Чужая земля

0.00
 
Пышкин Евгений
Чужая земля

1

 

Даниил открыл глаза с ощущением, что пробудился от тяжелого видения, нехорошего, липкого, но припомнить его не смог. Казалось, мозг нарочно поставил преграду между явью и миром фантазий. В голове закружились разрозненные осколки сновидений, но почему вдруг хотелось воскресить их — он бы не ответил. Казалось, упустил нечто важное: оно, раз мелькнув перед мысленным взором, исчезло за горизонтом событий.

Даниил, лежа на кровати, посмотрел на белый глянцевый потолок, играющий солнечными бликами. Затем огляделся. Большая комната, скудно обставленная мебелью молочного цвета, блестела чистотой. Он поднялся с кровати и прислушался. Тишина угнетала. Подошел к окну. Судя по всему, третий этаж. Внизу росли невысокие деревья с густыми кронами, плотно примыкающие друг к другу, что создавало впечатление зеленой пены, колыхающейся на ветру. Далее взору помешали дома. Они загородили горизонт. Здания выглядели заброшенными. Серая облицовка местами в крупных трещинах облупилась, стекла были матовыми от пыли. «И где я? — задал он вопрос, но в следующую секунду осенило, — я ничего не помню!»

Он знал, что его зовут Даниил Астров. Знал день своего рождения, а дальше память опускалась в мутные воды неопределенности, сквозь которые ничего нельзя рассмотреть. Не тяжелый сон настораживал, а то, что за ним скрывалось небытие. Он не помнил, как очутился здесь, и сколько времени пролежал во сне, не понимал, где находятся эти заброшенные строения. Даниил был один в комнате, и одиночество настораживало, хоть и не вызывало чувства паники. Наоборот, он внутренне собрался. Только ощущение, что ты, подчиняясь ходу событий, безвольно плывешь, заставило нервничать.

Даниил, решив успокоиться, прошелся по комнатам. Та же чистота и белизна. Он заглянул на кухню и открыл холодильник. «Не густо», — улыбнулся Астров, увидев полупустые отделения. Зайдя в ванную, отвернул кран с холодной водой и умылся. Посмотрел в зеркало — чисто выбритое лицо, значит, недолго проспал. Он вновь попытался припомнить прошлое. Тот же результат: тишина в ответ.

Ничего. Пусто.

И тут прозвучали сухие щелчки. Казалось, что они громким эхом прокатились по комнатам, отражаясь от глянцевых стен. Секундная тишина. Шорох. Открыли дверь. Кто-то вошел. Пронесся вихрь мыслей: «Наблюдают? Откуда мог знать незваный гость, что я проснулся? Лишь следя за мной. Или… Или зашел проведать и так совпало? В комнате находятся камеры наблюдения? Возможно, но все проще: зеркало в ванной».

Он прошел в комнату, где его ожидал незнакомец.

Человек высокого роста, худощавый, одетый в вишневую водолазку, синие джинсы-классика и остроносые черные ботинки, произнес:

— Здравствуйте.

— Здравствуйте, — ответил Даниил с ноткой негодования в голосе.

— Может, присядем? — спросил гость, указывая на стул.

Они сели.

— В чем дело? — спросил Даниил.

Внутренний голос сказал ему, что необходимо быть настороже. Ситуация пока складывается не в его пользу. Он внимательно посмотрел на незнакомца. Тот не отвел взгляда, а с любопытством ученого-исследователя стал изучать будущего собеседника.

— Меня зовут Иван. Так что вы сказали?

— Что случилось? Что я такого сделал? Только не валяйте дурака! Вы прекрасно знаете, что я ничего не помню, — опережая события, выпалил Даниил.

— Да, вы ничего не помните. И мы хотим, чтоб вы расшевелили ее. Память, то есть.

— И что вы намерены делать? Применить нетрадиционные медицинские средства? Гипноз?

— Нет. Документы. Ваше личное дело из архива. К сожалению его еще не успели доставить.

— Мне тоже интересно посмотреть на свое личное дело.

— Как вы себя чувствуете? — спросил гость.

— Хорошо, — с раздражением ответил Астров.

— Вот и замечательно. Я скоро вернусь.

Иван быстро встал из-за стола и исчез за дверью.

«Он думает, что меня напугал? Личное дело из архива? Дудки! Я не поведусь на это. Если я совершил преступление, то у меня имеется оправдание: амнезия. А если я ничего противоправного не делал, то… В любом случае надо все отрицать. Конечно, Иван принесет мое личное дело и это будет «липа». Кстати, он какой-то странный, не представился, не сказал своей фамилии, а ляпнул: «Иван». Зачем скрывать? Не понимаю. Ну, назвал бы он ее, и что? Для меня, наверно, это оказалось бы пустым звуком», — решил Астров.

Дверь снова открылась, и вошел Иван с кожаным портфелем. Он встал на пороге и посмотрел на узника.

— Итак, приступим? — произнес гость.

Наводящий вопрос вывел из себя Астров, но он сдержался, решив, что с ним играют.

Иван сел за стол, открыл портфель, достав сброшюрованные бумаги — личное дело Астрова.

«Зачем Иван пудрил мозги, что его не доставили? На понт брал?», — удивился Даниил.

Пачка листов оказалась не такой уж толстой.

— Начнем? — спросил гость, кладя портфель под ноги, а личное дело на стол.

Астров не ответил. Ему не понравилась манера речи Ивана.

Собеседник открыл на первой странице.

— Даниил Сергеевич Астров, тысяча девятьсот семьдесят пятого года рождения. Месяц и число рождения: март, девятнадцатое. Место рождения: Москва. Окончил высшие журналистские курсы, восемь лет работал по своей специальности, далее остался в той же конторе. Формально числился. Прочие занятия не известны. Конечно, журналистскую деятельность не прекращал, вел ее от случая к случаю, чем, естественно, не мог прокормить себя.

Гость сделал красноречивую паузу.

— Иван, переходите к сути дела, я все равно не помню.

— Совсем ничего?

— Как меня зовут, я помню, а вот остальное — нет. Так что, говорите по существу и рассказывайте, что вам известно обо мне.

— Многое известно, а вот жизнеописание некоторых дней для меня — темный лес.

«Блефует», — подумал Астров и взорвался:

— Послушайте, хватит играть со мной!

— Хорошо, хорошо, я закончил. Последнее позволите сказать?

— Да.

— Седьмого октября две тысячи девятого года пропал без вести. Последний раз Даниила Астрова видели в ИКФе, Институте Квантовой Физики. С тех давних пор его и след простыл.

— Какое сейчас число?

— Сейчас пятнадцатое мая, две тысяча сто девятый год.

— Не морочьте мне голову!

— Да, пожалуйста, сами проверьте.

Иван закрыл личное дело, отодвинув от себя. Даниил перевернул пачку бумаг так, чтобы можно было рассмотреть титульный лист. На нем отмечались синей печатью даты извлечения дела из архива. Их было не так много. Последняя указывала на: 15.05.2109.

— Этого не может быть.

— Почему?

— По-вашему мне сто тридцать четыре года?

— С чего это вы взяли? Вам, как и положено, тридцать четыре.

— И?

— Вы обязательно должны вспомнить то, что делали в Институте Квантовой Физики. Если это случится, то все будет превосходно. Тогда вы поймете, почему сейчас две тысячи сто девятый год.

— Сейчас две тысячи девятый!

— Нет! — на этот раз Иван повысил голос.

— Слушайте, хватит впаивать всякую чепуху! Вы изолировали меня от внешнего мира и пудрите мозги? Не выйдет. Вы стараетесь убедить, что сейчас другой год. Я не знаю, зачем вам это надо, но это сделать легко, когда я не вижу, что на самом деле происходит на улице.

— Вы что, хотите посмотреть, как изменился мир?

— Да!

— Прогулку по городу я вам обеспечу. Надеюсь, нас отпустят. Психика у вас устойчивая. — Иван хмыкнул. — По-моему. Но не известно, какая будет реакция, если я вас свожу в одно место. Заранее не буду говорить. Назову его тогда, когда все утрясется.

Иван убрал личное дело Астрова в портфель, встал из-за стола и произнес:

— До свидания. Успокойтесь, попробуйте привести мысли в порядок и, чем раньше это произойдет, тем лучше.

Иван исчез за дверью, закрыв ее на ключ.

Даниил прошел на кухню, достал литровую коробку из холодильника, открутил крышку и выпил соку. Рассмотрел коробку и не увидел ни рисунков, ни дат. Белый девственный пищевой картон. Остальные продукты на полках оказались такими же безымянными.

«Неужели он думает запугать меня? Весьма трудно. Человек, который ничего не помнит, сначала придет в замешательство, нежели испугается. Надо привести свои мысли в порядок. Итак, каков расклад? Иван намекал, что я имел ремесло преступного характера, кроме журналистики. Интересно, что? В любом случае я не помню. Если предположить, что я занимался незаконной деятельностью то, что это могло быть? Скорее всего, связанное с моей профессией. Распространение дезинформации, или сбор компроматов, или хищением секретных данных. Короче, теневая журналистика. Ну, и что с того? Где факты? Ничего конкретного он против меня не выкатил, а, значит, у него нет этой информации, и он желает получить ее у меня. Или она у него есть? Просто ждет удобного случая, чтоб я сам признался. Когда расслаблюсь, Иван, словно обухом по голове, накроет доказательствами. Да, не исключен и такой вариант. Но если прошло сто лет, как он говорит, то дело прекращено за давностью. Опять-таки это лишь предположение. Я не знаю, какой информацией владел. Может, она не имеет срока давности. Хотя… Стоп! Когда меня последний раз видели? В две тысяча девятом году в Институте Квантовой Физике. Значит, информация имеет научный характер. Тогда она, наверное, секретна, но это меня не очень радует. Что там говорил Иван? О посещении чуть позже одного места. Оно — Институт Квантовой Физики. Предположим. Еще мы предположим, что прошло сто лет. Нет, в это трудно поверить. Реально я бы решил так: он хочет выудить информацию. В любом случае надо занять выжидательную позицию», — решил Астров.

 

2

 

Начался день полный мучительного одиночества и бездействия.

Даниил маялся, иногда бродя по комнатам.

Лег на кровать и посмотрел на потолок. Солнечные пятна очень медленно ползли по глянцу. Не было ничего беспросветней этих часов ожидания, когда наступит новый день и опять появится Иван.

Он перевел взгляд на окно. Солнце уже проползло по небосводу и скрылось за щербатой кромкой домов, окрасив их багряным светом. Закрыл глаза, но малиновые пятна заплясали и приобрели причудливые формы.

Астров не заметил, как уснул.

На следующее утро Иван появился с сумкой.

— Здравствуйте, господин Астров. Я принес вам кое-что.

— Да?

— Ноутбук. Ведь нужна же предварительная информация? Войдете в курс событий. Узнаете, что произошло за сто лет. Он подключен к Интернету. Можете до посинения серфинговать. Все оплачено.

— Интернет беспроводной?

Иван, удивленно посмотрев на Даниила, положил сумку на стол, расстегнул «молнию» и достал ноутбук.

— Конечно, беспроводной, а какой же еще? Встроенный модем, высокоскоростная передача. В общем, пользуйтесь. Сегодня мы поедем в то место, как я и обещал. Ну, ладно. До скорого. — И исчез за дверью.

— Ну, что ж, посмотрим, — сказал Даниил, раскрыв ноутбук.

Он вошел в Интернет и в поисковике набрал следующее: «Астров Даниил Сергеевич», присовокупив дополнительные сведения, которые запомнил из своего личного дела.

Информация была скудной и поверхностной. Единственное, что насторожило Даниила, это приписка в конце: «…умер в 2009 году седьмого октября». «Иван сказал, что я пропал без вести, а тут…».

Далее набрал: «Институт Квантовой Физики». На экране появилось несколько учреждений с подобным названием. Он выбрал российское. Прочитал его историю вплоть до 2109 года. «Неужели это правда? Неужели сейчас 2109 год? Если я что-то хочу вспомнить, то поиски следует начинать с института», — подумал Астров. Даниил запомнил адрес ИКФ. Кроме того, оказалось, Институт Квантовой Физики называется сейчас Институтом Пространства и Времени.

Его мысли прервали металлические щелчки. Снова появился Иван. Он был в джинсовой куртке.

— Привет еще раз.

— А что вы так радуетесь?

— Ну, как же, вы ведь вспомнили?

— Нет. Информация в сети скудная. Там, считай, обо мне ничего.

И тут Иван абсолютно преобразился. Веселость его как ветром сдуло. Черты лица исказились гневом. Он рванул к столу и заорал на Даниила:

— Отвечайте немедленно Астров, что вы делали в Институте Квантовой Физики!

— Не знаю я!

— Нет, знаете! Вы все знаете!

— Если я был журналистом, то вел репортаж!

— А кроме?!

— Я не помню!

— Хорошо, смотрите сюда.

Иван нервным движением достал из внутреннего кармана джинсовой куртки несколько фотографий размером десять на двенадцать и разложил их на столе перед Даниилом.

— Кого вы узнаете?

Фотографий было пять.

— Никого.

— Смотрите внимательно.

Астров медленно перевел взгляд с одной фотографии на другую. Приятное лицо незнакомца с легкими чертами и внимательными глазами показалось знакомым. Он еще раз глянул на снимок.

— Вот этот.

— Точно?

— Да.

— Это похоже на правду. Он работал в Институте Квантовой Физики. Возможно, что вы с ним встречались.

— А кто это?

— Локринский Анатолий Яковлевич, физик-теоретик, а, что еще примечательно, и не плохой практик в своей области.

— Чем он занимается?

— Не «занимается», а «занимался». Основное направление его деятельности была теория квантового луча и осуществление ее на практике.

— Что такое квантовый луч?

— Пространственно-временная телепортация.

Даниил до последних секунд не верил в происходящее. Ему показалось, что охотник наконец-то заманил жертву в ловушку, а жертвой был он. Астров осторожно задал вопрос:

— То есть я оказался в 2109-ом, благодаря Локринскому?

— Только отчасти. Не только он приложил руку.

— А кто еще?

Иван проигнорировал вопрос. Он убрал фотографии в карман куртки.

— Мне нужно показать две вещи, тогда вы вспомните окончательно. Следуйте за мной. Мы поедем на кладбище.

— Зачем?

— Как это зачем? Смотреть могилы. Для чего еще там бывают.

— Мы поедем на могилу Локринского?

— Нет.

Они покинули комнату.

Иван вывел Даниила тускло освещенным коридором на улицу. Они сели в машину и выехали с территории предприятия. В город не заезжали, а сразу отправились на кладбище.

Прибыв на место, долго шли по нему. Даниил смотрел по сторонам. Было странно видеть могилы людей, которые умерли в конце двадцать первого века.

Последние предположения растаяли, как дым. Он надеялся, что Иван лжет ему, но это была правда: сейчас 2109 год. Астров не верил, цепляясь за логические умозаключения, но два слова разрушили все:

— Даниил, смотрите. — Иван указал на крест.

 

«АСТРОВ ДАНИИЛ СЕРГЕЕВИЧ, РОДИЛСЯ: 1975 19 МАРТА, УМЕР: 2009 7 ОКТЯБРЯ».

 

— Вы сказали, что я пропал без вести. В Интернете — умер. Кто прав?

— Оба источника верны.

— Объясните.

— Я обещал вам показать две вещи. Могилу вы видели. Вторая вещь у меня в машине.

Они ушли с кладбища и вновь оказались в автомобиле. Иван что-то достал с заднего сиденья, запечатанное в длинный кожаный чехол, расстегнул «молнию». Показалось дуло винтовки. Даниил схватился за него.

— Спокойно. Она не заряжена, — произнес Иван.

— Я вспомнил.

— Говорите.

— Я не журналист Даниил Астров. Я — киллер Даниил Астров.

— Вы не ошибаетесь?

— Нет. В 2009 я получил через посредника заказ на убийство одного депутата. Дело оказалось необычным для своего времени. Мне велели прийти в Институт Квантовой Физики и превратиться в подопытного кролика. Не знаю, как это происходило, но, подключив к квантовому ускорителю, или квантовому генератору, черт его знает, как правильно эта штуковина называется, меня отправили в прошлое. Не помню, что сказал Локринский. Корче, они мысленно перенесли меня назад во времени, и я материализовался в 1970 году. Нужно было убить одного народного депутата. Последнее, что помню, чердачное окно, винтовка в моих руках, выстрел, а дальше я потерял сознание.

— Это мы вас оглушили.

— Вы?

— Да. Представители Института Пространства и Времени.

— Так, значит, я…

— Фактически вы не покидали Института Квантовой Физики.

— Я совсем запутался.

— Давайте, я вам все объясню. Итак, вы — киллер. Вы получили заказ проникнуть в прошлое, убить человека и вернуться в свое время. Расчет таков: вы убиваете его, и не сможет появиться человек, неугодный заказчику. Принцип домино. Вы прерываете родовую линию. Подключив к квантовой машине, сознание ваше перемещают в 1970 год, но без плоти оно существовать не может в объективном мире. Таков парадокс. Другими словами, вы не можете мыслить себя без тела, это привычка, силой мысли вы создаете его. Это происходит на подсознательном уровне. У вас винтовка, вы забираетесь на чердак. Стреляете. Тут появляемся мы.

— Но как вы меня обнаружили?

— Мы постоянно сканируем время, поэтому и нашли вас. Чужеродный объект из другого времени всегда отличается биоритмом от окружающей среды. Он является асинхронизмом. Кроме того, нам была доступна информация о несанкционированных опытах над временем в 2009 году.

— Что дальше?

— Вы оказались в 2109 году. В нашем времени.

— Но я же был подключен?

— Верно. В 2009 году ваше тело впало в кому, а седьмого октября вы умерли. Та история завершилась. Поймите, первично сознание, а не материя. Похоронили не вас, а тело.

— Значит, на кладбище лежу я?

— Точнее то, что осталось от вас.

— Бред какой-то.

— Вы думаете, что мы боги? Что мы все видим и знаем? Нет. Мы лишь обладаем большей компетенцией в вопросах времени и пространства, чем люди из 2009 года.

— Погодите, но я ведь убил человека?

— Непривычно слышать это из уст киллера, — Иван улыбнулся. — Ну, да. Убили.

— Так в чем дело?

— Убив человека, вы создали альтернативную реальность, «чужую землю», как мы называем, иной мир, в котором нет депутата, но попасть туда вы не сможете, ибо принадлежите своему времени, а не той альтернативной реальности. Если бы вам удалось появиться в 2009 году, то вы бы удивились: тот человек жив.

— То есть, как не меняй прошлое, будущее не изменится?

— Да. Будущее вашего времени неизменно.

Даниил замолчал. Он взглянул на дуло винтовки.

— Что со мной будет?

— Ничего. Мы же не полиция. Да и юридически вы чисты перед законом. Доказательств нет. Ваш депутат жив и здоров, а в альтернативную реальность мы попасть не можем по законам квантовой физики. В теории доказано, что «чужая земля» существует, но…

— Погодите, вы не ответили на мой вопрос.

— Что дальше? Мы постараемся вернуть вас в 2009-ый. Конечно, будет недоразумение: Астрова похоронили, но вы воскресли. Мы это уладим. Вернетесь к своей журналистской деятельности. О том, что вы — киллер, помнить не будете.

— Я снова потеряю память?

— Амнезия — следствие путешествий во времени. Она действует эффективно на новичков. Почему это происходит? Мы до сих пор не знаем.

 

3

 

Он, не спеша, шагал по тротуару. Человек, шедший навстречу, остановился и, бросив взгляд на Даниила, спросил:

— Извините, вы не узнаете меня?

Астров внимательно посмотрел на незнакомца.

— Нет.

— Я Локринский.

— В первый раз слышу эту фамилию. Вы, вероятно, ошиблись, приняв меня за другого.

Он действительно не помнил этого человека.

Локринский сделал удивленное лицо:

— Простите.

— Ничего, бывает.

 

26-30 июля 2010 года.

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль