АРЛЕКИН

0.00
 
Войтешик Алексей
АРЛЕКИН
Обложка произведения 'АРЛЕКИН'

Арлекин

(18.02.2019 г. ― 25.02.2019 г.)

 

«Они ощущают ее присутствие в доме и наделяют ее чертами личности. Искусственный интеллект дает людям возможность создать эту личность».

 

Мэтт МакМаллен — директор компании «AbyssCreations», производящей секс-кукол RealDoll.

 

 

Дай бог памяти, когда же это началось? …В мае? Нет, скорее в апреле 2032 года. Я расстался с Миа где-то в феврале, значит, как минимум, март вылетел к черту из-за глупых переживаний. Где-то к апрелю я уже созрел. Точно, уже было тепло.

Сейчас мне шестьдесят четыре, значит, тогда было где-то двадцать девять. Нет, двадцать восемь! Стоп! А разве после Миа у меня никого не было? Наверное, нет — иначе с чего бы я поперся в «Abyss Creations»?

О, чертова память! Конечно же, все было не так. Ведь я пошел туда не потому, что у меня… накопилось. Кажется, сначала я где-то увидел рекламу: они открыли прямо у нас, в Мюнхене, магазин интимных товаров. Оказалось — рядом с моим домом. …Ну не из журнала же меня туда направили, в самом деле? (К этому времени я уже три года работал в «Weltweit»). Значит, все верно — просто я каждый день проходил мимо!

Эти ребята из «Abyss Creations» выкупили помещение в Мюнхене у какого-то швейного ателье на Kapuzinerstraße 9, а я снимал квартиру в доме № 11. Точно! Рядом был японский ресторан, чуть дальше — тренажерный зал, а между ними обосновался этот магазинчик. Я еще часто подшучивал над собой, мысленно совершая сложный выбор — куда пойти после работы.

Но как же я купил «Модель-300», мою Барбару? Откуда взялись деньги, ведь ее базовый пакет стоил что-то около 10 тысяч евро?

…Черта с два эти лекарства помогают. Медсестра из социального центра говорила, что эти новейшие средства просто прорыв в фармакологии! «Одна инъекция в день — и вы, гер Вилфрид, вспомните, как первый раз припали к материнской груди».

Интересно, а чего это она без моего разрешения завела эти разговоры про женскую грудь? Как был бардак в стране, так и остался. Ничему их не учат новые жесткие законы о защите сексуальной независимости.

Вот мне запрещено акцентированно смотреть на ее выпирающие прелести? Я и не смотрю …открыто. А вот она… и эти ее разговоры! Знает же, что говорить на сексуальные темы разрешено только в специально отведенных для этого местах. Вот взять бы и засудить за это всю их службу, да жалко Ханну. Толстая, уже немолодая — уволят. Да и уколы она делает хорошо, по инструкции — через отверстие плотной латексной накладки, чтобы не касаться руками голого зада. Шлеп — и готово. Совершенно не больно.

Что это я вдруг вспомнил о ней? Ведь думал совершенно о другом! О том, как все началось с Барбарой.

О, Барбара! Я всегда не любил это замусоленное в литературе, в кино и прессе имя, а тут, не задумываясь, сразу же назвал ее так.

В то время «Модель-300» даже в базовой комплектации была жутко дорогой. Магазин «Abyss Creations» только открылся — никаких вам скидок и завлекательных акций. Эти ребята точно знали: их покупатель придет. В магазин сразу же привезли около десяти комплектов, и все — трехсотые.

Интересно посмотреть историю появления на рынке этой модели. Гугл в помощь! Так… вначале ее сделали под заказ, в США, в единственном экземпляре, и именно для Германии — как «Spezielles Produkt» — по запросу нашего «das Zentrum der sozialen Unterstützung der Bürger[1]».

Черт, Барбара! Ну и предки у тебя были. Не повезло им!

Первая «Модель-300» стояла в комнате эмоциональной разгрузки в приюте для бездомных в Берлине. Из-за частых «стирок» и обработок антибактериальными растворами эту латексную девицу несколько раз возили в ремонт по гарантии, а потом… Что было потом? А, вот… Ее, по решению суда, вернули на доработку в «Abyss Creations», в США. Усилили каркас, модифицировали шарниры, добавили вес живого человека, запустили электромеханические функции, в частности, подогрев всей модели как от сети, так и от аккумуляторов, упростили мойку и так далее. Фактически модель полностью переделали.

Но ведь тогда, после доработки, ее цена стала астрономической! Да, вот, опять какие-то суды. «…Была достигнута договоренность о взыскании доплаты с «Zentrum der sozialen Unterstützung der Bürger» за модернизацию и увеличение срока гарантийного обслуживания «Модели-300» до трех лет».

Хм! И куда смотрели налогоплательщики? Дорого обходилась им эта игрушка для бездомных, пусть даже и одна на всех.

Изготовитель наивно полагал, что изнасилований станет меньше, если мужчины, зарегистрированные в Центре, периодически будут «спускать пар». Наверное, так же думали в муниципалитете. И все равно это дорого. Понятно простое желание кормить бездомных, но такие услуги!

Что там дальше? Ну, это уже смешно. «…первую «Модель-300» через год после апгрейда выкупил один из подопечных приюта». Как такое может быть? Глупости. Впрочем, тут ссылка. Посмотрим…

«Они нашли друг друга!

Вам известно, как развлекаются богатые люди? Нет. Вы ничего не знаете об этом. Самый известный бездомный Берлина, экстравагантный философ Клаус Штельмахер, бывший руководитель концерна «SauberkeitUm», который до настоящего времени является владельцем контрольного пакета акций этого предприятия, выкупил у социального приюта секс-куклу, вынудив своих детей оплатить муниципальному дому двойную стоимость изделия.

Напомним, что известный всему городу гер Клаус живет в морском контейнере, стоящем на принадлежащей ему земле возле автомастерской своего зятя на улице Bürkelweg. За вырученные от продажи деньги приют намерен купить еще одну «Модель-300» нового образца»

Так вот с чего все началось! Позже Штельмахер пожертвовал приюту серьезную сумму денег на обустройство комнаты терпимости, а затем купил им и вторую куклу. «По словам гера Клауса, его «Модель-300» дала ему то, что он искал в течение всей своей жизни, — покой и умиротворение.

Даже сложные до того отношения с обеими дочерями, зятем и бывшей женой значительно улучшились. «Моя Герда, — говорит о кукле единственный в мире официальный бездомный-миллионер, исправно посещающий приют и активно участвующий в его жизни, — дает мне силы понять и принять этот несправедливый мир».

Идем дальше… Это не интересно… Так! Через три года Штельмахер выкупил весомую часть акций «Abyss Creations» и, по информации в прессе, серьезно поддерживал проект в финансовом плане, спонсируя все новые разработки, часть из которых внедрялись в том числе и в «Модель-300», работающую в его контейнере на Bürkelweg.

Дальше дела у этих ребят пошли в гору, продажи выросли, заказы сыпались со всех сторон. Скорости развития бизнеса мешал только принципиально творческий подход к изготовлению Моделей, что не позволяло выполнять заказы быстро.

Еще несколько статей… В проект стали инвестировать огромные деньги. Вскоре в концерн вошла крупная фирма, имевшая густую сеть сервисов для бытовой электротехники.

Как видно после первых тяжб и судов, «Abyss Creations», доведя платформу «Модели-300» практически до идеальной, на долгое время прекратила производство новых моделей.

Моя Барбара, судя по маркировке на ее лопатке, — третьего или даже четвертого поколения. Она была очень дорогой. Это потом, лет через десять, совсем ненакладно было совершить самый серьезный апгрейд любой из моделей на этой платформе, а тогда…

Откуда же у меня взялись деньги? Ведь первые три года в «Weltweit» я получал мало. Стоп! А не в то ли время началась эпопея с Сабин Сигихард? Бог мой, точно!

Где-то в 30-е годы картина с ее участием получила Оскара в номинации «лучший иностранный фильм». Как же он назывался? Загуглим. О! Это был фильм 2031-го года, он назывался «Хранитель ее тайны».

Сабин. Она была младше меня. Да, вот дата рождения, значит, ей в то время было 27. Черт побери, я ведь помню нашу первую ночь! Мы были навеселе и ввалились к ней гостиницу. Был кто-то еще… В холле Сабин кричала в сторону двери: «Езжайте, я сегодня под охраной!» Бог мой, а ведь все это осталось в памяти!

Мы провели великолепную, необычную ночь, и у нас не было секса. В то время свидания без секса невозможно было представить, но мы проболтали до утра о всяких глупостях, философствовали, глядя из незанавешенного окна на дома напротив. Потом она призналась, что очень хочет спать, и мы, обнявшись, уснули. Мне было так хорошо!

В полдень нас разбудили, за ней приехала ее свита. У звезды была запланирована какая-то встреча. Сабин звала с собой, но сдержанно, неуверенно, будто боясь тех, кто ждал в коридоре. Мы договорились пересечься в сети, и она уехала. А потом в Англии начались какие-то съемки, а я… Вот же! Я вспомнил, как все начиналось!

Мы познакомились с ней на фуршете, организованном по… черт его знает какому поводу. Главный редактор взял шестерых молодых сотрудников журнала и под обещанные премиальные обрядил всех нас в карнавальные костюмы, чтобы мы «зажигали» перед камерами и в новостные выпуски попала картинка с безудержным костюмированным весельем на заднем плане.

Мне досталась роль арлекина. Его пестрое трико смотрелось на мне прекрасно: бальные танцы в детстве и легкая атлетика в юности обеспечили мне спортивную фигуру, но… совсем не добавили решимости. Вначале я здорово робел и, видя недовольный взгляд шефа, решил все поправить единственным доступным мне способом. Сейчас уже не помню, чего я нахлебался — то ли вина, то ли мартини. В голове мелькают картинки: я пробегаю по залу, хватаю дармовые бокалы у разных официантов и один за другим опрокидываю их себе в глотку.

Вскоре скучный маленький оркестр, тихо играющий что-то из классики, оживился вальсом, и мои ноги сами собой начали вспоминать все, что они выделывали в течение шести долгих несчастных лет, когда, по воле матери, я вынужден был посещать уроки бальных танцев.

О, мама! Она была профессиональным спринтером, но сама даже слышать не хотела о том, чтобы и я стал спортсменом. Она всегда была на соревнованиях, колесила по всему миру, передав меня в заботливые руки сестры, у которой не было своих детей и которая, не зная, куда подевать свою поистине ядерную материнскую энергию, самозабвенно меня воспитывала. Да, она же и преподавала в школе искусств бальные танцы.

Потом вдруг объявился первый тренер матери. Сейчас мне отчего-то кажется, что это и был мой отец. Танцы сменились спортом. Что-то около трех лет я бегал по стадионам и паркам, пока, наконец, к моему облегчению, не выяснилось, что природа, щедро одарившая мою мать спортивными данными, на мне отдохнула.

О чем это я? Опять увлекся. Итак, играет оркестр, и я выделываю глупые па. Здорово набравшись, я метался по залу, пританцовывая под звуки вальса и, как мне казалось, смотрелся в общей картинке весьма гармонично. На Сабин попросту налетел, причем так неудачно, что она от неожиданности едва не упала. Разумеется, я понятия не имел, кто эта девушка. И наверняка сбил бы ее с ног, если бы не моя врожденная ловкость… За те доли секунды, что я ловил ее в объятья, в глазах присутствующих отобразилось нечто среднее между «какой ужас!» и «понятно, все это подстроено!».

Нужно сказать, что Сабин Сигихард не умела танцевать или, по крайней мере, не умела танцевать вальс. Растерявшись, она обмякла в моих объятиях, и, слава богу, у меня достало силы, чтобы не только удерживать ее, но и кружить в танце.

Известная всем и не узнанная лишь мной актриса болтала ногами, стараясь понять несложную схему движений, и улыбалась всем бесшабашной улыбкой богини, понимая, что у нее ровным счетом ничего не получается. Мне было невдомек, что у меня в руках трепыхается целое состояние в тридцать с лишним миллионов долларов, но давать задний ход я и не думал — достаточно было мельком выхватить из толпы возбужденное лицо шефа, чтобы прочесть на нем: «Давай, парень, не останавливайся! Все будет оплачено!»

А она смеялась, глядя мне в лицо. О, этого не сыграешь. Тем более что как актриса она была… так себе. Но такой ослепительной женщине совсем не обязательно быть хорошей актрисой. Сабин была сама мечта! И эта мечта восхищалась мной — и тем, что в глазах собравшегося здесь общества она выглядела настоящей звездой.

Я понимал, что с вальсом у моей Коломбины все равно ничего не получится, подхватил ее на руки и стал кружить, забыв о том, что на даме не длинное бальное платье, а что-то облегающее и короткое. Она кокетливо завизжала, полностью доверившись мне и откинув назад голову; ей было плевать на то, что ноги стоимостью в миллионы долларов в этот момент оголились едва ли не до самого основания.

Музыканты, видя наш азарт и чувствуя восторг зрителей, добавили мощи и вскоре, зайдя на коду, финишировали просто феерично. Они поднялись с мест и тоже аплодировали нам! Им трудно было представить, что можно сорвать такие овации, играя произведение восемнадцатого века в 2031 году!

Толпа просто бесновалась. Не было в зале ни одного человека, который в эту минуту не желал бы оказаться на моем месте. У Сабин кружилась голова, но она, перекрикивая восторженные возгласы, объявила: «Дамы и господа, поприветствуйте этого очаровательного арлекина, его зовут…»

— Вилфрид Рихтер, — преодолевая вновь овладевшую мной робость, с трудом выдавил я из-под полумаски.

— Вилфрид Рихтер! — звонко выкрикнула Сабин.

В следующий момент, наверное, дьявол толкнул меня в бок. Желая быть не менее учтивым и благодарным, я театрально отвел в сторону руку и крикнул:

— Арлекин был просто счастлив танцевать с принцессой, которую зовут…

Невозможно описать наступившую паузу. До меня донеслись обрывки фраз: «Он что, дурак? он в самом деле не знает?», «Ловко! Молодцы ребята, играют до конца…», «Да он тоже актер, играет что надо! Не могу узнать его под полумаской», «Ну что вы, он не актер. Но наверняка, кто-то из известных танцоров…»

Нужно отдать должное «принцессе». Она с улыбкой обтянула задравшееся платье, сделала шуточный реверанс и под рев ликующей публики представилась:

— Сабин Сигихард!

Черт! Я ведь столько слышал о ней, с удовольствием смотрел «Хранитель ее тайны», но в жизни она была совершенно другой! Это не в оправдание, просто так и есть.

После долгих лет в журналистике, многих звездных интервью, я могу утверждать — все актеры в жизни другие! И в том мире, где нет визажистов и спецэффектов, практически все они выглядят намного хуже, но только не Сабин!

Скрывая растерянность, Арлекин поклонился и отправился веселить гостей.

Этот безумный вальс сделал меня «звездой вечера». Мне кричали «молодчина» и «браво», и я был счастлив, пока не услышал за спиной голос шефа:

— Ты отжег, парень! Признаться, сегодня на подобное никто не рассчитывал.

Я обернулся. Это было не похоже на шутку.

— И то, что ты ушел от нее, — продолжал он, — рискованный, но, черт возьми, очень верный шаг. Ты поступил обдуманно. Теперь она следит за тобой.

— Кто? — не понял я.

— Сигихард, — обнимая меня и отводя в сторону, спокойно ответил шеф, — а ты не так прост, парень. Далеко пойдешь.

— Я?!

— Ты, ты, — довольно замурлыкал он, — и я тебе в этом помогу. Вот, — он сунул мне в руку несколько сотенных купюр, — шали, играй, только не напейся. Голову даю на отсечение, она найдет способ зацепить тебя сегодня! Ты — моя наживка. Как тебя зовут?

— Вилфрид, — ватными губами промямлил я.

— Вилли, дружище, — шеф стал говорить тише, прямо в ухо, — я дам тебе первые страницы журнала, слышишь? Хочешь, на два месяца — целую рубрику? Пиши, что хочешь, редакторы выправят. Это — твой… наш шанс!

Если получится, оставим эту рубрику за тобой, а не получится — вернешься назад, на свое место, но пару месяцев ты будешь получать раза в четыре больше нынешнего!

Езжай за материалом в Таиланд, в Японию, куда хочешь, но сегодня — хватай ее, слышишь? Обеими руками! Пои, весели, заставь сделать глупость, много глупостей, ввергни ее в грязь, в грех, я не знаю во что! Следующие два-три номера журнала должны быть о вас, понимаешь? Мы сделаем все красиво! Молодым людям хорошо вместе, они счастливы, но… какие-то нехорошие папарацци сумели заснять красотку Сабин Сигихард с ее новым бой-френдом. Да! Тебе нужны будут деньги!

— Так вы же мне… — показал я шефу свой веер из сотенных.

— Разве это сумма? — рассмеялся тот. — Вот, — добавил он еще с десяток купюр. — Если на той неделе попадешь в журнал, на первые полосы, ты будешь смяться над этими жалкими грошами.

Ну же, парень, соберись! Ты можешь крупно выиграть в лотерею, только не сглупи! Она клюнула, поверь. Ну, вперед!

Он подтолкнул меня в спину, а я сделал несколько шагов и погрузился в какое-то странное состояние. Думаю, это произошло из-за денег. Точно! Помню — опустил взгляд и увидел их. Я никогда не держал в своих руках столько! В костюме арлекина не было карманов, оно и верно — зачем арлекину деньги?

…Она, похоже, действительно следила за мной и в итоге, как и предвидел шеф, «нашла способ зацепить». Я был вне себя от волнения, однако смог заметить, что за ней весь вечер неотступно следовали какие-то мужчина и женщина. Сигихард предложила что-нибудь выпить у барной стойки, задорно спросив, не нагорит ли мне за это? Я ответил, что «даже если меня попрут с работы, я буду всю жизнь вспоминать о том, что танцевал и пил в баре с самой Сабин Сигихард»! Мы пошли к бару, а странная пара проследовала за нами.

Мы пили, смеялись, болтали о чем-то, и вдруг меня осенило — это специально нанятые люди! Любое фото отобразит звезду в компании семейной четы, а уже рядом с ними какой-то арлекин. Вскоре мои догадки подтвердились: примелькавшуюся пару вскоре молча сменила другая, а потом и третья. «Караул» менялся примерно раз в пятнадцать минут, причем все эти парочки кочевали по кругу от одного известного человека к другому. Заинтересовавшись (все же моя основная профессия не арлекин), я спросил у Сабин:

— Мне кажется, или эти пары в самом деле работают по сценарию?

Она улыбнулась:

— Такая наблюдательность выдает писателя или полицейского.

— Я — журналист.

— Да, — подтвердила кинозвезда, — они работают в команде.

— Но ведь они многое слышат.

— Им хорошо платят за то, чтобы они оставались глухими и немыми.

— Вы, актеры, тоже неплохие деньги поднимаете на таких тусовках.

— Ну, — изображая на лице легкое безразличие, ответила Сабин, — мы от этого еще и здорово устаем. Не так, как шахтеры, но в чем-то нам даже сложнее. Многие обычные вещи в жизни мне почти недоступны. Правда.

Открыто радоваться чему-то, как сегодня, во время вальса, или найти подходящую компанию, чтобы повеселиться или даже напиться… — Сабин сморгнула грусть взмахом ресниц и многозначительно улыбнулась. — Скажите, могу я быть уверена в том, что и у вас иногда включается функция немоты?

А потом была гостиница и… три номера журнала.

Первый — с нейтральной статьей о мероприятии в мэрии и присутствующей там приглашенной звездой — Сабин Сигихард. Дежурная, неяркая публикация, где помещалась краткая биография актрисы, ее фильмография, а в конце — маленькое интервью, где Сабин рассказывала о впечатлениях от пышного приема и от старинных улочек Мюнхена.

К стенограмме интервью были добавлены вполне целомудренные фото вальса с арлекином и несколько строк, дающих читателям надежду на то, что, возможно, у кинодивы в Германии случился очередной роман.

Во втором номере были размещены фото, снятые некими неизвестными, обнаружившими заметный интерес читателей к теме визита Сигихард. Они делились снимками на форумах главного сайта издания, и даже предложили журналу за вознаграждение подбросить еще и «перчика». Вскоре появились и другие фото: вот, мы с Сабин входим в гостиницу, вот — общаемся в номере, вот — лежим, обнявшись. Снимки в самом деле были первоклассные. Судя по всему, делали их с крыши здания напротив.

В третьем выпуске журнала моя физиономия помещалась на лицевой обложке. Трое суток я сочинял гневное интервью самого себя с собой, интервью, которое было заявлено в номере, как взятое у меня посланным из редакции журналистом. В нем я разносил в пух и прах мерзавцев папарацци, которые лезли в мою личную жизнь, и даже грозил засудить издание.

На этот мой последний посыл тут же имелся ответ Главного редактора, который также осуждал действия папарацци и заверял: поскольку мне, посредством его издания был нанесен моральный ущерб, он, учитывая мое образование, официально предлагал мне работу в журнале «Weltweit».

И читателям, и моим коллегам было ровным счетом начихать на то, что я уже больше месяца там работал, и проверить это не составляло никакого труда. Реакции же со стороны кинодивы не было никакой. Похоже, она привыкла к тому, что разные издания, манипулируя ее именем, старались привлечь к себе внимание.

Все три выпуска «Weltweit» полностью разлетались уже в утренней продаже. Шеф сдержал слово — дал рубрику и существенно повысил зарплату. Читателям было все равно, о чем я писал, сколько и откуда. Им было важно только то, что это пишет тот самый малый, что исхитрился нахлобучить Сабин Сигихард.

 

В дверь позвонили. Одиннадцать утра. Наверное, фрау Вебер пришла сделать мне инъекцию. Гляну-ка я на всякий случай в монитор. Так и есть, это Ханна.

Она вошла, быстро сняла плащ и стала готовиться к ежедневной процедуре. Эта пышка вообще была очень энергичной женщиной, несмотря на свою комплекцию.

— Вы с утра не проветривали? — осведомилась фрау.

— Нет, — ответил я, укладываясь на тахту и обнажая левую ягодицу.

— Надо проветрить, гер Вилфрид. Очень душно. Кстати, — вспомнила она, доставая латексную накладку и разогревая ее в руках, — ваш клининговый робот для Барбары работает исправно? В Центре спрашивали, помните ли вы, что через месяц кончается двухлетняя гарантия на него?

— Помню, — соврал я, раздраженно подумав о том, как быстро летит время. — А если бы и забыл, то «Abyss Creations» чуть ли не ежедневно делают рассылку.

— Да, я тоже постоянно получаю их новости, — подслеповато глядя на крохотный объем жидкости в шприце, подошла ближе Ханна.

— И у вас есть кукла?! — не поверив услышанному, попытался я обернуться.

— Отчего это вас удивляет? — спокойно ответила медсестра, укладывая на мою ягодицу латекс. — Я, как и вы, одинока, — втыкая иглу в отверстие накладки и вводя лекарство, добавила она, — и давно не надеюсь, что объявится принц, готовый разделить часть своей жизни с тучной, немолодой и некрасивой женщиной. К тому же у меня больные суставы. Случайно узнала, что они делают и кукол мужского пола. Хоть потребности у меня не те, что в молодости, но иногда все же что-то находит.

— Вот как?

— Да, это так… Я долго стеснялась этой покупки. Все откладывала, а потом узнала, что в пользовании у клиентов Центра находится около двадцати подобных роботов. Набралась смелости, или наглости, — пошла в магазин и заказала то, что мне нужно.

Полтора месяца ожидания и — вуаля! У меня есть Томас и плюс к нему клининговый робот для этой куклы за 45% стоимости: это была скидка к Рождеству. О, — смутилась вдруг Ханна, — простите, гер Вилфрид! Мы же …можем говорить с вами об этом без того, чтобы я получила какие-то неприятности по службе? Вы же знаете, как у нас сейчас строго?

— Да, конечно говорите, — ответил я, чувствуя, что в лице Ханны стал приобретать собеседника с общими интересами, — с моей стороны к вам не было и не будет никаких нареканий.

— Это хорошо, — заметила она, — а то сейчас даже люди нашего поколения поступают как молодежь. Малейший намек на разговор интимного характера — иск в суд! Слава Всевышнему, мы с вами помним и другие времена, правда? О, если бы я только знала, что мне даст эта покупка, гер Вилфрид! Я бы раскошелилась на нее еще пять лет назад, а то и все десять. Скажите, а женские куклы также оснащены системой слабых разрядов? Да? И как это вам?

— Это значительно сокращает …энергозатраты, — отшутился я. — Но такое обновление появилось уже лет восемь назад. Хорошая штука, ничего не скажешь. Как только ты чувствуешь в себе максимальную твердость, Барбара делает разряд, и ты просто заливаешь все внутри. Затем малый вакуум и… полное удовлетворение. Благодаря этой разработке, многие мужские проблемы, вроде простатита, остались в прошлом веке. А у женщин та же история?

— О да, — покраснела Ханна. — Что-то очень похожее. Готова поклясться, ни один мужчина не сделал бы со мной того, что может мой Томас! И ему все равно, в каком я настроении, как выгляжу и во что одета.

— Да, — продолжил я ее мысль, — ни тебе скандалов, ни угрозы развода, ни претензий по разделу имущества. У тебя дома только та еда, что нравится тебе, любимая музыка, порядок вещей и, что самое главное, — каждый день первоклассный секс!

Можешь у своей партнерши увеличить или уменьшить что хочешь, изменить ей цвет волос, стрижку, а закончил свои дела — отвалился, как клещ, и не надо напрягаться и продолжать ласкать партнершу… Лежи себе, включил робота, он вымыл ее, забрал семя на анализ и через десять минут она снова готова, свежа и благоухает.

— И еще — не обижайтесь, гер Вилфрид! — но у мужчин, на мой взгляд, здесь есть значительное преимущество перед нами. Мне кажется, что куклы мужского рода должны стоить дороже, ведь вам дают серьезную компенсацию за извлеченное семя. Если не секрет, сколько стоит один контейнер?

— 50 евро.

— Ну вот, — победно улыбнулась фрау Вебер.

— Все не так просто, — стал возражать я. — Плохую сперму не принимают. Малейшее подозрение на вялость сперматозоидов или болезнь, и с тебя же еще и высчитают за этот одноразовый пластиковый бокс. Они платят только за хорошую, живую порцию, без влияния алкоголя и так далее. Но я согласен с вами: женщины тоже имеют право на компенсацию.

— Я рада, что вы меня понимаете, а они, в «Abyss Creations», полагают, что у одиноких женщин много лишних средств.

— Поверьте, Ханна, они такого же мнения и об одиноких мужчинах. Их задача — выдоить нас и физически, и финансово. Ведь я, имея дома такое счастье, уже никогда не смогу отказать Барбаре в апгрейде.

— Понимаю, — Ханна задумалась на секунду, а потом спросила: — Скажите, гер Вилфрид, а отчего вы не посещаете мероприятия Центра? Для вас же билеты бесплатно! Это хороший способ развеяться одинокому человеку. Лекции, встречи, всякое такое.

— Да что они могут мне предложить? Я прожил длинную жизнь, Ханна. Столько событий пронеслось перед глазами. Работал много лет в популярном журнале, объездил весь мир, общался с интересными людьми. А сейчас? Сейчас у меня есть интернет, есть Барбара, медкарта, по которой у меня весомая скидка на лекарства, и бесплатная медсестра, следящая за моим здоровьем. Так что Центр дает мне достаточно и без всех этих лекций.

Служба доставки заботится о том, чтобы в холодильнике было полно еды, а телеканалов по ТВ столько, что я не успеваю все за день перелистать. Мне и из дома-то выходить незачем. Есть у меня сосед, Альфред, так вот он судится с детьми за свое имущество, и под окнами, минимум раз в неделю, разворачивается такое шоу! Иногда даже с полицией. Так что если надоедает телевизор…

Глядя на все это, я, на месте «Abyss Creations», еще и детей начал бы делать! Это же здорово! Латексные малыши всегда остаются маленькими и никогда не предъявят тебе права на твое имущество, которое ты никак не передашь им, потому что упрямо не умираешь. Нет уж, увольте меня от подобного. Так что… спасибо за заботу, фрау Вебер, все эти лекции и встречи мне — безынтересны.

Да и кого они могут на них пригласить? Какого-нибудь старика, профессора, которому нужны деньги и публика, чтобы окончательно не захиреть. Как же, он пять десятков лет что-то изобретал, выдумывал, а к концу жизни остался так же одинок, как и любой из нас.

— Не соглашусь с вами, гер Вилфрид, — мягко ответила Ханна, собирая медицинский саквояж. Она сняла с вешалки плащ и стала одеваться, не переставая говорить. — Около месяца назад в Центре было собрание, и господин директор пригласил на него, представьте себе, актрису Сабин Сигихард. Помните такую?

Представьте, возраст почти не коснулся ее. Шесть фильмов с Оскарами! Это вам не просто «какой-то профессор». Боже, она все еще ослепительная женщина! И куда смотрит Бог? Ну, понятно, я — комод на больных ногах, но эта-то почему одна? Впрочем, она рассказала нам — не знаю, возможно, это просто сказка для публики — удивительную романтичную историю о том, как в молодости она была здесь, в Мюнхене, и на балу в мэрии танцевала с мужчиной, который был одет в костюм Арлекина. Она полюбила его так, как только могут показать в кино! Как говорят, до слепоты! У них была романтическая встреча. А потом какой-то журнал напечатал их фото, ну, те, где они близки, …ну, вы понимаете. Поднялась шумиха, и тогда Сабин решила найти своего Арлекина, чтобы вдвоем пережить это все и быть вместе до конца своих дней. Но вдруг она узнала, что он — представляете, какая сволочь! — нанялся на работу в тот самый журнал…

Кстати, она нам призналась, что участвует в рекламной акции компании «Abyss Creations» и с 50%-ой скидкой заказала себе у них куклу, Арлекина. А тот негодяй, что был на балу, так и не объявился.

— Почему негодяй? — чувствуя, как леденеет сердце, перебил ее осипшим голосом Вилфрид Рихтер, — он просто Арлекин — в полумаске и без карманов.

 

Отзывы о книге высылайте на электронный адрес: skarabey1971@yandex.by или skarabey@tut.by. К нашему большому сожалению, интернет-Тролли всегда находят время, чтобы наговорить авторам гадостей, а вот нормальные читатели, которых, разумеется, большинство, пишут нам редко. Жду ваших мнений, друзья!

А.В. Войтешик

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

АЛЕКСЕЙ ВОЙТЕШИК

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

[1]специальное изделие для центра социальной поддержки граждан.

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль