-111000-

0.00
 
-111000-

В темных, угрюмых храмах Хель — редкое оживление. Люди, которые еще вчера прятались от революции, от боли, от отрядов эйнхерий, сегодня, позабыв обо всем, сходятся к черным стенам с сине-белыми флагами, удивленно взирают на толпы перерожденных, выходящих из отверзнутой пасти врат. Молча люди смотрят на шеренги еще мокрых от амниотической жидкости человек, лысых, едва-едва ковыляющих, со слабыми, тонкими, словно прутики, руками, поддерживающих друг друга.

Молча смотрят — ровно до тех пор, пока толпу не разрезает тонкий истошный крик, в котором скользят ужас, страх и отвращение. И этот звук поднимается вверх, в затянутое туманной паволокой звездное небо, дробится тысячей осколков эха в наступающем зареве Сурта и разлетается во все уголки мира, электризируя каждый нерв, наполняя дрожью ужаса сознания тысяч других.

Кто-то узнал в толпе своего двойника.

Волна людей наступает на выходящий из врат поток — чтобы за секунду отхлынуть. Кто-то еще узнает друга, брата или сестру, мать или отца, а то и самого себя — безобразно слабого и несчастного, с пустыми глазами, в которых отражается только неприступная вершина Асгарда.

Кто-то узнает воскресшую любимую или любимого, на возвращение которых когда-то не хватило кредитов. Цепкие пальцы на запястье, надежда в глазах, едва не слетевшие слова о любви — и безразличный взгляд в ответ. И страх, страх и ужас от неправильности происходящего возрастают еще на градус.

Толпа воскрешенных колонной идет на Асгард. Безразличные ко всему, кроме высочайшего в Мидгарде шпиля, мертвые шагают дорогами, и улицы наполняются шелестом их поступи, дыхания и обреченности. Что-то странное, неправильное проскальзывает в идущих к подпирающей небеса Цитадели, что-то чуждое, нечеловеческое в их пустых глазах, и каждый из живых видит это. Жара иссушает сердца и умы, и люди уже слишком долго на грани между ужасом подавлений и огнем новой отчаянной революции. Но чувство неправильности происходящего с каждым выходящим из врат храма растет все сильней и сильней.

Кто-то находит причину — двойника, бредущего с пустым взглядом мимо. Кто-то находит средство — тяжелый булыжник привычно ложится в руку. Кто-то первым кричит — и в его голосе звучат заразительный страх и ненависть.

Булыжник летит. Разбивает невозмутимую гладь шагающего к Асгарду потока, и рябь волнения бежит, отбивается от стен домов и возвращается назад. Смятение на миг сминает толпы слабых и безвольных воскрешенных. Но они идут дальше — и волнение накрывает живых цунами страха.

Равнодушие сменяется яростью — и на улице схлестываются люди с людьми, и водостоками течет не вода — кровь, яркая, красная, густая. Первая ее капля заводит толпу, наполняет адреналином, единодушным порывом исторгает из тысяч глоток крик битвы. Один миг — и из шаткого равновесия между удивлением и отвращением толпа переходит в стремительный штурм; возбуждение нарастает, чтобы в точке соприкосновения двух потоков превратиться в агонизирующую волну разрушения и смерти.

Когда первое побоище заканчивается, мостовая становится красной от крови. Тела воскресших и мидгардцев лежат рядом, и нет уже между мертвыми той разницы, которая разделяла их до того.

Тогда из храма выходят сине-белые слуги Хель и начинают собирать тела. Редких оставшихся в живых тут же убивают под аккомпанемент глухого обещания последующего воскрешения. Тела сгружают в тележки, которые возвращаются назад, к храму.

А из его дверей уже выходит новая волна воскресенцев. Все та же — и неуловимо другая. Конвейер сбоит, цепочки генетического материала змеятся в пальцах хохочущей Хель, изменяются, модифицируются и сплетаются совершенно другим способом. Больше нет ограничений, и каждая следующая волна, выходящая из храма, неуловимо изменяется. Лица идущих теряют равнодушие; оно слетает с них подобно листьям осенью. Безразличие сменяется агрессией, вялые телодвижения — скоростью бега, слабые тела иссыхают, приобретая жилистость.

Когда человеческая волна доходит до башни Асгарда и поднимается на штурм Альвхейма, в небо поднимается тоскливый долгий вой Гьяллахорна. «Нагльфар!» — слышится в его заунывной ноте, замирающей в раскаленном небе.

  • Глава 4 / Артур и тайна отражения / Сима Ли
  • «Ночь.Крыша.Женщина», Паллантовна Ника / "Сон-не-сон" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора
  • Истребление любви / Блокнот Птицелова. Сад камней / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Призрачный город / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Пожарный / Заврин Даниил
  • Лето в деревне / Устроил / Хрипков Николай Иванович
  • Подскажи / Nostalgie / Лешуков Александр
  • Старик / Пленник / Senior Nikto
  • А знаете, ведь время в самом деле лечит / Уже не хочется тебя вернуть... (2012-2014 гг.) / Сухова Екатерина
  • Синдром Раскольникова / братья Ceniza
  • Свет для всех - Джилджерэл / Лонгмоб - Лоскутья миров - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль