Первый инквизитор. Глава 2 / Историк Дмитрий
 

Первый инквизитор. Глава 2

0.00
 
Историк Дмитрий
Первый инквизитор. Глава 2
Первый инквизитор глава 2

Глава 2.

 

— Лейтенант Скобелев? — боец был вежлив.

Я кивнул.

— Последний кабинет справа, проходите пожалуйста.

Я прошел в отрытую дверь, которая тут же за моей спиной, едва слышно погудев, закрылась. Коридор был темноват, но нужную табличку нашел сразу. «Заместитель военного прокурора подполковник юстиции Медведев Максим Александрович». Я про него слышал, нормальный мужик. Но лично не пересекались.

Открыв дверь, я сделал шаг в кабинет.

— Разрешите?

Я услышал какой-то звук в ответ, и как положено по уставу, вошел и доложился.

— Вольно, садитесь Клим Александрович. Сразу к делу, если позволите. Меня интересуют все подробности с момента высадки.

Он уловил мое желание напомнить про рапорт на двенадцати листах и видеозаписи с бронекостюмов и добавил:

— Рапорт я читал, сейчас у меня остались вопросы. И я хочу услышать все от непосредственного участника событий.

Я не стал спорить. Он же подполковник. Мой рассказ был не сильно короче рапорта. Потом начались вопросы. Попытки поймать на мелочах не прошли — все произошло несколько дней назад, и я все отлично помнил, да и скрывать мне было нечего. Через пару часов допроса-беседы тема резко поменялась.

Если я Вас откомандирую сопровождать объект, на месяц, батальон переживет? Вам повезло, можно сказать. Разумеется, на все время прикомандирования переходите в мое непосредственное подчинение. Удостоверение получите новое, денежное довольствие и выслуга «по боевому».

— Если командир батальона даст добро, я согласен, товарищ подполковник. — От такого предложения мне было тяжело отказаться. Но и своего комбата подводить я не хотел.

— Конечно отпустит. Батальон переформировывают. Он теперь командир полка. С повышением в звании. Благодаря Вам, к слову. Так что он Вас отпустит. Мы с ним знакомы несколько лет, я найду нужные аргументы. Завтра к восьми зайдите ко мне за документами. Все задачи на командировку будут у Вас в планшете сегодня же. Будут вопросы — задавайте.

— Есть задавать вопросы. Разрешите идти? — я встал по стойке смирно.

— Идите.

Так началась моя карьера военного следователя.

***

Импе́рий (от лат. глагола imperare — командовать) публично-правовое понятие, характеризующее высшую исполнительную власть. Тот, кому давался империй, мог действовать от имени государства во всех областях общественной жизни

Дементьева В.В. Магистратская власть Римской республики: содержание понятия «imperium» // Вестник древней истории, №4, 2005 год.

 

Инквизиция ( от лат. inquīsītiō, в юридическом смысле — «розыски», «расследование», «исследование»). Термин был широко распространён в правовой сфере ещё до возникновения средневековых церковных учреждений с таким названием и означал выяснение обстоятельств дела, расследование, обычно путём допросов, часто с применением пыток. Со временем в это понятие стали включать розыск людей, замеченных в ереси, расследование и сам суд.

Историческая энциклопедия для школьников образовательного направления «прайм». Земля. Издательство «Золотой миллиард». 2388 год.

Вот уж я не думал о службе в военной прокуратуре. Образование не профильное, кругом война, а я и военный-то временный. Но внутренняя логика в событиях была. Теперь я это понимаю, но тогда я просто видел новые перспективы и решил, что новое место службы позволит мне узнать что-нибудь о судьбе родного мира. Подвергшиеся нападению планеты уничтожены не были. Я все еще надеялся, что увижу свою семью.

Командировка по сопровождению объекта прошла спокойно. Вглубь освоенного космоса, на Марс, под охраной целого флота. Я — всего лишь перевозчик сопроводительных бумаг. Красота. Особенно после предшествующих месяцев жестких тренировок и учений, а потом и боя. Моим взводом заткнули дыру, никто больше не успевал, да и задачу поставили почти на грани реального. А мы ее выполнили, так еще и без потерь. Казалось бы, военная карьера начала складываться более чем успешно, но...

Нельзя упускать возможности. Я прекрасно понимал, какой шанс мне выпал.

Когда мы выходили в реальный космос, я получил поручение от шефа — допросить пару человек, военнослужащих, в одном из госпиталей на Земле. Мы летели на Марс, так что мне было рукой подать до метрополии. А поручать кому-то из местных он не хотел, потому что уголовное дело… были на то причины под грифом «особой важности», так что рассказать не могу. Или у Вас есть соответствующий допуск?

Мне, естественно, пришлось активно подтянуть свои знания в области уголовного права. На меня взвалили всю черновую работу прокурорского участка, и я был вынужден быстро во все вникать. Постоянная загруженность на новом месте службы быстро превращала умения в навыки.

По теме Евгения я не работал. Непосредственно к объекту меня, само собой, не допускали, какие либо вопросы задавать — не по чину. Я по возможности пытался что-нибудь посмотреть, почитать, но ничего нигде не копировал и не сохранял. Контрразведка не дремлет! К моему сожалению информация с моего родного мира была засекречена. Периодические официальные запросы ответов не получали.

Шло время. Я погряз в рутине работы помощника военного прокурора. Много бумаг, кое-какие расследования хищений, злоупотреблений, реже уголовные дела. Я был настойчив, усерден и хорошо составлял всякие официальные документы. Даже мой шеф пару раз восхищался, как можно было превратить докладную записку о результатах ежегодной проверки стратегических резервов КДВ в триллер, а постановление об отказе в возбуждении уголовного дела — в романтическую комедию. После короткой, но насыщенной службы в десанте я был фантастически самоуверен и пер как танк, часто даже там, где не надо. Комплекс всех этих качеств, как я теперь вижу, позволил мне совершить следующий карьерный прыжок — вбок и мимо.

Однажды, после рутинной оперативки перед началом трудового дня, шеф предложил мне пойти к нему помощником на новое место службы.

— Война в Приграничье затянулась. Вектор давления врага сместился. Мы возвращаемся туда, откуда ушли три года назад. Там остались люди, мы должны выяснить, что происходило, нужна ли им помощь метрополии, или, наоборот, надо наводить порядок. Новая должность. Оклад тебе понравится. Ты будешь в штате моего отдела. Работа самостоятельная. У тебя будут подчиненные, не большая группа. И, естественно, опасность максимально высокая. Мы не знаем, что там наворочал Евгений.

— Разрешите вопрос? В каком формате Вы участвуете в операции?

— Штаб операции будет на флагмане объединенного флота. Я буду с вами на связи, но с сильными задержками. Операция планируется одновременно в трех системах на семи обитаемых планетах и ряде других космических объектов. Флот осмотрит станции, рудники и прочие артефакты в космосе. На каждой планете будет работать одна группа. У вас будет оборудование спецсвязи. Перехват или контроль со стороны противника исключены. Планирование операции в наших руках. Результат нужен максимально быстро, но именно результат. В средствах ограничивать не будут.

— Я в деле, разумеется.

Надо сказать, что тогда я был молод и глуп. Предложение шефа показалось мне великолепной возможностью рвануть вверх по карьерной лестнице. Если бы я знал, чем обернется мое путешествие на родной мне мир, я, вероятно, был бы не столь самодоволен и накачан энтузиазмом. Не забывайте, что я все еще ничего не знал о судьбе своих родных. И в тот момент для меня на карту было поставлено не только мое будущее, но и мое прошлое.

Через пару дней я сдал дела новому помощнику нового военного прокурора и убыл на Мир Росс. Там находился учебный центр только что сформированного, ужасно секретного, Управления Инквизиции. Фантазия того, кто придумал такое название для самостоятельного следственного управления, требует отдельного изучения специально обученными людьми. Когда я узнал, как будет называться моя должность, мне стало немного смешно. Главное не подавать виду — твердил я себе. И был прав. Руководство Управления относилось к своей работе в крайне степени серьезно. Шутки кончились, когда я смог ознакомиться со своими должностными обязанностями и полномочиями. От того, что бы казнить на месте любым способом любого человека, меня отделял только мой здравый смысл и трактовка мной закона. Поговорку про закон и дышло слышали?

Стоит напомнить, что именно тогда, когда я пыхтел над скучными прокурорскими проверками и мотался по обитаемым мирам, расследуя жалкие хищения и махинации тыловых крыс, в правительственных кругах метрополии произошли серьезные изменения.

Ряд крупнейших государств нашей матушки-Земли подписали Конвенцию, согласно которой управление внутренними делами государств в метрополии оставалось у них, а вот все дела в колониях, не зависимо от их удаленности от Земли, переходили в ведение Всемирного правительства. На время войны был выбран человек, которому предоставили всю полноту исполнительной власти в военной и гражданской сферах, во всех системах, где велись боевые действия. Императором стал адмирал Джеллико, европеец, не посещавший землю уже лет тридцать. Он служил в космическом флоте в два раза дольше, чем я живу, но благодаря медицинским технологиям выглядел еще ничего.

Сейчас Вы, вероятно, воспринимаете все это как историю давно минувшей эпохи. Я не буду Вас убеждать в обратном. Просто вспомните, кто сегодня является главой ООН. А потом посчитайте число вымпелов в его личном флоте.

***

Мир Росс — планета в системе Росс-128. Была открыта в июле 2017 года, терраформирована в 2317 году. Температура на поверхности планеты колеблется в диапазоне от — 60 до +28 по Цельсию. Мир Росс имеет массу 1,4 от Земной. Собственная сложная органическая жизнь отсутствует. После терраформирования на планете была адаптирована экосистема типа «Юэгун». Население около 100000 человек на 2403 год. В основном военные, навигационные и технические комплексы, персонал строго контрактный. Постоянное транспортное сообщение отсутствует. Посещение туристами — невозможно.

Атлас космического туриста. Издание 12-е. Издательский дом мамы Лондондерри. Марс-цивитас. 2409 год.

Зайдя в ангар, я представился, еще толком не разглядев хозяина.

За стойкой стоял старик, один взгляд на которого бросал в дрожь. Не то, что бы я раньше не видел людей с кибернетическими протезами. Видел, не раз. Но этот старикан просто выпячивал свою «нечеловечность». Правая рука у него была из искусственных тканей — имитация мышц с почти прозрачной защитной оболочкой. Обе ноги были протезами, причем безо всякой декорации, а просто как в древних фильмах про роботов — железные, в трубках, шестеренках, шлангах. Судя по тонкому рюкзаку на его спине, от которого шли три гофрированные трубка куда-то за пазуху форменной куртки, какие-то его органы были заменены внешним блоком с соответствующим функционалом. Вместо левого глаза установлена выпирающая вперед линза, меняющая цвет с красного на зеленый во время разговора. Зубы были неестественного белого цвета, что намекало и на их рукотворное происхождение. Правый глаз был настоящий, в смысле живой.

Я выдал себя, наверное, не гримасой — уж лицо я научился держать каменное, а тем, что разглядывал его кибернетику слишком пристально.

— Не надо пялиться, лейтенант! — Рыкнул старик. — Ты не в музее!

— Виноват, товарищ майор! — Я, наконец, нашел знаки различия, на его кителе, висевшем в дальнем углу кабинета. — Никогда… не видел столько кибернетики сразу.

Потом мой взгляд упал на две грамоты, висевшие за его спиной. Я вновь удержал выражение лица беспристрастным. А мой прямолинейный ответ, абсолютно случайно, спас меня от получения хлама и связанных с этим последующих сложностей.

Стариком был ни кто иной, как гвардии майор Грегор Панч! Да-да, тот самый, что служил в диверсионной роте, приписанной к тому самому штурмовому батальону, прославившемуся на Тау Кита. Когда на пятой планете в этой системе было восстание и попытка объявить независимость от метрополии, именно этот старикан остановил массовую резню. К моменту высадки батальона на мир Тау Кита Пять, там уже было убито несколько десятков тысяч несогласных с восстанием. На тот момент надо было остановить массовые казни. Майор Панч, со своей ротой, проник в президентский дворец. В скоротечном бою, почти без потерь, уничтожил всю охрану руководства кровожадных ублюдков, и взял в плен трех ключевых фигурантов — вождей восстания, которые в тот момент проводили какое-то свое совещание. Тогда он и потерял руку и глаз. Медики смогли погрузить его в стазис, а потом на флагмане успешно вживить протезы. Про него тогда написали и показали везде, где только можно и нельзя. Но это было почти сотню лет назад, я эту историю читал в учебниках. Да это просто герой галактики!

И вот он здесь? Выдает снаряжение и оружие?

— Я про Вас в учебнике читал, и не ожидал встретить… — я замялся всего на мгновение, — здесь.

— Я слышал и более изобретательные оправдания. Ты в курсе, куда влезаешь, лейтенант? Это не стажировка, мля, в кабинете прокуратуры.

Он смотрел на меня пристально, но эмоции прочитать не получалось, красно-зеленый глаз сбивал меня с толку. Я не стал отвечать, сочтя выпад явно риторическим.

— Когда я был в твоем возрасте, у меня уже был не один десяток боевых операций. А сейчас они направляют на передовую щенков?! — старик немного повысил тон, и я не все не мог понять, я его раздражаю, или просто попался в неудачный момент. Жужжание сервоприводов его протезов отвлекало. — Ты в людей стрелял? Тебе нужна твердая рука, а не красивая нашивка!

Судя по месту службы, майор Панч сохранил достаточный уровень доступа к секретным материалам. Я решил зайти с козырей. Ведь мне предстояло работать с ним еще долго. Я так надеялся в тот момент.

— Мой взвод захватил первый объект «евгений». И рука у меня не дрогнет. Как кончил свою мерзкую жизнь адмирал Кереселидзе знаете? Я лично руководил задержанием, и приказа «брать живым» нам никто не давал.

Старик ухмыльнулся, вышел из-за стойки и направился вглубь склада:

— Следуй за мной, герой, мля!

В помещении склада царил полумрак, прохладный воздух пах как положено — маслом, металлом и резиной. И чем-то еще, я все никак не мог понять чем. Запах был приятный, но тут его не должно быть. Проходя мимо стола майора Панча я заметил шкурки от апельсинов и пару ярко-оранжевых плодов. Он хотя бы ест человеческую еду!

Пока я проверял комплектность бронекостюма, силовых перчаток, десантного ранца, старик выкатил телегу с маленькими кейсами разных размеров и форм.

— Специальное снаряжение, комплект лично под каждого члена команды. — Немного с завистью, как мне показалось, прорычал Панч, активно жужжа сервоприводами ног и мигая красным и зеленым светом оптики. — Можешь мне поверить, все в лучшем виде.

— Довелось мне принимать броню с длительного хранения… — протянул я немного наигранно, вроде как пошутил.

— Следи за языком, мля! Мы тут не в бирюльки играем. Все строго — протокол, опись, сдал, принял. Распишись, бланки у тебя в планшете. Доставим все на ваш «Примул» через пару часов. Будешь в наших краях, заходи, лейтенант.

Потыкав в планшет и просветив свою сетчатку, я закончил процедуру получения снаряжения. Панч вышел из-за стойки и протянул мне руку. Я пожал кибернетическую кисть и был удивлен — вместо железной хватки это было крепкое и теплое человеческое рукопожатие.

— Удачи, лейтенант. — Едва услышал я, когда дверь на склад уже закрывалась.

***

Девиз шотландского клана Макмиллан: Учусь помогать несчастным.

Интернет (демоверсия Этернала), Википедия.

«Примул» привычно комфортно нес нас сквозь космос в ожидании десантного корабля. «Иван Рогов», старый знакомый, опаздывал за нами на сутки. Узнали мы об этом уже стартовав с Мира Росс. Так как на корабле старшим по должности был я, решили лететь навстречу. Тем более, что пилот не возражал. Он проторчал в этом мире почти месяц, и повышенная сила тяжести, почти в полтора от земной, его доканала. Я страдал не так долго, но возвращаться на Росс не стремился.

Сутки в невесомости пролетели незаметно. Я много читал, материалы по предстоящей операции не заканчивались. В тот момент чувство долга и жгучий интерес, помноженные на молодость, удаль и фантастическую экипировку, дали поразительный эффект. Я был готов карать, принуждать к миру и быть при этом столпом закона для планеты, павшей в войне с самым странным врагом в истории человечества.

— Сергей Иванович, рад Вас снова видеть! — Я абсолютно не скрывал удовольствия от встречи со старым знакомым. Тем более, что он был старше меня лет на пять-шесть, и прошлая наша встреча закончилась зарождением долгой дружбы, не раз в последующем спасавшей меня в сложных ситуациях.

— Клим Александрович, поздравляю Вас с назначением. Господин инквизитор, правильно обращаюсь? — В его голосе не было открытого намека на усмешку, но я поспешил остановить официальную часть.

— Да, но только при посторонних. Между нами предпочел бы оставить все как есть.

Мне на самом деле было приятно на этом корабле. Капитан был моим еще не другом, но уже боевым товарищем. Условия были выше всяких похвал, полет предстоял не быстрый, я настроился на почти отпуск.

Из экипажа я был знаком почти со всеми. Особенно часто я наведывался на навигационную палубу, потому что рыжая шевелюра помощника капитана мичмана Казаренко Евгении мне очень нравилась. Как и все, что скрывалось под чопорным повседневным мундиром флотского офицера. Она недурно играла в шахматы, а мне еще с университета нравилась их устаревшая версия, родом из девятнадцатого или двадцатого века. Мы успели провести несколько партий до того, как меня, в комплекте с захваченным объектом, выгрузили на Марсе. Тогда она была кадетом выпускного учебного года на стажировке, но прошло несколько лет, и карьерный рост был неизбежен. К моему великому удовольствию, я обнаружил логин мичмана Казаренко сразу, как только подключился к бортовому ОКС-у. Через пару часов меня ждал увлекательный ужин и вкусная партия в шахматы… или наоборот.

Полет продолжался почти две недели, мы возвращались в реальный космос трижды. Сам переход туда и обратно доставлял мне незначительный дискомфорт и погружал в пучину ужаса, потому что предоставленный самому себе я пытался доказать себе же безопасность этого процесса. Но, к сожалению, я даже школьный курс физики изучал весьма посредственно, не говоря уже о таких серьезных и сложных вопросах, как перелеты через варп и околосветовые скорости в реальном космосе. Мичман Казаренко не оставляла попыток объяснить мне хотя бы основы навигации в варпе. Однако находясь в её обществе я слушал все в полуха, и мои мысли был заняты более приятными и осязаемыми материями.

Мои подчиненные были лучшей командой, какую я мог себе представить в то время. Да и сейчас я вспоминаю о них с теплом в сердце. Операторами средств связи и наблюдения были немолодые и дерзкие Ромул и Рем. Не было вопроса и проблемы, которые могли бы поставить их в тупик. Они работали вместе более десяти лет и понимали друг друга без слов.

Четверо оперативников инквизиции, бывшие космодесантники, внушали мне уверенность в собственной безопасности. Немногословны, профессиональны. Их бронекостюмы и снаряжение не уступали моим. А уж пользоваться ими мои бойцы могли намного эффективнее, чем ваш покорный слуга. Позывные у парней были незамысловатые — Синий, Алый, Индиго и Лайм. Немного романтично, на мой взгляд.

И мой заместитель — Джилли Макмиллан. Этот парень был моложе меня на два года, имел за плечами боевой опыт и очень серьезное юридическое образование. Однако наше знакомство с ним было весьма прохладно с обеих сторон. Я воспринимал его как богатенького сынка, который попал сюда благодаря своему происхождению и связям родственников. Дело в том, что Макмилланы — древний шотландский аристократический род, берущий свое начало в эпоху крестовых походов. А он видел во мне выскочку из простонародья, без должного образования, недостойного моей должности. В первый же разговор нашего знакомства он заявил мне:

— Я действую в полном соответствии с присягой и девизом своего рода. Моя помощь будет максимально полной и эффективной.

Я не придал значение этой его фразе. Чуть позже, видя надменность и холодность Макмиллана, я еще раз просмотрел его личное дело и нашел девиз их рода. После этого состоялся разговор, который, однако, впоследствии оказал благотворное влияние на наши с ним отношения. Ну как разговор, не совсем. На тренировочном спарринге я отделал его как бог черепаху, воспользовавшись приобретенными на службе в десанте навыками. Намертво зажав его в гильотине, шепотом объяснял, что надо любить родину, приказы и что я первый буду рекомендовать его на повышение, если он прекратит играть в аристократа, а будет исполнять приказы и добиваться поставленной цели. Естественно это было сделано без свидетелей.

Я не приобрел лучшего друга, не подумайте. Но дела наши пошли значительно лучше.

Бесконечные тренировки, проверки техники и снаряжения, повторение инструкций и справочных баз были окончены. Мы вышли в реальный космос, до нашей цели оставалось чуть менее суток полета.

Впереди меня ждала последняя в обозримом будущем партия в шахматы, которая обещала доставить массу удовольствия, не зависимо от результата игры.

***

Мир Чайный Сад, в системе Звезды Тигардена. Терраформирован в 2315 году. Население на 2403 год три миллиона человек. Умеренные температуры и погодные условия. Собственная сложная органическая жизнь отсутствует. Средняя температура составляет 28°C. Планета вращается вокруг своей оси очень медленно. Климат с крайне разбросанными температурами. Присутствует радиационный пояс Ван Аллена, что и сделало возможным ее терраформирование. Мир богат полезными ископаемыми. Спустя полвека после терраформирования Чайный Сад отказался от импорта продуктов питания, и начал устойчивый экспорт минерального и металлургического сырья. Курортных зон нет. Исторических достопримечательностей нет. Единое правительство. Повышенный уровень преступности. Для посещения космическим туристам — не рекомендуется.

Аталас космического туриста. Издание 12-е. Издательский дом мамы Лондондерри. Марс-цивитас. 2409 год.

Сергей Иванович тактично не вызывал меня до последнего момента, пока я уже сам не начал собираться на мостик.

— Господину Инквизитору просьба явиться на мостик. Капитан передает, что к высадке все готово. — Мичман сначала был немного скован, увидев меня в полной боевой выкладке, только без шлема и перчаток. Но, заметив за моей спиной причесывающуюся помощника капитана, справился с собой и закончил более уверенно. — Вы готовы, господин Инквизитор?

— Да, не будем заставлять кэпа ждать.

Я был собран и счастлив, потому что… был молод.

На мостике царило спокойствие. Капитан кивнул мне со своего места, я подошел ближе к капитанской панели навигации.

— Мой помощник, я надеюсь, будет в форме после Вашего отбытия? — очень тихо спросил Сергей Иванович, намекая на моральное состояние своего навигатора.

— Она точно будет чувствовать себя лучше, чем я. Все готово?

— Да. Последние данные. Перехват информации с мира говорит о том, что жизнь там идет своим чередом. Системы орбитальной обороны уничтожены. Скорее всего, нас до сих пор не обнаружили. Наземные средства ПКО и ПВО так же отсутствуют. Населенные пункты на этой стороне планеты соответствуют нашим довоенным картам. У меня сложилось впечатление, что мир сам по себе. Как будто нет всего остального человечества. Новостные программы мы ловим уже час, но там все тихо и на боевые действия нет даже намеков.

Краем глаза я просмотрел данные перехватов. Как бы то ни было, мы готовы.

— Командуйте, господин инквизитор.

Я пожал ему руку и отправился на полетную палубу.

Два «примула» были готовы к высадке. Мы разделились на две группы — одну возглавляю я, вторую мой помощник. Высадка на расстоянии пятидесяти километров друг от друга, в необитаемой местности, с интервалом в полчаса. Этого времени достаточно, что бы понять — засекли нас или нет. И мы будем достаточно близко, что бы поддержать друг друга в случае неприятностей. Потом мы единой колонной отправляемся к ближайшему крупному городу — полис Тигарден-сэкунда, второй по величине и значимости в этом мира. Выход на связь с правительством, параллельно наблюдение за происходящим, сбор информации. В случае каких-либо проблем мы должны будем действовать по обстановке. Что бы нас остановить силой, нужна подготовка и серьезные ресурсы, да и воевать с гражданскими мы не планировали. Если тут все спокойно, то мы просто проведем следствие по действию официальных лиц во время боевых действий, я приму решение, и мы отправимся дальше, а сюда высадиться специальный контингент ООН и инженерные части. Если же все пойдет не по плану, мы должны быть достаточно эффективны, что бы собрать нужную информацию. И привести всех в рамки закона.

Высадка прошла без проблем. На земле мы установили связь, позиционировались и через час объединились. До Тигарден-сэкунды было пару часов быстрого марша, и мы отправились в путь. Выйти на связь с местными силами правопорядка не составило труда. Шериф с помощником встретили нас километрах в десяти за городом. Вполне мирно. Они были удивлены нашим появлением, но документы со всеми положенными электронными средствами защиты и шифрования, а так же вид новейших боевых машин десанта позволили нам избежать ненужных задержек.

Прежде чем перейти к описанию событий непосредственно на Мире Чайный Сад, считаю своим долгом сделать небольшое отступление.

В своем рассказе я коснусь подробностей настолько, насколько позволит мне режим секретности, окружающий эту историю до сих пор. Надеюсь, цензор контрразведки не вычеркнет все мои очерки про события на Чайном Саду, ведь это было мое первое самостоятельное дело и первый успех, добытый потом и кровью — моими и моих людей. Тем более, что сейчас опасность из глубин космоса уже не является засекреченной темой.

Мэр города, болезненного вида старик, принял нас. Несмотря на ранний час, к нему в кабинет явились глава местных шерифов и командир батальона планетарной гвардии. Я не стал ломать комедию. Сделав выражение лица максимально непроницаемым, я переслал всем участникам собрания приказ о моем назначении и подтверждение моих полномочий. Нервничал только главный шериф. Он не участвовал в разговоре, только кивал на указания мэра и потел. К концу совещания он покраснел и едва мог стоять, когда мы уходили. Мэр, напротив, был очень услужлив, отвечал быстро, полно. Был готов на все, чтобы мы не попросили. Создавалось впечатление, что преклонный возраст и болезни доконали его, и он стремится побыстрее вернуться к своей спокойной жизни. Командир гвардейцев был немногословен, и вел себя отстраненно. В его распоряжении было три сотни бойцов, техника, десяток коптеров и дроны. Заявив о готовности принимать участие только в операциях против преступников и врагов, а не в ловле призраков, он четко обозначил свое отношение к моей миссии.

Первым делом мы затребовали координатора из гвардии, что бы местным было проще за нами следить, а нам следить за их слежкой за нами. Потом мы подключились (официально) к местным информационным базам. Ромул и Рем уже несколько часов самостоятельно рылись по всем информационным базам Чайного Сада, но для протокола я получил доступ лично от мэра.

Нападение было внезапным, но не кровавым. Пять кораблей, судя по размеру классом ниже крейсера, одновременно вышли в реальный космос очень близко к миру. Они нанесли удар по спутниковой группировке и орбитальным системам обороны. Потом удар был нанесен точечно по средствам противокосмической обороны на поверхности мира. И, напоследок, нападавшие орбитальным ударом уничтожили единственный космопорт в столице. Жертв среди людей было мало, всего несколько сотен. Работники космопорта, военнослужащие сил ПКО и рабочие на космических объектах в момент удара. Ромул уже в первые минуты контакта с этерналом мира выдал мне всю информацию о моих родителях. Мне было просто плохо. Тяжело описать это чувство. С Вашего позволения, обойду эту тему стороной.

Жизнь после атаки немного изменилась, но не более того. Чайный Сад был самодостаточным миром, и ему не было необходимости иметь постоянное сообщение с другими мирами. Разгул преступности был почти остановлен через год после нападения, и сейчас определенную опасность представляла одна банда в Тигарден-сэкунде и несколько группировок в столице. Мэр заверял, что они держат ситуацию под контролем, шериф кивал и вращал глазами.

Когда мы оказались у своих машин, Ромул шепнул мне, что есть новости.

— Пока вы слушали лапшу этих стариков, мы с Ремом нашли кое-что. Активная переписка в этернале, в скрытых потоках, между столицей и Сэкундой. Зашифровано, но мы смогли прочитать несколько сообщений.

Я взял планшет и пробежал глазами текст первых сообщений: «прибыли ищейки правителей с материнского мира», «старика могут раскрыть», «приготовьте все необходимое»

— Потом поменяли шифр, мы с ним пока не справились.

— Очевидно, действует организованная преступная группировка, с резидентом на самом верху. Предположительно шериф. — Сделал вывод Макмиллан. — Ожидается фиктивное содействие и попытка физического устранения нашей команды в ближайшие трое суток.

— Согласен, кроме резидента. Я считаю, что это мэр.

Макмиллан ничего не ответил, но его взгляд был красноречивее любых слов.

Изначально мы должны были обеспечить безопасную работу Ромула и Рема, которые просеяли бы информационные сети мира и выявили наличие или отсутствие следов Евгения. Раз все живы, то и копаться в грязном белье скелетов захолустного приграничного мирка мне было не обязательно. Только вот эти сообщения, столь поспешные и столь угрожающие нам заставили меня изменить наши планы.

— Раз преступность пустила корни в этом саду, я намерен его прополоть. — Полушутливо заявил я на ужине.

Макмиллан, Рем и Лайм продолжали жевать котлеты, а я продолжил свои мысли вслух:

— Это наше первое задание, и я хочу выполнить его на «отлично». Это вопрос чести и долга.

— Именно. — Поддержал меня Макмиллан. — Ленивые слабаки не доводят дело до конца. А эти черви бросили нам открытый вызов!

— Заговорщики не в курсе, что мы прочитали их переписку. Шифр изобретателен, продолжение мы так и не расшифровали. — Было видно, что эта проблема с шифром беспокоила Рема сильнее, чем меня.

— Поэтому мы сделаем неожиданный ход.

Я достал планшет и вызвал командира местных гвардейцев. Через пару мгновений его лицо появилось над экраном. Он был в форме и, судя и реакции, не ожидал увидеть меня.

— Майор Варрен? У меня есть для Вас дело, о котором Вы упоминали на совещании у мэра. Встретимся в Вашем штабе, если Вы уверены в своих стенах. Или мы ждем Вас в гости.

— Господин Инквизитор, я лучше приеду к Вам. Мэру не понравятся переговоры у него за спиной в его родном городе.

— Координаты определили?

— Да, мне необходимо двадцать минут. Коптер. Со мной будет сопровождение.

— Конечно.

Сейчас, конечно, официально разрешенные и рассекреченные детали этой операции описаны в учебниках. Лет десять назад один умник в генеральских погонах даже написал диссертацию, в которой раскритиковал принимаемые мной решения, указав, что я едва не погубил все дело и не похоронил свой отряд из-за неверной оценки тактической и оперативной ситуации. Но я бы и сейчас действовал так, как тогда мы решили с майором гвардии Варреном. Мой разум говорит мне, что я был горяч и принимал скоропалительные решения, поставив свою жизнь и жизнь своих людей под угрозу. Но потом мое сердце шепчет мне, что жителей целого мира ждал ужасный конец, если бы я действовал более осмотрительно и осторожно.

Мы продемонстрировали Варрену добытые шифровки. Ромул справился с рядом последующих сообщений, даже определив адресат в столице — здание планетарного магистрата. Мое предложение было простым. Начать облавы на преступников в Сэкунде, таким образом отвести видимость угрозы от высокопоставленного резидента преступников. И после первых же облав, арестовать предателя.

Вы думаете, я забыл главную цель нашей миссии? Как бы не так. Макмиллан, Рем и двое оперативников должны были заниматься поисками следов Евгения. Я решил сосредоточиться на выявленной угрозе, которая представлялась мне очевидной, серьезной и требующей немедленных действий.

Если бы я тогда знал, с чем именно нам предстояло столкнуться, мой запрос шефу о высадке полноценного десанта не задержался бы ни на мгновение. Но я был уверен, что всего лишь собираюсь расковырять опухоль коррупционеров, воров и мошенников на теле мирной колонии, а не лезть в кровавую мясорубку с самым ужасным противником в истории человечества.

***

Десантная капсула модели «Распашонка» — принята на вооружение в 2401 году. Обеспечивает десантирование в любых условиях на поверхность любого объекта (как естественного, так и искусственного происхождения) подразделения пехоты (вес десанта до 2 тонн). Преодоление систем ПВО и ПКО обеспечивается за счет повышенной прочности конструкции, высокой скорости полета, пассивных систем защиты. Выживание десанта обеспечивается антигравитационной установкой «Тертиус». После контакта с поверхностью капсула не имеет возможности перемещаться.

Из справочника «Техника космического десанта: Из космоса в бой», Издательство Техника-молодежи, 2408 год.

Удар по известным базам организованной преступности в Сэкунде был сокрушительным. Гвардейцы уверенно подавляли огнем бандитов, сполна используя фактор внезапной атаки. Одновременно проводились операции почти в десятке адресов. И только в двух местах получили отпор. Еще один ангар, в речном порту, оказался пустым, его покидали в спешке, незадолго до нашего появления.

Первые результаты меня порадовали.

— Товарищ майор, Ваши люди действуют отлично. Я отправляюсь с третьим взводом к особняку мэра. Вам советую перегруппироваться и понаблюдать за событиями со стороны. И еще. Взвод, который действовал в речном порту, присмотритесь к нему. Только там цель ушла. Ушла прямо из-под носа.

В последней фразе я подпустил в голос металла. Майор в ответ был готов сказать какую-то резкость, но сдержался.

— Возможно, Вы правы, господин Инквизитор. На связи.

— К бою. — Скомандовал я, и сев в боевую машину, по ОКСу передал команду гвардейцам, — Куница-три, за мной, цель в бортовом компьютере.

Третий взвод гвардейцев был единственным, где все бойцы были из Тигарден-сэкунды. У них в этом полисе жили семьи, и они были самыми мотивированными в успешном проведении операции. И ни один из них не имел родственных связей с аппаратом мэра.

Охрану около особняка мэра несли два экипажа шерифов. Увидев четыре армейские боевые машины, они были удивлены, но глупостей не сделали. Мы остановились аккуратно возле болида шерифов. В бронекостюме я возвышался над окружающими и выглядел, я надеюсь, грозно. Мои оперативники от меня не отставали. Шерифы положили руки на кобуры, но оружие не доставали.

— Операция Инквизиции. Не вмешивайтесь, вас это не касается. — Прогремел я через встроенную систему коммуникации.

— Вот ордер, все по закону. — добавил лейтенант гвардейцев, подбегая к нам.

— Команды не было… — Начал было один из шерифов.

Я со своими оперативниками двинулся к дому, пытаясь просканировать особняк на предмет охранных устройств и живых людей. Когда мы подошли к дому почти вплотную, в окне на втором этаже зажегся свет.

— Что за шум, черт побери! — это был точно не мэр. И тут же этот голос заорал: — Они уже здесь!

Из окна упали несколько тяжелых черных предметов. Изо всех сил я прыгнул в сторону. Несколько взрывов слились в один, я перекатом ушел еще дальше и, вскочив на ноги, вломился в стену рядом с входной дверью. Резкая головная боль едва не отключила меня.

Дом мэра не был крепостью. Респектабельный район, круглосуточная охрана, а главное — он был в одной лодке с мразью, что взяла этот мир на горло. Ему нечего было опасаться. Но все равно арсенал в доме держали серьезный. Из двух окон сразу открыли огонь лазерные винтовки. Мощные, но с низкой скорострельностью, они не представляли для нас угрозы, ведь мы уже были внутри. А в коридоре на первом этаже, куда я влетел в облаке щепок, досок и кусков штукатурки, меня встретил сам мэр, выстрелив в меня в упор из какого-то подобия электромагнитного дробовика. Он был очень проворен для больного старика, и я не успел уклониться от выстрела. Мое закованное в броню тело улетело в дальнюю стену коридора, а старик исчез в противоположном от меня дверном проеме, ведущем на задний двор. Там его уже ждал Лайм.

— Командир, ты в порядке?

— Да, выхожу к вам.

С трудом поднявшись на ноги, я вышел на задний двор. Синий зачистил второй этаж и спустился к нам через окно. Лайм стоял возле мэра. Тот властно лежал на свежевскопанной клумбе лицом в землю и пытался встать. Бронеботинок Лайма, уютно устроившийся между лопаток наглого старика, не давал этого сделать. Головная боль, прострелившая мне череп минуту назад, стала стихать — видимо выстрел в упор не прошел даром, даже в бронекостюме.

— Выстрел из дробовика лучше опустить в отчете. — Попросил я, парни синхронно кивнули. Мы действовали хорошо, все, кроме меня.

Гвардейцы в оцеплении ничего не видели, так что операция была завершена успешно. Мэра мы забрали в наш штаб, который расположили в казармах гвардии. Туда же примчался шериф.

— Из столицы требуют объяснений. Магистрат прислал гневное письмо и с Вами хочет лично поговорить председатель! — главный шериф покраснел, вспотел, трясся, но говорил весьма уверенно. Он протягивал мне коммуникатор, где подсвечивался активный вызов в режиме удержания.

— Что с Вами? — перебил его я. — Вы выглядите очень странно. Это заставляет меня думать, что Вы нервничаете, и Вам есть что скрывать. Меня уже пытались убить этой ночью.

Шериф глубоко вздохнул:

— Я всю жизнь служу этому миру. Мне не нравится все это.

— Мне тоже. На чьей Вы стороне?

— Я на стороне закона. Если мэр Вильсон преступник, я лично направлю его в суд. Но если нет — Ваш произвол не останется безнаказанным. Это наш мир!

Ромул уже дал мне сигнал, что шериф не лжет. Выходило, что он не на стороне предателей. Я был доволен этим результатом. Стараясь, что бы никто не заметил, я проглотил таблетку обезболивающего из носимой аптечки — голова опять разболелась. Надо было как следует выспаться, но времени на это не было.

Разговор с председателем магистрата убедил меня, что правительство мира плотно завязано с преступниками. От меня требовали освободить задержанных и передать расследование в руки местных шерифов.

— Что за «инквизиция»? — орал председатель магистрата. — Метрополия совсем обнаглела? Мы стали жертвой военной агрессии и смогли наладить мирную жизнь. Нам не нужен контроль цепных псов с Земли!

Когда лозунги заменили человеческую речь, я закончил разговор. Надо было думать, что делать со столицей. Повторить все, как в Сэкунде не получится. Там больше население, больше гвардии, личный состав подразделений шерифов там куда многочисленнее. И главное — правительство настроено крайне враждебно.

Из положительных моментов я мог отметить, что второй по значимости город был на нашей стороне, и щупальца зла не проникли так глубоко в Тигарден-сэкунде, как в столице. Шериф со своими ребятами мешать нам точно не собирался, местная гвардия была с нами. Гражданское население пока наблюдало за борьбой с организованной преступностью. Митингов или еще чего похуже пока не ожидалось.

Макмиллан со своей группой тоже добился определенных результатов. Бэкдоры, руткиты и прочие малопонятные мне слова были обнаружены Ремом всего за несколько часов работы. Все указывало на то, что Евгений очень плотно и очень аккуратно влез везде и оставил себе лазейки на будущее. Скрытое вторжение. Он мог почти мгновенно получить доступ куда угодно. Обнаружить его при этом можно было, только если знать, что искать. Интерфейсы наших бронекостюмов и боевых машин были замкнуты и защищены, нам ничего не угрожало. Протокол на этот случай уже исполнялся. Наш десантный корабль должен был сформировать орбитальную группировку спутников, блокирующих связь с этим миром. На это требовалось еще пару дней. Угроза из столицы виделась мне, однако, слишком важной, что бы откладывать активные действия на этот срок.

Я, Макмиллан, Варрен и Лайм пытались несколько часов соорудить план, который приведет не только к нашей гибели, но и к зачистке столицы от преступников и их резидентов. Полномасштабная высадка десанта и боевые действия мне не нравились по причине высокой опасности подвергнуться удару со стороны Евгения. Кроме того, стремительные действия обещали успех там, где не помогала длительная осада.

У нас было два «примула», четыре десантно-штурмовых бота и две «распашонки». У майора гвардии Варрена, после чистки в собственных рядах, осталось три сотни бойцов, которым можно было доверять. Удар в нескольких местах одновременно, арест или уничтожение главарей. Мы до сих пор не выяснили, кто лидер наших противников. Были известны главы преступных группировок, несколько магистратов, но общее руководство осуществлял кто-то ускользающий от нашего внимания. Это обстоятельство меня тревожило. Если бы я только мог представить себе, о какой угрозе идет речь, скорее всего я запросил бы десант на планету, а сам постарался убраться оттуда с первой же возможностью. Но, к счастью или к несчастью, я тогда не видел общей картины и действовал, исходя из имеющейся у меня информации.

Для десантирования на поверхность с помощью капсул нам пришлось подняться на борт «Ивана Рогова». К сожалению, времени на встречу с навигатором корабля у меня не было ни минутки.

В первой капсуле был Индиго, Лайм, я и пара десантников из абордажной команды. Во второй Макмиллан с таким же отрядом. Ромул и Рем остались на орбите, их должны были спустить на поверхность во второй волне, если все пойдет достаточно хорошо. Майор Варрен со своими людьми должен был десантироваться на «примулах» и ботах. Столица Чайного Сада — полис Эдем с полумиллионным населением — не имел противокосмической обороны. Но по опыту зачистки Тигарден-сэкунды мы ожидали серьезное сопротивление на земле, непосредственно при арестах.

Я потратил минуты, когда не надо было куда-то бежать на составление отчета. Шеф должен был получить всю информацию и от меня лично. Я же планировал остаться в живых и должен был соответствовать своей должности, а не оставлять все на самотек. Тем более, что Макмиллан свой рапорт отправил еще с планеты. Я сделал ему замечание, что подобное обращение недопустимо при наличии вертикали командования.

— Рапорт на твоем планшете был на час раньше, чем в потоке флагману. И комментарий об отправке дубликата шефу я так же сделал в рапорте. — Его высокомерная физиономия просто сияла самодовольством, когда он отвечал мне на то замечание.

***

Гаусс орудие — одна из разновидностей электромагнитного ускорителя масс. Состоит из соленоида, внутри которого находится ствол. В один из концов ствола вставляется снаряд, сделанный из ферромагнетика. При протекании электрического тока в соленоиде возникает электрическое поле, которое разгоняет снаряд, «втягивая» его внутрь соленоида.

В качестве оружия обладает преимуществами, которыми не обладают другие виды стрелкового оружия. Это отсутствие гильз и неограниченность в выборе начальной скорости и энергии боеприпаса, возможность бесшумного выстрела в том числе без смены ствола и боеприпаса, малая отдача, больша́я надежность и износостойкость, а также возможность работы в любых условиях, в том числе в космическом пространстве.

Питание осуществляется за счет беспроводной зарядки от накопителя бронекостюма любой модели, состоящей на вооружении вооруженных сил.

Наставление по стрелковому делу. ЭМУМ-2401 (Электромагнитный ускоритель масс образца 2401 года). Госвоениздат. 2401 год.

Десантная капсула, несмотря на работающий антиграв, была ужасным испытанием. Когда мы приблизились к поверхности и сработали тормозные двигатели, я решил, что умру до контакта с землей. Нас трясло, болтало, пару раз начинало поджаривать. Откинувшиеся после касания земли аппарели не дали времени на передышку. Вокруг не было противника, мы были в нужной точке — пробив крышу Дворца Магистрата, капсула жестко зафиксировалась в гранитном полу центрального коридора верхнего этажа. Мы поспешили к залу, в котором собрались наши цели.

Десант гвардейцев, проведенный полчаса назад, заставил преступников собрать всех боевиков на опасных направлениях — в четырех разных частях города. А их главари собрались в магистрате, потому как это единственное здание могло выдержать хоть какую-нибудь осаду. Толстые стены, отсутствие построек вокруг Дворца — они в серьез собирались обороняться. Тем более, что на их стороне выступали часть местных гвардейцев. Майор Варрен связался с командирами почти всех частей, но не все ему поверили. Так что нам противостояло около тысячи солдат и неизвестное число бандитов и гражданских. Надо было рубить голову их организации. Иначе нас ожидала кровавая возня на долгое время с неопределенным исходом.

— Господин Инквизитор, Вы меня слышите? — в ОКСе раздался голос одного из офицеров Варрена.

— Слышу хорошо, докладывайте.

— Противник оказывает ожесточенное сопротивление. Они без страха бросаются на нас, несмотря на плотный огонь и огромные потери с их стороны не отступают и не сдаются. Среди солдат много гражданских, у всех оружие.

— Вас понял. Придерживаемся плана, лейтенант, перед вами враг. Приказ Вы получили.

— Так точно, мне нужно было подтверждение. Это не совсем то, к чему нас готовили.

— Это не гражданская война. Мы уничтожаем бандитов, воров и убийц. Операция санкционирована Инквизицией и твоим командиром. Отставить сопли, лейтенант!

— Есть отставить сопли.

Тем временем мой отряд добрался до зала заседаний. Охрану из четырех бойцов сняли бесшумно — дроны у нас были чудо как хороши. Сканирование показывало около сотни человек в зале. У многих оружие.

— Командир, уничтожаем или все-таки попробуем взять кого-нибудь? — Лайм как всегда угадал мои мысли.

— Сомневаюсь. Там их слишком много. Попробуем. Неважно кого. Сначала всех валим. Они точно не собираются сдаваться.

Я подождал еще пару мгновений, пока бронекостюм не вколол мне обезболивающих и стимуляторов — головная боль меня почти доконала. Глубокий вдох, выдох и вперед!

Пятеро подготовленных десантников в бронекостюмах, с гаусс винтовками, имеющие фактор внезапности — все это не оставило нашему противнику ни шанса. Хотя когда мы ворвались в зал, мне было страшно. Но страх можно взять под контроль.

Последних троих, раненых и обезоруженных, повязали мои оперативники. Лайм был ранен в руку и в ногу, но хромал вполне уверенно — бронекостюм вколол ему чего-то очень мощного. Один из десантников с «Рогова» не мог пользоваться шлемом — ему в голову прилетел заряд из дробовика, и он даже выпал в нокдаун. Но все мы были живы, а хорошо.

Макмиллан со своим отрядом штурмовал штаб сил планетарной обороны, и ему там приходилось не сладко. Но, в конце концов, они подавили сопротивление. К вечеру того же дня все цели были в наших руках. Верхушка преступной сети была либо уничтожена, либо задержана, а основная масса боевиков погибла в уличных боях. Потери с нашей стороны были незначительны. Варрен выступил по открытому каналу правительства в местном этернале, с заявлением об очищении родного мира от культа коррупции и бандитизма.

Нам же предстояло разгрести кучу крови и загадок. В наших руках были люди, владеющие нужной нам информацией и весь мир. И мы приступили к следствию.

Все арестованные в итоге остались живы. Они содержались в одной из двух тюрем мира, ожидая окончания моей работы. Планетарный судья попытался надавить на меня. Но после обстоятельного разговора он уступил. Мы установили устойчивую связь с метрополией. «Рогов» подтвердил завершение организации орбитальной спутниковой группировки, и информационная блокада заработала на полную мощь. Обезопасив себя от возможного внимания со стороны Евгения, Ромул и Рем приступили к вычислению, взлому и вербовке его закладок. Мы планировали провести на Чайном Саду еще несколько недель и потратить их с пользой, при этом не рискуя нашими жизнями.

***

Столетний космический корабль — проект аэрокосмического и военного ведомств США (20-21 века) для подготовки пилотируемого полёта в дальний космос. Проект предполагал подготовку в течение 21 столетия пилотируемой экспедиции к другим звёздным системам. Результатом работы над проектом стало открытие возможности перелетов в подпространстве, и последующая практическая реализация этой теории. Корабли пяти поколений проекта осуществили колонизацию освоенного к настоящему времени космоса.

Историческая энциклопедия для школьников образовательного направления «прайм». Земля. Издательство «Золотой миллиард». 2388 год.

Из метрополии прибыл колониальный транспорт, устаревший левиафан, чудом уцелевший корабль из третьего поколения «Столетний космический корабль». На нем были администраторы и полицейские, которые должны были установить нормальный режим функционирования мира. Трюмы были забиты специальными средствами и техникой. Эскортом прибыл корвет «Вездесущий», на котором был шеф.

Для меня его визит был полной неожиданностью. Отчеты я отсылал ему строго по графику, Макмиллан дублировал мою корреспонденцию своими рапортами. Дела шли как по маслу.

— Рад Вас приветствовать, Максим Александрович! — Я встретил шефа у трапа «Примула».

— Ну, здравствуй, воин. Нужно срочно поговорить. Есть новости.

— Пройдемте в наш штаб. Мы реквизировали бункер штаба сил противокосмической обороны. Там безопасно, информационная система полностью автономна. Ромул постарался.

Новости были не самые радостные. На всех мирах, где развернулись миссии Инквизиции, сложились ситуации, аналогичные нашей. Только мне удалось добиться хоть какого-то результата. Еще на две высадили полномасштабный десант, там шли бои разной интенсивности, но в целом правительственные силы одерживали верх. Особенно усердствовали коммунисты на двух своих планетах — боевые действия там охватывали миры целиком. Но остальные планеты поглотили следственные группы без следа. Теперь было два варианта действий — либо полномасштабное вторжение силами ООН, либо вторая попытка Инквизиции. Совет безопасности предлагал устанавливать связь, и пытаться мирно решить эти проблемы. О правах человека и угнетении колоний заговорили еще громче, когда узнали подробности операции на мире Чайный Сад.

Об успешном завершении моей миссии уже был извещен Император. Шеф лично докладывал ему несколько дней назад. Приказ был получен однозначный. Сосредоточить усилия на остальных мирах, подвергшихся нападению и до сих пор не возвращенных под власть Земли.

Мне с моей командой предстояло в скором времени покинуть Чайный Сад, но что-то неуловимое в рапортах и докладах беспокоило меня. Я не стал делиться смутными предчувствиями с шефом, я сам не был ни в чем уверен. Я даже для себя не мог сформулировать что именно мне не нравится.

Когда я провожал шефа к трапу «примула», сильная тупая боль пронзила мою голову и я поморщился. Это не ускользнуло от его внимания.

— Голова. Мало сна, много энергетиков.

— Ну ка в медблок. Я с тобой.

— Это всего лишь головная боль…

— Не спорь. Расскажи про приступы — когда, обстоятельства, длительность.

Когда дежурный хирург закончил мое обследование, и я вылез из капсулы диагноста, шеф выдохнул

— Теперь Вы мне объясните, что все это значит? — Я все еще не понимал, что происходит.

— Выявлено несколько странных генетических изменений у людей на мирах, где идут боевые действия. Ничего серьезного, ни внешних признаков, ни внутренних. Неуловимый дисбаланс в генетическом коде. Мы не можем это ни изменить, ни спрогнозировать последствия для пациентов. Один из симптомов — эпизодическая головная боль.

Понимание того, что угрозу тогда недооценивали, сейчас погружает меня в ужас и заставляет радоваться, что я избежал попадания в список пациентов. Лучшие медицинские светила человечества оказались в тупике, когда были брошены на решение этой проблемы.

Из моей группы все были в порядке. Но спустя несколько дней стали выявлять больных среди гвардейцев и шерифов. Счет пошел на десятки. Пока просто брали этих людей на учет, предпринимать ничего не собирались. Предчувствие чего-то важного витало в воздухе. Я понимал, что мы что-то упускаем, но что именно?

Когда я разбирал очередную кипу отчетов, я обратил внимание на заключение судебно-медицинской экспертизы одного из магистратов, умершего во время очередного допроса. Я перечитал выводы два раза, но ничего конкретного так и не обнаружил. И тут мой взгляд задержался на времени — оно совпадало со временем, когда приступ головной боли застал меня около «Примула» во время разговора с шефом.

— Макмиллан, зайди ко мне, это срочно. — Передал я по ОКСу.

Мой помощник был у меня через пару минут.

— Проведите медицинское обследование у всех арестованных. По протоколу «генокод».

— Большинство ждет смертная казнь в течение нескольких дней. Есть ли смысл тратить на них силы?

— Мне нужна эта информация. Заключения сразу ко мне.

К вечеру у меня были результаты обследования всех задержанных. Генная модификация затронула их всех. Обычные люди внешне. Но неправильные. Я перебирал их фотографии, даже повесил их в ряд на стене. Обычные люди — белые, темнокожие, азиатские черты лица, толстые и худые, высокие и низкорослые.

Они все выглядели болезненно! Наконец-то!

Я распечатал их фотографии из местного этернала до ареста — такие же. Поискал глубже — до вторжения. И вот оно! Они все были нормальные.

В моих руках была бесценная информация. Серьезных научных ресурсов на Чайном Саду не было. Предстояло своими силами найти причину этих изменений, их связь с деятельностью преступного сообщества и оценить последствия для нас и всего мира.

С чего я вдруг окунулся в эту интереснейшую бумажную волокиту? С того, что все мои контакты с противником сопровождались головной болью, и моя фантазия сделала необходимые выводы раньше моего сознания. Что если худшие опасения будут подтверждены?

Я сделал фантастическое допущение, что генетические изменения влекут за собой появление возможности телепатической связи. Попытки воздействовать дистанционно на людей без подобных изменений приводят не к установлению контакта, а к давлению на жертву. Отсюда головная боль. И в завершении своих выводов я предположил, что все это связано с атакой Евгения, потому как до появления нашего врага никаких признаков «заражения» выявлено не было. Мы пытались проверить и медицинские архивы мира с момента заселения. Ничего не обычного. Все это результат последних военных лет. Написав пространный рапорт, приложив все имеющиеся у меня данные я отправил поток на флагман.

Оставалось выяснить причину всех этих изменений, что бы к появлению новых действующих лиц из Генерального Штаба Императора я мог похвастаться еще чем-то, кроме вороха неразрешенных загадок.

Макмиллан, получивший в свое распоряжение батальон майора Варрена, должен был обследовать южную часть крупнейшего на мире континента. Там не было никаких следов атаки Евгения, небольшие городки жили своей жизнью. Военных баз или иных представляющих интерес объектов там так же не было. Проверить местное население на предмет преступности или генетической мутации я посчитал необходимой, но не первоочередной задачей.

Себе я оставил задачу, на мой взгляд более важную — завершение расследования в столице и в Сэкунде.

Я не вылезал с допросов, пытаясь задать правильный вопрос нужному человеку. Мои аналитики копали местные информационные центры. А Макмиллан совершенно неожиданно столкнулся с ожесточенным сопротивлением в первый же день работы на южных территориях.

В поселках шахтеров и металлургов населения было по несколько тысяч человек. Но при попытке арестов подозрительных лиц гвардейцы столкнулись с вооруженным сопротивлением. Я предоставлю слово Макмиллану, поскольку он наиболее полно и точно отражает официальную версию произошедших событий.

Инквизитору Управления Инквизиции Империума, лейтенанту юстиции Скобелеву К.А. Мир Чайный Сад, 2424 год. 135 день по местному календарю.

Настоящим докладываю, что в ответ на попытку арестовать членов преступных группировок, проживающих в поселках городского типа Снежный, Ивово и Новый Ростов, местное население, заведомо не относящееся к выявленным преступным группировкам, оказало вооруженное сопротивление. В связи с тем, что операции проводились одновременно по пяти объектам, организовать эффективное противодействие противник не сумел. Три объекта были арестованы, два уничтожены. Группы захвата организованно отступили. Выявлено до четырех сотен ранее не известных членов преступных группировок. Фото и видеофиксация велась штатными средствами групп захвата, фототаблицы и файлы видеозаписей к рапорту прилагаются единым пакетом. Опознаны 174 объекта, все местные жители, ранее к административной и уголовной ответственности не привлекались, на государственных учетах не состояли. Из них 21 — сотрудники подразделений шерифов, 72 — муниципальные чиновники различных рангов, остальные гражданские. Вооружение стрелковое, огнестрельное, незначительное количество лазерного. Тяжелого вооружения не выявлено. По местным средствам массовой информации и в сети этернал было объявлено о необходимости сложить оружие и сдаться. Никакой положительной реакции не последовало. Гражданское население заперлось в домах, на улицах никого нет. Подразделения шерифов, диспетчерские и иные службы на связь не выходят. Мной было принято решение о подготовке, совместно с подразделениями планетарной гвардии, операции по аресту или физическому уничтожению лиц, оказывающих законным властям вооруженное сопротивление. По законам мира, находящегося на военном положении такие действия считаю наиболее эффективными и обоснованными. Прошу Вашего разрешения на проведение операции. План операции прилагается к рапорту единым пакетом.

Дознаватель Управления Инквизиции Дж. Макмиллан.

Я одобрил его операцию. И сам, вместе с Лаймом и Индиго, а так же ротой гвардейцев поспешил на юг. Приоритетная задача оказалась отнюдь не в столице. О том, что на кону стоит судьба целого мира, мы тогда и не подозревали.

Я успел к самому разгару операции. Штурм укрепленного района в Новом Ростове забуксовал. Бандиты окопались на металлургическом заводе, и с наскока их взять не удалось. Гвардейцы связывали противника перестрелкой, офицеры не знали, что делать дальше.

— Господин Инквизитор, мы прижали огнем около сотни бандитов. Они не реагируют на приказы сдаться. Если так пойдет дальше — начнутся потери среди моих солдат! — лейтенант гвардейцев набрался мужества и высказал вслух то, что и мне не давало покоя.

— Разрешаю огонь из тяжелого вооружения.

Ни мне, ни гвардейским офицерам идея была не по душе. Оружие, примененное нами, не оставляла шанса на выживание противнику. Но терять своих людей мы не собирались. Противник сопротивлялся крайне ожесточенно. Они не сдавались, а наоборот — контратаковали, стремились принести себя в жертву, лишь бы убить кого-нибудь из нас. На переговоры они не шли, все попытки связать по любым каналам связи были бесплодны.

Ситуация повторялась в каждом городке, и я под конец операции в южных районах я перестал улыбаться.

В течение трех дней мы максимально аккуратно зачищали городки. Потерь среди мирного населения избежать не удалось. Были убитые и среди гвардейцев. Благодаря самоотверженной и упорной работе нам удалось взять живыми многих из преступников, проникших на руководящие посты в службе шерифов и в местном самоуправлении. Их допросы, поиски улик, медицинские анализы — занимали все наше время.

Результат допросов захваченных в плен чиновников и шерифов не принес нам облегчения. Их расплывчатые и агрессивные ответы вызвали еще больше вопросов. Я не знал, что делать. Естественно, продолжалось прочесывание всех поселений подряд. Мы должны были проверить каждую ферму, каждую шахту, каждого человека. Я понимал, что упускаю что-то важное, что не позволяет мозаике сложиться воедино.

***

НРС «Взмах» (Нож разведчика специальный) — энергетическое клинковое оружие специального назначения. Разработан на Тульском оружейном заводе. В настоящее время является личным оружием бойцов специальных подразделений армии и правоохранительных органов. Предназначен для поражения противника в ближайшем бою. Повышенная поражающая способность обеспечивается энергетической кромкой лезвия. Продолжительность работы источника энергии до 30 минут, в зависимости от нагрузок. На обухе клинка нарезана пила по металлу. В ножны встроены кусачки, обжимка детонаторов, плоская отвёртка, запасной энергоблок.

Наставление по специальным средствам: 6П31 (Нож разведчика специальный образца 2390 года). Госвоениздат. 2390 год.

— Эта тварь ушла по тоннелю вглубь шахты. Она огромна! Через вентиляцию не уйдет. — Гвардеец был напуган, но старался держаться.

Я кивнул и двинулся вперед. Моя репутация на Чайном Саде оказалась выше всяких ожиданий, и я должен был вести себя соответственно.

— Дальше мы пойдем без вас. Лейтенант, оцепите все выходы на поверхность, даже самые маленькие. Мы не знаем, что это и к чему готовиться. Дистанция до выходов — минимум пятьдесят метров, тяжелое вооружение держать наготове. Если она покажется на поверхность раньше нас, я хочу, что бы она ушла.

— Вас понял. Канал для связи — основной. Запасные в случае потери сигнала. В тоннелях установлены ретрансляторы для шахтеров, мы подключились к их сети.

— Отлично. Контролируйте запись видео и звука с наших костюмов, мы будем в сети постоянно. Вся информация должна уходить потоком на «Иван Рогов» каждые пять минут.

— Есть каждые пять минут. Удачи, господин Инквизитор.

Удача понадобиться. Нам предстояла небольшая прогулка в самую старую на мире шахту, где скрылось существо. Объект разорвал взвод гвардейцев на куски за несколько секунд. Изображения не было, свидетелей тоже. Следы привели к заброшенной полвека назад выработанной шахте. Один из солдат видел тень или силуэт в глубине створа шахты, и по его словам, тварь была ростом под потолок. А потолок был высотой четыре метра. Еще он нес ерунду про четыре руки, оскал демона и все такое. На Чайном Саду водились очень крупные хищники — колонисты в первое столетие чего сюда только не завезли — от медведей и львов до зайцев и косуль. Я ожидал встретить тут одного из них. Солдаты были убиты ночью, судя по следам на месте, они спали в момент начала атаки. Тут и большой озверевший хищник справиться. Но, для успокоения наших союзников, приходилось демонстрировать крайне серьезное отношении к миссии.

Пока мы готовились, какое-то странное неприятное ощущение овладевало мной все сильней с каждой минутой.

Под сводом шахты резкая головная боль согнула меня, я опустился на одно колено и замер, ожидая, пока подействует медицинский коктейль. Бронекостюм сразу вколол мне положенные инъекции, через несколько секунд я пришел в себя. Мои парни были не в лучшей форме — Индиго лежал без сознания, остальные так же приходили в себя под действием химии. Пострадавшего оперативника пришлось вынести наружу и передать его гвардейцам. Дальше мы отправились вчетвером.

Под сводами шахты головная боль усилилась, но, накачанные специально подобранной химией, мы могли действовать без снижения тактических возможностей.

Стремительное движение из глубины очередного тоннеля заставило нас открыть огонь. Многочисленные попадания целыми очередями из гаусс винтовок не только не остановили объект, но даже и не замедлили его. Лайм отлетел к дальней стене за нашими спинами. Объект метнулся в мою сторону. Я успел отпрыгнуть, уйдя перекатом с линии движения твари, а парни продолжали стрельбу. К моему сожалению, безрезультатно. Пока я пытался вернуться в схему боя, объект совершил немыслимый прыжок, с места, с разворотом, метров на восемь, пролетев под самым потолком шахты (а это на высоте метра четыре, не меньше) и приземлился туда, где мгновение назад стоял Алый. Уходя от удара, оперативник прилетел головой в стену и был не готов вернуться к активным действиям немедленно.

Мы с Синим стояли по разные стороны от объекта, на расстоянии метров пяти от него. Бронекостюмы писали все без перебоев. Даже сейчас я не могу без содрогания вспоминать внешность этой твари, порожденной самыми безумными рывками эволюции во Вселенной.

За мгновение, пока объект решал, кого атаковать следующим, я успел подумать, что моя голова вот-вот развалиться на части. Запас выстрелов и энергии был еще велик, но толку от наших попаданий было мало. У Синего была грелка, и он уже почти перенес ее из-за спины на изготовку. Для выстрела ему надо было подождать пару секунд — пока достаточное количество энергии будет собрано в накопителях бронекостюма (мы не могли тащить с собой отдельные накопители и запитали терморужье от бортовой сети штатных бронекостюмов). Выбора у меня не было. И желание бежать — ведь я стоял спиной к тому пути, по которому мы пришли сюда — было едва побеждено решением нанести удар по объекту.

Я прыгнул вперед, выхватывая в полете свой нож. Лезвие было активно с момента касания рукоятки. Страх отпечатала у меня в голове вопрос «Что же ты творишь?!». И когда тварь оторвалась от земли, прыгнув на замершего оперативника, я приземлился на спину объекта и рубанул ножом ему по шее. Человеку этот удар снес бы голову. По движению объекта я понял, что он успел отреагировать на мою атаку. Когда мой нож вонзился ему в шею, часть его рук схватила меня и острая боль по всему телу мгновенно сменилась темнотой.

Как Вы могли догадаться, я героически погиб.

Что бы восполнить пробел в моей истории, я не буду пересказывать все документы, к которым имею доступ. Предоставим слово участнику событий. Рапорт Синего дополнял, как и остальные отчеты, поток записей с наших бронекостюмов. Целесообразным считаю привести выдержку из рапорта, касающуюся непосредственно событий, после начала которых я перестал являться сколь-нибудь объективным свидетелем происходящего.

Старшему Инквизитору Управления Инквизиции Империума, полковнику юстиции Медведеву М.А. Мир Чайный Сад, 2424 год. 149 день по местному календарю.

…совершил необоснованный, ставящий под угрозу результат операции поступок — прыжок на спину объекта с целью нанесения ущерба последнему штатным оружием ближнего боя. Основной целью этого решения была, по моему мнению, попытка дать мне время для полноценной зарядки терморужья для максимально эффективного выстрела. Это было сомнительное по эффективности решение.

По моим расчетам положения объекта и после оценки его потенциальных возможностей по перемещению, я обоснованно был готов поразить его выстрелом голову в период нахождения объекта на нисходящей ветви траектории полета в моем направлении. Незначительное расстояние до цели и чрезмерная мощность терморужья позволили мне сделать вывод о достижении вторичной цели операции — уничтожение объекта. В случае промедления объекта вероятность остаться в живых у меня возрастала до умеренно вероятной.

После нанесения объекту дара ножом в область шеи справа, Инквизитор Дмитриев Д.А. был отброшен объектом в сторону. В момент броска, объект удерживал Инквизитора Дмитриева Д.А. левой верхней лапой за левую руку, а правыми верхней и нижней лапами удержал его за элементы бронекостюма и бросил от себя в сторону. Таким образом, на линии огня находился только объект. В момент завершения полной зарядки терморужья я выстрелил объекту в область верхней трети груди. В результате выстрела в теле объекта образовалось сквозное отверстие, диаметром около 30 см. Совершая бессистемные махи верхними конечностями, объект осел на пол шахты и упал на спину. После нескольких судорог он перестал подавать признаки жизни. Сенсорные системы бронекостюма перестали фиксировать пульсацию кровеносной системы и импульсы нервной системы объекта. Выстрел в грудь был выбран мной как наиболее целесообразный, позволяющий сохранить голову объекта, где предположительно находился мозг, для последующего изучения. К этому моменту связь между объектом и головной болью его антагонистов была очевидна.

Оценив результат по уничтожению объекта, я оказал первичную доврачебную медико-санитарную помощь Инквизитору Дмитриеву Д.А., получившему травматическую ампутацию левой руки и закрытую черепно-мозговую травму, а так же Лайму, получившему компрессионный перелом позвоночника. Совместно с Алым были проверены тоннели на расстоянии 1 км от места боя. Признаков других объектов обнаружено не было.

После этого пострадавшие были доставлены ко входу в шахту, где переданы на борт «Примула», для доставки на большой десантный корабль «Иван Рогов».

Останки объекта были погружены силами десанта на борт «Примула» и отправлены на большой десантный корабль «Иван Рогов».

Обе погрузки происходили без свидетелей. Гвардейские подразделения были удалены от шахты на расстояние часового перехода и не имели возможности наблюдать визуально или с помощью технических средств за происходящим.

Оперативный уполномоченный Управления Инквизиции «Синий».

Копия Флагману Флота Инквизиции.

***

В этот раз я приходил в себя в капсуле медицинского блока, а не на койке в палате. Яркий свет оказался через некоторое время полумраком, потому как мои глаза были закрыты плотной повязкой. Я не чувствовал ни ног, ни рук, даже тело было какое-то не такое. Попытка издать звук ни к чему не привела — мне в рот была вставлена гофрированная металлическая трубка, уходившая, казалось мне, в желудок. Пошевелить головой я не мог, тиски на висках и затылке жестко удерживали мой череп. В общих словах, я был в сознании, но сделать что-либо не мог.

Какое-то время спустя свет за повязкой стал ярче, я услышал гудение, щелчок, и моей кожи коснулся порыв прохладного ветерка.

— Сейчас мы уберем защиту с глаз, опустите веки. — Голос был мужской, но очень приятный.

Я зажмурился, повязка как будто исчезла.

— Откройте глаза, не пытайтесь говорить. Мы извлечем интубационно-питающую трубку. Будет немного неприятно, но Вы справитесь.

Открыть глаза я не успел. Да меня вывернуло наизнанку за этой проклятой трубкой! Я едва не отключился, когда ее из меня выдернули. Боль проснулась везде, я даже почувствовал свое тело — ноги, торс, правую руку… Стоп! почему я не чувствую левую руку.

Открыв глаза я увидел интерьер медицинского кабинета на «Иване Рогове» — я уже бывал там. Бортовой военврач Вениамин Федерович стоял рядом со мной. Приходя в себя я окинул взглядом помещение, насколько позволяла моя поза кабачка в грядке, и смог заметить в дальнем углу, у входа, знакомую рыжую челку, но ничего более разглядеть мне не удалось. Увиденное придало мне сил.

«Не просто так ведь она приперлась в медкабинет к моему пробуждению?» — с приятным ощущением давно забытого тепла в сердце подумал я. Сказать я ничего не мог — мой язык и гортань онемели и не слушались меня.

— Сейчас я освобожу Вам голову, пожалуйста, не делайте резких движений.

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль