2 ***

0.00
 
2 ***

Унсу сидел на обломке стены, которая возможно была частью здания, если здесь когда-то были дома. Кругом простирались развалины. Что это было? Город? Не похоже. Больше это напоминает заброшенные декорации.

Буквально на глазах небо из темно-красного стало почти черным. Тяжелые тучи нависли низким давящим потолком. И воздух опять стал совсем неподвижным. Оно и к лучшему, иначе на этом кладбище неведомой цивилизации стало бы невозможно дышать от завесы пыли. Грязно-серая и мелкая-мелкая, она была всюду. Толстым ковром покрывала все. И даже люди казалось, были в пыли.

— Люди, — пробормотал он, чуть заметно усмехнувшись, — нет здесь людей. Только нелюди, позабывшие прошлую жизнь.

Он коротко свистнул и спрыгнул со стены. Приземлившись, выпрямился. Он не таился, но тренированное тело не произвело ни единого лишнего движения, ни единого звука. И пыль осталась лежать неподвижно. Несколько…восемь особенно плотных теней, затерявшихся среди каменных остовов и мертвых кривых деревьев, встрепенулись и заскользили к нему. Нет, не тени. Его команда. Почти люди, в сравнении с прочими местными обитателями.

Они тоже уже не люди, но все же в каждом из них осталось что-то человеческое. Больше, чем в других в этом сумасшедшем мире. Но меньше чем в нем, в этом Унсу был уверен. Они еще не совсем разучились мыслить, еще не до конца позабыли, как чувствовать. Но они не помнили своих имен. Четыре девушки, и четверо молодых мужчин. Почти люди, только кожа их такого же цвета, как пыль; и волосы. Другие цвета едва проглядывали через серый. Наверное, скоро и он станет таким же серым приведением в черных лохмотьях одежды. Когда же? Может тогда и ему не нужно будет ни о чем переживать, не нужно будет ни о ком заботиться. И пытаться вспомнить что-то кроме имени уже не нужно будет.

Воздух, все такой же неподвижный, изменился, едва заметно потянуло стылой сыростью.

— Уходим, — бросил он, когда тени нелюдей выстроились у него за спиной, — к вечным огням. Через пустошь. Грядет холодная ночь. Очень холодная.

Он еще раз усмехнулся. Нет здесь ни дня, ни ночи, здесь вечные сумерки, и грязное багряное небо над головой.

Его свита подчинилась, как и всегда без лишних слов. Вообще без слов. Двое отправились вперед. По двое вправо и влево, двое позади. И опять он один. Что вообще держит их рядом с ним? Он ведь им совсем не нужен! Или нужен?

Руины города остались позади, промелькнуло гротескного вида шоссе едва ли в три метра шириной, с полутораметровыми столбами линии электропередач с одной стороны. Эти места Унсу называл про себя «миром гномов». Обычно здесь было ветрено и необычайно толстые провода почти всегда кричали подобно раненным птицам. Обычно, но не сейчас. Воздух был все так же неподвижен и беззвучен. Только стало еще холоднее.

Пустошь — поле, растянувшееся, казалось, до самого горизонта, была, как и всегда, полна звуков. Шелест ли, шорох. Или треск. Невозможно было понять, да и прислушиваться особо не хотелось. Никто и никогда здесь не охотился, это поле вообще избегали. Но сейчас каждая минута, если конечно время здесь еще хоть что-то значило, была на счету. Слова «холодная ночь» значили, что ночь будет очень холодной, а это в свою очередь значило, что у вечных огней придется потесниться. Только вот ясно это только ему.

Он, остановился и прислушался, и едва слышный звук стал куда громче и навязчивее. А кроме этого не было слышно никого и ничего. И холод стал совсем невыносимым. Следовало бы поспешить, уж больно скор на этот раз мороз.

Уже на краю пустоши он, не останавливаясь, дважды свистнул, а потом чуть погодя еще раз. На первый взгляд ничего не изменилось, но он знал, что это не так. Когда он углубился в лес мертвых деревьев, впереди, среди остовов стволов показалась тени. Его тени. Все восемь. Они, как и всегда, появились будто из-под земли. Это не могло не злить, и он едва сдержался на этот раз. Как те, кто уже перестал быть человеком, передвигаются в этом чудовищном мире, все еще для него оставалось загадкой, только вот обучиться этому, став нелюдем, все же не хотелось.

— Держитесь рядом, — бросил он, проходя мимо. — А если я говорю рядом, значит так близко, чтобы я мог любого из вас коснуться при желании.

Они его слушались, это несомненно, только вот все его приказы они понимали как-то по-своему, а это всегда доставляло немало неудобств. Он побежал так быстро, как только мог, а следом за ним плечом к плечу восемь теней. Может, они и могут появляться из ниоткуда, но вот подкрадываться совсем не умеют. Что ж, теперь все у вечных огней осведомлены, что они приближаются. Это, в общем-то, неплохо, это значит, что к их приходу один из огней ближе к центру будет свободен. Шайка Унсу была самой многочисленной и свирепой в этом мире одиночек.

Небо стало совершенно черным, но чем ближе они подходили к долине огней, тем сильнее облака окрашивались кроваво-красными всполохами.

Долина вечных огней представляла собой огромный прямоугольник земли, выложенный плитами и огороженный кованым забором с вывороченными пряслами. Огни вырывались из стыков плит: маленькие, большие, огромные. Багряные и голубые, золотистые и оранжевые, они то затихали, то устремлялись в небо, опаляя все вокруг на многие метры.

Долина была пуста, если не считать двух нелюдей, которые здесь же и жили. Что ж, это как минимум не плохо, не надо будет терпеть вони немытых тел. К тому же можно расположиться со всеми удобствами, ведь неизвестно сколько продлится стужа на этот раз. Это явление никогда не отличалось стабильностью, хоть и было довольно регулярным событием. В это время долина огней становилась единственным обитаемым местом на многие километры вокруг.

— Давайте в центр, — скомандовал Унсу, первым ступив на старые искрошенные плиты долины. — И раздобудьте матрасы и одеяла. Да побольше.

Здесь, где время от времени концентрировалась вся жизнь, скопилось немало подобного скарба. Порою даже встречались кресла и скамьи. Надо же, кому-то не лень было тащить это на своем горбу.

Убедившись, что приказ его исполняется, Унсу отправился в центр долины, подбирать место, где они проведут ближайшие дни. Выбор пал на большую, почти не раскрошившуюся плиту, над которой громоздилась арка неведомого сооружения. Под ней должно быть теплее. Со всех сторон ровными всполохами плясали вечные огни. По узкому, словно специально кем-то проделанному в огне проходу, он зашел во временное свое убежище. Вскоре молчаливые серые тени, нагруженные потрепанными матрасами и одеялами, окружили его, а дождавшись кивка, поскидывали поклажу в кучу.

Здесь, в окружении пляшущего пламени, всё казалось донельзя неправильным. Здесь не должно было быть неподвижных теней, но они были. Хорошо хоть свет от огней почти ничего не освещал.

Нелюди опустились наземь только после вожака и, как будто бы и не сговариваясь, уставились в разные стороны. Может, просто так, а может, следят за тем, что осталось за стеной огня.

Вскоре ощутимо похолодало. Было жутко от того, что даже здесь, где казалось, что старые плиты лежат сразу поверх адского огня, стало так холодно. Каково же тогда там, снаружи? Может после нынешней стужи не останется в округе никого. Но сожалеть об этом никто не будет. Попросту некому. А он давно не встречал тех, о ком можно было бы беспокоиться.

Стоило бы вздремнуть, да вот в этом ненормальном мире не осталось такого понятия, как сон. Здесь можно только лежать, завернувшись в плащ, и пережидать ночь, которая почти совсем не отличается от дня. Разве что ночью все затихает, и ты сам боишься даже пошевелиться. Вот и сейчас вокруг была тишина, словно бы уже наступила эта самая ночь. Длинная на этот раз, и смертоносно холодная.

Все доносившиеся с пустоши звуки давно стихли, а это значит, что уже не стоит кого-либо ждать. Стало так тихо, что совсем нечем было измерить время. А всполохи пламени, сопровождающиеся лишь едва слышным гудением рассекаемого воздуха, были столь монотонны, что вскоре перестали тревожить слух и тогда время совсем остановилось. Оставалось только ждать. Лишь бы это не затянулось надолго, ведь последняя охота, прерванная нагрянувшей стужей, была безрезультатна.

Загипнотизированные тишиной и пляской пламени, они дождались новых сумерек. Небо посветлело, приобретая вновь багряный цвет. Стужа отступила, и теперь от жара огня не было никакого удовольствия.

Унсу рывком поднялся с груды матрасов. Его подопечные все так же восседали вокруг него. Казалось, за все это время они даже не сдвинулись со своих мест.

— Уходим, — скомандовал он.

Тени поднялись одновременно, словно единый организм со многими телами. Такие разные внешне, и высокие и низкие, и полные и худые. Разных рас. С неопрятными волосами и немытыми лицами. В лохмотьях старой одежды, невесть где отысканной. Тоже серой, как и все здесь. Они были все же одинаковы, стоило посмотреть в их остановившиеся глаза. Матовые, словно у чучел. На них они и были похожи, когда не шевелились. Лучше конечно об этом не думать.

Холода, принесенные свинцовыми тучами, ушли и на умирающий мир вновь опустились вечные сумерки и подобие жизни, не измеряемое временем, потекло дальше.

  • ЛеоКот / Летний вернисаж 2017 / Художники Мастерской
  • Пьяный Лес / Cris Tina
  • Сказок здесь никаких не осталось / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • №8 - БАЛЛАДА ЛИЛИТ / Эпический - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Моргенштерн Иоганн Павлович
  • Заплутал в беспутье / Дневниковая запись / Сатин Георгий
  • Романс. Прохожий Влад / Сто ликов любви -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Зима Ольга
  • Колонизаторы / Garold_R
  • 8. / Эй, я здесь! / Пак Айлин
  • Мои стишата / О рыцаре. / царёв максим
  • Черная икра.  Проверка на жадность / DES Диз
  • Инициатива наказуема / Миниатюры / Меркулова Ирина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль