Серебристая трубка была метра два длиной и приблизительно полметра в диаметре. Он прикинул на глаз толщину стенок, осматривая с некоторого расстояния раструб этого цилиндра, затем встал, взял лежавший на земле автомат, подошел к трубе ближе и потрогал ее прикладом оружия, потом слегка толкнул.

Цилиндр легко поддался на прикосновение, откатившись по земле. Не взорвался, не стрелял: откатился, как легкая трубка.

Стоявший рядом Смирнов удивленно наблюдал за действиями Анатолия.

— Хотелось бы узнать, чем в нас пуляют эти странные роботы, — задумчиво произнес бывший капитан. — Оружие врага надо знать досконально.

Он осторожно потрогал цилиндр ладонью.

— Странно, холодный… Слышь, Смирнов, а кто из наших шарит нормально по физике?

Десантник задумался.

— Арцыбашев должен. Он — с четвертого курса какого-то технического универа.

— Зови, — сказал Анатолий, приседая на корточки у трубы.

Подошел солдат с интеллигентным лицом.

— Как думаешь, Дмитрий, почему эта труба чертовски холодная, хотя десять минут назад извергала энергию? Да и лето на дворе. Вон, солнце вовсю палит.

Арцыбашев присел рядом и внимательно посмотрел на оружие.

— Не знаю, — тихо сказал он. — Наверное, труба с охлаждением. Я не очень шарю. Но страшно, блин! Будто плазмой плюется.

— Понятно, — сказал Анатолий. — И чему вас только учат в этих университетах? Пиво пить да девок щупать...

Арцыбашев вскочил:

— Знаете что? А не пошли бы вы...

— Нет, Дим… Не пойду, — возразил Анатолий. — Да пойми ты, дурилка, ружье-то у меня всего одно, и зарядов к нему немного. Автоматы ваши — что пукалки против слона. А без оружия мы как тараканы под тапком. Ну-ка, давай приподнимем эту штуковину.

Они встали по разные концы цилиндра, подхватили его снизу и легко подняли.

— Все, кладем обратно, — скомандовал Анатолий и снова присел, разглядывая необычное оружие.

— Что-то легкий, а, Дим?

Арцыбашев присел рядом.

— Простите, а как вас зовут?

— Анатолий Сергеевич. Можно просто Анатолий.

— Вы военный?

— Бывший. Капитан в отставке. Командовал разведвзводом. Давно.

Арцыбашев кивнул, поглаживая цилиндр.

— Анатолий, а вы заметили, что части робота не соединены чем-либо, а как бы висели в воздухе? И все же механизм работал.

— И что?

— А то, — Дмитрий усмехнулся. — Возможно, источник энергии внутри овала. И подавалась энергия на цилиндры не по проводам, а по воздуху.

— Беспроводная передача энергии? Хорошая версия. Многое объясняет. Но это вряд ли.

— Почему?

— Это оружие, друг мой. Передавать каждый заряд по воздуху нетехнологично: слишком сложное и дорогостоящее техническое решение. Внутри цилиндра должен быть накопитель энергии, а когда он разряжается, то энергия пополняется уже из овала, — спокойно ответил Анатолий. — И, скорее всего, автоматически. Мне неясно одно: как эти пушки держались возле "туловища"? Да, и "голова" робота и "ноги" его тоже не имели видимых связей с "телом". И черт возьми, из чего сделано это чудовище, что снаряды БМД его даже не поцарапали? А ведь стреляли почти в упор.

Оба посмотрели на лежащий серебристый овал. Тот выглядел внушительно, возвышаясь над землей до третьего этажа дома.

— Черт, не утащить нам весь этот хлам! Ладно, мы еще вернемся, — Анатолий повернулся к Смирнову. — Давай, по паре бойцов на каждый цилиндр. Пусть несут в овраг. И сворачиваемся со сборами: и так время потеряли. Не ровен час еще один робот пришлепает сюда, а нам и отбиться нечем. Шустрее, парни! За мной!

Они двинулись к гаражам, затем осторожно, стараясь не ломать кусты, спустились в овраг, где замаскировали цилиндры ветками и устало расселись вокруг них, побросав каски и бронежилеты...

— Вот что, парни, — сказал Анатолий после недолгой передышки. — Вся эта кутерьма непонятна. Расскажите мне, желательно в деталях, что делали ваши отцы-командиры с самого утра. Какие приказы отдавали и вообще...

Бойцы задумались. Их еще мучили страх и беспомощность, но неожиданное появление мужика с ружьем, его властный голос, и, главное, то, как он сумел снести роботу "черепушку", вселило уверенность в том, что еще не все так безнадежно.

— Кстати, обращайтесь ко мне либо по имени, а зовут меня Анатолий Сергеевич, либо по званию. Пусть я и в отставке, но капитан. Пока не встретим кадровую часть, командовать нашим подразделением буду я.

Солдаты покивали. Хочет мужик, так пусть командует, раз умеет.

— Рядовой Смирнов будет моим заместителем. Теперь докладывайте по очереди, кто чего видел и слышал. И познакомимся заодно. Смирнов, начинай!

— Подняли нас по тревоге, где-то в половине шестого утра, — начал он. — Выстроили на плацу. Наш комвзвода припозднился на построение, я помню, он бежал, на ходу застегивая портупею. Командиры тусовались вокруг комбата, и о чем-то базарили. Потом приказали надеть броники и взять боекомплект. Мы еще у «замка» спросили, типа, что случилось. А он так нервно тряс головой и ответил, что сам пока ничего не знает. Мы тусовались на плацу пару часов, пока нашему взводу не приказали грузиться на БМД и выдвигаться. Летеха наш все крутил головой, они перед посадкой о чем— то с «замком» кумекали, летеха все в карту тыкал пальцем. Ну, расселись на броне и двинули. Даже паек не выдали. Сержант, вроде, говорил, что на позиции выдвигаемся. У взводного рация была, он все на ходу с кем-то разговаривал. Останавливались часто. Ждали чего-то подолгу. Потом шустро так в направлении вашего городка поехали. Летеха по рации орал как бешеный. Мы с шоссе свернули, проехали немного, а позади нас по воздуху какие-то две штуковины пролетели. Они еще засвистели противно в воздухе, и я обернулся...

— Как выглядели?

— Не успел их разглядеть. Что-то серебристое такое, продолговатое. Мы еще зашумели тогда, никто же не видел отчетливо. Так вот, едем. Комзвода все в рацию орет, да ему, похоже, не отвечал никто. Потом к карьерам выскочили и за лесом увидели этого монстра. Взводный скомандовал атаку. А потом… вы все видели.

— В какой БМД ваш взводный сидел? Может карта осталась?.. В планшете или что там у него было.

— Я осматривал ту машину, — подал голос еще один боец, сгорбившийся от усталости.

— Представьтесь.

— Рядовой Васин. Евгений меня зовут.

— Говори.

— Выгорела внутри. Дотла, — Евгений дергал губами от напряжения, словно готов был разрыдаться. — Я копаться не стал. Труха там вилась да железо оплавилось. Боезапас, наверное, грохнул. Бумаг там точно не было...

— Товарищ капитан, как думаете, кто на нас напал? — спросил парнишка с вихрастым чубом и круглым веснушчатым лицом, измазанным копотью и грязью. — Простите. Рядовой Павел Климов.

— Не знаю, Паша, — вздохнул Анатолий. — Пытаюсь разобраться.

— Сдается мне, джентльмены, что это инопланетяне, — криво усмехаясь, произнес еще один боец, коренастый, широкоплечий, стриженый наголо. — Виктор я. Обухов.

— Очень похоже, что ты, Витя, недалек от истины, — Анатолий потер подбородок. — Только вот с какой целью они нас убивают?

— Да какая цель! — мотнул головой Обухов. — Всех перебить и Землю себе оттяпать.

— Их технологии, — возразил бывший капитан, — позволяют перебить нас с воздуха, но они атакуют с земли. Если бы они хотели уничтожить, то сначала бы провели массированный удар по крупным городам, а потом зачистили бы с помощью роботов. И эти роботы должны были идти шеренгой, чтоб как гребешком пройтись по планете. Но мы пока видим какие-то точеченые атаки, будто интерес какой имеется. Здесь один механизм. Там был еще шум боя, да пара штуковин пролетела. Не похоже на истребление.

— Тогда что? — вскинулся Смирнов.

— Не знаю, Денис. Не знаю. Пытаюсь узнать, но информации мало.

— Рядовой Платон Дробышев, — поднял вверх руку боец, сидевший чуть поодаль. — Пацаны, это инопланетяне. Зуб даю. Нет у нас технологий, когда части висели бы отдельно, но действовали как одно целое. Анатолий прав. Им не нужна Земля. У них какая-то конкретная цель. Возьмут что им надо и смоются. А вот придут ли еще раз? И как долго они собрались здесь ковыряться?

Анатолий кивнул, одобряя ход суждений бойца. Тот продолжил:

— Может, решили базу создать, типа колонию. Выбрали место, приземлились. Теперь спокойно расчищают себе территорию. Потом обнесут забором — и все. И будут раз в год вылезать, людей пострелять. Развлекаться.

Конечно, сказанное Платоном было фантазией, но после его слов все долго молчали.

— И что? — сказал Васин. — Подумаешь, забор! А мы их ядерной ракетой шлепнем.

— Ага, ракетой, — ухмыльнулся Дробышев. — Что-то и не видно этих ракет. Сейчас два часа дня. Прошло восемь часов, как нас подняли по тревоге. За это время можно все разузнать и рассчитать. Я так понимаю, что инопланетяне не идиоты. Прежде чем атаковать, они провели разведку. И наверняка выяснили, чем мы обладаем. Снесли спутники, разрушили связь...

Он почесал макушку:

— А робота зачем-то послали, это факт. И если мозгами раскинуть, то на кой хрен сюда засылать робота? Что ценного в этой территории? Лес да карьеры...

Бойцы вопросительно посмотрели на Анатолия.

— А хороший вопрос! — задумался он. — Фетровая фабрика вряд ли нужна им. Комбинат по производству минеральных удобрений… химзавод...

— А что выпускают на заводе? — оживился Дробышев.

— Вроде кислоту. Не знаю, серную или соляную. Кто силен в химии?

— Я интересовался химией, — сказал Васин. — В школе.

— Эх, интернета нет! — воскликнул Смирнов. — Сейчас бы «погуглили».

— Ты, Жень, мозги напряги, — Анатолий сунул травинку в зубы и пожевал. — Нам важно понять. Про кислоты всякие.

— Я, товарищ капитан, точно не могу сказать, но вроде серная кислота применяется при обработке металлов… Или соляная...

— А что ему напрягать-то? — подал голос Арцыбашев. — Если напрягать нечего.

— Дим, а не помолчать ли тебе? — предложил Смирнов грозно.

— А ну угомонитесь, пацаны! — пресек Анатолий. — Не до выяснения сейчас, у кого мозгов больше. А вам, Дмитрий, если есть что сказать, так говорите, а не обвиняйте своего товарища в глупости.

Арцыбашев поджал губы:

— Серную кислоту можно применять в аккумуляторах, как электролит. И ею обрабатывают руду при добыче редких элементов. Например, урана.

— А вот это уже интересно. — задумался Анатолий. — И как добывают эту кислоту?

— Сжигают серу или пирит, а потом сернистый газ взаимодействует с водой, — ответил Арцыбашев. — И получают концентрированную кислоту. Кстати! Ведь из шара пролилось что-то маслянистое, когда вы его пробили. Очень похоже...

Анатолий встал, посмотрел в сторону недавнего сражения и потер лоб ладонью.

— Ну, допустим… допустим… допустим.., — забормотал он. — Допустим, что в «головах» этих роботов есть что-то похожее на аккумулятор. И он питает «мозги» механизмов. В инопланетной армии не хватает железных бойцов, чтобы покрыть всю планету. И они решили собрать их больше. Но для источников питания им необходима жидкость, по свойствам схожая с кислотой. Тогда объясним и интерес к этому месту, и малочисленность железной армии.

— А то на земле химзаводов мало, — усмехнулся Васин.

— Представь себе, Женя, не так много, — сказал Анатолий, оборачиваясь к ребятам. — И пошли они к заводу, который расположен поблизости от места приземления. Значит…

— Инопланетяне близко, — закончил за него Смирнов. — И надо захватить одного из них и расспросить, на кой черт они приперлись на Землю.

— Суворов, блин, — процедил сквозь зубы Арцыбашев.

А бывший капитан думал, что же можно сделать? Каким образом попробовать повернуть оружие роботов против них же? С обычным "Калашниковым" не много навоюешь, как выяснилось. Даже тридцатимиллиметровые снаряды БМД роботу и то, что слону дробина. Конечно, можно поискать танк или гаубицу, но где это все найти? И будет ли тот же танк эффективен? Пока он развернется, встанет на позицию, прицелится… А этот робот очень шустро БМД выбил, как белка орехи пощелкала.

Он вспомнил, что когда недавно искал себе работу (что-то мало стали платить денег сторожам, или инфляция такая, что денег стало не хватать), то наткнулся в интернете на вакансии специалистов для испытания вооружений. Причем где-то здесь недалеко. Он тогда еще поинтересовался у мужиков на складе, что за работодатель такой, и ему ответили, что где-то в районе поселка Городище. Может, рискнуть пойти туда с этими цилиндрами? Не спеша, лесочком. Тихо дойти да поискать испытательный полигон. Он-то с ребятами не сможет изучить оружие, а специалисты, глядишь, справятся. И Городище — рукой подать, полдня пути, это если пешком. В любом случае надо попытаться.

— Значит так, парни, — подытожил Анатолий. — Здесь, километрах в двадцати, есть воинская часть. Не совсем боевое подразделение, скорее исследовательское. Я знаю, что там испытывают новые образцы вооружения. Мы отнесем туда цилиндры, — он кивнул на инопланетное оружие. — Возможно, сможем разобраться в устройстве с помощью специалистов. И возьмем себе на вооружение. Тогда и на захват идти можно… И еще. Нам надо разделиться. Одна группа пойдет со мной. Другая вернется в часть и расскажет воякам, что тут происходит, укажет, где лежит поверженный робот. Кто со мной?

Желание идти с Анатолием высказали Васин, Смирнов, Дробышев, Климов, Обухов и, после некоторого раздумья, Арцыбашев.

— Вот что, Дима, — сказал Анатолий. — Возьми трех бойцов, и идите по оврагу вон туда, — он показал на лаз в погреб. — Найдете деревянный щит, прикрытый травой. Постучишь в него три раза, понял? Три раза… Там погреб, в нем сидит женщина. Это моя жена, Инна. Позовешь ее по имени, скажешь, что мы здесь. В погребе найдете рюкзаки, консервы, воду и медикаменты. Насчет них Инна подскажет: она — фельдшер. А сверху справа от лаза на стеллаже прихватишь еще три обоймы для моего ружья. Воду наберете во фляжки. В каждый рюкзак положите по три банки тушенки и галеты. Фонарик захватите. Запомнил?.. Действуй.

— Есть! — подскочил Арцыбашев.

Анатолий тем временем повернулся к десантникам, которые отправлялись обратно в часть.

— На открытое пространство не вылезать, прячьтесь. За двое суток дойдете. Города и деревни обходите, если придется зайти, то ничего не трогайте. С гражданскими не разговаривайте. Ваша задача — найти военных, желательно организованных, а не таких, как мы. Но люди разные. Неизвестно, чем встреча закончится. Вернетесь в боевую часть — расскажете командиру все, что тут было. Если никого не найдете, то возвращайтесь к погребу и отдыхайте. Через пять суток, ровно в двенадцать дня, я подойду сюда. Если не приду, поступайте так, как сочтете нужным.

Ближние кусты зашумели, раздвигаясь, и не успели бойцы поднять автоматы, как на шее Анатолия повисла его жена. Следом из кустов вышли бойцы, тащившие рюкзаки, и Арцыбашев с перевязанной головой.

— Толя, родной мой, почему так долго? — зашептала Инна жарко, обнимая мужа.

Десантники смущенно отвернулись.

— Инна, почему боец забинтованный? — Анатолий чуть отстранил жену.

— У него кровь была на виске, — ответила она, поглядывая на Арцыбашева. — Я осмотрела, обработала рану. Сильная такая царапина, глубокая. А что происходит, Толь?

— Похоже, что воюем с инопланетянами.

— Шутишь?!

— Не до шуток. Впрочем, сама все увидишь. Мы идем в Городище, — Анатолий отошел, чтобы проводить группу бойцов. — Парни, вы все поняли?

— Не волнуйтесь, товарищ капитан, — ответил один из них.

— Хорошо, сверим часы, — Анатолий посмотрел на свои механические «Командирские». — Три часа двенадцать минут пополудни.

Боец качнул головой и ткнул в кнопку электронного хронометра на своей руке.

И вдруг в голове Анатолия промелькнула мысль: а каким образом работает система наведения на цель у робота? Как она распознает врага? Может, по излучению электромагнитного поля?

— Стоп! — скомандовал он. — А ну-ка, бойцы, кто из вас часто попадал под обстрел робота?

Десантники в недоумении переглянулись.

— Хорошо, кто-нибудь заметил, в кого из вас цилиндры не целились?

— По всем палили, — сказал Смирнов. — Разве только Димка в яме отсиделся.

— Дима, подойди, — приказал Анатолий.

Арцыбашев подошел, с вызовом глядя в глаза капитану.

— Руки покажи.

— Что, простите?

— У тебя есть на руке часы? Покажи.

Дмитрий медленно потянул манжет камуфляжа. На его запястье механические «Сейко» равномерно отсчитывали секунды тонкой стрелкой.

— Так! Всем снять электронные хронометры, быстро!

"Механика" нашлась только у троих: помимо него и Арцыбашева еще Инна носила им подаренные часики.

— Дима, отдай свои бойцам, которые уходят в часть. Это приказ. И всем выкинуть мобильные телефоны, плееры и всякую фигню, что имеет батарейку.

— А фонарик?

— Тоже. Заверните все в пакет и заройте здесь. Откопаем после победы.

 

  • С демоном о религии / Синякова Юлия
  • Странные истории / Alex Schengela
  • Хризолитовой страсти. Ольга Зима / Сто ликов любви -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Зима Ольга
  • Тьма моя, тьма... / Юдина Нина
  • «Катерина» / Дубов Сергей
  • Прочерти линию... / Андреева Рыська
  • В тумане глаз твоих усталых... / Вдохновленная нежностью / Ню Людмила
  • Кремль, правду говори! / Хасанов Васил Калмакатович
  • "Черный мешок" / " Черный мешок " / Полякова Алена Евгеньевна
  • Человекодерево, Армант, Илинар / В свете луны - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора
  • №1 / Отголоски / Ева Ладомир

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль