-1110-

0.00
 
-1110-

Он смотрит удивленно, в рыжих волосах запутался огонь и провода, железные ручьи, нити великого Иггдрасиля, которыми Древо сшивает оторванные кусочки одного целого. Великий Портной, которого все зовут Инженером. Локи ждет Безымянного на крыльце, среди играющих бликов закатного солнца, красящего все вокруг в огненные цвета.

— Локи, ты уже сделал? — голос мальчишки удивленный, но в то же время встревоженный.

Йотун мнется некоторое время, оттягивая неизбежный ответ. В руках пляшет отвертка, выписывая круги и восьмерки нервной дрожи и нетерпения. А потом он кивает и поднимается. Взмах рукой — вместо приглашения. И длинный узкий коридор вниз, в мастерскую.

— Один заставил, — признается Локи дорогой. — Хочет, чтобы я поскорее принялся за починку систем Асгарда…

— Но это не сказалось на качестве? — спрашивает мальчик, проводя пальцем по покрытому инеем лицу будущего телохранителя, потом наклоняется так низко, что едва не прикасается к пластику доспехов носом. — Он пахнет тобой и твоим домом, Локи.

— Он пахнет смазкой и фреоном, Безымянный, — обиженным голосом произносит йотун. — И, если тебе это интересно, качество не пострадало. Надеюсь. Правда, я не успел кое-что подправить, но это, наверное, все же было лишним.

— Как скажешь, — мальчишка поднимает взгляд и смотрит на хозяина мастерской: — Ты и впрямь величайший мастер Асгарда, если так быстро справился.

Кривая улыбка довольства возникает на лице йотуна, отвертка на миг прекращает нервный танец в пальцах. Снова взмах рукой — вместо приглашения присесть. Слова излишни, когда Инженер показывает свое творение. Йотун садится за старый пульт, и в мастерской звучит сюита на клавиатуре. В тихом перестуке клавиш плывут команды на запуск, коды и пароли, хрипят вентиляторы систем охлаждения, горят огнем высокочастотных передач линии, перегруженные потоком информации, которую он загружает в пустую оболочку. Душа телохранителя для Безымянного компилируется, проходит остаточную отладку и записывается на жесткий носитель. И когда все заканчивается, Локи поднимается и склоняется над болванкой. Слушает шелест запускающихся внутренних систем. Это еще не конец, но он уже близок.

— Еще чуть-чуть, — шепчет Локи, и его слова топят лед на поверхности пластин защиты. — Иди сюда. Важно быть рядом, когда он проснется.

Мальчишка сползает с кресла и неуверенно подходит к болванке. Взгляд загнанной птицей мечется, ищет признаки работы внутренних систем — и не находит.

— Не похоже, чтобы она была в активном режиме, Локи, — говорит Ас и тут же умолкает. Безмятежность стекает с лица андроида, сон мертвого с треском прерывается. Широко распахнутые глаза с голубым цейссовским взглядом смотрят в потолок осмысленно. Это уже не бесполезная груда металла.

Андроид хрипит, как будто воздух, которым он не дышит, стал для него ядом, как будто его душит — не чьи-то руки, а сама холодная искусственная жизнь. Скрюченные пальцы скользят по гладкому покрытию стола. И судорога сотрясает тело — как будто машинные коды в его голове взбесились.

— Выключи!!! — от крика молодого Аса звенят стекла в окнах. — Он же сейчас перегори…

— Просто подожди, — звучит спокойный ответ Локи. — Просто подожди… — повторяет он, и сильные руки йотуна сжимают тонкие плечи Безымянного, не давая ему добраться до компьютера, не давая выдернуть шнуры, оплетающие его будущего слугу.

Крик Аса и хрип робота сливаются в какофонию. В холодном свете люминесцентной лампы кажется, что мертвец держит ребенка, ожидая смерти еще одной живой души. Только неживые могут смотреть так отрешенно, так безразлично на такое. Минуты тянутся, вязкой смолой перетекают из верхней чаши часов в нижнюю, агония сотрясает тело на столе, и крик Безымянного кажется бесконечным. И когда сломанная игрушка с перегоревшими схемами обмякает на столе, пальцы йотуна разжимаются. Там, где они касались Аса, наверняка остались синяки, десять следов за каждый крик.

— Что ты сделал?!!

— Можешь его забирать. Он твой.

В руках йотуна пляшет огонек, сигаретный дым выползает сквозь пальцы, просачивается через зубы.

— Эта груда мета… — Ас начинает гневную речь, но тяжелый вздох прерывает его.

Удивление, как и крик, разбивает маску на детском лице. В широко распахнутых глазах — ни капли отрешенности Асов, ни капли холода поднебесья. Мертвое оживает, как будто спичечный огонек йотуна зажигает в нем полыхающий костер жизни. Сломанное, перегоревшее, уничтоженное фениксом перерождается в новой попытке влиться в круговорот душ. Мертвец садится. Выражение лица кажется удивленно-усталым, безразличным, однако Локи знает, что никакие мимические возможности не смогут передать того ошеломления, которое бушует сейчас в его микросхемах.

— Это… Это Асгард? — наконец спрашивает мертвец. — Вальха… Лла…

Для Аса воздух — тяжелый и густой. Через него надо идти, сопротивляясь, прилагая все силы, чтобы только сделать следующий шаг. Ладошка скользит по лицу, с которого осыпается иней льда. Снег топится под пальцами Аса, водой стекает по щекам робота, как будто тот загодя рыдает над данной ему жизнью.

— Ты… Ты не программа, — наконец говорит мальчишка.

Локи улыбается.

— Это…Асгард… Вальхалла… — ломаным голосом говорит робот. — Но почему я не могу дышать?

— А тебе и не положено, — шепчет Локи ему на ухо, став со стула. — Ты робот и теперь принадлежишь этому Асу.

Робот следит за пальцем Локи, указывающим на мальчишку.

— Я… Робот?

— Тебе не оплатили воскрешение, но оплатили путевку в Хельхейм, — говорит Локи, и злорадство скользит в его голосе. — Впрочем, я думаю, такой вариант тебя устраивает больше, чем забытье на ее секторах, не правда ли?

— Локи… — Ас хватает йотуна за руку. — Это ведь живой человек! Ты загрузил матрицу личности в робота! Нельзя же так делать!!!

Пепел осыпается с сигареты, жар на миг вспыхивает красным и снова скрывается в серости. Равнодушный взгляд — как ответ на все вопросы.

— Ты хотел такого же, как Хугин и Мунин, не так ли? Вот и получил, — Локи затягивается. Дым окутывает его, струится между волос, затягивает тонкой пеленой мастерскую, скрывая неестественный блеск инструментов. — Тем более, что это не полная матрица личности — целая никогда не влезет в такой хлам. Но и этого должно хватить с лихвой. Если же тебя так сильно заботит морально-этическая сторона этого поступка, считай, что это всего лишь программа. Еще одна программа… — дым тянется долгими сизыми полосами, клубится вокруг йотуна, пряча лицо за собой. — Так что распишись в получении, Безымянный, и катись из моей мастерской, куда глаза глядят.

Молчание после крика — как будто гробовой крышкой накрыли. Мира больше не существует — только противостояние двух взглядов — йотуна и Аса.

— Но кем он был в предыдущей жизни?

— А тебе-то какое дело? Он будет хорошим охранником, это я тебе гарантирую. Если хочешь, можешь дать запрос Модгуд, она тебе скажет, если пожелает. А я всего лишь инженер. И если ты не заметил, заказ я уже сделал.

— Как ты мог?

— С меня достаточно того, что так было легче и проще. Я же не программист. Уходи. Два поворота налево, один направо. Сигун откроет тебе двери.

Ас удивленно смотрит на йотуна.

— Почему ты мне это говоришь?

— В прошлый раз ты действительно заблудился. Сегодня ты действительно удивился. Мне продолжать?

Гнев проскальзывает во взгляде мальчишки. Но он сегодня слишком часто сбрасывал маску. Слишком много показал себя — и на лице снова холодная безмятежность.

— Вставай, — говорит Ас роботу, и тот, скрежеща по покрытию стола пластинами брони, спускается. Его шаги неуверенны, но он идет вслед за разгневанным Асом. Когда их шаги затихают, Локи потягивается, словно большой рыжий кот. Потом поднимается, выключает компьютер и, напевая песенку, тоже уходит из мастерской. В темноте шуршат вентиляторы системы охлаждения. Занавес опускается на сцену, представление окончено.

  • Сонный туман / amicus Руслан Романович
  • Химичка Анастасия - Слизни / "Шагая по вселенной" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • Оглавление / Стихидром № 9 / Скалдин Юрий
  • Ангел / Аривенн
  • Мафия / Ограниченная эволюция / Моргенштерн Иоганн Павлович
  • Дон КиКот и Санчо Вася / Путешествия и происшествия - 2 / Армант, Илинар
  • Гордая птица / Vega Vincent
  • Считай до ста. Treasure / Четыре времени года — четыре поры жизни  - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina
  • из Рильке, В вечернем саду / РИЛЬКЁР РИЛИКА – переводы произведений Р.М.Рильке / Валентин Надеждин
  • Пыльный город затих / По мотивам жизни - 2 / Губина Наталия
  • Вечер двадцать третий. "Вечера у круглого окна на Малой Итальянской..." / Фурсин Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль