-11111-

0.00
 
-11111-

Биврест скрипит. Радужный мост, соединивший миры, опускает вниз Локи и Бальдра. Бледное лицо прекраснейшего из Асов измождено долгой дорогой к Мидгарду, покрыто бисером пота от непривычно долгой дороги. Он давно не покидал своего сияющего стерильной чистотой Брейдаблика, давно не показывался солнечному свету. Мир кажется ему грязным местом, полным скрытой угрозы и предупреждения, местом, где каждый взгляд полон ненависти. Бальдр виснет на плече ведущего его Локи, едва переставляет ноги и задыхается от удушливой жары нижних уровней, от пыли дорог Мидгарда.

— Куда ты ведешь меня? — шепчет он Локи. — Ты украл меня… А мать тебе помогала. Зачем? Она тоже хочет моей смерти? Это заговор? Зачем я вам?

Голос Бальдра бесконечной укоризной вьется вокруг провожатого.

Локи кривится в злой улыбке, но молчит и упрямо тянет Бальдра за собой. Флаером было бы быстрее, но за каждым движением Асов, йотунов и людей следит оплетающий миры Иггдрасиль, а то, что Локи собирается сделать, — противозаконно. Но Хель, хохоча, согласилась, и теперь надо только провести Бальдра к главному собору, вырваться из кружева его страха и холодной бетонной твердыни Асгарда.

Длинная дорога петляет между домов змеей, течет переулками. Фригг обещала присмотреть за ними с высоты, чтобы уберечь своего излюбленного сына от бед, но ее нигде не видно и не слышно. Бальдр мешает идти, его бесконечные жалобы и подозрения злят йотуна, но он упрямо идет вперед, туда, где за пиками домов виднеются шпили собора Хель, облепленного горгульями. Длинные стяги полощутся на поднимающихся от земли воздушных потоках, хлопают на ветру, рябят в глазах синим и белым.

Вокруг — шум и гам, крик и шелест разговоров, плач и стенания. Толпы беженцев на улицах Мидгарда и бешеный рев систем воздухоснабжения. Мимо Локи и Бальдра идут угрюмые переселенцы, в зелени их мундиров угадываются цвета Ноатуна — дома Ньерда и Скади, порта, связующего Ванахейм и Сумеречные земли. Люди, брошенные на произвол судьбы, те, кому повезло спастись — на тысячи тех, кто остался гореть в огне Сурта, огненного урагана, пожирающего миры.

Кто-то тянет за плащ Локи, задавая тонущий в шуме толпы вопрос. Йотун оглядывается — и сердце его сжимается в тревожном предчувствии. Перед ним стоит Скади, та, которую он когда-то смешил в главной зале Вальхаллы. Она — среди беженцев, в сером невзрачном мундире личной гвардии своего мужа.

— Локи? — доносится до него сквозь шум и гам. — Бальдр? Что вы тут делаете?

— А что ты здесь делаешь? — кричит Локи в толпу.

На его крик оборачиваются: глаза дикие, шальные, испуганные, глаза сотен беженцев. И тут же отворачиваются, остается только один взгляд, в котором бесконечные снега Трюмхейма и смертельный огонь Сурта.

В светлых волосах Скади — серые полосы пепла. В глазах, зеленых, словно глубины морей Муспельхейма, — тревога и страх сверженной богини, ставшей в одночасье обычным человеком, коих тысячи в подвластных Иггдрасилю мирах. Она пришла как простой беженец. Она в ужасе от того, что видит, от того, чего раньше ей никогда не приходилось чувствовать. Ее мир остался там, в огне пожара, вместе с прошлым.

— Ноатун поглотил ураган! — кричит она. — Огонь едва не настиг нас!

— Сурт?

Скади дрожит при упоминании имени урагана, слезы прокладывают на щеках белые полосы. Она тянется к Локи, пытается поймать его за рукав, словно он может ее спасти, уберечь от прошлого.

— Ньерд умер. Он остался там, — читает Локи по ее губам.

Страх и ужас, испуг и растерянность — все смешалось в ней. Она не понимает, что случилось, почему мир внезапно отвернулся от нее. Почему Локи, тот, который смешил ее когда-то, теперь выглядит постаревшим и посеревшим, и почему его взгляд больше не веселый, а злой и холодный. Почему тот, кто стоит рядом с ним, больше не похож на ее любовь, на Бальдра, сладкоголосого поющего полумальчишку-полумужчину. На миг ей кажется, что они тоже беженцы, как и она, вот только бегут уже долго, невыносимо долго чужими дорогами и мирами…

Скади заламывает руки под шум садящегося флаера. И тут же рядом с ней возникает море дорогих одежд. Толпа расступается, отходит в стороны, в испуге отводя глаза. Фригг приходит неслышно, тихо, но все же она — Ас, повелитель земель Мидгарда. Холодный взгляд льдистых глаз, долгие рукава, расшитые драгоценными камнями, и удивленный полувопрос-полукрик:

— Скади? А где Ньерд? Что ты делаешь здесь одна?

Локи улыбается. Фригг шла за ним так, как умеет только Ас, только женщина — тихо и беззвучно до того момента, пока ему не понадобилась ее помощь. Прекраснейшая из женщин тянет руки к поверженной королевне.

Скади неуверенно улыбается жене Одина, с трудом отрывая взгляд от Бальдра. Она все же помнила его другим: еще радостным юношей, красивым, словно утро, сладкозвучным, словно арфа. Она помнит радость на этом увядшем лице, улыбки и веселые песни. Но теперь перед Скади — больное существо, слабое, истощенное долгой болезнью. Любовь смешивается в ее душе с жалостью, страх и удивление вытесняют все.

Но Фригг уже тянет ее за зеленый рукав прочь от этой пары, дальше, в поток беженцев, за людьми, растворяющимися в улочках Мидгарда. Фригг и Скади теряются в окутанных душным туманом переулках стремящегося к затянутому алыми тучами небу Мидгарда.

— Куда ты ведешь меня? — спрашивает Скади.

— Почему ты вернулась? — в ответ задает вопрос Фригг. — Ну почему? Вечно из-за тебя проблемы…

— Куда шли Локи и Бальдр? — дыхание Скади сбивается, губы трескаются от невыносимой жары, глаза застилает пот. Но этот вопрос — это не то, что хочет услышать Фригг. Она давно не любит дочь Тьяцци, из-за которого в Асгарде было столько хлопот. Она помнит, сколько трудов ей стоило отвадить Скади от Бальдра. Она знает… Она знает, что Ньерд умер в Ноатуне…

Мысли складываются в ее голове в четкую картинку за гранью добра и зла, за чертой искристого безумия. И в этот раз никто не помешает ей! Скади умрет там, вместе с мужем…

— Что случилось, Фригг? Почему ты ведешь меня темными безлюдными улочками? Разве мы идем к Асгарду?

Но вместо ответа она видит дуло пистолета. В нем — пустота и тишина, пропасть между этим миром и забытьем, которое уготовано Асам. В следующий момент гремит гром выстрела — и Cкади падает, словно скошенная трава на таких далеких и родных вершинах Трюмхейма.

  • О не-мышах / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Джон (Аривенн) / Песни Бояна / Вербовая Ольга
  • 13 июня 2014 года. Пятница. Ночь. 00:56 / Транс / Гуляева Настюша
  • «Шутки моды» / Запасник / Армант, Илинар
  • Rainer Rilke, я весь в слезах / РИЛЬКЁР РИЛИКА – переводы произведений Р.М.Рильке / Валентин Надеждин
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Розы и мимозы. / Ямвиль Сиклен
  • Прекрасная Анна. / Myqeen James
  • Полёты над... / Рыжая Соня
  • О войне / Евлампия
  • Первый поцелуй / Седов Иван Юрьевич

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль