-11110-

0.00
 
-11110-

Языки огня поднимаются к небу. Пламя гудит, трещит, внизу кипит море, поднимаясь к небесам паром.

Ньерд смотрит в окно. Эвакуация идет полным ходом. Пустеют гавани, сиротеют доки. Дымные следы кораблей, поднимающихся в вышину, покрывают мутное небо, тысячекратно перечеркивают его. Ноатун, крепость на скале, вечно смотрящая в море, вечно устремленная в высь, пустеет. Уходят все, и в коридорах тихо, как никогда, и только сквозняки гоняют раскаленный воздух. Прислуга покинула комнаты, горячие камни стен отдают жаром огненного урагана.

Ньерд знает его имя — Сурт. Так назвал его Иггдрасиль, Древо, опутавшее своими корнями и ветвями весь мир. Кажется, нет ничего, чего бы оно не знало, и Ньерд чувствует, что мир покоряется его холодной алгоритмичной расчетливости. Реальность искривляется под невозможными углами, пытаясь угодить неведомым стандартам, которые Иггдрасиль ставит перед населенными мирами. Вещи, люди и души стареют, крошатся, ломаются и танцуют — перед тем, как пылью разойтись по миру в угоду Древу. Все — на жертвенный алтарь.

Тихий шорох за спиной. Скади, дитя Тьяцци, который сосчитал звезды, ступает длинным коридором. Ее дыхание — тяжелое, пот градом катится с чела, волосы слиплись и долгими некрасивыми прядками свисают на лицо.

— Все рушится, — шепчет она потрескавшимися губами. — Ньерд, все рушится. Сурт идет. Уходим, скоро он накроет Ноатун.

Ньерд молчит. Он ждал этого момента, рассчитывал варианты, но понимал — все тщетно. От Сурта не спастись. Не избежать судьбы, которую им уготовил злой рок, с которым так упрямо воюет Иггдрасиль. Знало ли Древо о Сурте? Знал ли Сурт об Иггдрасиле? Или это всего лишь злая насмешка неотвратимости?

— Ноатун не выдержит, Ньерд. Хватит смотреть на гавань, мы сделали все, что могли, — звучит тихий голос Скади.

— Мидгард уже не принимает наши корабли, Скади. Он закрывает свои доки для челноков. Йотунхейм еще пропускает беспрепятственно, но я знаю, что он тоже готовится закрыть купола.

— Это понятно. Пошли. Ноатун не выдержит огня, нам надо спасаться. Что проку в том, чтобы сгореть?

Ньерд молчит. Понурые плечи, угрюмый взгляд — все туда же, в горизонт, где красным заревом ураганного пожара разгорается Сурт.

— Они смогут выдержать двое суток… Пока не закончится кислород, — Ньерд смотрит на разгорающееся зарево ползущего урагана.

— Если Мидгард не пустит, их примет Ванахейм или Йотунхейм.

«Не примут», — отвечает сам себе Ньерд. Ваны, дети звезд, и так экономят на всем — Ванахейм, звезда в вышине, не может принять более трех тысяч гостей на долгое время. Из Ноатуна же сегодня стартовало восемь тысяч челноков, сорок тысяч душ.

— А если не примут, то они возродятся вновь, сам знаешь, — в голосе Скади звучит усталость. Она считает разговор с мужем утомительным. Ей претит его молчаливость, угрюмость и расчетливый взгляд.

— А если Мидгард тоже не выдержит?

— Ньерд, пошли.

Молчание, бьющее в ушах молотом сердцебиения.

— Пошли!

Скади кричит, бросает в лицо обвинения и угрозы, но Ньерд стоит и смотрит на приближающийся ураган. Она умоляет его, рыдает, а потом уходит. Спустя некоторое время почерневшее перед натиском Сурта небо прочеркивает еще один росчерк — это улетает Скади, в крошечном корабле, пригодном лишь для перелетов между гаванью и населенными мирами. Белый след ведет от Ноатуна на запад, к Мидгарду. Ньерд улыбается — Скади все еще любит Бальдра, все так же обожает высокие холодные вершины Трюмхейма, дома ее отца. Она устремится туда, чуя кровью конец мира, она хочет встретить его с теми, кто ей небезразличен. Или же просто спасается от жара, который несет Сурт.

Ньерд смотрит на приближающуюся стену огня. Небо затягивает густой дымной паволокой. Ревет пламя, подбираясь ближе, поджигая воду, подвешивая тяжелую заслону пара, из-за которой мир дрожит, как горячечное видение.

Корабельщику хотелось бы улететь, но Ноатун — его дитя. Он хотел бы подняться снова в светлые чертоги Ванахейма, где живут Ваны, знающие об Иггдрасиле то, что он успел забыть. Древо переписало его, воды Урда отравили, и теперь Ньерд забыл все, что знал. Отныне его кости принадлежат каменной кладке, нервы слились с системами Ноатуна. Он не может улететь так, как это сделала Скади, потому что в любви есть то, что непонятно другим, — самопожертвование. Холодная дочь Тьяцци любит стужу Трюмхейма и Бальдра, похожего на первый весенний цветок. Она не замечает, что его стебель усыхает, а лепестки покрыты пятнами помрачающей разум болезни — любовь слепит. Но Ньерд видит ее страсть — потому что любовь открывает глаза. Они обречены — каждый на свой лад. Старый мир не выдержит натиск урагана, но перед тем падет великий корабельный двор.

Когда Сурт накрывает пристань и замок, когда устремленные вверх антенны рассыпаются каплями металла, когда камень трескает и плавится от жара — теплящаяся в Ноатуне жизнь уходит. Замирает. Гаснет. Растворяется в потоках систем, в горелых проводах и плавящихся передатчиках. В главной зале от Вана Ньерда, помнящего и забывшего войну, складывающего мозаику из знаков судьбы, предсказывающего будущее по кольцам огня и следам челноков, остается лишь тело.

А потом — треск лопающихся стекол. Огонь пожирает плоть. От этого звука в своих чертогах у истоков Урда просыпается Мимир. Его сны, его кошмары показали ему совсем невозможные вариации, стонущие и умирающие в огне миры и глаза главного корабельщика за миг до того, как их пожрало пламя.

  • О не-мышах / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Джон (Аривенн) / Песни Бояна / Вербовая Ольга
  • 13 июня 2014 года. Пятница. Ночь. 00:56 / Транс / Гуляева Настюша
  • «Шутки моды» / Запасник / Армант, Илинар
  • Rainer Rilke, я весь в слезах / РИЛЬКЁР РИЛИКА – переводы произведений Р.М.Рильке / Валентин Надеждин
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Розы и мимозы. / Ямвиль Сиклен
  • Прекрасная Анна. / Myqeen James
  • Полёты над... / Рыжая Соня
  • О войне / Евлампия
  • Первый поцелуй / Седов Иван Юрьевич

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль