Гражданская оборона

0.00
 
Пепел Виктор
Гражданская оборона

«Черви» должны были прилететь по утру. Сережа уже привык к ним, а вот маленькие дети выглядели испуганными. Особенно страшно пятиклассникам — до этого их сразу прятали в бункер, как начинала выть сирена, а теперь им нужно помогать проводить эвакуацию.

Сирена — первый предвестник «Червей». На телефон или интернет рассчитывать не приходится. Через полчаса вой сирены перекрывает странный мерный гул. Еще через час на горизонте появляются алые огни на черных силуэтах. Это — «черви».

За это время нужно построить малышей парами и помочь учителям отвести их в убежище. Дорога до него занимает из любой точки города не более тридцати минут. Человек, застигнутый «червями» вне бункера, может выжить, но нередки случаи, когда он сходит с ума. А еще «черви» могут похитить человека. Этому учат на уроках ОБЖ с пятого класса.

Но после того, как малышей спрячут, остается еще немало работы. Нужно обежать выделенную тебе территорию — проверить не потерялся ли малыш или страдающая склерозом старушка, помочь инвалиду.

Вот и сейчас, проводив с Натальей Дмитриевной третий класс, Сергей вытащил из кармана помятую распечатанную карту (электроника при «червях» работает чрезвычайно плохо) и пошел к двадцать девятому дому. От него тянется квартал новостроек, всего восемь двадцатиэтажек и еще небольшой частный сектор, упирающийся в водокачку.

Дворы пусты, но люди попадаются — идут поддатые мужички, несколько старушек. Сережа, как хороший мальчик, предлагает помощь. Все отказываются. Трое мужчин тащат явного алкаша. Тот орет матом, вырывается и даже пытается зарядить тощей ногой в тапке, но удар под дых его успокаивает. «Сам погибай, а товарища выручай» — вспоминает Серега и идет дальше. Он проходит одну панельную коробку, переваливает через газон. В соседнем дворе людей нет. Внутрь домов Сереже заходить не надо — осмотр даже подъездов займет не один час, к тому времени «черви» уже прибудут.

— Эй, Серый, я тебя обыскался!

К нему бежит маленький пухлый мальчик. Это Вадик с пятого класса. В иное время, Сергей бы отвесил ему подзатыльник за такое обращение — все-таки четыре года разницы, но сейчас ему не до этого.

— Тебя тоже сюда определили?

— Да, позавчера. Я тебя по школе искал…

— Плохо искал! За такое тебе, — Сережа ругается словом, которое несколько минут назад вырывалось от алкаша, но потом берет себя в руки. — В общем, не бойся, нам надо просто обойти двор, потом до водокачки и в бункер.

Они идут. В частном секторе людей нет. Лишь лают собаки да бегают кошки — им «Черви» не страшны. Вдруг голос:

— Ребятушки, помогите!

Рядом с бревенчатым домиком, построенном еще при Хрущеве, лежит старушка. Несмотря на жару, она закутана в плащ. На голове платочек.

— Сердце. Совсем плохо, — говорит она, сбиваясь на шепот.

— Серег, носилки!

— Какие носилки? Времени нет! — отвечает Сережа и бежит в дом.

Дверь, к счастью, открыта. Старушка что-то кричит в след. Сережа понимает, что на мародеров они не похожи, да и специальные повязки волонтеров старушку должны успокоить, но ему не по себе. На кухне, такой типичной советской кухне, хоть в музей относи, он берет стул и бежит на улицу.

Но тут раздается гул. По сравнению с ним сирена покажется райской музыкой. Низкий и протяжный, он пробирает до костей. Но это лучше, чем услышать, как прежде, под своим черепом голоса черных.

 

Старушка кряхтит и охает, но все же встает и садится на стул. Вдвоем мальчики ее поднимают. «Не зря я ходил в качалку», — думает про себя Сергей. Вадим тяжело дышит, но не жалуется. Так они ее несут. Уже через двести метров самонадеянность Сережи улетучивается, и он молится про себя, чтоб им попался взрослый и помог донести. Но на улицах уже нет никого вообще. Многие люди, узнав о «червях», ушли в бункер чуть ли не за неделю до этого, заплатив за лучшие места. По сирене идут лишь школьники и бюджетники — так прописано в законе. Ну и старики с забулдыгами, которых и отыскивают ученики средних школ.

Облака на горизонте окрашиваются в алый цвет. Солнце меркнет, как при затмении. Вдали на небесах появляются странные танцующие фигуры. На них нельзя смотреть. Это сложные иллюзии, но почему-то они могут свести с ума. Кто-то видит в этих фигурах ангелов, кто-то демонов, кто-то всадников апокалипсиса. А кто-то своих умерших близких.

Вадим останавливается.

— Ну, твою мать, что такое? — кричит Сергей.

— Не могу, тяжело.

До бункера всего ничего. Но он находится за парком. Если бы они шли с другой стороны, то возможно кто-нибудь пришел к ним на помощь. Тут же нет никого.

— Помогите! — кричит Вадим. Сережа ругается:

— Потащили, твою мать!

Старушка бормочет что-то невнятное. Вдруг со стороны парка бежит мужчина. На вид лет сорок.

— Парни, держитесь!

Он становится на место Вадима. Стул поднят и старушку несут. Под ногами ломаются сучья.

— Будь проклят тот, кто не убрал здесь мусор, зная о том, что это случится!

Вдруг с неба падает тень. Сергей поднимает голову и видит огромное черное пятно. Оно похоже на схематическое изображение рыбы или дирижабля тридцатых годов. Почему корабли черных прозвали червями никто толком не знает, а вопросы в этой области лучше не задавать. «Не успели… — проносится в голове у Сережи, — но почему так быстро? Или он так незаметно подкрался?». Гул усиливается. От него болит голова.

Вдруг старушка дергается и с невиданной для нее прытью спрыгивает со стула и бросается на Вадима. Мальчик даже не успевает отскочить. Старуха обнажает желтые, торчащие, как могильные плиты на старом кладбище, зубы и впивается в его плоть. Но уже через секунду ее отбрасывает мощный удар мужчины.

— Бежим! — кричит он.

Оставшиеся двести метров они бегут, как на олимпиаде. Двери бункера приоткрыты. Они залетают в коридор. Там их осматривают спасатели и пускают уже дальше.

— Что с бабушкой будет? — спрашивает Вадим, когда они петляют по узкому коридору.

— Конец бабушке. Наши спецы хвалятся, что смогли перенастроить корабли черных, но каждый год несколько людей во время учений сходят с ума и гибнут, — отвечает мужчина. — прошлые учения были тут три года назад, помните? Вроде обошлось. А вот в прошлом году учения выпали на Владивосток и там человек десять погибло.

Сергей кивает. Тогда он помог дотащить до бункера Витальку, местного инвалида с ДЦП, за что получил грамоту и кучу подарков. Теперь же ему придется отчитываться за бабусю, но он старательно гонит эти мысли от себя. Главное, что успели добежать. Они садятся на ящик в коридоре.

— Нам конец… — бормочет Вадим.

— Да не переживай. Ты сделал все, что мог, — успокаивает его мужчина. — У меня племянник в позапрошлом году во Владимире алкоголика тащил, тот в безумие впал и чуть череп ему не проломил. По закону, если пострадавший напал на волонтера после того, как черви загудели, то он ответственности не несет. Виноват тот, кто ему такой дрянной маршрут составил.

— Мы с водокачки тащили.

— Кто вас туда отправил? Там район Химзавода вообще-то. Частный сектор вообще не ваш. Все, расслабьтесь.

Сергей хочет курить, хоть и бросил год назад, но не решается стрельнуть сигарету. На Вадика больно смотреть, он дрожит и смотрит в пустоту. Мужчина же продолжает:

— Вот. Раньше говорили, что по закону нельзя чаще чем раз в пять лет проводить эти учения. И то, что вообще стоит их отменить, так как Черные больше не вернутся.

— Это правда?

— Не знаю. Раньше бы я ответил, что да. Но глобальному правительству видней. А ведь я воевал с ними, черными. Учения — это ерунда по сравнению с тем, что было.

— Тогда правда, что во время войны все сходили с ума?

— Да. Причем не просто бились в конвульсиях, как эта бабка. Иные покрывались буграми и приобретали невероятную силу. Молекулярные биологи тогда еще за голову схватились — как так, мгновенная перестройка организма. Правда, слуги, долго не жили…

Мужчина закурил.

— Хуже было с теми, кто попадал под влияние черных, сохраняя относительный рассудок. Поначалу они утверждали, что черные не несут никакого зла и пришли с миром, что нам надо сдаться, что земные правительства обманывают. Потом мы стали обнаруживать засланных казачков. Некоторые из них смогли проникнуть даже в высший командный состав. Но потом наши психологи научились их выявлять. А без своих агентов черные не так уж и страшны. И их можно бить. Ну вам же рассказывали в школе. Битва над Арктикой, сбитые корабли… Я, кстати, был на Новой земле, когда вот одну такую рыбину уничтожили. Правда, толком ничего не посмотрел. Сразу ее оцепили и увезли.

— А зачем из года в год мы вспоминаем изгнание черных? — спросил Вадим. Сергей тут же пшикнул на него.

— Послушай, мальчик, ты уже вышел из того возраста, когда можно задавать вопросы просто так. К тому же ты сам знаешь ответ — победа над черными сделала мир единым. Прекратились войны, противоречия. Глобальное правительство решило почти все наши страхи. Неужели вы не проходили по истории глобальное потепление, финансовый кризис или войну на Ближнем Востоке?

— Историю начала двадцать первого века в десятом классе проходят, а он только в пятом, — произнес Сережа.

— Тогда ладно. Так вот, Последняя война примирила все народы, а технологии, что мы смогли потом получить от черных, смогли дать ответ, как любили говорить ученые, на вызовы двадцать первого века. Но впредь не задавайся такими вопросами. Учителя все объяснят, когда придет время.

Через полчаса люди стали выходить из бункера. Черные рыбы-корабли продолжали кружиться над городом, но их уже никто не боялся. Школьников выстроили на торжественной линейке. Дети махали руками, звучала музыка.

— Елена Сергеевна, а зачем все эти учения — спросил Вадим, когда основные мероприятия закончились. — Нельзя просто вспоминать? Или проводить парады?

— Тебе какое дело? Будешь много знать — скоро состаришься! — крикнула в ответ учительница.

«Хорошо, что он еще не спрашивает, почему летчиков, что управляют этими кораблями, так до сих пор никто не видел», — подумал Сергей, потирая полученный за такие вопросы длинный шрам на спине.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль