Дубликат / Damien Smoyllett
 

Дубликат

0.00
 
Damien Smoyllett
Дубликат
Обложка произведения 'Дубликат'

Большинство имён, улиц и заведений,

придуманы автором.

Любые совпадения являются случайными.

 

 

Глава 1 — Звонок с плохими известиями

 

— Первое место — Юлианна Снегирёва!

О, как же сильно грели мою душу эти слова, произнесённые сорок пять минут тому назад! До сих пор не могу поверить в то, что я победила в местном марафоне, — из всех спортсменов, прибывших с нашего Волгограда, я оказалась самой быстрой — пробежала 5000 метров всего за 14 минут 31 секунду!

— Ну что призёрка, участвовать в следующем, усложненном этапе, собираешься? — с улыбкой до ушей поинтересовался ожидавший меня у раздевалки, мой фитнесс-коллега Арсений, — Или уступишь первое место мне?

— Даже не мечтай! — прыснула я. — Уж что моё — то моё! Первое место в своей родной стихии я никому отдавать не собираюсь!

— Ну ладно, ладно! — поднял руки вверх Сеня, — с тобою и не пошутишь!

Конечно же, он говорил не всерьёз. Как и я. Просто спорт, а уж тем более победы в нём — смысл моей жизни. Тут уж ничего не поделаешь!

— Буду, буду участвовать дальше, не переживай! — усмехнулась я. — А то как же я буду жить дальше, если пропущу напряжённое шоу с участием самой себя в главной роли?!

В это время из-за угла неожиданно появились Оля с Лилей — ещё две участницы нашей команды. Но в отличии от Арсения, которому ещё относительно повезло (он прибежал вторым), им не посчастливилось занять никакого места вообще. Впрочем, они не больно-то и расстроились.

— Что вы тут застряли, ребята? — поинтересовалась Лиля, — мы вас снаружи уже чёртову уйму времени ожидаем! Или вы решили заночевать на этом стадионе?

— Да нет, просто Юля в процессе переодевания долго танцевала — всё никак не могла прийти в себя от радости победы, — сострил Сеня, — так скакала, что даже в нашей мужской раздевалке стены содрогались!

— Болван! — под хохот девчонок, я угостила его лёгким подзатыльником. Хотя частично он был прав — я, взбудораженная превосходным результатом, действительно пританцовывала, но уж точно не так, как он описал!

— Хватит вам болтать, идёмте уже! — одёрнула нас Оля, — А то так мы в итоге и Москвы не увидим! Времяуже давно за полдень, а завтра с утра пораньше вылет.

Забрав все необходимые документы, мы покинули здание стадиона и отправились на обозрение местных достопримечательностей. Погуляв для начала по Москворецкой набережной, мы отправились в Парк Горького, где провели не менее двух часов, поражённые его небывалой красотой. После, посетили Воробьёвы горы, ВДНХ, Триумфальную арку, а напоследок — Александровский сад, ну и конечно же знаменитую Красную Площадь. Наконец, когда уже совсем стемнело, мы поужинали в ресторане итальянской кухни (его названия я, к сожалению, не запомнила) и, утомлённые перенасыщенным счастливыми событиями днём, вернулись в нашу гостиницу и уснули как убитые. Если бы я могла тогда знать, что это был последний счастливый день для меня…

На следующее утро, в 6:30, мы вылетели обратно в Волгоград. Сделав через иллюминатор панорамный снимок удаляющейся Москвы, я загрустила — жаль было прощаться с подобной красотой!

«Не расстраивайся, Юлиана, — твердил мне внутренний голос, — у тебя впереди ещё куча других соревнований и отпусков, так что рано или поздно ты обязательно сюда вернёшься, или побываешь в более красивых местах, гораздо лучше этого.»

Погрузившись в раздумья, я даже не заметила как прошли полтора часа перелёта и вынырнула из грёз только когда самолёт уже коснулся земли. Простившись в аэропорту с Арсением и девчонками, я поймала такси и покатила домой. В подъезде, прямо с лестничной площадки, я отчётливо услышала, как в моей квартире, на втором этаже, разрывается стационарный телефон. Кому я могла понадобиться в такую рань? И почему звонят на домашний телефон, а не на мобильный? Однако в следующую секунду всё стало ясно — попытавшись посмотреть время на мобильнике, я заметила, что он напрочь разряжен. Видимо туда всё-таки пытались позвонить, но не смогли. Оказавшись внутри квартиры, я стремглав кинулась к телефону.

— Алло!

— Юлиана, слава богу! — раздался на том конце провода полный отчаяния голос соседки моей мамы, — А то звоню, звоню…

— Что случилось, Нонна Борисовна? — перепугалась я.

— Юлечка, с мамой твоей беда! Прошлой ночью её госпитализировали на «Скорой» в главную центральную больницу. Я только что была там, врачи говорят — тяжёлая стадия пневмонии у неё…

Комната поплыла у меня перед глазами.

— Что… когда? Когда это случилось?

— Вчера вечером, я решила зайти к ней, хотела воспользоваться её компьютером, чтобы отправить письмо дочке в Краснодар, — мой сломался а сообщение было срочным. Звоню в дверь — не открывает. Хотя дома она точно была, так как из квартиры доносились звуки радио. Решив воспользоваться запасным ключом, я пошла в квартиру и увидела её в плачевном состоянии, — с ядовито красным лицом под двумя толстыми одеялами, она бедная лежит… Я быстренько и вызвала ей "Скорую помощь. Ты бы приехала Юленька, она сейчас очень в твоей помощи нуждается!

Проревев всю первую половину дня, я принялась обдумывать возможные варианты выхода из ситуации. К маме я конечно же полечу, это без вариантов, но как быть с тренировками? На носу новые соревнования, а время своего отсутствия (кто знает сколько времени продлится) я напрочь выбьюсь из графика!

В этот момент в дверь позвонили: пришёл мой парень Станислав.

— Ну что чемпионка, поздравляю! Как у тебя… Ой а что случилось?

Снова зарыдав я рассказала ему о своём горе.

— Да-а-а… — протянул он, — не приведи бог кому-нибудь такое! Значит так: как только придёшь себя — ноги в руки и дуй на Родину к маме и не отходи от неё ни на шаг, пока не убедишься, что она поправилась!

— А как будет соревнованиями?

— Наплюй! — бросил Стас, — соревнований в твоей жизни ещё будет много, а мать у тебя всего одна!

После этих слов я заревела в третий раз. Стас неловко топтался рядом. Нет, не подумайте, что я готова променять свою мать на спорт, просто… просто для меня он очень, ну очень важен!

— Знаешь, — робко проговорил Станислав, — есть у меня одна идея, как вернуться из этой передряги, только она здорово попахивает фантастикой

— Что это за идея такая интересная? — удивилась я.

— Можно воспользоваться твоим компьютером? Я всё покажу.

— Да на здоровье!

Включив мой ноутбук, Стас задумчивым лицом застучал по клавиатуре.

— На днях мне попался на глаза один любопытный сайт, — бормотал он, — но объявление на нём выглядела весьма бредово. — Он повернулся в мою сторону:

— Ты когда-нибудь слыхала об эксперименте по полному дублированию личности?

 

 

Глава 2 — «Dublication

 

  — Чего-чего? — округлила глаза я. — Стас, ты вообще в своём уме, шутить такие шутки?

— На другую реакцию я даже не надеялся — тяжело вздохнул он, — а ведь я говорю это на полном серьёзе! Взгляни сама, — Стас развернул монитор в мою сторону.

Я взглянула на экран: дизайн найденного моим приятелем подозрительного сайта представлял собой красивый небесно-голубой фон с изображённой на нём огромными серебряными буквами надписью «DUBLICATION +». По бокам надписи стояли два таких же серебряных человечка-близнеца, повёрнутые зеркально друг другу. Чуть ниже названия компании, медно-золотыми буквами был напечатан текст следующего содержания:

«Возникала ли в вашей жизни ситуация, когда вам хотелось бы оказаться в двух местах одновременно, хотя бы раз? Быть может, были неразрешимые проблемы или чрезмерное счастье, очернённое невозможностью увидеться с дорогим вам человеком в такой момент? С нашей помощью, подобная неприятность будет решена в два счёта! И это вовсе не шутка: с помощью недавно изобретённой нашими учёными, специальной синтетической субстанции, компания «Dublication +» создаст абсолютно точный дубль вашего тела и сознания, обладающий всей необходимой информацией о вас и внезапно возникшей ситуации. В качестве анализов от вас потребуются лишь скребок кожи и ваш фотоснимок. Отличается копия от оригинала лишь в двух вещах:

1) Отсутствие необходимых человеку биологических нужд;

2) Слишком пристальный взгляд в адрес назначенных для неё обязанностей.

 

Важное примечание!

Дубликат создаётся лишь на 15 дней! Используемая нами вышеупомянутая субстанция, имеет неустойчивый молекулярный набор, вследствии чего у не расщеплённой в определённый срок копии, могут возникнуть некоторые странности в поведении, либо «фальшивая смерть». Заранее просим вас учесть данный факт и отнестись к этому с пониманием.

 

Стоимость услуги — 10000р.

 

Наш адрес: г.Волгоград, Тополиный переулок, 7, 4-й подъезд, каб. 53.

Тел.:…

Тьфу! — не дочитав, в сердцах сплюнула я. — Да в такой бред ведь даже первоклашки не поверят! Стас, я же тебя всерьёз о помощи попросила, а ты…

— Я тоже всерьёз! — рассердился он. — В конце концов, сайт-не фальшивка, ибо сделан слишком качественно, а уж я-то, будучи web-дизайнером, как-никак в этом разбираюсь! И потом — тут имеются отзывы…

— О-о-ох ты ж, боже ты мой! — я закатила глаза. — Да что ты как трёхлетний малыш в самом деле?! Да любые шарашники способны наваять самим себе чёртову уйму отзывов, лишь бы убедить самих себя в том, что их дерь…оуслуги кому-то, кроме них самих, нужны!

— Ты права, я знаю, — тихо ответил он. — Но… вдруг чудеса всё-же бывают? Давай сходим и проверим, ведь Тополиный переулок находится всего в четырёх кварталах отсюда, кому от этого станет хуже?

М-мда, хуже, конечно, никому не станет, но драгоценное время будет утеряно… С другой стороны, в словах Станислава был резон: что, если чудо и впрямь существует? А мне, в данный момент, лишь на чудо надеется и оставалось.

 

Прибыв по указанному на сайте адресу, мы начали прочёсывать один этаж за другим, пытаясь разыскать среди кучи расположенных здесь мини-компаний, «Dublication +». По неизвестной причине, номера располагались как попало, — 26, 141, 60, 79, 51 и тд. (под каким веществом находились те, кто расставлял нумерацию — непонятно). Однако нужного нам номера «53» нигде не было.

— Что за чёрт? — недоумевал Стас, — неужто и впрямь обман?

— Скажите пожалуйста, — остановила тем временем я проходящую мимо пожилую женщину, — где тут находится кабинет 53?

— 53? — женщина слегка нахмурилась, — это цокольный этаж. Вы уверены, что вам нужно именно туда? Там нет никаких компаний.

— Извините, мы скорей всего просто ошиблись домом, — тяжело вздохнул Стас, и потянул меня в сторону выхода. — Доверчивые идиоты, — бурчал на ходу он.

— Погоди, — остановила его я возле самой двери на улицу, — давай уж сходим проверим и цоколь.

— А смысл? — удивился он. — Лично мне уже всё ясно. А ты, кстати говоря, первая предположила, что всё это просто разводка, так зачем же рвёшься туда теперь?

— А ты первый поверил всему этому, а теперь сам же ворчищь, что мы дураки, — отбрила я Стаса. — Раз уж мы здесь, осмотрим всё до конца.

Спустившись в подвальный сектор, мы вновь начали пристально вглядываться в номера на дверях. 43, 128, 50… На этих дверях не висело никаких опознавательных табличек, — по видимому, это были складские или канцелярские комнаты. За исключением одной…

— Неужели мы её нашли? — взволнованно ахнул Стас.

По правую сторону, буквально в трёх шагах от нас, располагалась синяя дверь с номером 53, под которым был выгравирован непонятный логотип «D +». У меня перехватило дыхание:

— Как думаешь… — хриплым шёпотом спросила я, — оно?

— Скорее всего, — так же шёпотом отзвался Стас. — «D +» вполне может быть сокращением от «Dublication +». Но почему они так зашифровались?

— Вот давай у них и спросим, — я решительно подошла к двери и нажала кнопку селектора.

— Добрый день, по какому вопросу идёте? — раздался мужской голос из динамика.

— Добрый день, — отозвалась я, — мы хотели бы узнать насчёт дублирования личности…

— Заходите! — не дал мне договорить незримый собеседник. Дверь щёлкнула.

Войдя внутрь, мы со Стасом оказались в небольшой, но довольно уютной комнатке с бледно-рыжими стенами. Сидящий за маленьким столом парень в охранной форме, пододвинул к нам какой-то листок.

— Распишитесь здесь, и присядьте на ту скамью, — велел он, нажав на что-то под столом, — профессор скоро примет вас.

Спустя примерно шесть минут, из-за железной двери в противоположном конце комнаты вышел мужчина в белом халате. На вид ему можно было дать тридцать девять лет и внешне он напоминал моего любимого актёра Джеймса Вудса: такие же тёмные, зачёсанные назад волосы с прямым пробором посередине, такие же чёрные грустноватые глаза. Он широко улыбнулся.

— Здравствуйте молодые люди, прошу прощения, что заставил себя ждать. Я — Кирилл Михайлович Леваков, основатель и руководитель компании «Dublication +». Кто из вас хочет продублироваться? Или может оба?

— Я хочу, — первая поднялась со скамьи я, — меня зовут Юлианна.

— Рад знакомству, — кивнул профессор, — я попрошу вас сейчас пройти со мной в лабораторию, — расскажу о процедуре подробно, а молодому человеку, — глянул он на поднявшегося было следом Стаса, — придётся посидеть тут ещё несколько минут.

— Но простите… — попытался возразить он, но Леваков его перебил:

— То, чем мы тут занимаемся, не положено знать всем подряд, — решительно заявил он. — информация предоставляется лишь искренне заинтересованным клиентам. Не волнуйтесь, ничего страшного внутри с вашей спутницей не произойдёт. На крайний случай, Юрий — указал он на охранника, покажет вам на мониторе запись наших манёвров.

— Интересные, однако, у вас тут правила! — съехидничала я, когда мы с профессором оказались в длинном мрачном коридоре, по ту сторону двери. — Тех, кто изъявил желание поучавствовать в процедуре, но ещё не дал согласия, пускать внутрь можно, а тех, кто всего-навсего приходится сопровождающим — нельзя. А если другой человек тоже захочет продублироваться, когда узнает детали?

— Не всё так просто, Юлианна, — ответил Леваков, — по человеку обычно всегда видно, когда он действительно заинтересован в чём-либо, а когда ему глубоко наплевать. Уж я, за сорок с лишним лет, научился это определять по малозаметным поверхностному взгляду, признакам.

— Сорок с лишним лет? — удивлённо ахнула я, — Но вы выглядете намного моложе!

— Спасибо за комплимент, — хихикнул он, затем продолжил: — Допустим, я поверю случайному прохожему, что ему и впрямь интересен это процесс, раззкажу-покажу ему тут всё, а потом? А потом я просто получу килограммы насмешек в свой адрес, а наша с коллегами репутация может серьёзно пошатнуться, ибо скептичный индивид не постесняется растрезвонить о нашем деле кому ни попадя, да ещё приправив это чёрт знает какими деталями. Нам это надо?

— А записей на мониторе не боитесь?

— На монитор транслируется не полноценная видеозапись, а цветовая анимация, изображающая наши передвижения. Два зайца одним махом: посторонний наблюдатель ничего не узнает и в то же время, как например ваш друг сейчас, убеждается, что внутри полный порядок, никто вас не убивает.

— Здорово! — выдохнула я.

— Нам сюда, — профессор указал на одну из дверей по правой стороне.

За дверью царила поистине футуристическая атмосфера: лаборатория с кислотно-голубыми стенами, по всему периметру была уставлена компьютерами и всякими разными механизмами непонятного для меня назначения. Множество мужчин и женщин в белых халатах то и дело сновали туда-сюда между этими приборами, жестикулируя и переговариваясь шёпотом между собой. В дальнем левом углу лаборатории, находился огромный прозрачный стеклянный куб, внутри которого стояли скамья и большой белый стенд с изображённой на нём шкалой делений человеческого роста, — это напомнило мне полицейскую комнату для допросов из детективного кино. А в самом центре этой «комнаты будущего» стояли два высоченных (в три человеческих роста высотой) резервуара, до середины наполненные крайне необычного вида субстанциями: в правом было нечто тягучее серебристо-серого цвета, напоминающее небывалых размеров жевательну резинку, в левом же булькала переливающаяся всеми цветами радуги, жидкая кислота. К этим резервуарам и подвёл меня профессор.

— Вот собственно из этого материала, — указал он на «жвачку», — мы и будем изготавливать новую «вас». А это, — подвёл он меня к радужной жидкости, — растворитель. Вещество, показанное вам секунду назад, нестабильно, а посему, во избежание весьма нежелательных последствий дубликат, по истечению срока в пятнадцать дней, подлежит обязательному расщеплению.

— Вступление звучит весьма отталкивающе, — усмехнулась я, — что, интересно знать, дубликат может натворить? Откусит кому-нибудь полруки?

— Ну, до преступлений дело не дойдёт, — заверил меня Леваков, — но ваша копия может внезапно утратить память, или начнёт лопотать смешными фразами на непонятном языке, — с дублем нашего сотрудника, на котором мы провели первый опыт, именно так и произошло. В самом противном случае, двойник просто остановится, — замрёт на месте, не в силах пошевелить ни одной конечностью, не способный вымолвить ни слова. Представляете реакцию ваших собеседников, если вы на их глазах внезапно в «манекен» превратитесь?

Да уж, зрелище было бы весьма жутковатым!

— И много уже было желающих?

— Не считая подопытных сотрудников — два клиента. У обоих всё прошло без сучка и задоринки, — первый уладил свои проблемы за четырнадцать дней, вторая — за одиннадцать. Оба говорили, что их подмен никто не заметил, за исключением того, что они, по отзывам родных, вдруг резко стали «обязательными» во всём. Ещё вопросы?

— Больше нет, — сдалась я, — я согласна. Только нельзя ли мне в виде исключения, провести эту процедуру как можно быстрей? Желательно прямо сегодня.

— Сегодня? — удивлённо поднял брови Леваков. — Вообще-то, положено дать время на эмоциональную подготовку… А у вас какая-то выходящая из ряда вон ситуация?

— У меня настоящее ЧП! — с жаром воскликнула я и пересказала ему вкратце свою историю.

— Та-а-ак, — нахмурился он, — я вас понял, случай действительно страшный. Давайте так, — он глянул на часы, — посидите часок там, где мы оставили вашего молодого человека, затем я позову вас. Ваш дубль будет готов через день. До среды у вас есть время?

— Думаю да, — тихо отзвалась я. разумеется, мне хотелось отправиться к маме как можно быстрее, но разме мог у меня быть выбор в данной ситуации?

— А когда производится оплата?

— Оплата и подпись бланка, производятся непосредственно после результата. В случае, если дубликат вам чем-то не понравится, вы не платите, а мы сразу растворяем копию. И вот ещё что, — понизив голос, добавил он, — в связи с вашим случаем, я сделаю вам скидку: для вас процедура будет стоить не десять, а только семь тысячь.

— Простите, но…

— Удивлены ценой за такую услугу, Юлианна? Ведь по логике за такое просят гораздо больше! Дело всё в том, что дубликаты не являются нашим основным делом, — это сайд-проект, в то время, как основной нашей специализацией является совсем другое дело, о котором я не имею права разглашать. Так что в нашем случае брать за услугу, от которой мы не зависим, больше чем есть, было бы просто нечестно.

 

 

Глава 3 — Принципиальная сестрёнка

 

  Час спустя, дело было сделано. Профессор Леваков вновь привёл меня в лабораторию, где одна из его ассистенток, молодая рыжеволосая женщина, сняла скальпелем с моей руки небольшую полоску кожи, после чего, повела меня к тому самому загадочному кубу, которую я ранее приняла за Комнату Допросов. Оказалось, в нём делали снимок клиента. Оказавшись внутри куба, я, по велению женщины, сняла верхнюю одежду и встала на скамью, что стояла у измерительной шкалы, — меня сфотографировали особым для предстоящей процедуры образом «с ребра», — как обычно изображают на чертежах фигуры в полном объёме. Затем, распрощавшись с профессором, мы со Стасом отправились в аэропорт за покупкой билетов.

Через день, в среду, к девяти утра, я уже без Стаса отправилась по знакомому адресу. В приёмной, где дежурил охранник, уже сидела незнакомая девушка, выглядящая весьма странно: синий джинсовый костюм, широкий чёрный пояс с блестяшками, жёлтые туфли с длиннющими каблуками на ногах. Волосы незнакомки были стянуты в конский хвост, лицо закрыто тёмными фиолетовыми очками, а на голове красовалась чуть сдвинутая набекрень соломенная шляпа.

«Весьма оригинальный наряд для поздней осени, — подумала я. — И вообще девица, похоже, психически ненормальная: пальцы трясутся, губы сжаты, да ещё и дыхание, как у слона с бронхитом. Неужели это чудо тоже дублироваться притопало?»

— Скажите, — незнакомка тут же полезла ко мне с расспросами, — вы тоже идёте клонироваться?

Даже голос у неё был какой-то чудной, — приглушенный, трубящий, с лёгкой примесью визгливого фальцета.

— Нет, — отозвалась я, — процедуру я уже прошла, теперь жду когда меня познакомят с моим дублем. Кстати, там не клонируют, клон — существо с живым организмом, а там создают синтетические копии из специального вещества.

— Да? — взволнованно спросила она, — ну тогда ладно. Но всё равно я волнуюсь. Волнуюсь. Так волнуюсь… Так страшно! — её пальцы затряслись сильнее прежнего.

«Точно ненормальная! — я отодвинулась подальше от неё. — Быстрее бы покончить со всей этой волокитой и уйти, а то мало ли что она учудить тут может!»

Две минуты спустя, появился профессор с жёлтой папкой в руках.

— Доброе утро, Юлианна, — с улыбкой поздоровался он, — как вам результат?

— Какой? — не поняла его я. Нервная незнакомка приглушенно закашлялась.

— Вы до сих пор не познакомились? — Леваков указал глазами на девушку.

Я недоумённо воззрилась на неё. Стоп! Только сейчас мне удалось разглядеть в ней до боли знакомый профиль…

— Ладно, снимаем маскировку! — зашлась от хохота та, резко сдёрнув с себя очки и шляпу, и распустив ловким движением руки, волосы. Конечно же, это была я сама! Худая, среднего роста, с небольшим сколиозом, сероглазая, с рыжевато-русыми, с отдельными мелированными прядями, волосами.

— Ой, не могу! — продолжала хихикать моя «дублёрша», — Юлианна собственное чувство юмора не признала!

— Это когда это я так шутила?

— В прошлом году, в Ростове, перед самым началом соревнований, — пояснила она, — ты передтренером испуг разыграла.

— Откуда ты это знаешь? — округлились у меня глаза.

— Я же твой точный дубль! — подмигнула она. — Благодаря ДНК с твоей руки, вся твоя биография в моей голове пропечаталась. Можещь звать меня Юлианна-2. Или просто Юля.

Я протянула ей руку, и мы обменялись крепким рукопожатием.

— А меня можно звать тётушкой Юлей, — решила пошутить и я.

— Ага, давай уж лучше бабушкой! — и тут мы все, включая профессора, грохнули от смеха.

Расплатившись с Леваковым и расписавшись во всех необходимых бумагах, извлечённых им из папки, мы с новоиспечённой «сестрой», покинули заведение.

Дома, мы в четыре руки взялись за генеральную уборку. Квартиру необходимо было привести в порядок немедленно, ибо я улетаю сегодня вечером на непонятный срок, а Юля-2 будет целыми днями на тренировках и ей будет явно не до чистоты. В час дня в дверь позвонили.

— Наверное Стас, — направилась к двери я.

— Погоди! — Юлианна на полпути меня перехватила, — иди, посиди в комнате, а гостя приму я. Посмотрим, сможет ли он отличить меня от тебя.

Что ж, задумка неплохая. Я нырнула в спальню, неплотно прикрыв за собой дверь, и прислушалась.

— Добрый день, Стас, проходи! — раздался из прихожей бодрый голос Юли.

— Ну как дела? — донёсся до меня голос Станислава, — всё получилось?

— Тише! — шикнула на она него, — да, всё получилось, она спит, проходи тихонько. Стоп! — неожиданно сердито вскрикнула она, — куда ты потащился в обуви?

— А что я такого сделал? — изумился Стас, — всего-то на сантиметр заступил. Раньше ты не обращала внимание на такую мелочь!

— Раньше и Земля имела форму восьмигранника! Я полдня выдраивала полы и мне совершенно не нужна тут новая порция грязи. А вообще знаешь Стасик, вот тебе швабра, вот тряпка…

— Хватит! — давясь от смеха, вышла из комнаты я. — Ты перегибаешь палку сестричка, от двух пылинок на полу мне обычно ни жарко, ни холодно.

Побледневший Стас переводил очумелый взгляд с неё на меня и обратно.

— Господи боже, — тихо пробормотал он наконец, — я уж решил, что обидел тебя чем-то. А видеть тебя в двух экземплярах, это… — и он вновь потерял дар речи.

— Не переживай, — успокоила я его, — один экземпляр сегодня вечером улетает, а на твоём попечении временно остаётся строгая копия, ревностно относящаяся к своим, то есть моим, обязанностям.

— Так что, Стас, привыкай, — с усмешкой добавила Юлианна-2, — я очень принципиальна.

К семи часам нынешнего вечера, мы были в аэропорту. Благополучно пройдя регистрацию, я решила перекинуться с ними парой слов, в оставшиеся до посадки несколько минут.

— Ну, что могу тебе сказать, — тяжело вздохнул Стас, — желаю удачи, пусть у вас с матерью всё будет хорошо, и не переживай насчёт своих соревнований — твоя техносестра всех, кого надо, проучит.

— Твои бы слова — да Богу в уши, — с грустью усмехнулась я.

— Не отходи от мамы ни на шаг, — напутствовала меня Юлианна, — мне и самой хотелось бы там присутствовать, но соревнования…

Попрощавшись за руку с ней и обнявшись со Стасом, я пошла на объявленную посадку.Уже у самых дверей, я на секунду обернулась: они махали мне руками и весело улыбались…

 

Пожалуй, я не буду описывать вам все «прелести» проведённых на родине дней, скажу лишь, что мамина проблема оказалась в весьма тяжёлой стадии, благодаря чему её продержали в больнице дольше положенного срока. Когда же она наконец пошла на поправку, пошёл уже двадцать первый день моего пребывания здесь. Само собой, весь план по договору пошёл коту под хвост, но что я могла поделать?

« Да и что страшного может случиться с дубликатом? — размышляла я, — не взорвётся же она прилюдно в самом деле? А коль начнутся странности в поведении — что ж, Стас отыщет способ сгладить обстоятельства».

Спустя ещё три дня, маму выписали, велев соблюдать постельный режим. Ещё через два, она была совершенно здорова.

— Ну что, Юля, спасибо тебе огромное за всё, — сказала мне тогда она, — ты можещь возвращаться домой, к своим делам. А я уж дальше сама управлюсь. И без того ведь отняла у тебя много времени.

— Что ты такое говоришь, мама! — воскликнула я. — Забота о тебе была мне совсем не в тягость!

— Но как же твои соревнования?

— В плане этого тоже ничего страшного не произошло, у меня была… замена. — Не могла же я всерьёз признаться в том, на что пошла?

Побыв для пущей безопасности с ней ещё денёк, я отправилась в обратный путь. «Очень надеюсь, что за неполные двадцать восемь дней дома ничего не случилось», — размышляла я уже в самолёте. Но тем не менее, на сердце у меня было неспокойно: накануне я не раз пыталась дозвониться до Стаса и на свой домашний телефон, до Юли, чтобы сообщить дату прилёта — ни та, ни другой, не брали трубку. Что же произошло?

В одиннадцать часов вечера, самолёт пошёл на посадку. Позже, получив багаж и выйдя на улицу, я ещё раз позвонила Стасу. Нет ответа. Тогда я набрала мой домашний номер: полминуты тишины, после чего связь резко оборвалась. Попробовала заново — результат тот же. Что ещё за новости?

Поймав такси, я уже с сильным чувством тревоги поехала домой. Оказавшись наконец у родной двери, я дрожащими руками вставила ключ в скважину. Странно, он поворачивался как то уж слишком легко. Войдя внутрь, я остолбенела: квартира была полностью раскурочена.

Обломки различной мебели валялись тут и там. Длинные царапины на изодранных обоях напоминали следы когтей хищника, словно на них кидался дикий зверь.Тумбочка в прихожей, на которой стоял домашний телефон, была разломана точно пополам. От самого же телефонного аппарата остались одни воспоминания. Неудивительно, что сигнал не проходил!

На негнущихся ногах, я прокралась в гостиную. Двери шкафа были сорваны с петель, моя одежда в беспорядке раскидана по полу, часть вещей была порезана. «Это сон, — дрожа всем телом, думала я, — это просто сон!». Под ногами что-то хрустнуло. Я пригляделась: осколок люстры. И тут мои нервы сдали окончательно: следующие несколько секунд я орала нечеловеческим голосом, после чего в моих глазах потемнело и я лишилась чувств.

 

 

Глава 4 — Меня объявляют в розыск

 

  Придя спустя некоторое время в себя и кое-как расчистив «авгиевы конюшни», я мысленно прикинула ситуацию: кто мог устроить такой кавардак? Здесь были воры? Не похоже, ибо все деньги были на месте. Неужели это натворила моя копия? И где, кстати говоря, её носит? Судя по косвенным признакам, в этой квартире уже долгое время не было ни одной живой души. И что, чёрт возьми, случилось со Стасом? Я в очередной раз набрала его номер: «Абонент временно недоступен, или находится вне зоны действия сети». Очень интересно!

Мои глаза начали неумолимо слипаться. Я взглянула на часы: полвторого ночи. Решив разобраться со всеми проблемами с утра, на свежую голову, я приняла душ и, выпив валерьянки, забылась тяжёлым сном.

Утром, осушив для успокоения три чашки кофе, я призадумалась: куда мне теперь обратиться по поводу этой проблемы? Пойти рассказать всё полиции? Да кто мне там поверит, что я двойника себе завела? Ещё и в психушку перенаправят! Правильнее всего будет сходить к доктору Левакову и рассказать всё, как есть, — ему наверняка известно, на что способны создаваемые им двойники, быть может, он даже знает, где сейчас может находиться Юлианна. Вместе мы попробуем во всём разобраться. Но сперва мне надо встретиться с моими коллегами — Ольгой, Арсением и Лилей, расспросить их о прошедших тренировках. Быть может…

— А теперь главная новость, — прервал мои мысли голос ведущего «Вестей», доносившийся из маленького телевизора, который я при каждом завтраке включаю для заднего фона, — в деле о недавно появившимся в Волгограде убийце, появилась первая зацепка. За минувшую ночь, жертвами неизвестного маньяка стало ещё трое человек. Почерк убийств тот же: тела несчастных рассечены до самых костей, сами раны напоминают следы когтей дикого зверя. Грудные области жертв полностью раздавлены, области лёгких прогрызены до самых внутренностей, части которых съедены.Сотрудники полиции, ранее подозревавшие в этих делах бродячих животных сотрудники полиции, теперь твёрдо уверены в том, что убийства совершены неуравновешенным психопатом, явно страдающим склонностями к каннибализму. Сегодня утром, благодаря свидетельским показаниям студента Максима Назарова, стало ясно, что убийца — молодая девушка. Семнадцатилетний Максим, допоздна задержавшийся накануне в гостях однокурсника, возвращался домой через Литейный переулок, где и стал свидетелем жестокого убийства прохожего. Молодой человек сразу же бросился в ближайшее отделение полиции, но из-за увиденного зрелища бедняга впал в состояние такого сильного шока, что ничего не мого внятно рассказать. Лишь спустя два часа, от него удалось добиться некоторых деталей, проливших свет на всю эту историю.

Далее, в эфире включили запись свидетельских показаний того парня:

«Нападавшая… — раздался за кадром дрожащий подростковый голос, — ей было примерно двадцать восемь лет… Длинные тёмные волосы с белыми полосками… Мне показалось, что она нищенка — одежда рваная и волосы спутаны… Она сидела на земле… Тот мужик подошёл к ней, она встала, что-то спросила у него, а потом… потом набросилась на него, повалила, упёрлась руками ему в грудь… Да, её руки… они были похожи на… лапы!

А потом… — его голос стал срываться, — она начала его царапать… царапать и есть! Один раз она обернулась на меня… Я видел… У неё злые серые глаза и… шерсть! Синяя шерсть на щеках!»

— Само собой, слова студента поначалу не были приняты всерьёз, — продолжил свою речь ведущий, — но после составления фоторобота, один из сотрудников полиции вспомнил, что ранее уже не раз видел в городе девушку с похожими внешними данными. — В следующий момент, на экране возник фотопортрет подозреваемой, при взгляде на который, у меня ёкнуло сердце: с экрана телевизора смотрело… моё собственное лицо! Хотя не совсем моё — скорее злобная, искажённая ненавистью версия моего лица, с бакенбардами шерсти на щеках. — Если вам что-либо известно об этой девушке… — не став дослушивать, я выключила телевизор.

«Что же мне теперь делать? — сидя на стуле и дрожа всем телом, размышляла я. — Юлианна превратилась в чудовище, убивающее тех, кто подвернётся под руку, а по подозрению в её «художествах» разыскивают теперь меня! Куда мне теперь идти и как доказать, что она — это не я?!»

 

Холодно. Мне так холодно. Как же я голодна! Нет, я не голодна как человек, ведь я не живая, — я испытываю другой, куда более глубокий и страшный голод. Куда более мучительный…

Будь проклята она, эта мерзкая жизнь бродяжки! Ты вынуждена бегать, прыгать, прятаться, охотиться, маскироваться днями напролёт — и всё это лишь ради временного притупления чувства невыносимой внутренней мерзлоты. Точь в точькак в тех соревнованиях, где накануне участвовала (и выиграла!) я, где так любилавыступать моя тупая «сестрёнка» и её неудачники-друзья! Они то и дело суетятся, суетятся, суетятся, радуются и хвастаются всем вокруг своими мелкими победами, — да, именно мелкими, поскольку то, что они считают большими достижениями, на деле является лишь жалким «низом» для любого профессионального охотника, вроде меня. Мой голод нельзя заглушить тем, чем… ладно не важно, вы всё равно не поймёте. Холодно, боже, как холодно!

Ну вот, кажется идёт новый доброволец! Рыжее пальто, блестящие от лака волосы, широкая сытая улыбка — да, встречная нищенка для такого типа, отличный повод поднять свою самооценку! Спрятав свои уродливые лапы поглубже в рукава и низко опустив голову, я неподвижно замерла.

— Я могу чем-нибудь помочь, девушка? — раздался рядом со мной полунасмешливый голос незнакомца.

— Мне холодно, — еле слышно пробормотала я.

— Холодно? — он вынул портмоне и, отсчитав несколько купюр, кинул их на асфальт к моим ногам. — Вот, возьми, купи себе пальтишко.

— Мне холодно и я голодна, — не поднимая головы, уточнила я.

— Тебе мало? Ладно возьми ещё, — он с ворчанием снова сунул руку в кошелёк.

— Мне нужно не это! — выкрикнула я, резко ударив его по руке — кошелёк тут же упал в лужу.

— Ты что творишь! — вскипел он, но увидев мою полузверинную, поросшую синим мехом рожу, тут же замолчал. Его глаза расширились от страха.

— Что, страшно? — усмехнулась я. — Никогда не видел девушек с щетиной?

— Что… что… — заикался он.

— Хочешь узнать, что мне требуется для того, чтобы перестать мёрзнуть? — я приблизилась к нему вплотную, — А ВОТ ЧТО!!

Схватив его своими уже не человеческими лапами за шею, я приподняла его над землёй и с размаху швырнула в стену ближестоящего дома. Доброхот, тоненько завыв, медленно «стёк» на асфальт.

Я не попрошайка, а охотник, — склонившись над ним, прохрипела я. — для утоления голода, холода и чувства боли мне не нужна человеческая пища. Мне требуется нечто другое — ВИД РАСТЁРЗАННОГО ВРАГА!

 Прижав его тело коленом к земле, я принялась его душить. Он изо всех сил извивался, даже умудрился ударить меня ногой по голове — пришлось заодно сломать ему и ноги. Наконец, когда незнакомец перестал подавать признаки жизни, я, для контроля, несколько раз швырнула его тело об асфальт, после чего разорвала на рубашку на его груди и выгрызла зубами кусок плоти.

Всё! Наконец-то! Теперь мне было хорошо, холод внутри моего искусственного тела превратился в блаженное тепло, а «хищник» моего подсознания довольно заурчал.

Я огляделась по сторонам: никого. Отлично, ибо прошлой ночью я прокололась — меня засёк один не вовремя идущий мимо парнишка. Хоть ему и удалось от меня убежать, он не учёл одного: я умею читать следы. Да, я возьму след и через некоторое время обязательно до него доберусь. Рано или поздно…

 

  К полудню я, озираясь каждую минуту по сторонам и трясясь от страха, добралась до дома, где жила Лиля. Некоторые прохожие удивлённо мне вслед — нет, импровизированная маскировка в виде серой спортивная куртки с капюшоном и чёрных очков, более-менее скрывала моё лицо и видевшие портрет убийцы люди не смогли бы меня опознать, однако моя нервная крадущаяся походка явно вызывала у них явные подозрения, ведь злоумышленники обычно скрываются именно так! Но поделать с собой я ничего уже не могла — последние события расшатали мою нервную систему так, что меня уже бросало в дрожь даже при виде собственной тени.

Поднявшись медленным неслышным шагом на третий этаж, я позвонила в дверь Лилиной квартиры. Только бы она была дома! За дверью послышались торопливые шаги, дверь приоткрылась на цепочку.

— Здравствуйте, — возникла в дверном проёме Лиля, — вы ко мне?

— Тише, — шепнула я, приопуская очки, — это я, открой!

— Ю… — потеряла от изумления дар речи она. — Где ты пропадала?

— Впусти меня быстрее внутрь, — сквозь зубы прошипела я, — нам предстоит серьёзный разговор.

Ни говоря больше ни слова, Лиля скинула цепочку и распахнула дверь. Юркнув в квартиру, я заперла дверь на все замки.

— Что означает твоё поведение, Юлианна? — стоя напротив меня со скрещенными на груди руками, тихо осведомилась Лиля. — Сначала ты сбегаешь с церемонии награждения, едва не убив при этом Стаса, потом скрываешься целую неделю чёрт-те где, не подавая о себе ни слуху ни духу, теперь вот приходишь ко мне «инкогнито», — как это всё понимать?

— Дело в том, что в соревнованиях участвовала не я, а… начала я, но тут же осеклась: — как ты сказала насчёт Стаса?!

— Я говорю, что ты едва не убила его неделю назад после соревнований, когда во время вручения наград он в шутку крикнул тебе: «Молодец! Ты была среди них самой бешеной!» Тебя сразу будто подменили — сорвалась с места, взбежала на трибуну и давай душить несчастного! А когда охранники стадиона попытались тебя от него оттащить, ты расцарапала им лица, после чего сбежала в неизвестном направлении! Мы с Арсением потом несколько раз приходили к тебе домой, но тебя вечно не было! Так может хоть сейчас потрудишься объяснить, что за «синдром демона» у тебя там открылся?

— Господи, — от услышанного у меня перехватило дыхание, — хорошо, сейчас попробую всё объяснить: в соревнованиях участвовала не я! Это была… ну, в некотором роде, моя дублёрша. Меня вообще не было в городе, — я улетала домой к маме, а вместо себя отправила на тренировки похожую на себя девочку, но… я не знала, что она окажется психически неуравновешенной!

— Погоди! — схватилась за голову Лиля. — Зачем ты морочишь мне голову? Какая дублёрша? Когда и зачем ты летала к маме? И когда ты умудрилась это сделать, если фактически всё время с нами была?

— Моя мать тяжело заболела и я вынуждена была вернуться в родной город, — пояснила я, — это произошло через три дня, после нашего возвращения из Москвы: я улетела, предварительно найдя себе на замену девушку, согласившуюся выступить под моим именем, — именно она была с вами всё это время.

Разумеется, подробности о том, где я взяла «дублёршу» были опущены, ведь не могла же я признаться ей, что она — результат подпольного эксперимента из области фантастики. Лиля взглянула на меня, как на ненормальную:

— Нашла себе замену, говоришь? — скептически хмыкнула она, — интересно, а как получилось, что незнакомая девушка выглядела и говорила в точности как ты, да к тому же была хорошо осведомлена о вещах, известных лишь нашей команде? Признайся — у тебя всё это время была сестра-близнец с которой вы заранее обо всём сговорились?

Я тяжело вздохнула.

— Вообще-то она мне не совсем сестра, но… скажу так: ты почти угадала! Скажи, — я проглотила огромный ком в горле, — Стас жив?

— Жив, — успокоила она меня. — После твоего… точнее, после нападения твоей «дублёрши», его увезли в больницу им. Осипова, — если хочешь, можешь навестить его.

— Слава богу! — у меня отлегло от сердца, — мы навестим его все вместе через некоторое время, а сейчас будь добра — позвони Оле и Арсению и одевайся, — нам надо срочно бежать!

— Бежать куда? — удивлённо воззрилась на меня она.

— Объясню по дороге. Сеню и Олю предупреди, чтобы тоже собирались и ждали нас — вместе мы пойдём в одно секретное место, где вы всё сможете узнать о моей «сестре». По пути можем навестить Стаса. Сделай, пожалуйста, как я прошу! — в сердцах вскричала я, видя, что Лиля собирается задать мне очередной вопрос, — времени на длительные разъяснения нет, вы всё узнаете на месте!

— Хорошо, хорошо! — она испуганно попятилась к телефону, — если это так срочно… но можешь дать мне хоть семь минут на то, чтобы одеться?

— Конечно! Только вот ещё что, — я понизила голос, — вместе нас увидеть не должны. Я сейчас выйду на улицу, а ты, как соберёшься, выходи и, не глядя на меня, пройди несколько метров вперёд — далее я к тебе присоединюсь, якобы случайно встретились. Поверь, это необходимые меры предосторожности.

— Ладно, — она уже с опаской поглядывала на меня, — не пойму, правда, зачем тебе нужна такая конспирация, но раз настаиваешь… — Лиля взяла телефон.

Спустившись во двор и отойдя на небольшое расстояние от дома, я призадумалась: а так ли хороша моя затея, согласно которой, мы вместе с моими коллегами по спорту придём в «Dublication +», где я расскажу им всю правду о своей копии, а доктору Левакову — о её нынешних похождениях? Поможет ли он нам? В конце концов, во всём этом была виновата я сама, ведь доктор с самого начала предупреждал меня о возможных неприятностях в случае нарушения договора, но о ТАКОМ результате, скорее всего не догадывался даже он! Да и проблемы с законом ему явно не нужны, — доктор наверняка сам заинтересован в скорейшей поимке этой чокнутой. «Правда, это может навсегда поставить крест в его карьере и всё благодаря мне» — невесело подумала я.

В этот момент, у меня за спиной раздался странный шорох. Ещё мгновение спустя, я ощутила невыносимо болезненный удар в правый висок…

 

Глава 5 — Спонтанное противоядие

 

И вновь я испытываю холод. О боже мой, когда же это кончится?!!! Днём охотиться так трудно, а боль внутреннего вымораживания такая сильная… Ну почему это никогда не может подождать до ночи? А тут ещё эта мерзкая шерсть. Мои руки обросли той синей дрянью уже по самые локти, а судя по лёгкому жжению в области спины, коленей, рёбер и живота, — шерсть перекинулась уже на всё тело. Как же я буду охотиться тогда? Ведь синее чудовище будет заметно издалека — людишки с диким визгом бросятся бежать, едва заметив меня!

Пробираясь в сопровождении столь невесёлых мыслей по задворкам ранее неизвестной мне улицы, я неожиданно почувствовала до боли знакомый запах. Нет, я сейчас ни о любимой пище, — моё звериное чутьё безошибочно уловило нечто другое — запах двуногого, разумно-прямоходящего существа, присущий до сей поры лишь одному знакомому мне представителю разряда «человекоподобных» — мне самой! Да, мне самой… Ну, или кое-кому, имеющему очень похожую структуру — моей «прародительнице» Юлианне. Похоже она вернулась в город и в данный момент, как подсказывало моё драгоценное обоняние, находилась совсем недалеко от меня. Берём след!

Догнать её мне удалось довольно быстро — мы оказались на расстоянии всего двух улиц друг от друга. Мда-а-а, визуально она замаскировалась весьма неплохо, однако нюх не проведёшь! К тому же её нервозность тоже оставляла особые импульсы, благодаря которым хищник чует испытывающую страх жертву. Она боялась меня и в данный момент спешит к кому-то, чтобы предупредить о моём возможном появлении. Она хотела тайну о существовании копии постороннему и если это ей удастся — я не жилец! Информация распространиться дальше, дойдя в один прекрасный день и до профессора, а он и его помощники, моментально меня найдут. Найдут и убьют. А поскольку так просто отдавать свою жизнь я не собираюсь, то заткнуть моей «сестрёнке» рот следовало как можно быстрее. Скользя с ловкостью ящерицы по проходным дворам, прячась за широкими деревьями, насыпей строительной щебёнки и мусорными свалками, я непрерывно следила за движущейся параллельно мне Юлианной. Таким образом, она незаметно для себя привела меня к расположенному в Васильковом переулке дому под номером 27, где жила самая умная и рассудительная из моих (точнее её) подружек — Лилия. Оглядевшись по сторонам в последний раз, Юлианна шмыгнула в центральный подъезд.

«Зря ты Юленька думаешь, что сможешь обхитрить меня, — мысленно усмехнулась я. — ведь дубликат настолько совершенен, что запросто может угадывать мысли своего прототипа! Ну ничего — ты умна, а я ещё умней, посмотрим кто кого!»

Во дворе, точно по диагонали от нужного мне подъезда, располагались две пустые беседки. Заняв отличный наблюдательный пост за той, что стояла правее, я принялась следить за входной дверью. Не прошло и десяти минут, как из подъезда с напряжённым лицом вынырнула Юлианна и, прошагав в глубь двора, остановилась, повернувшись спиной прямо к тому месту, где пряталась я. Отлично, обстоятельство удачно сложилось в мою пользу! Нет ничего проще, чем атаковать врага со спины. Сжав в руке найденный неподалёку закруглённый деревянный брусок, я медленно начала подкрадываться к ней. Четыре метра, три, полтора, один… и тут под моей ногой что-то тихо хрустнуло. Чёрт, она поворачивается! Ладно — будь, что будет — преодолев прыжком оставшееся расстояние, я со всего размаху огрела её бруском по голове. Юлианна повалилась наземь без единого звука. Отшвырнув импровизированное оружие и оттащив неподающее признаков жизни тело за беседку, я, опустившись на колени, приложила ухо к её груди: жива. Что ж, это хорошо — совершать убийство я в данный момент не планировала, — мне нужно только слегка подкорректировать её план. А заодно — поменяться с ней одеждой, ибо мне порядком надоели эти лохмотья.

Несколько минут спустя, я поднялась на второй этаж, где находилась квартира Лили. Дверь оказалась не заперта — понятно, они решили выйти поодиночке, в целях конспирации — очень мудро придумали! Лилия стояла в прихожей возле зеркала, натягивая жакет.

— Что-то случилось? — удивлённо повернулась в мою сторону она, — сама же просила выходить по отдельности и не обращать друг на друга внимания, так зачем вернулась?

— Дело в том, — защёлкнув на замок дверь, произнесла с низко опущенной головой я, — что… что я замёрзла.

— Здрасьте приехали, — усмехнулась она, — на улице пятнадцать градусов тепла, а ты ещё и в тёплой куртке — как замёрзнуть умудрилась?

— Я замёрзла не от этого, а оттого что голодна!

— Тебя, Юлианна, не поймёшь, — вздохнула Лиля, — то ты говоришь, что…

— А я не Юлианна! — я резко откинула капюшон и сорвала очки, обнажив свою безобразную физиономию, — я её заместительница с соревнований!

Увидев шерсть на моём лице, Лилия завизжала.

Заткнись!подскочив поближе, я зажала ей рот, — не верещи, а то испытаешь такую боль, какой не испытывают даже пленники ада!

Но она упорно продолжала вопить, пропустив моё предупреждение мимо ушей. Тогда я приподняла её над полом и несколько раз приложила затылком о дверной косяк. Издав мучительный стон, она, наконец, замолчала.

По-хорошему, значит, не понимаем,— прохрипела я, — хорошо, объясню другим языком! — и я потащила её на кухню.

Обшаривая глазами пространство на наличие острых предметов, я заприметила большие красивые ножницы с зазубренными лезвиями, лежавшие на подоконнике — то, что надо!

 Хочешь узнать, от чего я мёрзну?— удерживая одной рукой обмякшую Лилю за шею и схватив ножницы второй, я щёлкнула ими перед её лицом, — сейчас объясню.

 …Через пять минут, «процедура» была закончена. Тщательно смывая в ванной комнате кровь с одежды и ножниц, я, непроизвольно бросив взгляд на своё отражение в зеркале, заорала от страха и отвращения одновременно: моё лицо благополучно трансформировалось в морду неизвестного науке демона — правую половину полностью затянуло отвратительной тёмно-синей порослью, не оставив даже самого крошечного участка кожи, левая же обросла только в районе челюсти, — часть лба и область вокруг глаза пока оставались чистыми. А что же с остальным телом? Сбросив с себя одежду, я принялась разглядывать себя в зеркале целиком: синяя мерзость была «раскидана» по всему торсу уродливыми, бесформенными клочками. Я изо всех сил принялась дёргать мерзкие наросты — бесполезно, вырвать не удалось ни единого волоска. Тогда попробовала пустить в ход ножницы — снова неудача, шерсть даже не резалась. И что теперь? Я в отчаянии долбанула лапой по бортику ванны. Вот бы сейчас стать живым человеком, глотнуть яду, как они любят это делать — и умереть. Ведь процесс наверняка будет идти дальше и я, в конце концов, превращусь в жуткое, безумное, антропоморфное чудовище и буду торжественно расстреляна местными представителями власти — монстры, как я уже поняла, почётом в этом мире не пользуются. Так почему бы не покончить со всем этим сразу? Не отмучиться одним махом? Быть может, яд действует и на таких существ, как я?

Открыв банную кладовку с чистящими средствами (а такие средства, как известно, лучший яд!), я, бегло пробежав взглядом по полкам с содержимым, схватила пластмассовый флакончик с «манящей» серебряной наклейкой (похоже, что-то особо опасное) и залпом проглотила половину содержимого. Гм, странно — по телу неожиданно начало разливаться довольно-таки приятное тепло. Смерть подступает именно так? Если да — то мне нравятся ощущения! Но вот, минуты через две, непонятная тёплая волна схлынула, внутреннее ощущение вернулось в норму, однако с моей кожей произошло что-то непонятное — казалось, будто на меня натянули полиэтилен. Что произошло на этот раз? Я вновь взглянула в зеркало: кожа приобрела неприятный матовый оттенок и стала напоминать бесполезный кокон. Минуточку… кокон! Я осторожно провела своей лапообразной рукой по щеке и… легко стянула кожу, вместе с отвратительными синими наростами! Теперь из зеркала на меня смотрело нормальное человеческое лицо — лицо Юлианны. Действуя аналогичным образом, я привела в порядок и руки (боже, они снова стали человеческими!) и всё остальное тело. Чудеса! Но что же такое я приняла? Я вновь взяла в руки баллончик: «Перекись водорода», гласила надпись на ранее приковавшей моё внимание, наклейке.

Хм, забавно! Перекись действует на меня, как противоядие — кто бы мог подумать?! Что ж, это меняет дело, — сунув импровизированное «лекарство» во внутренний карман куртки и сложив лохмотья своей бывшей кожи в мусорный пакет, я поспешила покинуть это некогда гостеприимное жильё, итак уже слишком много времени потеряла тут из-за «снятия макияжа». Остановившись на секунду у входной двери, я послала воздушный поцелуй в сторону кухни, где оставила тело Лилии. «Одна готова, — подумала я, злорадно ухмыляясь, — осталось разобраться ещё с тремя».

 

  Открыв глаза, я застонала от сильной боли в голове. Что произошло? Где я нахожусь и какого лешего сплю на улице? И откуда на моей щеке кровь?

Кое-как поднявшись на ноги, я попыталась собрать мысли воедино, но тягучей головной боли никак не могла сосредоточиться. Кто-то напал на меня, — вот единственное, что удалось вспомнить точно, дальше в моём сознании была сплошная темнота.

«Ладно, — решила я, — буду вспоминать по ходу дела. А сейчас — я поёжилась от холода, — необходимо как можно быстрее попасть домой, пока я не замёрзла тут насмерть — лохмотья на моём теле, погоде никак не

соответствуют». Минуточку! Я бегло оглядела себя со всех сторон. Откуда на мне эти обноски, ведь выходила-то я совсем в другой одежде! Самое забавное, что данный внешний вид сильно напомнил мне о моей нехорошей коп… НЕЕЕЕТ!!!

«Нападавшая… — очень кстати вспомнились мне слова свидетеля преступления из утренних новостей, — …мне показалось, что она нищенка — одежда рваная и волосы спутаны…» Вот теперь-то в моей голове всё встало на место. Только сейчас, внимательно оглядевшись по сторонам, я наконец сообразила, что нахожусь во дворе, расположенном рядом с домом Лилии. Более того, я чётко осознала: тварь с моим лицом выследила меня. Выследила и, уловив подходящий момент, вырубила меня ударом по голове, после чего, поменявшись со мной одеждой, она… И тут меня пробил озноб: а ведь она разгадала мой план! Выдав себя за меня при помощи моей одежды, эта маньячка могла перехватить Лилю у выхода и… Боже мой!

Наплевав на все меры предосторожности, я стремглав кинулась в подъезд и пулей взлетела наверх, к квартире подруги.

— Лиля! — закричала я, вбежав в прихожую, — Лилия!

Тишина. Неужели она успела уйти? Если так, то почему не заперта входная дверь?

— Лиля, ты здесь? — прошагав внутрь, заглянула в гостевую комнату я, — никого. Проверила спальню — то же самое. Где же она может быть? В её маленькой двухкомнатной квартирке особо не попрячешься. Может в ванной? Выйдя обратно в прихожую, я вдруг заметила, как со стороны кухни, медленно вытекала тонкой струйкой по полу, какая-то красная жидкость. Повинуясь дурным предчувствиям, я на трясущихся ногах проковыляла на кухню и дико заорала от увиденного: в узком пространстве между плитой и обеденным столом лежала Лиля. Её мёртвые, невидящие глаза, бессмысленно пялились в потолок. Из разрезанной шеи, точно из повреждённого шланга, сочилась кровь, образовывая на кухонном полу отвратительное красное болото.

«Господи, какая же я дура! — мысленно ругала себя я, — эта мразь не просто удачно меня выследила, — она не менее удачно прочитала ход моих мыслей, тем самым ловко подменив меня собою! Теперь меня начнут разыскивать ещё и за убийство одной из своих подруг или, если не было свидетелей, как минимум за соучастие». Ну что ж, остаётся действовать экспромтом.

Для начало следовало пойти переодеться. Обмотав руки найденными в ванной комнате тряпками, я раскрыла шкаф и принялась аккуратно перебирать вещи Лили, в надежде найти что-либо моего размера. В ту же секунду мне стало смешно с самой себя: что толку от попыток предотвратить попадание своих отпечатков пальцев на вещи жертвы, если я со дня на день всё равно сяду за её (и не только за её) убийство? А факт того, рылась ли я в вещах убитой или нет, — уже не сыграет абсолютно никакой роли. Ладно, привычка — вторая натура. Найдя удачно подошедший на меня деловой костюм, я решила обзвонить двух оставшихся друзей, с целью предупреждения о быстро приближающейся опасности. Набрала номер Ольги — занято. Тогда я набрала Арсения. Он ответил после пятого гудка.

— Сеня, послушай меня внимательно, — повинуясь сильному эмоциональному всплеску, затараторила я, — планы меняются! Забудь о том, что тебе наговорила Лилия и…

— Юлианна, что вы там с Лилией такое придумали? — раздражённым голосом произнёс Арсений, — сперва она мне звонит и сообщает, что…

— Помолчи, пожалуйста, и дослушай до конца — это очень важно! Я сейчас прибегу к тебе, но ты, увидев меня в «глазок», не спеши открывать дверь — для начала внимательно рассмотри мою одежду. Теперь особое внимание: я одета в тёмно-зелёный брючный костюм и чёрная дамская шляпа с цветком. Если же увидишь на мне какие-либо другие вещи — ни в коем случае не открывай!

— Хорошо, — озадаченным голосом отозвался он, — но в чём состоит суть такого маскарада?

— Ты понял меня или нет?!!! — заорала я.

— Понял, понял, — недовольно буркнул Сеня, — сделаю, как скажешь. Но не будешь ли ты так добра объяснить потом мне всё начистоту — что у тебя в последнее время происходит? Твоё заставляет краснеть и нас и тренера!

— Само собой, — отозвалась я, — но для начала мы зайдём за Олей и все вместе нанесём визит одному надёжному человеку, вот тогда я и расскажу вам всё.

 

На сей раз дело обошлось без происшествий, возможно от того, что мне блестяще удалось запутать след. Чтобы добраться до дома Арсения, я несколько раз брала такси, доезжая до разных ненужных мне точек, расположенных в самых «дремучих» местах, — думаю, из-за подобной конспирации, на меня махнула бы рукой любая профессиональная ищейка. Впрочем «хвоста» за собой, я так и не обнаружила. Аналогичным образом, но уже вдвоём с Сеней, мы добирались до дома Ольги. Там с нами произошёл один весьма неприятный инцидент.

По неизвестной причине, Оля долго не открывала дверь на наш звонок, хотя дома она точно была — об этом явственно свидетельствовала еле слышная возня за дверью.

— Уснула она там, на пороге, что ли?! — первым потерял терпение Арсений. После этих слов, дверь наконец-то медленно открылась, и Олина голова выглянула на лестничную площадку. Сперва, при виде Сени, она улыбнулась, но в следующий момент, переведя взгляд на меня, резко помрачнела и вновь захлопнула дверь.

— Оля в чём дело, открой! — сердито проговорила я.

— Пошла вон отсюда, …!!! — заорала из квартиры Оля.

Я опешила. Моя подруга ранее никогда не выражалась так в мой адрес!

— Оля, — робко пробормотала я, подойдя вплотную к двери, — за что ты меня оскорбляешь? Я тебя чем-то обидела?

Изнутри раздался истеричный смех.

— Обидела? Да ты только что прикончить меня пыталась! Убийца! Я видела тебя сегодня по телевизору — ты объявлена в розыск! Кстати Сеня — беги как можно быстрее от этой …, а то она и тебя загрызть попытается! А лучше сдай её в полицию прямо сейчас!

— Что ты такое несёшь, идиотка! — потеряв самообладание, заорала я. — Я пришла сюда, чтобы объяснить, как всё было на самом деле, а ты…

— Да, да, да — ты у нас — сама невинность, только убийства совершало твоё злое отражение! Пошли оба прочь отсюда, пока я сама не натравила на вас полицию прямо сейчас!!! Да Сенечка, ты тоже пойдёшь на зону за соучастие с этой …! Прикидывается тут нашей подругой, а сама-то! Дьявол в юбке! …, …, …!

— Да объяснит мне кто-нибудь суть происходящего, или нет? — поинтересовался окончательно обалдевший Арсений, — Юля, о каких убийствах она ведёт речь? Кого ты убила?

— Никого, — сквозь слёзы произнесла я, — я не виновна, это может подтвердить человек, к которому мы сейчас пойдём, он и расскажет тебе всю правду.

— Что, опять петлять по закоулкам?

— Нет, туда мы можем идти ничего не боясь, — наш враг слишком умён и по этому следу за нами не сунется!

 

Я потеряла след. И чувство холода вновь начало возвращаться… Каким же образом эта дрянь сумела сбить меня с толку? Мне известно, что в данный момент она находится на полпути к своим оставшимся дружкам, но почему я перестала её чуять? Холодно, как же холодно… Чёрт подери, этот безумный холод рано или поздно лишит меня рассудка! Ладно, — будем действовать по зову логики.

Первым делом я направилась к дому Ольги, — эта трусливая болтушка уже стопроцентно была введена Юлианной в курс дела — припру её к стене с великим удовольствием!

Не тут-то было: не успела я с порога вцепиться ей в горло, как она оглушительно развизжалась на весь подъезд, брызнула мне в глаза аэрозолем (откуда только выхватила баллон) и, выпроводив меня тяжёлым пинком обратно на лестницу, накрепко заперлась внутри квартиры.

«Хорошо же деточка, — со злостью думала я вытирая мучительно слезящиеся глаза, — расправлюсь с тобой в другой раз. А сейчас — проверим другой адрес».

Во дворе дома, где жил Арсений, мне удалось почуять знакомые флюиды, но увы! — этот след тоже обрывался. В воздухе она умеет растворяться, что ли? Здесь ли она ещё, или опять улизнула? Необходимо было подняться и проверить.

Я минут пять неотрывно держала палец на кнопке звонка квартиры Арсения. Ничего. Значит удрали? Со злости, я ударила ногой в дверь, что было мочи. Опять она меня провела! А если нет? Ведь Сеня мог уйти и по своим делам…

Внезапно, за моей спиной медленно открылась дверь соседней квартиры.

— Что за шум? — полюбопытствовал чей-то мужской голос, — что-то забыла детка?

Я обернулась. В дверном проёме квартиры напротив, стоял старик лет пятидесяти девяти, с добрым лицом.

— Что-то забыла? Что вы имеете в виду? — удивилась я.

— Ну ты ведь уже приходила сюда около часа назад к молодому человеку из той квартиры, — вы потом вместе и ушли. Правда одежда на тебе была другая…

— Так, — резко прервала его я, — куда они пошли?

— Что-что? — изумлённо выпучил глаза он, — «они», это кто?

— КУДА ОНИ ПОШЛИ?!!! — выдернув старика в коридор за шиворот рубашки, я схватила его за шею и прижала к стене: — Куда пошли?! — он беззвучно разевал рот, словно выброшенная на берег рыба.

Куда они пошли, куда они пошли, куда пошли-и-и-и!!! полностью утратив контроль над собой, выла я. Внезапно под моими пальцами что-то хрустнуло и тело мужчины в моих руках безжизненно обмякло: в порыве злости, я сломала ему шею.

«Чёрт! — с силой швырнув мертвеца об пол, обозлилась я, — последнюю нить упустила. Где теперь их искать? Ну ладно, опробуем зайти с другого конца — нанесу-ка я визит самому незащищённому из них!»

 

 Глава 6 — Ловушка на саму себя

 

— И для чего нам понадобилось лезть в этот подвал? — Сеня ошалело крутил по сторонам головой, оглядывая «королевский холл» компании «Dublication +».

— Ещё одна минутка — и всё узнаешь, — отозвалась я, нажимая селектор. Дверь щёлкнула, но войти нас никто не пригласил.

— Похоже, меня тут хорошо запомнили, раз не последовало персонального приглашения, — усмехнулась я, повернувшись к Арсению, — идём!

Однако далее, события начали развиваться весьма странным образом: едва мы оказались внутри, как сидевший на входе охранник (тот же самый, что встречал нас со Стасом при первом визите) резко схватил со стола рацию и, прошипев в неё странную фразу «она пришла», неподвижно замер, уставившись сердитым взглядом в одну точку.

— Прошу прощения, у вас что-то случилось? — удивившись столь странной реакции на моё появление, поинтересовалась я.

— И вы ещё спрашиваете?! — тихий голос дежурного дрогнул от ярости, — то, что вы, милая девушка натворили, является самой настоящей катастрофой, — профессор уже несколько дней рвёт и мечет от злости! — Переведя взгляд на Арсения, он усмехнулся краем рта: — О, у вас и напарник новый! А предыдущего она уже убила, или пока ещё только покалечила в целях разминки?

— Да что здесь такое происходит, чёрт вас всех возьми!!! — заорал Сеня. — Меня уже полдня не покидает чувство, что я являюсь участником какого-то глупого реалити-шоу!

В этот момент, дверь ведущая в недра лаборатории открылась, и в приёмную вышел профессор Леваков с мрачным лицом и такими злющими глазами, что у меня аж подкосились от страха ноги.

— Здравствуй, Юлианна, — проговорил он фальшиво-радушным голосом, явно изо всех сил стараясь не заорать, — мы неимоверно рады твоему слегка запоздалому визиту. У тебя совесть наконец заговорила, или пришла пару новых двойников себе заказать?

— Двойников? — до Арсения наконец начало кое-что доходить, — Юлианна, ты… тебя здесь клонировали??

— Не клонировали, а создали специальную синтетическую копию меня, — вздохнула я и вкратце пересказала ему историю о попытке создать самой себе временную замену.

— Да-а-а, дела! — Сеня был порядочно шокирован услышанным, — Ожившее кино, ей-богу! А за убийства она принялась в результате генетического сбоя?

— Нет, здесь виной всему являются ненужные этапы развития разработанного нами вещества, — ответил профессор. — При первом же изучении заметили, что в необходимом для удачного опыта состоянии, оно держится максимум пятнадцать суток, после чего его структура начинает быстро изменяться. Конечно мы подозревали, что «очеловеченный» вариант может небольшие отклонения, но чтоб ТАКИЕ… Да ещё и синяя шерсть на теле… Вот именно поэтому мы стали создавать дубликаты лишь на строго фиксированный срок с последующим их «растворением», ибо иметь дело с не до конца изученным материалом слишком рискованно, именно для того мы берём письменное заверение с клиентов об отсутствии задержек копий с их стороны! Теперь же, благодаря Юлианне, для которой подобное обещание — сущий пустяк, нам придётся навсегда свернуть проект.

— Да как высмеете! — вспыхнула от ярости я, — у меня тяжело болела мать и я не могла бросить её одну в тяжёлом состоянии, так что не надо переваливать на меня вину за свои недочёты!

— Действительно доктор, — подбирайте выражения! — подал голос Сеня. — В конце концов именно вы виноваты в том, что экспериментируете с людьми не доведя свои расчёты до ума, — вас самого за такие вещи «растворить» нужно!

— Простите меня, ребята, — тяжело вздохнув, доктор опустил голову, — эта ситуация сильно выбила меня из колеи. Впрочем от наших демагогий проблема не решится, — эту маньячку следует поймать и утилизовать в самый ближайший срок, пока она не выкинула чего-нибудь совсем уж запредельного. У вас есть предположения, где она сейчас может быть?

— Скорее всего — отсиживается у меня дома, — неуверенно предположила я, — ей наверняка хочется расправиться со мной при полном отсутствии свидетелей.

— Нет! — замотал головой Арсений, — в настоящее время её интересуешь не ты, а твоё окружение. Вспомни — она убила Лилю, но оставила в живых тебя. Потом она, судя по всему, добралась до Ольги, но та сумела отбиться — её параноидальное поведение многое теперь объясняет! Меня она могла не найти дома, так что остаётся всего один, наполовину выведенный из строя кандидат — Стас!

— Ты хочешь сказать… — ахнула я.

— Да, она сейчас находиться на полпути к больнице, где благодаря её стараниям оказался Стас. Он конечно крепкий парень, но с травмированной шеей вряд ли сможет с ней совладать.

— Так, — Леваков вынул из кармана брелок от машинной сигнализации, — быстро едем туда! Антон, — повернулся он к дежурному, — пакуй «стеропульсатор» и на выход!

— Да он у меня давно упакован, — охранник выудил из-под стола маленький чёрный чемоданчик.

— Что такое «стеропульсатор»? — удивилась я.

— Позже всё увидишь, сейчас нет времени разъяснять — профессор подтолкнул нас к выходу, — в какой больнице находится ваш друг?

 

Интересно, умею ли я лазать по стенам? Было бы неплохо проверить. Сидя на корточках за пустующей машиной «Скорой помощи», я не сводила пристального взгляда с одного из окон на втором этаже больничного корпуса, где лежал тот самый негодяй, которого я пыталась прикончить после соревнований за то, что он посмел назвать меня бешеной. Как было бы славно, влезть по стене к нему в палату, прикончить, а затем незаметно сбежать тем же путём, — никто даже не узнает, что с ним произошло, ибо свидетелей моего появления попросту не будет, а я, наконец, почувствую вкус полноценной победы над слёгшим у моих ног врагом. К тому же, одним выстрелом будут убиты сразу два зайца: смерть жениха настолько пошатнёт нервную систему Юлианны, что она сама потом прибежит ко мне с просьбой убить её такую несчастную, оставшуюся одну-оденёшеньку, что я с удовольствием и сделаю.

— Что ты тут вынюхиваешь — внутрь тебя не пустят! — раздался возле моего уха до боли знакомый голос. Я повернула голову. Господи, помяни ведьму — и она тут, как тут! Стоит нарядная, в костюмчике, ухмыляется!

— Это кто, интересно знать, меня туда не пустит? — злобно оскалилась я.

— Я не пущу, — Юлианна выглядела совершенно невозмутимой.

Ты? Ты, слабовольная дрянь, смеешь мне угрожать? Да я же тебя сейчас в порошок сотру!!!

  — «И ангельский, быть может, голосок!» — издевательским тоном продекламировала она. — Что с твоим голосом, сестрёнка? Решила переквалифицироваться из спортсменки в дрессированную собаку?

страшно зарычав, я бросилась на неё, но в тоже мгновенье что-то острое впилось в мою левую лопатку, после чего моё тело плавно замерло на месте, превратив меня в окоченевшую статую. Что происходит? Почему я не могу пошевелить ни одной конечностью? И почему эта тварь так загадочно ухмыляется? Господи, ну конечно — это была ловушка на живца! Она рассказала обо мне кому-то, кто был сильнее меня и они использовали её для моей поимки! Я попалась, ПОПАЛАСЬ КАК ГЛУПАЯ МУХА!!!

 

  — И сколько времени она пробудет обездвиженной? — поинтересовалась я у Антона, глядя удивлёнными глазами на странное оружие, которое тот сжимал в руке: это было нечто среднее между револьвером и музыкальной дудкой, заряжаемое тёмно-розовыми перламутровыми шариками, из которых торчали толстые иглы. Одним из таких шариков, охранник и выстрелил в спину Юлианне-2 пару секунд назад. Это и был тот самый загадочный «стеропульсатор», о котором говорил профессор.

— Не более трёх часов, — отозвался Антон. — Не ахти, как много, но вполне хватит для того, чтобы вернуть эту красотку назад в лабораторию, исследовать её в последний раз, а затем и растворить.

— А она… она сейчас жива?

— Жива, не волнуйся, — ответил подоспевший к месту действия Леваков. — Под действием «стеропульсатора» мозг и органы чувств, или что-либо заменяющее их, как в нашем случае, продолжают функционировать в нормальном режиме, а вот тело, как бы это сказать, «не хочет» двигаться. Название оружие, как легко можно догадаться, является комбинацией понятий «пульс + стероид». Только стероид тут не наркотический, а специальный, совершенно безопасный, изобретённый лично мной. Под его воздействием тело успокаивается настолько, что создаёт обманчивую иллюзию полной «окаменелости». Правда живой человек ещё способен будет двигаться, на манер сильно замедленного видеоперсонажа, но любое небеологическое существо парализовывается напрочь!

— Профессор, время поджимает! — поторопил его Антон, глядя на часы. — Давайте быстро заносить эту «статую химеры» в машину и поехали, пока она внезапно не оклемалась!

 

— Ничего не понимаю! — профессор вышел из лаборатории с недоумённым видом, — изучив частичку структуры нашего дубликата, я заметил, что её тело недавно полностью обновилось! Как такое возможно — ума не приложу, при ранних наблюдениях за ещё сырой тканью, такого ни разу не было!

Мы с Арсением удивлённо переглянулись.

— Вы хотите сказать, — подал голос он, что её структура совершила полный круговоротный цикл?

— Нет-нет, — усмехнулся Леваков, — тут нечто совсем другое. Полная цикличность имеет другие признаки и она бы меня так не напугала. Внезапно, он голос: — Знаете, будь она насекомым, я бы предположил, что она сбросила кокон! А кроме того, — он выдержал небольшую паузу, — я заметил, что синтетическая составляющая её тела, несколько изменилась и в ней появились признаки биологического организма.

От его слов меня бросило в жар. Я попыталась задать вопрос, но слова буквально застряли в горле, из-за чего я могла быть лишь беззвучно шевелить губами.

— Что случилось, Юлианна? Тебе нехорошо? — обеспокоенно поинтересовался Леваков.

— Вы хотите сказать, что со временем, она могла полностью могла бы стать… МНОЙ? — испуганно выдавила я из себя. Профессор помрачнел.

— Скорее всего. Ещё несколько таких «апгрейдов» и части её внутреннего наполнения было бы уже невозможно отличить от оригинала. Но ты не волнуйся — через две минуты мы её растворим и весь этот кошмар закончится!

У меня отлегло от сердца. Чтобы успокоиться окончательно, я направилась к расположенному в соседней от лаборатории комнате умывальнику, — холодная вода могла помочь привести в порядок мои издёрганные нервы. Но не успела я отвернуть кран, как со стороны лаборатории донёсся страшный грохот, сопровождаемый человеческими криками и чьим-то страшным рычанием.

«Господи, что у них там ещё произошло? — подумала я, — они выпустили какое-то чудовище?». Но в следующую секунду всё стало ясно. В уборную, тяжело дыша, ворвалась Юлиана-2, растрёпанная, с горящими ненавистью глазами и брызгами крови на руках. Из одежды на ней было только нижнее бельё.

Вот ты значит где! — торжествующий прохрипела она своим демоническим голосом, — ну теперь я, наконец, тебя прикончу! В этот раз ты не сможешь от меня убежать!

— Подожди! — я сделала попытку оттянуть время, — расскажи, что произошло с твоим телом! Как ты сумела восстановиться после того что было?

А-а-а, — она широко улыбнулась, — мне помогла в этом обыкновенная перекись водорода, — поистине волшебное средство! Благодаря ей, я избавилась от той мерзкой шерсти, вместе с отмершим слоем кожи.

  Вот оно что! Разгадка тайны находилась у нас под самым носом.

— Скажи, ради чего ты пошла на эти убийства? И чем тебе не угодили мои друзья?

А ради чего ты кушаешь каждый день? Природные потребности? Ну и у меня тоже! А твои друзья просто неудачно подвернулись мне под руку. Впрочем, ты скоро к ним присоединишься! — и она со всей силы ударила меня под дых.

От страшной боли из моих глаз брызнули слёзы. Согнувшись пополам, япринялась жадно ловить ртом воздух. Не обратив ни малейшего внимания на мои мученья, убийца схватила меня за горло и ударила головой об стену, после чего повалила на пол и принялась душить. Параллельно с этим, она свободной рукой разорвала мою одежду. Теперь обнажённый оказалось и я. Я задыхалась.

«Это конец, — мелькнула у меня в голове последняя мысль, — я проиграла ей во всём.»

— А ну отошла от неё! — раздался со стороны двери сердитые голос профессора. Юлиана тут же убрала руки от моей шеи. Мучительно кашляя, я начала медленно подниматься на ноги. Профессор стоял прямо перед нами, держа в вытянутой руке «стеропульсатор», направляя его по очереди то на неё, то на меня.

— Слава Богу, профессор! — заверещала тоненьким голоском моя копия, — она только что пыталась мне задушить, но я отбилась — стреляйте в неё скорей!

— Профессор… — прохрипела я, — это она, а ни… я, — и я зашлась в новом приступе кашля.

— Произошло то, чего я больше всего опасался, — лицо профессора приняло растерянное выражение, — их стало невозможно различить!

— Что будем делать? — подскочил к нему Арсений, — как нам выкрутиться из этой ситуации?

— А что тут можно сделать? — горько вздохнул Леваков, — выход тут может быть только один, — и он выпустил из своего оружия два заряда...

 

— Вы с ума сошли что ли?! — Сеня был вне себя от ярости, — Как вам пришло в голову растворить сразу двоих? Вы понимаете, что у настоящей Юлианны имеется нездоровая мать? Как она воспринимает известие о том, что её дочку пришлось убить ради чистоты эксперимента?

— Сеня, я всё понимаю, — Леваков был искренне расстроен, — но в данном случае мы не имеем права рисковать. Что, если мы утилизируем не ту и собственноручно вернём на свободу чудовище? Что она ещё может натворить? Хочешь — не хочешь, а придётся избавляться от обеих.

Арсений с отчаянием поглядел на двух совершенно одинаковых многих девушек. Обе, лишённые возможности двигаться, стояли прислоненные к стене и только их губы медленно шевелились, как будто девушки явно пытались проговорить что-то очень важное. И

вдруг…

— Подождите минутку, Кирилл Михайлович, — я знаю, как их различить!!! — от радости, Сеня прокричал так громко, что стоявший рядом профессор подпрыгнул. Приблизившись к одной из Юлиан, парень проговорил:

— Скажи это ещё раз. Ну же, давай, попытайся!

С огромным усилием девушка еле слышно выдавила из себя какую-то фразу.

— Вот настоящая! — с торжествующей лицом, Арсений повернулся к Левакову, указав на девушку справа

— Уверен?

— Да абсолютно! Она сказала мне: «Что моё — то моё! Первое место в своей родной стихии, я никому отдавать не собираюсь.» Она говорит так каждый раз, когда ей намекают на возможное поражение. Копия не могла об этом знать, так как является идеальной во всём — она даже не задумывается о возможных проигрышах! Так что радуйтесь, профессор, — настоящая Юлиана только что подала нам знак. Растворяйте вашу самозванку!

— Ну парень молодец! — одобрительно проговорил профессор, — просто настоящий друг!

Фальшивую «Юлиану» подтащили к резервуару с радужной водой, после чего ассистентка профессора, с помощью специального пульта управления, опустила сверху трос с двумя ремнями, которые профессор тут же защёлкнул на теле дубликата. С помощью того же механизма, тело копии Юлианны подняли над резервуаром и женщина нажала на пульте специальную кнопку, от чего пряжка соединяющая ремни расстегнулась и тело упало внутрь. Жидкость окрасилась в голубой цвет, закипела, забурлила и выстрелила в потолок снопом разноцветных искр, словно мощный заряд новогоднего фейерверка. Секунду спустя, субстанция приняла свой первоначальный вид, за исключением того, что никакого тела внутри огромной колбы уже не было…

— Вот и долгожданный конец операции! — радостно проговорил профессор, пожимая руку Арсению, — и всё благодаря тебе! Дальнейшие меры по урегулированию проблемы я беру на себя, а вы двое, как только Юлианна очнётся, бегите отсюда со всех ног!

— Я… уже…пришла в… себя, — донёсся до них слабый голос девушки. Арсений и профессор обернулись: Юлиана стояла в двух шагах от них со счастливой улыбкой на лице.

 

Эпилог

 

  Произошедшая со мной история постепенно забылась и моя жизнь вернулась в привычное русло. За минувшие полгода, я одержала победу в двух новых соревнованиях, моя мама окончательно поправилась (недавно я вновь её навестила, на сей раз без всяких "замен"), Стас тоже встал на ноги. Ольгу я навсегда исключила из числа своих друзей, — хотя она и подходила несколько раз просить прощения и, пряча глаза, заявляла, что не подумала в тот раз, я оставалась непреклонна: в конце концов ни Стас, ни Арсений, ни, Царство ей небесное, Лилия, не отвернулись от меня в трудную минуту, а внимательно выслушали и помогли, чем могли, при том, что пострадали от действий дубликата побольше, чем она. Дело о "волгоградской маньячке" со временем было закрыто, — полиция ещё долгое время патрулировала улицы, разыскивая зловещую "нищенку с шерстью", но поскольку данной особи в природе больше не существовало, а жуткие убийства прекратились, данная криминальная история благополучно канула в лету. Правда я частично изменила свою внешность — перекрасила волосы в ядовито-чёрный цвет и обзавелась очками. Так, на всякий случай. Компания "Dublication +" также прекратила своё существование, — зайдя из интересу в тот подвал на днях, я обнаружила на месте тайной лаборатории лишь пустой дверной проём и совершенно голые стены внутри. Похоже, трусливый профессор со своими малочисленными компаньонами, решили сбежать от греха подальше, чтобы страшная правда об их "художествах" не дай бог, не всплыла наружу.

На днях я решила осуществить свою недавнюю мечту и вновь прилетела в Москву на несколько дней. вот уже второй день, как я не спеша гуляю по местным райским местам, с лёгкой грустью вспоминая прошлый визит сюда, с которого и начались мои злоключения. А зайдя перекусить в тот самый итальянский ресторанчик, я решила окончательно расслабиться — что было, то и прошло. Вот только… чёрт, опять!

Мои глаза скользнули по запястью левой руки: там, тонкой полоской, пробивалась синяя шерсть. Ну почему же эта зараза никак от меня не отстанет? Да ещё, как назло, тип за соседним столиком заметил мою "красоту" — вон как глаза распахнул! Подхватив сумку, я направилась в санузел, приводить себя в порядок. Да, вы правильно поняли — в тот злополучный день утилизовали не меня, а настоящую Юлианну. Их с профессором предположения относительно меня оказались верны — после нескольких "лечений" перекисью, у меня появились некоторые присущие настоящему человеку слабости, вроде потребности в воде и пищи. Правда с «кодовой фразой» Арсений слегка прокололся, — дубликату известны все тайные мысли и слабости оригинала, так что обвести их вокруг пальца оказалось нетрудно. Боже, как это оказывается здорово — жить полноценной жизнью! Мне больше не требовалась никого грызть насмерть ради избавления от невыносимого холода в теле, — теперь достаточно было сесть и поесть. Это очень хорошо, ибо со временем я стану стопроцентно "настоящей" Юлианной уже во всём. Впрочем юридически — я уже давно она...

Закончив ритуал по освобождению от "отработавшей оболочки" и смыв её обрывки в унитаз, я вышла вышла обратно в вестюбюль, где и столкнулась нос к носу с мужчиной из-за соседнего столика, ставшего невольным свидетелем приступа моей "болезни". Он оказался довольно симпатичным: на вид лет тридцать с небольшим, чёрные глаза, красиво зачёсанные набок тёмные волосы… Но что он здесь делает? Караулил меня что ли?

— Скажите пожалуйста, — низким голосом произнёс он, — кто вы по происхождению? Вы ведь… не человек?

У меня похолодело внутри.

— А вам какое дело? — взволнованно пролепетала я.

— А такое, что я — тоже не человек! Вот смотрите!

С этими словами, он схватил с подоконника забытую кем-то отвёртку и со всего размаху вогнал её себе в висок. Я тихо ахнула. Он же снисходительно улыбнулся и легко вытащил отвёртку из головы, — на ней при этом, не осталось ни единого следа травмы.

— У вас что, голова из пластилина? — я была искренне изумлена.

— Нет, — улыбнулся он, — я просто являюсь представителем особых особей, особого вида, ранее науке неизвестного. Нас осталось катастрофически мало. Увидев, что и вы явно нелюдского происхождения, ведь у них шерсть на руках не растёт, — мне захотелось предложить вам присоединиться к моей небольшой команде, ведь таким как мы, лучше всего держаться вместе!

— А кто вы, собственно говоря, такой? И что можете предложить скромной спортсменке? — криво ухмыльнулась я.

— Меня зовут Самвел, я — театральный актёр, точнее — актёр, в статусе директора театра ужасов. Если вы спортсменка — отлично, в своих представлениях мы используем много спортивно-акробатических трюков, так что ваши навыки очень вам помогут. Всё дело в том, что некоторое время назад, мы потеряли одну из наших компаньонок в результате несчастного случая и теперь, я предлагаю вам занять её место. Как вы на это смотрите?

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль