-10-

0.00
 
-10-

Бледное солнце плывет низким небом, цепляется лучами за тучи и дрожит в восходящих потоках воздуха, и его закатного изнеможенного света едва хватает, чтобы обрисовать мир в синих тонах теней и оранжевых — света. Марево скрывает дали обитаемых земель, там, где кольцом систем вооружения свернулся страж Мидгарда — Мидгардсорм. Высокие шпили корпораций, торчащие, словно кости самого Имира, стремятся вверх, будто пытаются проткнуть купол вместе с нарисованным солнцем и дотянуться костлявыми пальцами до самой Гиннунгагап, в которой рассветной звездой плывет невидимый, но того ненавистный Ванахейм.

В неверном желтом свете обитель Асов серая и угрюмая, тусклая и холодная. Сюда не доходит тепло нижних уровней, и холодный воздух превращает дыхание двоих на террасе в пар, что тут же оседает снегом и льдом на губах. Пшеничные волосы женщины увиты бесценными жемчугами Ванахейма, платье и меха — дороги, а рука вложена в ладонь ее спутника. Волосы рыжие, словно само пламя пляшет в них. Он слушает ее, внимательный взгляд ловит каждое движение алых губ, а кривая улыбка змеится всякий раз, когда она переводит дыхание. Их шаги раздаются эхом под циклопическими сводами и пропадают в темных глубинах коридоров, теряются среди исполинских колоннад, растворяясь в беспросветном мраке глубин Асгарда.

Тихо шуршат сервоприводы ботов, чинящих в арках связки соединений сети.

— …и хоть мы никогда не были друзьями…— голосок женщины по имени Фригг звенит серебряным колокольчиком, и его тут же подхватывает эхо, разнося во все стороны. Роботы на миг отвлекаются от своих дел, провожая пару взглядами блестящих бусинок фоторецепторов. — …но поверь мне, я желаю тебе только добра. И Один тоже. И в наших интересах выступить заодно, потому что наше положение шаткое, а Рагнарек слишком близко, чтобы мы игнорировали его…

— Фригг, — говорит ее спутник, которого зовут Локи. Слова звучат устало и сломлено, словно их он слышит уже не первый раз, — моя дорогая Фригг… Ты снова заводишь старую песню, пытаясь переманить меня на сторону Одина. Но подумай, не тратишь ли попусту силы — думаю, для тебя не секрет, что если от кого я и натерпелся, так это от твоего мужа. Я работаю на Одина, но я не его друг. И если ты считаешь, что от старости я свихнулся настолько, что приму его сторону, даже если не согласен, просто из чувства солидарности, то ты, дорогая, будешь жестоко разочарована. Тем более, что Рагнарек, о котором ты говоришь, до сих пор существовал только в воображении твоего драгоценного мужа.

Несколько минут они идут в тишине, думая каждый о своем. Роботы-ремонтники возвращаются к своей работе. Образы распознаны, авторизация пройдена и можно дальше продолжать неспешную работу в вышине. Синие тени ползут по оранжевому полю, убегая от солнца.

— Локи, а если доказательства… А если опасность и впрямь существует? Если Вещь действительно угрожает Асгарду? Неужели ты готов рискнуть всем, что имеешь?

Локи не спешит отвечать на вопросы. Тяжелая тишина снова обволакивает пару, погружая в атмосферу отчужденности, и холод циклопических колон Асгарда порождает сквозняки, которые уносят невысказанные слова и эхо, чтобы потерять их в темных глубинах каменного чрева.

— Ты права. Я не готов рисковать всем… Но до тех пор, пока нет доказательств, я не смогу ему доверять, ты же знаешь. Слишком много недомолвок. Слишком много тайн. Слишком много всего… И когда мы в последний раз доверились ему, цена этого доверия оказалась слишком высокой и стоила нам ста лет войны с Ванахеймом, которая не принесла ничего, кроме разочарования. Даже я больше не могу позволить себе такую роскошь, как доверие к Одину, а уж что говорить о грядущих потерях… Да и разве я такая большая птица, а, Фригг? А как же выскочки из Ванахейма? Почему ты их не убеждаешь?

— Они уже отказали. И ты знаешь, почему… Но я чувствую, ты выступишь против, даже если Один расскажет тебе все. Просто потому, что противоречия в твоей крови. Ты всегда против. — Фригг останавливается. В ее пустых и застывших — как и у всех Асов — глазах на миг отражается Асгард, в их голубизне еще холоднее и отчужденнее. Локи идет вперед, не оборачиваясь, оставляя ее позади.

— Мир хочет быть обманутым, Фригг, а ты сама желаешь этого больше всех. Мир иллюзий слишком привлекателен, разве нет? Былые времена, когда я помогал Одину, закончились в Йотунхейме в ту последнюю осень перед Фимбульвинтер. Так что хватит понапрасну сотрясать воздух. Ты и так не сказала мне ничего нового.

Гнев искажает нежные черты Фригг, превращая лицо в уродливую маску.

— Ты никогда не изменишься. Все, что может ваше йотунхеймское отродье — это врать и разрушать, и Асгард уже достаточно натерпелся от тебя!

Локи, не останавливаясь и не оборачиваясь, воздевает руки.

— Виноват, виноват, во всем виноват! В войнах, в разрушении, в этой зиме! Даже в том, что родился йотуном — и в том виноват! Зря Один послал тебя переманивать меня на свою сторону: ты слишком ненавидишь мою скромную персону, чтобы спокойно говорить. Пока, Фригг.

Локи продолжает свое неспешное шествие, и Фригг за его спиной шипит сквозь стиснутые зубы проклятья. Унылые коридоры Вальхаллы принимают йотуна в свои каменные объятья, и тень его сливается с тьмой в одно целое. Усталый желтый свет вечного заката сменяется тусклым сиянием люминесцентных ламп, под которым рыжая шевелюра Локи теряет свой огонь, а на лице еще глубже проступают морщины. Шаги вскоре утрачивают бодрость, словно неживой свет лишает сил йотуна, и вскоре он останавливается совсем. Чуть слышно шипят сервоприводы роботов чистильщиков в высоте.

— Хугин? — спрашивает Локи у пустоты потолка.

— Я знал, что ты меня засек, — от одной из боковых колонн отделяется тень и, падая вниз, расправляет черные, как уголь, крылья. — Но не хотел этому верить. Что же, я снова ошибся, вот только не знаю, радоваться этому или нет.

Вскоре тень садится на плечо йотуна, цепляясь коготками за грубую ткань плаща. Локи гладит темные перья, всматривается в блестящие бусинки глаз.

— Тебя так легко вычислить.

— Ни черта не легко, но тебе это удается раз за разом. Как?

Локи улыбается, смотря на свое отражение в двух бусинках ближайших фоторецепторов. Улыбка получается кривой, а отражение на выпуклой поверхности ухмыляется поистине дьявольски.

— Я же создал тебя, забыл?

Ворон трется клювом о жесткие волосы Локи.

— Иногда мне страшно за Асгард.

— Почему?

— Этот мир в любой миг может стать игрушкой в твоих руках, Локи. Все автономные системы Асгарда создал ты, и Иггдрасиль не имеет над ними власти. Я боюсь представить, что случится, когда твое терпение лопнет… или когда ты умрешь. Асгард просто рухнет.

— Было бы забавно.

— Так Вещь — это твоих рук дело? Снова задумал сделать пакость Одину?

Локи ухмыляется, словно мысль о пакости приносит ему несказанное удовольствие.

— Я — инженер, Хугин, ты сам это сказал. Мое дело — провода и программы, но уж никак не биотехнологии. Не моя вотчина. И если этот старик думает, что мне нечем заняться помимо починки систем Асгарда — он ошибается.

— Так значит, биотехнологии. И как это Один еще не убил тебя, Локи?

— Думаешь, он не пытался? Но кто-то же должен заниматься всем этим хламом, в который превратился Асгард по его воле.

— Я бы убил, — доверительно хрипит на ухо Локи ворон. — Один ждет тебя, хочет обсудить случившееся.

Сказав это, ворон спрыгивает с плеча и, расправив чернильные крылья, улетает. Некоторое время Локи смотрит вслед, но вскоре птица растворяется в темноте сводов Асгарда. И когда она пропадает совсем, Локи начинается смеяться. Слухи слишком быстро пропитывают Асгард, расходятся кругами, как от брошенного в воду камня, бегут по проводам, и кому, как не Администратору, знать исход разговора до того, как ему расскажут лично. Хохот, безумный и злой, сотрясает тело йотуна, и эхо, испуганное этим смехом, умолкает.

  • Фальшивая ревность / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • День рождения любви. Вербовая Ольга / Love is all... / Лисовская Виктория
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Только этот день / Первые среди последних (стихи не для чтения вдвоем) / Карев Дмитрий
  • Быль / Праздник / Хрипков Николай Иванович
  • Джон / Стихи разных лет / Аривенн
  • Синяя рожа (Нгом Ишума) / Зеркала и отражения / Чепурной Сергей
  • Два луча / Born Mike
  • Танец - Армант, Илинар / Верю, что все женщины прекрасны... / Хоба Чебураховна
  • 2006г. / Я всё понимаю / Лант Хью Ю.
  • Я ненавижу зиму / Времена года / Петрович Юрий Петрович

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль