Глава III. Каэлин

0.00
 
Глава III. Каэлин
 

Большую часть своей жизни Кэт прожила за границей. Но родители чтили традиции своего народа, ревностно посвящая в них дочь, и к своему совершеннолетию она уже точно знала, что вернется на историческую родину – в Россию. Домашние были против, но разве можно остановить Кэт если уж она что-нибудь решила? Благо, она никогда не пасовала перед трудностями, и жизнь в новой, хоть и родной для нее, стране не представлялась ей чем-то сложным или пугающим. В Загранске у Кэт осталась тетя, и первое время она жила с ней, пока не вернулась Фая.

Первые пять лет своей жизни Фая и Кэт прожили бок о бок, в одном доме, в одной песочнице строили замки, ходили в один детский сад, словом, были неразлучными подружками. Затем родители Кэт, или Кати (для всех ее русских знакомых), решили переехать в Австрию в поисках лучшей жизни. Это была мечта ее отца. И, видимо, неуемное стремление к осуществлению заветных желаний, мечтательность и упрямство передались Кэт по наследству. С Фаей они переписывались со школы, после окончания которой Фая уехала учиться в Орловск на «физ-мат», хотя ее настоящей страстью всегда были цветы. И теперь, после возвращения в Загранск, подруги решили жить вместе. Удивительным образом они совершенно не растеряли теплоты отношений, несмотря на долгую разлуку. К тому же, их объединяло общее дело. Строгая и рассудительная Фаина и задорная и неугомонная Кэт дополняли друг друга как две половинки. Кэт шутила, что вторую такую как она, она бы не выдержала, а Фая признавалась, что без Кэт ее жизнь была бы несколько «скучноватой». Она произносила эту фразу, незаметно для себя вкладывая в нее двойной смысл. С одной стороны, она ни за что бы не призналась, что ее существование может стать зависимым от кого-либо или от чего-либо. С другой же, в глубине души она чувствовала, что ей не хватает той жизненной энергии, что через край наполняет ее подругу.

Кэт всегда была «шебутной» и, бывало, шокировала всех своими выходками. Она тащила в дом всех несчастных и обездоленных животных, которых затем приходилось пристраивать в «добрые руки» или приюты, но однажды она завалилась к Марго с птенцом голубя.

— Что? Никаких животных в моем доме! – возмутилась Марго, выставив вперед не одну, а обе руки сразу, дабы усилить свое и без того однозначное «нет».

— Ну пожалуйста! Подержи его у себя сегодня, а завтра я отвезу его в приют! Плиз-плиз-плииииз! – слезно умоляла ее Кэт.

Под жалобным взглядом Кэт Марго сжалилась, мысленно воображая все вытекающие из этого последствия, посадила непрошенного гостя в большую коробку «до завтра», но оно, как ни странно наступило только через два дня.

Два месяца назад Кэт попросила Марго получать за нее ее письма. В один из будних вечеров она забежала за ними, благо, квартира Марго располагалась от ее дома всего в двух кварталах. Марго открыла дверь уже в домашней одежде.

— Ну что, ты получила?

— Как всегда. Зайди.

Кэт переступила порог и присела на тумбочку. Марго удалилась в комнату и вышла минуту спустя с конвертами в руках. Кэт расплылась в блаженной улыбке и уже протянула к ним руку, но Марго отчего-то не спешила их отдавать.

— Может объяснишь мне, наконец, что за тайная переписка?

— Эм, ну… это от Брайана. Он друг Ника. – Кэт сморщила сконфуженную гримасу.

— Тогда почему он не шлет их тебе на твой адрес?

— Фая… она меня не поймет. Она считает, что я должна быть мегачестной, и не «флиртовать» с другими парнями. Но у нас просто общение и больше ничего! Короче, я не хочу, чтобы она их видела, этот вечный осуждающий взгляд с ее стороны… бе…

— А как же социальные сети? – резонно заметила Марго.

— Через социальную сеть не пришлешь открытку! – возмущенно скривилась Кэт.

— Хм… – Марго пристально посмотрела в глаза Кэт. – Ты уверена, что ничего не хочешь мне рассказать, раз уж впутала в это?

Кэт обреченно вздохнула.

— Марго, ну какая тебе разница? Я же не международный преступник. Если тебе сложно получать их, скажи мне, и я… попрошу Галю.

— Мне не сложно, Кэт. Совсем не сложно. Просто это выглядит странно.

— Но я ведь могу тебе доверять? Пожалуйста, просто поверь мне в то, что я не могу показать их Фае.

— Хорошо. – и Марго, наконец, выпустила конверты. – Вот это другое дело. Я ничего ей не скажу.

Кэт благодарно улыбнулась, сжимая в руке заветные письма, которые советник Йолан неизменно заканчивал словами: «…с надеждой на ваше скорейшее возвращение, ивэнна Каэлин…».

Вообще – эта улыбка неизменно сияла на ее лице – иногда задорная, иногда хитрая, иногда таинственная, будто она соревновалась с самой Моной Лизой… но так было далеко не всегда. Бывали и у Кэт времена, когда та грустила. В такие минуты она всегда пряталась от посторонних лиц. Но эта ее грусть не была ноткой уныния, Кэт просто было тесно в ее теле. Она знала о себе и окружающем ее мире куда больше, чем могла рассказать. Всю свою жизнь она хранила эту тайну, зная, что эта особая миссия, которая на нее возложена, должна быть непременно исполнена. Правда, иногда она все же позволяла себе расслабиться.

В один из таких дней, пришедшийся на будни, что по обычаю именуются «серыми», Кэт сидела в своей комнате одна. Фая еще не пришла домой, и у Кэт было время спокойно подумать о самом важном. Она смотрела на мир отнюдь не через серую призму, затеняющую извечную, излучаемую им, красоту. И каждый день обычной рядовой недели для нее был полон радости и смысла. Она вспоминала как сегодня днем огромные кучевые облака, словно взбитая пена, восставшими повстанцами окружили город. Все утро они прятались у горизонта, и теперь заполонили все своей теплой мягкостью, солнце лениво пускало сквозь них ослепительные лучи, и Кэт с восхищением представляла себе прогулку среди белоснежных кучерявых холмов. Для нее они не были просто скоплением пара, и не пятном, заполняющим пространство, не элементом, формирующим мельтешащий в бессмысленном беге и постоянно сменяющийся антураж жизни. Для нее это был холст. И каждый мазок на этой великолепной картине вызывал у нее смешанное ощущение благоговения и восторга. Она удивлялась почему не все люди способны это увидеть, и, в тоже время, она знала, что если бы у нее отняли этот дар – жизнь перестала бы иметь для нее всякий смысл.

Кэт включила музыку в наушниках на полную громкость, рассматривая в зеркале свое отражение и накручивая выбившийся локон. Затем она распустила волосы, предоставив им обвить плечи мягкими темными волнами. Плотно затянув штору, она закрыла глаза и позволила себе раствориться.

Так уж случилось, что именно в этот момент в комнату вошла Фая, появления которой Кэт не услышала из-за музыки.

Фая приоткрыла дверь и застыла в изумлении. Воздух в комнате переливался яркими разноцветными красками, сияя невыносимым, безумно прекрасным, светом. Никаких предметов в этом, ограниченном стенами, пространстве не было. Фая закрыла дверь и остановилась в нерешительности, задержав дыхание. Что это было? Она снова осторожно приоткрыла дверь, но увидела лишь сидящую к ней спиной Кэт. Она что-то рисовала, покачивая головой в такт музыке в своих больших наушниках и, очевидно, ничего не слышала. Фая тихонько позвала подругу, а затем постучала об косяк двери.

— Ой, а я и не слышала, что ты уже дома! Привет! — испуганно обернулась Кэт.

— Привет… — слегка растерянно протянула Фая.

— Что с тобой? – «заметила» ее волнение Кэт

— Да ничего, все нормально… просто… устала. – ответила Фая первое, что пришло ей в голову.

— Правда? А то такое чувство, что ты только что увидела призрак!

— Да ну тебя! – отмахнулась Фая. – Ты ужинала?

— Нет, тебя жду. – Кэт отложила свои рисунки и, подхватив Фаю под руку, потащила ее на кухню. – Я сегодня молодец, я сварила офигенную солянку! Тебе понравится!

— Уже в нетерпении! – улыбнулась Фая. На мгновение ей показалось, что в глазах Кэт блеснул какой-то странный огонек, будто она что-то знает, но то было лишь мгновение. «Должно быть, я и правда устала» — решила она и переключилась на ароматно дымящуюся тарелку заботливо налитого Кэт супа.

  • Оставь / BR
  • Rainer Rilke, я стать хочу / РИЛЬКЁР РИЛИКА – переводы произведений Р.М.Рильке / Валентин Надеждин
  • Наша история. Снежинка / Love is all... / Лисовская Виктория
  • День 5 / Серая Кукла / Grey Elizabeth & Dorian
  • Я ждала тебя долго... / Души серебряные струны... / Паллантовна Ника
  • Пастушок / Младеновичка Юка
  • Запуталась я / Запуталась девка я / Фидянина-Зубкова Инна
  • Разменной монетой - голос / Из души / Лешуков Александр
  • 3. автор Анна Пан - Мужчина мой спит... / Лонгмоб: 23 февраля - 8 марта - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Торопыга / Салфетка 74 / Скалдин Юрий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль