0.00
 
Часть II

Ночью Максимилиану не спалось. Он провёл её, читая фантастические романы при тусклом свете луны, сидя у окна в кресле. Ему вполне хватало этого света, чтобы путешествовать по другим планетам, участвовать в космических сражениях и путешествовать вместе с главными героями сквозь время. Иногда он останавливался и вслушивался в ночную тишину города.

На следующие утро Максимилиан забронировал билеты на вечерний поезд до Москвы. А также позвонил владелице квартиры и оставил оплату за проживание в условленном месте. Затем принялся собираться. К слову, особо и собирать было нечего. Он просто принял душ и пересчитал своё снаряжение. У него по-прежнему не было капсул с чёрными дырами и не хватало двух сверхмощных гранат, но появилась обойма, с медными пулями, которую он хранил в кармане джинсов.

Вечером он вышел из квартиры, плотно заперев дверь, и выкинул пивную бутылку в мусорный бак под подъездом. Поужинав в маленькой пиццерии, он отправился на вокзал и сел на свой поезд. Ночью в поезде, точнее в плацкартном вагоне, где ехал Максимилиан, было шумно. Люди общались, обсуждали новости. Некоторые группы мужчин пили спиртное и периодически предлагали Максимилиану присоединиться к ним. Он всегда вежливо отказывался и продолжал смотреть в окно, наблюдая за проносящимися пейзажами, погружаясь в свои мысли.

Утром, когда поезд прибыл в пункт назначения, пассажиры значительно подустали и походили на группу зомби. Но Максимилиана переполняла энергия. Он приехал домой, здесь он родился, как человек и здесь же, как Максимилиан Сандерс. Он не видел этого города два года, и память слегка притупилась, позволяя слегка обновить впечатления. Он вспомнил, как в первый раз покинул бункер Ордена и прогулялся по городу. Он сразу заметил, что люди смотрят на него по-другому. Они больше не видели сутулого толстяка, боящегося поднять глаза и вызывающего у них презрение. Они видели подтянутого молодого человека в чёрном плаще, гордо вышагивающего по улице, и тут же отворачивались, забывая его, так как он не вписывался в их представление о мире.

«Жаль, что внешность для людей так важна», — думал Максимилиан, идя по знакомым улочкам, в сторону станции метро Библиотека им. Ленина.

На самой станции метро он продемонстрировал контролёру документ, удостоверяющий его, как сотрудника московского метрополитена и беспрепятственно спустился на станцию. Не привлекая внимания, он зашёл в техническую дверь рядом с туннелем. Немного поплутав по техническим коридорам, Максимилиан добрался до двери с табличкой склад и, убедившись, что поблизости некого нет, зашёл в неё, закрыв за собой дверь.

Это была небольшая комнатка, с четырьмя стеллажами, где на полках лежало какое-то электронное оборудование. Прямо напротив входа располагался электрощиток. Максимилиан подошёл к нему и открыл стальную дверцу. Внутри было полно переключателей и лампочек. Он поискал взглядом два переключателя с надписью «Аварийное отключение», и одновременно повернул оба. Все лампочки тут же погасли, и из-под щитка плавно вылезла зеленоватая панель, похожая на те, к которым прикладывают ладонь, чтобы просканировать отпечатки пальцев.

Максимилиан отвернул рукав плаща и приложил к панели свой Личный Секретарь.

— Добро пожаловать брат, — через секунду произнёс жёсткий компьютерный голос. — Назови свою Касту и код доступа.

— Первые. Первые защитники, — ответил Максимилиан.

Панель быстро скрылась за щитком, переключатели сами собой вернулись в первоначальное положение, лампочки снова замигали. Максимилиан закрыл щиток, и стена, отъехав немного назад, опустилась, открыв проход в стеклянный лифт, находившийся в шахте, покрытой серебристым металлом.

Максимилиан зашёл в кабину. Стена за ним, поднявшись, закрыла проход. Перед его лицом появилась голограмма с цифрами от нуля до пятидесяти. Максимилиан нажал на цифру одиннадцать, и лифт начал медленно спускаться в недра земли.

Эти бункеры были построены не так уж давно. Московский был построен в 1991 году. Такие бункеры также имелись в Лондоне, Риме, Нью-Йорке, Рио-де-Жанейро, Бангкоке, Дели и Сиднее. Их построили для улучшения снабжения агентов. Раньше лаборатории Касты Разума и гарнизоны Касты Стражей располагались вдали от людских поселений. Это было не очень выгодно Ордену, так как приходилось далеко добираться до них, а большие поставки были просто невозможны и привлекали много внимания. Но с развитием инфраструктур и освоением космического пространства вокруг земли, Каста Высших решила спрятать эти объекты прямо под носом у правительств мира. Под землёй можно было не бояться спутников, а наличие метро могло обеспечить скрытые поставки большого количества материалов.

Угрозу представляли лишь диггеры, которые могли случайно наткнуться на технические туннели бункера, и метростроевцы, прокладывающие новые туннели. От последних было легко избавиться подкупом чиновников. Но диггеры были проблемой. Хоть туннели и были хорошо замаскированы, некоторые, особо любопытные всё же проникали в них. И эту проблему Орден решал очень жёстко. Если бы это было в кино, то вспышка из цилиндрического приборчика решала бы все проблемы. Но, к большому сожалению, в реальной жизни — это была вспышка из плазменной винтовки Стража. После этого даже хоронить было нечего. Так, что в следующий раз, читая о храбрецах, пропавших в тоннелях под Москвой, вспоминайте о тех местах, куда людям лучше не соваться.

Все эти бункеры были однотипными. Они располагались на шестисотметровой глубине и имели форму яйца высотой триста метров. В центре этого яйца располагался плазменный реактор, способный питать комплекс без пополнения плазмы в течение восьмидесяти лет. По окружности бункера располагались пятьдесят балконов с монорельсами, образуя уровни каждый высотой шесть метров. Все помещения бункера располагались внутри породы, а балконы служили лишь переходами между ними.

Первые десять верхних уровней являлись казармами и тренировочными полигонами Касты Стражей. Следующие тридцать уровней были лабораториями, испытательными камерами, архивами, библиотекой и заводом Касты Разума. И последние десять уровней отводились под склады и технические помещения, а также под запасной геотермальный генератор и жилища рабочих-посвящённых.

Максимилиан сложил руки за спиной и выпрямился, как того требовали правила Ордена, когда его лифт вышел из туннеля и заскользил по дуге отсчитывая уровни. Он наблюдал, как ярко переливается серебристый металл, которым были облицованы стены бункера, освещённые маленькой звездой, парящей в центре. Максимилиан знал, что эта звезда, плазменный реактор, была покрыта оболочкой снижающей её яркость, чтобы не обжигать сетчатку работающих здесь людей, но это ни капельки не убавляла её красоту.

Отсчитав одиннадцать уровней, лифт остановился и стеклянные двери, перед Максимилианом разъехались. И он вышел на один из круглых балконов. По сторонам от дверей лифта стояли двое мужчин, одетых в чёрные мундиры, похожие на те, что когда-то носили гусары, и вооружённые плазменными винтовками, замаскированными под АК-47. Это были, члены Касты Стражей, исполняющие роль охраны и регулярной армии Ордена. Все члены этой Касты отличались свирепостью, силой и непоколебимостью. Каждый из них, без колебаний убил бы ребёнка при необходимости, но, в то же время, отдал бы сваю жизнь, дабы защитить Орден.

Стоило Максимилиану сделать шаг, как оба Стража подняли свои винтовки и взяли его на мушку. Максимилиан невозмутимо поклонился им и, отодвинув рукав, продемонстрировал им Секретарь, на дисплеи которого высветилось его удостоверение. Стражи тут же опустили оружие и, поклонившись ему в ответ, заняли свои места.

Максимилиан подошёл к краю балкона и осмотрел бункер. Это зрелище захватывало дух. В бункере кипела жизнь. У некоторых дверей стояли Стражи, рабочие на погрузчиках перемещали контейнеры и ящики, но больше всего было людей в светло-синих халатах, прогуливавшихся и о чём-то беседовавших друг с другом, иногда разъезжающих в маленьких вагончиках монорельсов. Это были представители Касты Разума. Учёные Ордена, они занимались изучением пришельцев и разработкой снаряжения. И этих учёных стоило бояться больше всего в Ордене.

Их знания и постоянное желание умножать их, превращали этих людей в бездушные, циничные и эгоистичные машины, взирающих на остальных свысока. Их самой заветной мечтой было создание сверхчеловека, сочетающего в себе лучшие качества и способности пришельцев. В каждом новом виде они искали полезные гены и возможность выйти за двадцатипятипроцентный барьер. Именно по этой причине Максимилиан не пользовался успехом здесь, он не брал пленных и предпочитал уничтожать тела, забывая взять образец тканей.

Лаборатория Ганса располагалась на противоположной стороне балкона от лифта, и Максимилиан решил пройти по правой стороне, чтобы добраться до неё. Шагая по нему Максимилиан, встречая своих знакомых, вежливо кланялся им, и они отвечали ему тем же. Но через пару десятков метров Максимилиан увидел очень знакомый силуэт. Он хотел было изменить направление, но было уже слишком поздно.

— Максимилиан, привет, — окликнул его грубый женский голос.

— Здравствуй, Кэтрин, — поклонился ей Максимилиан.

Кэтрин была здесь капитаном Стражей и видимо совершала обход. На ней был такой же мундир, как и на остальных Стражах, отличавшийся лишь нашивками на рукавах с изображением глаза. Она была из тех женщин, которых было очень трудно отличить от мужчин, и повадки у неё были соответствующие. Кэтрин была на голову выше Максимилиана, была значительно шире его в плечах, а её ладонь могла запросто закрыть ему лицо. И почему-то Максимилиан являлся предметом её необычайного обожания.

— Ну что, перестал уже плакать о своей подружке. Как её там звали? — с иронией произнесла она.

Упоминание Евы в таком контексте сильно задело Максимилиана, но он решил не подавать виду.

— Ева, её звали Ева.

— Значит, не перестал, — сказала Кэтрин. — Ну и плакса же ты.

— Не более чем ты в критические дни, — язвительно ответил Максимилиан.

Кэтрин рассмеялась, смехом, походящим на сход лавины.

— Ну, когда перестанешь жевать сопли, можешь зайти ко мне, — сказала она. — Моя комната на третьем уровне.

— Только если меня ослепят, — огрызнулся Максимилиан.

Кэтрин усмехнулась и зашагала дальше по балкону. Максимилиан тоже продолжил свой путь, но уже со слегка подпорченным настроением.

Через несколько метров он увидел клетку, стоящую на краю балкона и человека в светло-синем халате рядом с ней. Человек что-то набирал на Личном Секретаре. Подойдя поближе, Максимилиан увидел в клетке пленника. Это было гуманоидное существо, чуть ниже человека с зелёной чешуйчатой кожей, большими красными глазами без зрачков. Там, где у существа должен был находиться рот, был скрученный спиралью хоботок, а на голове подобно хохолку находились костяные шипы. Существо было явно чем-то недовольно и расхаживало по клетке взад вперёд на своих ногах с загнутыми назад коленями.

Максимилиан подошёл поближе и стал рассматривать существо. Оно, видимо, почувствовало внимание, остановилось, скрестило руки, на груди подражая людям. И внутри головы Максимилиана раздался низкий бас.

— На что уставился, урод?

«Твою мать! — от неожиданности Максимилиан вздрогнул. — Телепат, и без поля подавления!»

— Ну, ты и сволочь, — произнёс бас. — Мало того, что у вас здесь гостей сажают в клетки, так ещё и, выражаясь вашим языком, рот заткнуть хотят.

— Мат, перестань, — учёный отвлёкся от своего занятия и посмотрел на существо. — Уверен, этот господин не хотел тебя обидеть.

— Это чупакабра? — поинтересовался Максимилиан у учёного.

— Да, — ответил тот. — Его зовут Мат. Путешественник, случайно попавший в межпространственный разлом. Сдался сам. По приказу Касты Высших доставлен сюда.

— А раз он сам сдался, то почему он в клетке? — удивился Максимилиан.

— Приказ Ганса, всех ксено-сущностей держать под замком до особого распоряжения, — вздохнул учёный.

— Но это же варварство! — возмутился Максимилиан. — И чем же мы, в таком случае, лучше их.

Он указал на червя на своей пряжке. Учёный пожал плечами.

— Я всего лишь выполняю приказ.

Максимилиан презрительно хмыкнул и обратился к пришельцу.

— Прошу простить меня, милорд, я не знал о вашем бедственном положении. Позвольте представиться, — он вежливо поклонился. — Максимилиан Сандерс, Каста Первых, к вашим услугам.

Пришелиц растерялся, видимо, он не привык, что к нему обращаться, как к равному. От учёных и Стражей такого отношения не добьёшься. Помедлив несколько секунд, пришелиц поклонился в ответ.

— Можете звать меня Мат, господин Сандерс. Я тоже приношу свои извинения за излишнюю грубость в ваш адрес.

— Мат, я постараюсь избавить вас от участи пленника, — сказал Максимилиан. — Но для этого я хотел бы знать ваши намеренья.

— Мои намерения? — удивился Мат. — Вы хотите знать, почему я здесь? Это очень просто. В моём мире путешественники считаются самыми уважаемыми индивидами, а тем, кому удаётся найти свешенный разлом пространства, становятся легендами. Вот и я стал легендой, попав через разлом в ваш мир.

— Вы хотите вернуться домой?

— Легенды не возвращаются, — ответил Мат. — Мне хотелось бы лучше узнать ваш мир, только и всего.

— Спасибо Мат, я что-нибудь придумаю, — ответил Максимилиан, и, поклонившись, отправился дальше.

И через пару секунд оказался неподалёку от лаборатории Ганса. Рядом с ней стояли двое рабочих, только что сложивших рядом контейнеры с урановыми стержнями. И невысокий, лысый, полный человек в голубоватом халате с моноклем. На вид человеку было лет сорок, у него было круглое лицо с редкими морщинами, козлиная бородка и ярко голубые глаза. Этот человек был в ярости и кричал на рабочих.

— Мне плевать, кто там сказал вам нести это сюда! — кричал он, чуть ли не срывая голос. — Я хочу, чтобы этого радиоактивного дерьма здесь не было! Оно сбивает моё оборудование! А вы знаете, сколько времени уходит на его настройку!

Рабочие были растеряны и явно смущены таким поведением их оппонента. Максимилиан подошёл сзади к разгневанному человеку и дружески хлопнул его по плечу, у того от неожиданности чуть не выпал монокль.

— Что Ганс, опять проблемы? — сказал он, жестом показывая рабочим, что контейнеры лучше всего перенести.

— Максимилиан, засранец! Хватит изображать из себя ниндзя! — возмущённо выпалил Ганс. — Ты можешь хоть раз в жизни поздороваться нармально?

— А ты думаешь, так было бы лучше? — саркастически подметил Максимилиан. — И чем на этот раз тебе не угодили Посвящённые?

— Ну, ты только взгляни на это, — Ганс указал двумя руками на ящики. — Они принесли это, только потому, что какой-то умник с четырнадцатого уровня им так сказал, а меня даже не поставили в известность.

— Ладно, ладно. Вижу, это очень задело твою самооценку, — сказал Максимилиан. — А теперь давай пройдём в лабораторию и я заберу своё снаряжение.

Ганс кивнул, и они направились в лабораторию.

Ганс Леницкий был очень тяжёлым человеком, в прямом и переносном смысле. Он каким-то образом умудрился испортить своё улучшенное тело, и его характер тоже оставлял желать лучшего. У Максимилиана он ассоциировался с царём Иродом, губившим младенцев, дабы не позволить сместить себя с трона. И на этом уровне он был царём, точнее Старшим Разумом. Но по неизвестным причинам, Максимилиан не мог сильно обидеться или поссориться с Гансом, и поэтому являлся его единственным другом.

Ганс также имел крайне скверную привычку, снимая свой халат, облачаться в костюм напоминающий форму немецкого офицера второй мировой. А монокль и его телосложение лишь дополняли этот жуткий образ. Возможно он и был офицером СС, до того как умер и переродился в Ордене.

Когда они вдвоём вошли в лабораторию, Максимилиану в нос ударил резкий аммиачный запах. В этом помещение, как обычно, был страшный бардак. На столах вперемешку с бумагами и пробирками валялись инопланетные артефакты, на полу было полно листов каких-то документов и лужиц разноцветных веществ.

— Ну и свинарник, — заметил Максимилиан.

— Это упорядоченный хаос, — огрызнулся Ганс.

— А что это? — спросил Максимилиан, указывая на прибор, состоящий из нескольких цилиндров и чёрных трубочек, парящий над столом в центре комнаты.

— Это мой эксперимент, — ответил Ганс. — Даже не пытайся понять его суть, он за гранью твоего примитивного восприятия.

— Ганс, напомни мне, скольких пришлецов ты убил? — спокойно поинтересовался Максимилиан.

— Ни одного.

— Я устранил пятерых, — также спокойно продолжил он. — И после этого ты смеешь меня упрекать в примитивном восприятии?

— Да смею, — ещё спокойнее ответил Ганс. — Ты, ведь, умудрился не взять образцы их тканей, лишив нас возможности улучшить генофонд.

— Я бы посмотрел на тебя в подобных ситуациях, как бы ты собирал образцы.

— Ну, хоть миллилитр их крови можно было захватить? — Ганс начал слегка нервничать.

— И почему у тебя на уровне представитель дружественной расы заперт в клетке? — стараясь выглядеть, как можно более угрожающе спросил Максимилиан.

— Чтоб не шлялся, где не нужно, — бесстрастно ответил Ганс.

— Это варварство. Чем же мы тогда лучше Ра… — Пухлая ладонь Ганса зажала Максимилиану рот.

— Не смей, — угрожающе прошипел он. — Слышишь, не смей произносить это слово в этом бункере! Его не произносили в нем с самого открытия. И я не позволю тебе нарушить это.

Он отпустил Максимилиана и продолжил.

— И про варварство ты мне тут тоже не рассказывай. Ведь не я изрубил пришельца в куски.

Эти слова зацепили Максимилиана больше, чем рассчитывал Ганс.

— Ты перегибаешь палку, — спокойно ответил тот.

— Ладно, извини, — опустил глаза Ганс, и, отвернувшись, принялся что-то искать на столе. — Посмотрим, может я и отменю свой приказ. Чупакабра всё-таки сам сдался. Вот возьми.

Он протянул Максимилиану металлическую капсулу с чёрной дырой и две гранаты.

— Спасибо, — Максимилиан взял снаряжение и уже собрался попрощаться.

— Это не всё, — остановил его Ганс. — Суй сюда свой Секретарь, можешь вместе с рукой.

Он указал на прямоугольною панель на столе, из которой торчали маленькие механические клешни. Максимилиан подошёл к панели и, закатав рукав, приложил к ней Секретарь. Механические клешни ожили, схватили руку Максимилиана и с силой подтащили поближе к себе. Он скорчился от боли, когда более мелкие клешни принялись что-то менять в устройстве секретаря. И через пару минут, панель соизволила отпустить его руку.

Максимилиан принялся осматривать свой Секретарь, одновременно не спуская взгляда с довольного Ганса. Внешне устройство не изменилось, и по-прежнему походило на смартфон.

— Отчёт об улучшении, — скомандовал Максимилиан.

— Доступна новая функция, — отозвался Секретарь женским компьютерным голосом. — Теперь доступно сканирование генетического кода.

— Ну, как тебе? — Довольно поинтересовался Ганс. Он не мог слышать, что ответил Секретарь, так как тот передавал свою речь по нервам в мозг Максимилиана, но видимо всё понял по выражению его лица.

— Круто, — Максимилиан направил руку на Ганса. — Сканируй.

— Человек 75%, ксено-ДНК Ордена 24%, повреждённые гены 1%, — заключил Секретарь. — Более подробный анализ записан в память.

— Блин, Ганс, ты просто волшебник! — восхитился Максимилиан.

— Да это так, детские игрушки, — отмахнулся Ганс. — А хочешь поучаствовать в эксперименте с настоящей магией?

— Только без наркотиков.

— Хорошо пошли, — Ганс махнул рукой, в сторону железной двери, ведущей в смежную комнату. За ней оказалась испытательная камера, похожая на тир. В конце его стоял манекен, а рядом с дверью на столике лежал металлический браслет.

— Вот, надень на правую руку, — Ганс протянул браслет Максимилиану.

Максимилиан послушно надел браслет, который внезапно затянулся на запястье. Из него выползли два провода, которые вонзились в основание ладони и сплели под кожей какую-то сеть. Ощущение было не очень приятным, но терпимым.

— И что это? — поинтересовался Максимилиан.

— Фаербол! — выпалил Ганс. — Мысленно прикажи ему зажечь огонь.

Максимилиан выставил руку перед собой и выполнил просьбу Ганса. Над ладонью завис огненный шарик, он абсолютно не обжигал, а только приятно грел.

— А теперь, швырни его в манекен, — распорядился Ганс.

Максимилиан замахнулся, как это делают маги в ролевых играх, и швырнул огонёк в манекен. Тот вспышкой пересёк комнату, ударился о стену за манекеном, взорвался, оставив только обугленные куски пластика от манекена. И тут Максимилиан почувствовал, что устройство раскалилось. Он посмотрел на руку и увидел, что оно белое от жара, а кожа на руке покрыта волдырями. Максимилиан не думая, содрал браслет с руки, выдернув из-под кожи сеть проводов, и отшвырнул его в сторону. Устройство отлетела к стене и взорвалось.

— Чёртова система охлаждения, вечно даёт сбои, — как будто нечего особенного не произошло, заметил Ганс.

— Ах, ты сволочь! — держась за обожжённую руку, выкрикнул Максимилиан. — Ты меня чуть руки не лишил!

— Наука требует жертв, — спокойно ответил Ганс.

— Хватит с меня на сегодня твоей науки! — выкрикнул Максимилиан. — Всё, удачи тебе в исследованиях. Увидимся потом.

И Максимилиан вышел из комнаты, оставив Ганса собирать осколки своего устройства. Он ещё подумал, что если бы дверь не была автоматическая, то он наверняка бы хлопнул ей на прощание. Но он просто вышел из лаборатории и быстрым шагам направился к лифту. По дороги обратив внимание, что Мат уже не сидит в клетке, а стоит у перил балкона и осматривает бункер, параллельно беседуя с учёным.

Значит, Ганс уже отменил свой приказ, и он может со спокойной совестью отправляться на задание.

  • Мы все / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Витражи / Жемчужные нити / Курмакаева Анна
  • Молчание / СТОСЛОВКИ / Mari-ka
  • Степи Казахстана / Грохольский Франц
  • Час Пиковой Дамы / Кипарисова Елена
  • Глава Первая / Крис и Лора / Розенберг Розенберг
  • Доброта / Стихотворения / Змий
  • Собиратель лотосов - Паллантовна Ника / Лонгмоб - Необычные профессии-3 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Серая чума / Игорь И.
  • Голосование / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Только вперед / Сны и чертежи / Юханан Магрибский

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль