-1010-

0.00
 
-1010-

Шум и рокот в тусклом и холодном небе Асгарда. Хильдсвини, корабль Фрейи, первой после Фригг, наполняет раскаленный воздух дрожанием, заставляет закрывать уши от грохота реактивных двигателей. Площадки встречающих Фолькванга полны фейри и эйнхерий, которые ожидают прибытия госпожи. Равного кораблю Фрейи нет во всем флоте Асгарда, его мощная броня блестит и переливается на солнце, хвосты огня вырываются из сопел, и мидгардтцы закрывают в страхе уши, чуть слышат его рев.

Когда Хильдсвини садится, столбы пыли затмевают солнце, заставляют закрывать глаза фейри и отступать лучших и храбрейших солдат. И стоит ей чуть осесть, как сразу же к кораблю тянутся шеренги сервисных роботов дока, которые будут готовить корабль до следующего отлета Фрейи. Часто она покидает Фолькванг, часто ездит на край мира, к пропасти Гиннунгагап, или к океану, что раскинулся за пределами Мидгардсорма, к своему отцу Ньерду, что живет в Ноатуне на страже покоя Мидгарда.

Шипят люки, уравновешивая давление, изменяя атмосферу внутри корабля, и по трапу спускается сама Фрейя, в Брисингамене, в котором не страшны ей ни холод Нифельхейма, ни жара Муспельхейма, ни пустота мировой бездны. Сам Локи похищал его в надежде разгадать тайну такой прочности доспеха Фрейи, но Хеймдалль, глухой страж Бивреста, остановил его тогда.

Стоит тяжести огромного доспеха опуститься, стоит ему ступить на площадку, как расступаются нестройные ряды подошедших ближе фейри и эйнхерий, пропуская брата Фрейи, Фрейра. Он идет, и вслед за ним оборачиваются служанки, затаив дыхание от красоты Вана.

— Зачем пришел? — спрашивает Фрейя у брата.

— Думаю, тебе стоит знать последние новости, дорогая, — улыбка Вана широкая, но сердце у Фрейи холодеет.

— Это предупреждение? Что случилось?

Фрейр пожимает плечами, и Фрейя понимает, что тут он ничего не скажет. Они вместе рассекают толпу и входят под сводчатые арки Фолькванга. Огромный сияющий доспех и кажущийся крошечным рядом с ним Ван. Они идут мимо зал Сессрумнира, где валькирии Труд и Мист занимаются отбором великих воинов, которые должны будут влиться в бесчисленные батальоны эйнхерий. Через них постмортальные потоки Гьелля текут от Модгуд к Хелль.

Когда за близнецами закрываются двери, Фрейя выбирается из Брисингамена. Тяжелый доспех шипит, распадается стальным хромированным цветком и остается стоять, когда она в тонком и сверкающем серебром одеянии выскальзывает из его недр.

— Так что случилось? — летит ее вопрос Фрейру, смотрящему в окно на раскинувшийся Мидгард.

— Бальдр…

— Что с ним?

— Он снова отказывается лечь в медицинский отсек Эйр. Его паранойя уже становится постоянной, а Фригг только потакает ей. Ты же знаешь, она слишком опекает его…

— Единственный из сыновей, который все еще держится за ее юбку, хоть и вырос, — Фрейя берет в руки расческу и начинает распутывать волосы. — Ну и что с того? Какое отношение имеет болезнь Бальдра к Брисингамену, Фрейр?

Тишина повисает в воздухе, отдаляя близнецов друг от друга. Фрейр оборачивается и долго смотрит на сестру, прихорашивающуюся у зеркала. А потом говорит:

— Она хочет исследовать Брисингамен, чтобы создать аналог для Бальдра. Возможно, чуть получше, чуть похоже…

— Никогда!.. — кричит Фрейя, и щетка для волос летит через всю комнату. — Никогда Асы не получат его! Они с ума сошли, наша технология непригодна для Асов, что бы они ни говорили! Эта толстая курица считает, что может лезть в мои вещи? Да что она о себе возомнила?!

— Успокойся…

— Да никогда в жизни! — Фрейя бушует, и Фолькванг притихает. — Хорошо, что цверги мертвы… Я позаботилась, чтобы ни один из них никогда не получил возможности воскреснуть!

— Ты так уверена, что Хель будет стоять до конца, защищая твое, Фрейя? — равнодушно спрашивает Фрейр. Этот разговор забавляет его — уголки губ едва приподнимаются в улыбке.

— Я уверена, что все угрозы Асов для нее не более, чем пустое сотрясание воздуха, — Фрейя успокаивается, но румянец гнева все еще на ее щеках. — Сам Иггдрасиль охраняет ее, не иначе, как считает полезной.

— Мне кажется, тебе пора отдохнуть, — тихо говорит Фрейр, смотря на искаженное гневом лицо сестры.

Она устало кивает в ответ. Фолькванг переводит дыхание. И только одна жалоба прекраснейшей среди Асов и Ванов звенит в воздухе нотой отчаяния:

— Как же я устала от этого мира, Фрейр!

Жалобы Фрейи сплетаются со сквозняками Фолькванга, разносятся во все уголки и оседают грустью во взглядах прислуги. Сияющий в небе Ванахейм закрыт для Ваны, и от этого жизнь в Асгарде в тяготу ей.

 

  • Школьный альбом / Стихи разных лет / Аривенн
  • Фальшивая ревность / Блокнот Птицелова. Сад камней / П. Фрагорийский
  • О гормонах и проч. / Мысли вслух-2014 / Сатин Георгий
  • Чертоги нашего разума / Унномиель Лиана
  • Салфетки 58 / Коновалова Мария
  • 3 / Лехинский царь / Ребека Андрей Дмитриевич
  • Запах трав / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • Подвох / Под другим углом / Ljuc
  • Я кусаю этот мир зубами / Сборник Стихов / Блейк Дарья
  • Горохов Анатолий Федорович "Салон гирудотерапии" / "Теория эволюции" - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Михайлова Наталья
  • Снег, как пена - зима собирается землю побрить / Веталь Шишкин

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль