-1111-

0.00
 
-1111-

В покоях Фрейи неспокойно. Фейри и прочая прислуга испуганно жмутся по углам, прячутся за портьерами и шторами, ведь хозяйка сегодня не в духе. Дрожат огни системы освещения, и сквозняк, вечный гость Асгарда, поднимает с пола небольшие облачка пыли.

Фрейя сидит у зеркала и обезумевши водит по лицу руками. Кудри Ваны жидкими золотыми волнами опускаются до самого пола, в голубых, как спутники Имира, глазах читается все то же тревожное выражение. Фрейя снова и снова притрагивается к лицу, словно не в силах поверить тому, что ощущает.

— Я ничего не чувствую… Ничего не чувствую…

И крик ярости снова и снова сотрясает ее покои, а фейри прячутся еще надежнее в своих укрытиях. Страх умереть в руках разгневанной Ваны — сильнее всего. Ужас поселился здесь раз и навсегда, он не уходит, и вместе со сквозняком он вездесущ, вместе с ним пронизывая все живое в этих покоях.

Скрипят петли дверей, пищат системы доступа, предупреждая, однако Фрейя не слышит — она всецело поглощена разглядыванием своего прекрасного лица в огромном зеркале. Шуршит ткань одежд, и в покои Ваны входит ее младший брат, Фрейр. Он идет по толстому ковру, и звуки его шагов вязнут в нем. И когда он подходит к сестре и наклоняется у ее плеча, когда заглядывает в зеркальную гладь вместе с ней — он видит не просто свое отражение. Даже в сестре Фрейр видит себя — настолько они похожи, голубоглазые и светловолосые дети Ньерда, два яблока одного дерева.

Фрейя смотрит на него точно так же — отражение не только в зеркале, но и в своей сути. Во всем они похожи, отражения друг друга.

— Ты пришел.

И брат целует сестру в лоб. Нежно, любя и преклоняясь.

— От твоего крика трясется весь Асгард. Даже прислуга, и та попряталась куда подальше с твоих глаз.

— Что мне прислуга? Посмотри только, мое лицо становится как у Асов…

Фрейр улыбается, однако в следующий момент его лицо снова серьезно. Ссоры с сестрой ему ни к чему.

— Это плата каждого, кто работает с Иггдрасилем. Посмотри на Одина — он вообще уже не похож на человека. На Ванов Древо действует иначе, однако все так же разрушительно. Смирись, сестренка.

— Я давно смирилась, но не приняла этого. Не понимаю. Это непостижимо, брат. Мое лицо совсем ничего не чувствует. Я пытаюсь улыбнуться — но улыбка исчезает, словно под каким-нибудь проклятием. Если бы мне не нужен был Иггдрасиль, я бы никогда не прикоснулась к этой системе.

Фрейр устало садится на кресло и, вытянув ноги, блаженно прикрывает глаза.

— Проблемы с иннервацией мимических мышц. Стоит нам только вернуться на Ванахейм, и тебя вылечат. Ты напрасно тратишь свои нервы, сестренка. Все пройдет… Терпи, раз уж ты пока единственная можешь работать с Древом.

Вана поднимается со стула и, дернув за шнур, опускает на зеркало тяжелую портьеру.

— А что мне еще делать? Посмотри сам, этот чертов Асгард подчиняет себе и меня, и тебя. Нет ничего, что бы не извратил Один и его шайка. Даже перерождения… Он сделал из них еще одно средство управления! А наука? Запретные знания! Мир катится вниз. Еще немного, и все канет в первобытный лад, а сам он превратится в бога. Я не могу больше. Я готова покончить с собой.

— Тебе не грозят сектора Хельхейма, Фрейя… Ты храбра, как для той, для которой нет воскрешения. Если бы не война…

Вана падает в кресло. Несколько секунд в покоях царит тишина, напряженная, словно перед битвой. За портьерами скребутся фейри, испуганно выглядывая в ожидании того момента, когда разгневанная хозяйка успокоится.

— Я не могу здесь больше находиться. Это место… Оно неправильное, извращенное Иггдрасилем так, что уже не понять, кто правит Асгардом и Мидгардом — Один или эта система. Я запуталась. Потерялась во всем этом и не могу найти путь обратно. Как будто ты и я в ловушке, и не можем вырваться из нее, ведь пришли мы сюда по своей воле. Не знаю, долго ли я выдержу эту искаженную версию реальности. Это все слишком чуждо мне.

Фрейр молча слушает. Отчаяние сестры накладывает на его лицо печать сострадания, но уголки губ дрожат в едва заметной улыбке снисхождения.

— Еще немного, Фрейя. Рано или поздно мы получим свое.

Фрейя сидит, слушая завывание ветра за окном. Бледное солнце Асгарда уходит за тучи, и полосы его света меркнут на полу. Сквозняки, рвущиеся из сердца Асгарда, снова становятся холодными, и дыхание Ванов, детей весны, сразу же замерзает, превращается в иней.

— Если бы нам надо было только все здесь уничтожить…

Фрейр поднимает руку.

— Не смей даже думать об этом, сестренка. Он слишком ценен, чтоб быть просто так уничтоженным. Мы должны получить его, но не такой ценой.

  • О не-мышах / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Джон (Аривенн) / Песни Бояна / Вербовая Ольга
  • 13 июня 2014 года. Пятница. Ночь. 00:56 / Транс / Гуляева Настюша
  • «Шутки моды» / Запасник / Армант, Илинар
  • Rainer Rilke, я весь в слезах / РИЛЬКЁР РИЛИКА – переводы произведений Р.М.Рильке / Валентин Надеждин
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Розы и мимозы. / Ямвиль Сиклен
  • Прекрасная Анна. / Myqeen James
  • Полёты над... / Рыжая Соня
  • О войне / Евлампия
  • Первый поцелуй / Седов Иван Юрьевич

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль