Хранители строк

0.00
 
Лита Семицветова
Хранители строк
Обложка произведения 'Хранители строк'

Хорошо, что уборка на книжных полках проводится всего лишь раз в году. Всего-то на один день в году привычный спокойный уклад жизни нарушается встрясками, шумом, перекладыванием с места на место и другими малоприятными событиями. Не то, чтобы к этому можно привыкнуть, но как-то пережить и перетерпеть всегда удавалось. Что поделать, если находишься в эпицентре происходящего, и тебя не спрашивают о твоём согласии.

Для Скрибле и Скрабле это всегда было утомительно. Но за долгие годы они научились с достоинством преодолевать временные трудности предновогодней уборки. Главное — найти подходящую книгу, которую обычно меньше всего трогают. А такая давно облюбована: громоздкая, восьмисот страничная, мелкошрифтовая, но крупноувесистая энциклопедия даже не стояла — возлежала в дальнем углу. Важно раздутая от количества накопленных знаний, она не имела возможности долго удерживать себя в вертикальном положении. Почему-то в последнее время к ней обращались нечасто, но, обладая весомостью и авторитетом, она хранила ведомые ей одной факты незыблемо и прочно удерживала свои позиции среди других книг.

Скрибле и Скрабле поселились на книжной полке гораздо позже. Они прибыли вместе с книгой сказок, куда, в свою очередь, попали прямо из типографии. Страницы сказочной книги пахли свежестью, их наполняли удивительные истории, а картинки, которые их сопровождали, были такими потрясающе яркими, что Скрибле и Скрабле долго не раздумывали — запрыгнули внутрь и отправились в путь.

Они повсюду путешествовали вместе и, выбрав сказочные страницы, поняли, что не ошиблись. Тот, кто сочинял эти дивные истории, отменно подобрал и расположил слова, все до единого. Скрибле и Скрабле могли бесконечно погружаться в волшебный мир, забывая о времени и о том, что хранители строк должны уделять внимание и другим книгам, стоящим на полке. А Скрибле и Скрабле, как настоящие хранители строк, знали в этом толк.

Скрибле без труда удавалось находить правильные слова, а Скрабле мог расставить их в нужном порядке. Они всегда приходили к согласию и ни разу не ссорились по этому поводу. Когда на полке появлялась новая книга, Скрибле и Скрабле мигом пробегали через неё, если удавалось ни за что не зацепиться, и ныряли обратно в сказки. Как правило, прохождение не вызывало трудностей. Тот, кто выбирал книги для полки, знал своё дело очень неплохо. Однако надолго задерживаться, а тем более оставаться в них совсем не хотелось. «Сказки» были куда интересней. Но во время уборки им уделяли особое внимание: глянцевую обложку тщательно протирали, страницы подолгу перелистывали, задерживаясь и проглаживая рукой иллюстрации, будто хотели забрать их с собой.

Конечно, хозяева книг не могли увидеть двух маленьких существ, живущих внутри книги, ведь они становились прозрачными как только попадали в поле зрения человеческого глаза. Но хранители строк предпочитают вообще не показываться: а вдруг что-то пойдёт не так, кто-то всё же сумеет их разглядеть, и тогда неизвестно чем это может кончиться, кто больше испугается — хозяева или сами хранители строк. И первые, ещё чего доброго, перестанут брать в руки книги, а вторым придётся искать себе другое пристанище.

Поэтому приходилось временно скрываться в неподвижной энциклопедии, пережидать там, пока всё не утихнет, а затем только перебираться обратно. Саму книгу сказок после очередной уборки то и дело перекладывали на новое место. Иногда так, что Скрибле и Срабле далеко не сразу могли её найти.

Однажды они промаялись на полке до позднего вечера, а когда в комнате зажёгся свет, то увидели, что книга лежит на столике у камина. Она была раскрыта на самой любимой их странице — на сказке о летающем корабле. Скрибле и Скрабле очень хотелось прямо сейчас взобраться на борт парящего в небе парусника, но они не решились покинуть полку. Так и просидели до утра, скучая, в ожидании, когда сказки вернут обратно. Потом спрятались таки в книгу с кулинарными рецептами, где уснули на странице с шоколадным тортом. А когда проснулись, любимые строчки снова ждали их на полке, и жизнь Скрибле и Скрабле вернулась в прежнее сказочное русло.

В этом году уборка проходила как-то особенно долго и нервозно. Хранители строк терпеливо отсиживались в энциклопедии, но хозяевам вдруг захотелось привести в порядок и её. Толстую книженцию вытащили с полки и, с помощью жужжащего механизма, стали собирать накопившуюся за долгие дни пыль. Скрибле и Скрабле еле успели выскочить и укрыться в небольшом томике стихов, который обычно протирали первым. Там они долго бродили по красиво сложенным строчкам. Все стихи были о любви, но какими-то грустными. У Скрибле испортилось настроение, а Скрабле совсем заскучал.

Наконец уборка закончилась. Хранители строк вынырнули из стихов и направились в сказки. Но книги на месте не оказалось. Они обшарили всю полку, оглядели комнату — сказок нигде не было. Скрибле и Скрабле решили, что книгу унесли куда-то на время, как это было однажды, а затем она вернётся назад. Они не могли знать, что сказочную книгу решили подарить маленькому мальчику, и теперь у неё появился новый хозяин, новое жилище и, скорее всего, новые хранители строк.

Скрибле и Скрабле ждали очень долго, бродили из книги в книгу, но всё было не то. Там, где слова, по мнению Скрабле, стояли в совершенном порядке, Скрибле они казались абсолютно пустыми и холодными; там, где каждое слово наполняло теплом, и Скрибле улыбалось вдохновение, Скрабле находил множество изъянов и шероховатостей в словесной последовательности.

Хранители никак не могли договориться, и Скрибле это до того расстроило, что на глазах выступили слёзы, чего раньше никогда не случалось. Ведь она всегда с достоинством несла высокое звание Хранителя строк. Даже заплетала в тугой узел свои графитово-чернильные локоны, чтобы они не мешали ни ей, ни Скрабле думать о главном. Он смотрел на это немного с грустью: мягкие завитки волос так игриво подскакивали, когда Скрибле перепрыгивала со строчки на строчку. Но Скрабле был согласен со Скрибле — нельзя забывать, что они, прежде всего Хранители, а потом уж…

Но сейчас Скрибле уронила несколько слезинок, и Скрабле увидел, как размокают и плывут строчки. Они расплывались не от слёз, а от того, что привычный мир внезапно исчез и вернуть его невозможно. Скрибле была напугана и растеряна, а Скрабле чрезвычайно зол и расстроен. А ещё вдруг исчезло согласие, которое всегда и во всём сопровождало и поддерживало хранителей строк.

Строки продолжали рассыпаться, слова сбивались в кучу, а Скрибле и Скрабле уже не держались за руки.

— Мне надоело побеждать драконов, — сказал Скрабле. — Это похоже на детскую забаву и уже не интересно. Другое дело книги, которые по-настоящему будоражат, заставляют преодолевать настоящих врагов и чувствовать себя сильным.

— Неужели, чтобы чувствовать себя сильным, нужно обязательно кого-то побеждать? — спрашивала Скрибле. — А как же великая сила любви? Разве те, кто любят, не обладают силой?

— Ерунда! Вспомни, как ты сама восхищалась строками, которые рассказывают о героях. Разве сравнимы они с теми, где сплошь и рядом кружевные метафоры и бархатные сантименты?

— Ну это же так красиво!

— И совершенно бессмысленно! — возражал Скрабле. — Если бы я не охранял тексты от всего лишнего и не расставлял бы слова в чётком порядке, то строки разбегались и извивались бы во все стороны, как твои упрямые волосы.

— Ты считаешь, что без них будет лучше?!.. Прекрасно!

Скрибле быстро расплела узелок, подбежала к острому краю стоящего на полке подсвечника и, схватив в охапку свою пышную шевелюру, резанула о бронзовый лепесток. Чернильно-графитовое облако исчезло где-то внизу, Скрибле отвернулась и зашагала прочь. Скрабле со смешанным чувством посмотрел ей вслед, но тоже отвернулся и отправился в другую сторону.

«Ну и пусть! — думал Скрабле. — Я и сам отлично справлюсь со своей миссией!»

«Ну и пусть! Обойдусь и без него!» — думала Скрибле.

Не скрывая удовольствия, Скрабле с разбегу запрыгнул в книгу со множеством глав, посвященных опасной космической экспедиции. Строки в ней ложились чётко, каждое слово стояло строго на своем месте — никаких отвлекающих декораций и лишней болтовни.

Скрибле же предпочла роскошный замок среди трав и цветов, где солнце согревало любовью каждый уголок. Строки там благоухали подобно ухоженным клумбам с розовыми кустами, и каждое слово райской птицей услаждало слух.

Скрабле умело и сосредоточенно двигался между строк, отслеживал и пресекал любое постороннее вмешательство. Он преодолевал эпизод за эпизодом и непременно выходил победителем в каждом из них.

Скрибле с наслаждением собирала пёстрые букеты из слов, плела венки и украшала ими свои дивные волосы, которые снова отросли и игривыми волнами рассыпались по плечам.

Чёткость целенаправленно бегущих строк повсюду сопровождала Скрабле. Витиеватость контуров и причудливая музыкальность были теперь постоянными спутниками Скрибле.

Но достигая с каждым разом цели, Скрабле почему-то перестал чувствовать себя победителем. Он вообще перестал что-либо чувствовать, кроме нового оружия в руке. И теперь он уже не мог без него обходиться: что за хранитель без оружия?

А Скрибле настолько слилась с окружавшими её строками, что стала считать себя их частью. Её переполняли чувства, нужные слова расцветали с каждым днём всё ярче, их было много, и они калейдоскопом пересыпались из узора в узор. В один из дней многоцветная мозаика заполнила всё вокруг, и Скрибле захотелось показать это Скрабле. Но она вспомнила, что его рядом нет. Узоры раскатывались, сменяли друг друга с головокружительной быстротой, всё вокруг переливалось и пульсировало цветом в таком оголтело сумасшедшем ритме, что Скрибле испугалась и ладонями закрыла глаза.

В этот момент, блистающий новизной и совершенством мысли изобретателя, межгалактический крейсер уже готов был взмыть вверх, унося с собой Скрабле. Вид бесконечного горизонта, что маячил спереди, не тревожил Скрабле, но почему-то захотелось оглянуться назад и там увидеть её — задумчивую, с каскадом непослушных чернильных волос и прозрачной каплей на щеке. Он вспомнил старый летающий корабль из сказки, то, как скрипели на ветру деревянные мачты, то, как Скрибле с опаской вжимала голову в плечи, когда они поднимались в облака, а Скрабле смеялся и крепко удерживал её узкую ладонь.

Но сейчас оглядываться было ни к чему: позади, как и впереди простиралась безупречная графитово-серая пустота без единого чернильного пятнышка.

И тут кто-то осторожно дотронулся до его плеча. Всё еще не решаясь оглянуться, Скрабле коснулся знакомой узкой ладони. Идеально ровные линии строчек дрогнули, по ним пробежали замысловатые узоры.

Хранители строк снова держались за руки.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль