Глава 14.

0.00
 
Глава 14.

Глава 14.

Жизнь снова преподносила сюрпризы. Пол сидел на платформе, которой управлял чудом оживший Эдд. Безучастно глядел вниз. Попивал апельсиновый сок из субпакета, и старался думать о хорошем. Не думал, а именно старался. Это, по словам Эдда должно было помочь не думать о плохом. В теории...

Через два с половиной часа, по приказу свыше, его погрузили в капсулу для ценных грузов, и под хорошей охраной отправили на головное судно компании. Уснув в одном конце вселенной, он проснулся уже в другом.

Когда Айсман понял, что у него ничего не болит — сильно удивился. Он сначала сел, а потом, поразмыслив, где окажется на сей раз, спросил:

— Где я?

Ему тут же ответили:

— Это больничная палата. Головное судно компании. Вы долго проспали. Мы не стали будить вас.

— Мудро… — Пол продрал наконец таки глаза. Он был голый, небритый и в датчиках.

— А… где?

— Всему свое время. Шлем мы с трудом сняли, а вот остальное пришлось кусками отдирать от кожи.

— Ясно.

— Однако, ваш скафандр нас поразил. Что вы делали с ним?!

Он оглянулся. В палате сидел человек в военной форме, ни чем, в общем не примечательный. Но у него был пронзительный, пытливый взгляд и значок военной полиции.

Айсман сделал не понятный, пространный, но весьма выразительный жест, и дополнил его словами:

— Я… в нем упал. Сильно.

— О да… Расшифровка вашего самописца просто впечатляет! Но, признаться, меня интересует не это.

Айсман поискал одежду вблизи себя, но не нашел.

— И что же вас интересует? — задумчиво переспросил он.

Человек сменил тон на более официальный, подался вперед и спросил:

— Как вам удалось выжить?

Айсман пожал плечами.

— Я обещал… — начал было он, но осекся на полуслове — Вы вскрыли самописец. Вам все известно. Боюсь… что не смогу ничего добавить.

— Очевидно, вопрос вам не понятен. Спрошу по другому:

Вам известно, что произошло с послом?

Айсман вздрогнул. События почти осязаемо предстали перед ним.

— Она… исчезла. Все вдруг просто исчезло… — невнятно пробурчал он.

— А дальше?

— Сначала был свет, потом ураган. А потом меня вытащили оттуда.

— Сама простота… выжить в эпицентре чудовищного взрыва и не знать об этом!

Человек покачал головой. И встал.

— Я очень рад за вас! Не представляете на сколько. Но… не хотел бы завидовать.

Он уже почти ушел, когда вдруг спросил, невзначай:

— Вам случайно не известен проект "Инферно"?

— Нет.

— Ваш отец работал над ним....

— Я бы помнил, — пол пожал плечами.

— Ну, что ж… я должен откланяться. Вам принесут одежду. Приведите себя в порядок. Скоро прибудет Посол доброй воли.

— Еще одного я не перенесу....

— Не беспокойтесь, им нужен шлем со всем содержимым. А потом, вероятно, личная встреча. Будьте готовы, сэр!

Айсман мельком глянул на звездную дату, на ближайшем мониторе и вздрогнул.

— Стойте!

— Да?

— Как долго я спал.

— Пять лет — легко ответил офицер.

— Сколько?!

Офицер сделал несколько шагов назад и вернулся в палату.

— Дело в том… что вы получили чудовищную дозу радиации. На столько чудовищную, что нахождение человека вблизи вас, стало смертельно опасным. Мы не знали как дезактивировать ее, поэтому, вы провели пару лет в заморозке. В отдельном, изолированном блоке. Пока не начало происходить странное...

— Что еще странного могло произойти со мной?

— Настройки мед оборудования. Они постоянно сбивались! Мы проводили калибровку и замену модулей несколько раз, до тех пор, пока не обнаружили странную закономерность.

— Да?

— Да. регенеративные растворы, пропускаемые через ваше тело, стали перенасыщаться радионуклидами. Сделав смелое предположение, бригада врачей прерывала циркуляцию, каждый раз заменяя растворы на новые.

Другими словами, из вас просто вымыли всю радиацию.

— Так просто...

— Да… это удивительно. Просто и эффективно. Странно, что раньше никто не додумался до этого.

— Действительно странно.

— Я… могу быть вам еще чем то полезен? — осведомился следователь.

— Нет. Думаю нет.

Следователь кивнул головой и удалился, на прощанье уважительно отдав честь.

Айсман поймал себя на мысли, что даже не понял на каком языке они говорили. На русском… или английском...?!

Когда принесли одежду он удивился. Но, потом вспомнил, как "торжественно" вступал в армейские ряды, над обломками Дона, и улыбнулся.

— Постойте! — Вдруг окрикнул он девушку, что принесла мундир.

— Да?! — Охотно откликнулась она.

— А где мой скафандр!?

— Ох… вы не знаете… Его разрезали, когда… чтобы вас достать. Теперь он непригоден.

— А где он сейчас? — с надеждой спросил Пол — Его не утилизировали?!

— Что вы, — улыбнулась она — Теперь это реликвия… Прилетали его разработчики, предлагали огромные деньги, но мы не отдали.

— Ладно… — Айсман улыбнулся — Не подпускайте их к нему.

— Простите… — она чуть покраснела — Как вы себя чувствуете? Мы все переживали за вас...

— Спасибо. Сейчас намного лучше. Просто отлично.

Девушка дружелюбно откланялась и, обернувшись напоследок, поспешила по своим делам.

 

Одевшись, он встал у зеркала. На кителе уже красовались пластиковые лычки воинских заслуг. Одобрительно кивнув, он приосанился. Парадный китель офицера флота — совсем не плохо! Хотя, тяжелый горный скафандр, куда уютнее.

Однако, когда он поднял глаза, радости в нем поубавилось...

По ту сторону зеркала, стоял мало знакомый ему человек. Очень на него похожий, но другой. Волосы его отросли и совершенно побелели. Да и того огонька что раньше, в глазах уже не было. Серое лицо… выгоревшие брови...

— Ну вот… теперь и я весь в белом! Надо же было так вляпаться… — констатировал он в привычной манере.

Пообщавшись со своим отражением, Айсман присел на кровать. Окружающая тишина и спокойствие казались чем то недосягаемо ценным. И он наслаждался этим сейчас.

Вскоре за ним пришли. Длинные переходы станции были похожи один на другой. Но разбитые в них оранжереи здорово радовали глаз. Цветы источали тонкие ароматы… и ни какого намека на плесень.

Офицер, сопровождения, по просьбе Пола, провел его в бытовой узел, его побрили и аккуратно остригли.

Стало намного веселее.

Женщины, как будто случайно, попадавшиеся на пути, не скрывали восхищенных взглядов и перешептывались меж собой. Офицера сопровождения тоже распирало от гордости. Нарушив субординацию он крепко пожал руку Айсману, на последок. Затем, оставил его в тускло освещенном зале с мягкими креслами и небольшим круглым столом.

Осведомившись, не нужно ли чего, провожатый вышел, тихо прикрыв за собой двери.

 

Ждать пришлось долго. Пол дважды изучил помещение со всеми его особенностями, и даже успел всхрапнуть. Но вот послышались шаги, дверь мягко откатилась и в зал вошли. Пол хотел встать, но подняв глаза, впал в ступор. Руки сами опустили его обратно.

Такого подвоха он даже от судьбы не ожидал. Айсмана передернуло нервной дрожью....

Женщина, вошедшая в комнату, как две капли воды походила на Анну. И не будь он в прошлом ученым, он бы так и подумал. Но скептик в нем, взял верх.

Пока он приходил в себя, новоявленная особа, присела на против, удобно скрестив ноги и облокотившись о стол.

То же лицо… те же глаза… такая же улыбка. И ослепительно белый скафандр.

Она с неподдельным, искренним интересом рассматривала Айсмана, совершенно не торопя события.

А он вглядывался в ее лицо, борясь с желанием принять желаемое за действительное.

— Вы… не она. — С грустной уверенностью заключил Пол.

Гостья приятно улыбнулась и, наконец, представилась:

— Мое имя Анабель.

— Пол Айсман — на автомате ответил он.

— Я знаю кто вы… Анна была права, вы очень на него похожи. Особенно сейчас.

— Вы… про отца? Что, тоже совместный проект?

Гостья довольно кивнула, и иронично улыбнулась.

— Я понимаю, Пол, что у вас много вопросов, и перейду сразу к делу. Но, прежде одна личная просьба.

— Какая?

— Могу я… вас поцеловать?

— Вы серьезно?!

Айсман пожал плечами. Признаться, ему самому до жути хотелось прижать ее к себе, в надежде ощутить знакомое тепло.

— Я не против… — мягко ответил он.

Анабель, краснея встала напротив. Пол молча посмотрел на нее.

— Вы не могли бы....

— Что? А, да… конечно.

Он слегка наклонился и прикрыл глаза...

Ладони Анабель осторожно легли на его плечи. Ее смущение оказалось неподдельным. Наконец дрожащие губы Анабель коснулись его губ. Он придержал ее за талию, и понял, что пальцы его словно закостенели и не желают сгибаться.

Несколько чудных мгновений спустя, Анабель плавно отстранилась...

— Благодарю… Это и правда очень волнительно.

— Да, пожалуй — охотно согласился Айсман. — Теперь вы ответите на мои вопросы?

Она села на место, и снова выглядела невозмутимо. Но легкий румянец еще выдавал ее волнение.

— Конечно, с радостью! С чего начать?

— С главного. — он сделал паузу — Начните с роли моего отца во всем этом....

 

Глава 15. И последняя.

Анабель слегка опустила ресницы, и глядя немного в сторону начала:

— Роль вашего отца в моей жизни, как и в жизни большинства людей — неоценима.

Идея создания гармонизирующего элемента принадлежит не ему. Концепция была общей. Но именно он воплотил ее в жизнь. Он не оставлял исследований даже после успешного завершения проекта. Спустя некоторое время, он нашел побочные эффекты. Информацию засекретили, а научный мир разделился. Ваш отец устав бороться, бросил все и ушел, оставив многое незавершенным....

Айсман тяжело вздохнул, вспоминая последние дни отца. Анабель замолчала.

— Этот момент я хорошо помню! Что было дальше?

— Дальше? Ничего. Начала и принципы гармонизации он всегда держал в голове. Противники и единомышленники лишь брали его выводы за основу.

Без профессора Холодова все встало… Исследователей распустили, а их проекты заморозили. Почти все.

Ваш друг старатель, как и я — части одного из тех проектов.

— Блекборн? И… давно вы в курсе?

— Не очень. Скажем так: Анна уже знала… Однако, принцип гармонизации не ограничивался одной плоскостью применения, подобно закону сохранения энергии — продолжила она.

Изменяя организмы пользователей, имплантат приводил их тела к некоему общему знаменателю, делая подобными.

— Он боялся, что люди потеряют индивидуальность.

— Да, и именно по этому, имплантант вживляют по достижении 16 лет. Это приемлемое, и самое бескровное решение проблемы.

— Бескровное? — Айсман усмехнулся.

— Именно так. Представьте последствия "истины" в масштабах человечества. История кишит такими примерами...

— Я понял — прервал ее Пол — Пожалуйста, продолжайте.

—… этот эффект был тщательно исследован. В результате появился проект, в последствии названный "Инферно" И я — его результат...

Она замолчала. Айсман обдумывал услышанное, связывая со своими ранними воспоминаниями.

Рассказ Анабель теперь подходил к самой сути. Она встала с кресла и, продолжала уже стоя, медленно прохаживаясь перед Айсманом.

— Теоретически, стандартно настроенный гармонизатор в состоянии воссоздать организм носителя, почти с ноля. Но клетки его должны быть живыми, а питательных веществ — в достатке. Вот тут то в голове вашего отца и родился гениальный вопрос:

"А что если!?"

Синтезировав в достаточном объеме "стерильные" стволовые клетки, их поместили в благоприятную среду. Информационное поле имплантанта активировало их деятельность. Все шло просто отлично, образцы росли на глазах… Но, эксперимент удался только отчасти.

— Что же случилось?

— Взрыв. А точнее неконтролируемый выброс энергии.

— Чем он был вызван?

Анабель развела руками.

— Зарождением жизни, я полагаю. Иного объяснения не нашлось даже у вашего отца. Это уже позднее физики — ядерщики нашли закономерность возникновения взрыва. Но не его причину.

Однако, выход был найден. Весь процесс был заключен в особую оболочку, и разбит на этапы. В результате, примерно через год на свет появилось первое в своем роде, "гармоничное" существо… И нарекли ее — Ева.

В этом месте Анабель улыбнулась.

— Ева? — Айсман вздрогнул… — Мою мать тоже так звали.

—… к вашему отцу она питала особое влечение. Более того, ей не мешали. Изучению подвергались все аспекты. В том числе и репродуктивные функции.

Анна… то есть Анабель подняла глаза и замолчала.

— Вы… хотите сказать, что у моего отца и этой Евы были дети?

— Да — Анабель довольно кивнула — Мальчик. Вполне здоровый, без изъянов, но… совершенно обычный. Ребенка всесторонне изучили, продержали еще какое-то время в лаборатории и отдали отцу.

— То есть, вы хотите сказать что я не единственный сын....?

— Нет. За свою выдающуюся жизнь, профессор вырастил и воспитал только одного ребенка.

Айсман встал. Теперь и ему не сиделось на месте. Он был потрясен и взволнован.

— Я почти не помню ее… смутные очертания… ее запах… Он никогда мне этого не говорил. Почему?!

— Он жил под грифом секретности. Это очевидно.

— Но мне то мог сказать!!?

Анабель покачала головой.

Пол, вы взволнованы. Давайте сделаем паузу?

— Что?! — переспросил он.

— Может быть чаю?!

— Чай?

Айсман вдумчиво смотрел на нее словно не понимая.

— Чай? — тактично повторилась она.

— Кофе! Сладкий крепкий и с молоком. Большую чашку! — вдруг заявил он.

— Ладно, — улыбнулась она, пусть будет кофе.

Анабель открыла высокие двери и в зал ворвался щебет птиц и аромат леса. Они вышли на просторную лоджию с кованным перилами и плетеной мебелью. Когда принесли кофе, она вернулась к повествованию:

— Он очень дорожил вами… Павел. Тем более, что вскоре, Евы не стало.

— Как… это случилось? — Тут же спросил он не обратив внимание на то как она его назвала.

— Профессора Холодова изолировали от Евы.

Исследования продолжались военными. Ему запретили любые контакты с ней и отстранили от проекта.

Так часто бывает, когда посредственность берет верх.

Ева… она чахла на глазах. Желание жить покидало ее.

— Она умерла?

— Не сразу. Разлука с любимым человеком и желание увидеть сына придали ей сил.

Она попыталась освободиться. Несколько человек серьезно пострадало, пытаясь помешать ей… Поэтому было принято решение ликвидировать Еву, как "опасную биогенную угрозу".

— Кто приказал? — тихо спросил он.

— Это уже не важно. Вскоре их тоже не стало. Впрочем, как и всего исследовательского комплекса....

Недалекое руководство всегда приводит к беде. Так случилось и в этот раз...

Получив приказ стрелять, военные повредили ее защитную оболочку....

Анабель глубоко вздохнула.

— Последствия были на столько ужасающими, что уже через час профессор буквально стоял перед лицом мировой общественности. Представленной делегацией ее лидеров, конечно же.

Он был так сокрушен и зол на весь мир, что слова его в тот день потрясли многих.

— Его судили?

— Нет. Проект был возобновлен.

— Я не понимаю… зачем?

— Вмешалась высокая политика.

— А им то что за дело?!

— Видите ли, человечество вышло в космос. И без того несовершенная структура власти дала трещину. Если на земле, апеллируя общечеловеческими ценностями, люди еще могли договориться, то в космосе все было иначе. К тому времени политики уже втянули человечество в несколько неприятных конфликтов. И речь уже шла о выживании вида.

Осознав это, правителям пришлось таки, впервые за тысячи лет, признать всю несостоятельность системы. И это далось не легко. Правда остальное прогрессивное человечество об этом не узнало. Как всегда.

Гармоничность Евы выражалась решительно во всем. А главное — в мыслительном процессе. Ее логика позволяла найти компромиссы там, где их быть не должно. Это и явилось главной причиной.

Особи, подобные Еве могли исправить положение. И профессор повторил свою работу. Снова синтезировал необходимые материалы, но на сей раз внес радикальные изменения. Благо, все, кто мог это понять уже были мертвы.

Так появились послы доброй воли. Безоружные и, практически, не уязвимые. Кстати, именно ваши друзья своими измененными тканями помогли профессору создать это:

Анабель с удовольствием продемонстрировала свой скафандр.

— Он выращен из живых клеток.

— Это впечатляет, но… почему он ушел?

— Потому, что закончил… Так он нам сказал.

Незадолго до ухода, он обнаружил в тестовой группе существенное отклонение от нормы.

Первые из нас обладали сильной ментальной связью друг с другом. Это давало интересные результаты. Но профессор видел многое на перед. Мы могли стать частью общего интеллекта, и последствия этого могли быть не предсказуемы.

Времени у него оставалось мало, а людей посвященных в проект все больше. Выбрав момент, он добавил свои ДНК в готовую биомассу. А уже выращенным особям ввел модулирующий препарат. Выиграв тем самым немного времени.

Разумеется обо всем этом он умолчал. Когда же подлог раскрылся, изменить что-либо уже было нельзя. Генный материал надежно перемешался, а выращивать все заново было слишком долго, да и дорого.

Но на вашем отце здорово отыгрались.

— И сколько он вас… вырастил?

Анабель задумалась. Решая стоит ли продолжать...

— Изначально… опытная группа состояла из пяти "человек". Они были благоприятной почвой для его замыслов. И профессор успел посеять, семена "разумного, доброго, вечного".

После завершения проекта, его тут же убрали от нас. Новоиспеченным послам военные жестко навязали свою ущербную идеологию.

К тому времени, профессор уже скончался… Но он оставил нам выбор!

Вскоре мы осознали, что связь между нами осталась.

— То есть?

— У нас осталась общая память.

— Верится с трудом, если честно.

Айсман присел на край стола.

— Я не скоро отойду от этого рассказа. Это уж точно. Но, это еще не конец истории?

— Нет — Анабель присела рядом:

— Нас было ровно тысяча и один человек. То, что знала одна — знали и все остальные.

Мы принялись налаживать отношения с обитателями галактики. Правительство Земли на столько расслабилось, что снова погрузилось во внутренние дрязги и борьбу за власть. Мы принимали решения, а они исполняли, ослепленные успехами дипломатии.

Но угроза пришла извне. Наши колонии начали исчезать. Сначала дальние, потом и более обжитые. Несколько послов направились туда. К сожалению контакт установить не удалось. Всю имеющуюся информацию сопоставили, и в архивах Земли нашли ответ.

Правительство игнорировало угрозу до тех пор, пока треть всего флота Земли не пропала в одночасье. Началось полномасштабное истребление… и паника. А дальше вам все известно....

— Один вопрос!

Айсман уперся в нее немигающим взглядом:

— То, что, я оказался там — это случайность?

— Да. — Анабель вздохнула. — Меньше всего мы хотели бы рисковать вашей жизнью, Пол. Но, по стечению обстоятельств, ваша разведывательная партия оказалась буквально под боком неприятеля. И потом, вы сами приложили значительные усилия, чтобы затеряться… даже сменили имя.

— Да… так оно и было.

Айсман вспомнил последний разговор с Анной. Там, на самом верху башни, и снова повторил:

— От судьбы не уйдешь… слишком много совпадений чтобы быть правдой.

Но, я рад что все узнал.

Анабель положила руку ему на плечо:

— А разве не вы говорили, что каждый человек сам кует свою судьбу?

— Да, только тогда все было иначе. Я смог бы вытащить нас оттуда.

По щеке Айсмана соскользнула предательская слеза.

Анабель встала напротив него, и взяла за руку.

— Ты так и не понял?

— Да нечего тут понимать. — выдохнул он — Она знала на что идет. Знала что делает.

Анабель сочувственно покачала головой.

— Не было у нее альтернативы. И времени не было… Как не было и боли.

Поверь, так было правильно в тот момент. Мы все ощущали это....

Айсман поднял голову, чувствуя как снова предательски наворачиваются слезы.

— Почему я остался жив?!

— Это не объяснимо… с точки зрения физики, или логики. Это за пределами понимания....

Она… просто не смогла бы нанести тебе вред. Ее чувства были невероятно сильны.

Мы никогда не испытывали таких переживаний.

— Правда? И как оно, вам?

— Это больно… но и прекрасно одновременно....

— О да.

Айсман закрыл глаза, но тяжелые, горячие капли все равно просочились сквозь ресницы.

— Это чувство… найти, и тут же потерять… Оно опустошающе больно и, незабываемо прекрасно....

 

Некоторое время они молчали. Айсман чувствовал себя уставшим, дряхлым и абсолютно пустым. Словно в груди только что прогулялся холодный осенний ветер, унеся все что было, вместе с опавшей листвой.

— И как теперь быть? — спросил он у Анабель безучастным голосом.

— Жить дальше — мягко отозвалась она. — Любить и быть любимым....

Айсман открыл глаза и посмотрел на нее долгим, задумчивым взглядом. В ее устах это звучало диковато....

— Общая память, да? — Он грустно улыбнулся.

Анабель искренне улыбнулась в ответ.

—… события… чувства… ощущения… для меня все реально.

— Это бывает больно.

Анабель прильнула к нему… Айсман смутился, но все же легонько обнял ее.

— Разница между нами ничтожна — прошептала она в его ухо — всего пара хромосом.

— Так значит… обещая встретиться снова, она это имела в виду?

Анабель тихонько вздохнула в ответ.

— И ты будешь счастлива?

— Я уже счастлива....

Анабель крепко обняла его.

—… мы все счастливы, Пол.

Айсман прижал ее к себе, и, вдруг усмехнулся.

— Что-то не так? — встревожилась она.

— Все так… Все так....

Он вспомнил минуты, проведенные рядом с Анной. Ее слезы, и взгляды полные пустоты.

— И давно вы все решили? — Спросил он совсем спокойно.

— При первой встрече. — Просто ответила она.

— Так сразу?

Анабель кивнула.

— Как только осознали, кто ты есть.

Айсман неясно осмысливал, на сколько ирреально его положение. Он вдруг нашел это забавным.

— А знаешь, так много красивых женщин за меня ни разу не переживало.

— Привыкай… теперь ты один на тысячу — подхватила она его мысль.

— Хм… Может, это все же судьба? То, что происходит с нами?

 

— Нет… равновесие! Оно всегда восстанавливается. Так или иначе...

  • Мечте / Со стиходрома / Рожкова Елена
  • Страх / Фри Иди
  • Запоздалая Охота / Nemo M.L.
  • Настоящий мачо (18+) (Армант, Илинар) / Смех продлевает жизнь / товарищъ Суховъ
  • Скажи... / BR
  • Это Тима / ОВА Юля
  • Осознание реальности сквозь сон! / Аккалиева Динара
  • Я рисую / Тихий сон / Легкое дыхание
  • Всего лишь наблюдаю... / Всего лишь  наблюдаю... / Бунингит
  • ПАРАДОКС ЛАМПОЧКИ. / Проняев Валерий Сергеевич
  • Продразвёрстка - 1988 / Печальный шлейф воспоминаний / Сатин Георгий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль