Либретто к мюзиклу "Поцелуй Вампира"

0.00
 
Ремер Михаил
Либретто к мюзиклу "Поцелуй Вампира"
Либретто к мюзиклу "Поцелуй Вампира". Действие Второе
Либретто к мюзиклу "Поцелуй Вампира". Действие Второе

 

Действие второе

 

На сцене снова появляется цыганка.

 

В далёких землях исполнения проклятья час все ближе.

Предатель в панике, лютует, хочет слышать

Как предсказания древнего, судьбы ход изменить

И души ради этого безвинные хоть сотнями готов губить!

Лютуют слуги малодушного, костры горят,

Но в одиночестве уста испуганно твердят

Одно и то же: «Час расплаты отведи

Прости, мой брат, меня! Прости!»

 

Сцена 1.

 

Король на троне. Видно, что он пьян и напуган. Прямо напротив него — невысокий человек в роскошной сутане и всеми атрибутами духовной власти.

Король: Вторая поднялась Луна… Ты видишь? Как песок сквозь пальцы, время прочь несет отмеряно что нам. Воздастся нам сполна… (епископ что-то пытается сказать, но Король останавливает его жестом руки). Молчи! Ведь, ты не меньше моего повинен… Гореть в огне нам там (Указывает рукой куда-то вниз). И нам нести наш крест теперь вдвоем. Предательство трусливое на свете том за сотню мелких прегрешений… (Начинает истерически смеяться). Куда там! Больше! Хоть всю жизнь ты пакости, все чище будешь, чем предатель малодушный! Благословил на подлость ты меня… Молчи! Молчи!!! Молчи!!! Я не желаю слушать…

Епископ (терпеливо перебивает): Все ради королевских интересов, во имя Господа великого дела! Что стоит одного душа, когда орду её ценой мы победили? Потом, позвольте вспомнить, что он сам отважно принял этот крест! На что идет он знал…

Король (в ярости перебивает собеседника): Знал, говоришь?! А то, что двери храма перед ним захлопнутся, в тот час, когда пусть шанс один из ста, но будет?! Он знал?!!! Чего молчишь, шаман?

Епископ: Грех смертный на служителя…

Король (совершенно не обращая внимания на реплику собеседника): В час предрассветный?! В тот час, когда ещё все можно было изменить?!

Епископ (смиренно): Великие дела иной раз требуют великих жертв, мой господин…

Король: Так почему, святоша, вызвался он, а не ты?! Дать дьяволу на время подержать кристальной чистоты великую и праведную душу?! Дать подержать, не ведая, что даришь навсегда?!!! Ответь мне! Требуют великого правителя уста (тяжело поднимается на ноги, и бъет себя кулаком в грудь, но теряет равновесие и снова тяжело падает в объятия трона). Так почему, ни кто иной, но ты заклятье в ночь ту прочитал?! Так почему не кто иной, но ты его предал?! Так почему бледнеешь ты от страха лишь имени его услышишь звук?! Прикрылся саном, да?! Ты грязный лжец! Уверен, что опять сойдет тебе все с рук!

Епископ: Осмелюсь вам напомнить, мой великий господин, в предательстве я был том не один! Испробовать вам захотелось великой славы нежный вкус. Не я, но вы ввели меня в этот искус. По Вашему приказу бить мы принялись во все колокола. И двери мы закрыли с Вашего согласья! Да! Но я лишь жалкий червь в Всевышнего делах… Свою вину я отмолил давно. Смиренными молитвами, постом. А Вы, пытаетесь все совесть утопить в вине. Вина в вине не тонет, лишь крепнет, и, кто знает, к чему вас приведет неверная тропа… Кто знает… Но дальше с этим жить смиренье помогает.

Король: Смиренье, говоришь… (презрительно усмехается). Да ну? Смиренно жить, смиренно и предать, потом смиренно просто взять, да и признать вину. Красиво говоришь, да как-то слабо верится, мой друг… (Замолкает). Нам надо сделать все, чтобы не вернулось время вспять… И тот, кто изгнан, да не займет он трон опять. Да, я боюсь!!! При мысли лишь одной, что может сделать преданный со мной! О, Боги!!! Отведите гнев с моей души! Я должен быть наказан?! Да!!! Но, нет! В редких своих снах прошу я: нет!!! Но ни одной вокруг живой души! Лишь ты (тычет пальцем в грудь Епископа) да я! И больше никого… И ни-ко-го…

Епископ: Смею заверить, что сделано мной всё

Король: Мне «все» не нужно! Нужно больше! Все и сейчас!

Епископ: Люди лучшие прочесывают лес. Их интерес — трижды никчемные их жизни сохранить. Раз так — будут мне служить лучше, чем верные и преданные псы. Но, сударь мой, пока, увы… Добрых дня нас вестей нет, но, как обычно, по утрам жду я новостей. Со всех концов летят ко сне гонцы, и смею вас заверить.

Король (перебивает): Смею вас заверить… Ты также говорил, проклятия, что верная печать вернее всех замков! Что никто и никогда проклятья древнего не сможет снять! Но что там снять, пусть даже изменить! Да?! Тогда как мог ты допустить, что паж, обычный короля слуга..! Как?!!! Книги судеб текст сумел он изменить да так, что нам с тобой до ночи Лун трех осталось жить!!! Ты клялся, ты посмел мне обещать!!!

Епископ: Все мы — рабы в…

Король: Молчать!!! Молчать!!!

 

01.Я еретик (плачь Короля)

 

Пошли прочь! С глаз моих все долой; не хочу больше видеть!!!

Никого!!! Ненавижу тот день, что сыграл злую шутку со мной,

Все, что жизнью отмеряно мне, буду все ненавидеть!!!

Малодушный правитель; просто пешка в чьих-то искусных руках;

Согласившись на посулы хитрых, нож вонзив в спину брата!!!

Верно крест мой по жизни нести: в черном сердце возмездия страх!

До могилы дрожать: видно так мне и надо!!!

 

Я убийца трусливый! Смертный грех; проклятье на брата наслав

Пошли прочь! В одиночестве буду молиться за душу я старшего брата

Брат, прости! Не губи душу падшую, нет! Я прошу об одном:

Никогда не придет пусть за предательство это расплата!

По ночам в темноте сквозь кошмары имя милое в страхе шепчу!!!

Пусть твердят все вокруг: так Всевышний решил; но ему-то зачем это надо?!

Брат! Мой брат! Погубил я тебя! Навек проклята стонет душа

Час возмездия ближе и ближе!!! Брат, ты слышишь?! Не губи, нет, не надо!!!

 

Падает на колени, закрывая лицо ладонями. Трясется в плаче. Затем, поднимает голову и, глядя в упор на Епископа, медленно поднимается на ноги и начинает движение к противоположной кулисе.

 

Е-ре-тик. Я просто еретик. Братоубийца, в крови руки замаравший

Время не ждёт. Время летит. Лишь только я, в ночи проклятой той застрявший

Уставший грешник, ждущий за грехи расплаты,

Поникший путник, что бредет, сбивая ноги до крови

На кой сдались мне королевские палаты?

Если в душе лишь только страх, там место было где для истинной любви!

 

Я еретик, я просто еретик. Ответь мне, отче, для чего на брата руку я поднял?

Я еретик, теперь я еретик. Не прекословь, но лишь ответь, зачем меня благословлял?

Во что мне верить, если все слова фальшивка?

Зачем мне жить, когда я знаю: вера ваша на крови!

Вся ваша вера как капризная паршивка

Если велит нас предавать во имя идола бездушного любви!

 

(Шепотом, как бы ещё раз повторяя сказанное) Е-ре-тик. Я просто еретик…

 

Проходит мимо Епископа и, обернувшись напоследок, поворачивается спиной к собеседнику и уходит за кулису.

Епископ (довольно смеется):

Вот и все. Младший отрок готовится уйти. Истории с отмщеньем близится конец.

И жизнь за жизнь! Да будет так! И пусть придется ждать ещё хоть целый век!

Король отец — безумец! Жаждал власти безграничной. Тиран слепой! Глупец!

Посмел перечить воле высшей власти: воли церкви! Да! Да!!! Ничтожный человек!!!

Отсечь церковные владенья. Опустошить святые сундуки!!!

И на потеху черни лютой порки учредить… отцов святых. Святыни осквернить!

Восставших — с глаз долой! Что проще может быть?! Отправить на гнилые рудники!

Вот она — мудрость короля! Да!!! Никто. Никто не смеет силу нашу погубить.

Тогда, мальчишкой молодым обет возмездия я принял… Час возмездия настал.

Так долго часа этого я ждал…

 

02.Исповедь Епископа

 

Король в смятении. Уставший, никому не нужный трус!

И в руки наши. Власть безграничная придет. Вот-вот клянусь!

Нет места слабым. Кто духом пал, тот пусть уйдет. Уйдет сейчас!

И кто бы знал бы, как сладок мне свершенья мести моей час!

 

Услышь мои мольбы. Всевышний, дай мне сил

Я так долго ждал часа. Вот он наступил!

Теперь в моих руках все. Все: власть и страх!

Отец, ты видишь это: убийцы жизнь в моих руках!

Всё, то, к чему иду я: виновных покарать

Так пусть прервется царский род! Не возродится пусть опять!

 

* * *

Царство Божье на бренной земле

Докажу, что это возможно!

Да, я вновь и вновь взываю к тебе:

Дай мне сил: что задумал я — сложно!

От черной ереси избавлю мир я

Еретики уйдут, мир старый — низложен

Три жизни за храм, где чтят лишь только тебя!

Разве этот обмен невозможен?!

Дай мне время, прошу тебя, дай!!!

Отмени роковое проклятье

Нашу щедрость в ответ ты узнай!

Мы за милость стократно заплатим!

Власть и смерть, так близки; две сестры

Тот, от жизни ждет чудес кто уходит.

В узел страшный сплетены три судьбы

Что же, мне игра эта очень подходит!!!

 

Услышь мои мольбы. Всевышний, дай мне сил

Я так долго ждал часа. Вот он наступил!

Теперь в моих руках все: власть и страх!

Отец, ты видишь это: его жизнь в моих руках!

Всё, то, к чему иду я: виновных покарать

Так пусть прервется род царский! Не возродится пусть опять!

 

Пляска монахов:

 

Сцена 2

 

Франческа, Агния и сыщики идут по городу. Конфликт: «живые» и, словно заведенные механизмы, жители города, двигающиеся в строго отведенном направлении. Для Франчески все в диковинку; она впервые в жизни попала в город. То и дело останавливается перед вывесками, натыкается на монотонно идущих жителей, осматривает, а то и просто прячется за их понурыми силуэтами.

 

Франческа: Как удивительно, вот так вот взять и снова оказаться в замке этом. Здесь все так странно, все так… Почему они все так грустны? На бал Епископом не приглашены? При старом короле такие торжества всегда…

Первый: При старом короле, фосмошно да. Но то при старом короле. Тогда… Его преосфященство бал лишь фидит как претлок, чтопы (его прерывает второй)

Второй: При старом — да. (девушки переглядываются, в это время Второй корчит страшные рожи Первому, мол не сболтните лишнего). Но, видите ли в чем беда. Тогда казна была богаче… Старый король три бала в год для всех давал… Вот… Вот и богатство королевства он все промотал. Теперь балы раз в год и то для тех лишь, кого Его Преосвященство лично приглашал.

Агния: Не нравится мне это, ох все это не к добру!

Второй: Ничуть, мадам! Попасть на пал хотелось бы мне самому, но (беспомощно разводит руками, мол не судьба) Его Преосвященство выбор строг. Быть может, я бы тоже смог, кохта-б заслуги перет госутарством я имел.

Агния: Да?! И чем так угодили с сестрой мы королю?

Первый (растерянно): И чем с сестрой фы так уходили королю???

Второй (снова начинает корчить рожи Перовому, не сболтните лишнего и Агнию бы надо убрать): Вы тем лишь угодили королю, что он — ценитель красоты, а вы… Прекрасней дам он в жизни не видал.

Агния: О, каков нахал! Король в болотах в жизни не бывал, куда уже о том, чтобы зайти к нам в монастырь, где мы живем. Франческа, мы пойдем.

Второй (растерянно): А как ше пал?

Агния: На бал идут пусть те… Те, кто здесь живут уже давно. А нас с сестрой уж дома ждут.

Второй: Сутарыня, оп этом речи не итет; их тома хто-то штет! Тут пал, каких не видывал нихто, а они все тфертят своё! Да будет, фрау, вам известно: Са фаши холофы епископ награду мне таёт (девушки испуганно переглядываются, но в это время в разговор вклинивается Второй)!

Первый: Не слушайте его, мадам. Он — редкий стихоплет! Такого иногда наврет, а, если петь начнет, такого вам споет (незаметно грозит Второму кулаком). Мадмуазель, решите спор наш; как нам поступить; вы же хотите бал наш посетить. Его Преосвященство будет очень огорчен, когда ему мы весть печальную с коллегой донесем, что две красавицы, которых честь имел он лично пригласить, не смогут торжество такое посетить. Печаль великая придет тогда наверняка и торжество считай испорчено тогда.

Агния: Подумаешь, великая беда: мы не придем и что тогда?

Второй: Как можно…

Агния: Я, кстати, до сих пор не вижу приглашенья. Идем, дитя (берет Франческу за руку и решительно уводит со сцены)

Второй: Мы — ваши здесь проводники! Какие могут быть ещё сомненья? Скажите ей, дитя (Франческа, секунду подумав, высвобождается от Агнии)!

 

03.Приглашение на бал (Франческа, Агния, Сыщики)

 

Франческа

Его Преосвященство мы никак не можем огорчить

Тем более, что так давно мечтаю посетить

Я бал волшебный и пьянящий, где от свечей светло, как днем!

И в вальсе нежном бесконечном с прекрасным принцем мы вдвоём! О, чудо!!!

 

Агния

Все слишком-слишком хорошо, моя беспечная сестра!

Не верю я прохвостам этим; ох, не ждать от них добра!

 

Сыщики

Ну что вы, либер фрау! Как же можно это говорить?

Мы лишь добра желаем и дитя на праздник пригласить!

 

Франческа

Ах, Агния, ах милая, сегодня слишком ты строга

Смотри, как бы не появилась от всех забот твоих тоска!

Как в сказке старой мы с тобою будем веселиться до утра!

Все время мира будет нашим, будет славная пора!!!

 

Агния

Не нравятся мне рожи эти, хитрые они!

Сдается мне, что на беду их повстречали мы!

 

Сыщики

Ну что вы, либер фрау! Как же можно это говорить?

Мы лишь добра желаем и дитя на праздник пригласить!

 

Второй (все ещё пританцовывая): Как я люблю балы и всё это веселье! Жаль, бедным циркачам вход на такое представленье, увы, закрыт. Последнюю монету без сомнения отдам, попасть на бал чтобы мне к вам. Ах, королевский бал, ты — праздник жизни (доверительно шепчет Франческе) когда был я ещё дитя, так, часто дело было, что за балами в щелочку любил подглядывать так я… Вы не поверите, от матушки-кухарки порки то и дело доставались мне, когда за…

Второй (Перебивает своего напарника). Какоф болфан, фи только посмотрите! Болфан он неотесанный (бесцеремонно отталкивает Второго от героинь), но почему стратаю я?!

Второй (понуро умолкает). Печальна и грустна история моя… Нет, не об этом я мечтал. Да если бы я только знал о том, что мне придется нянчиться с таким (зло косится на Первого)… Вы, может статься, голодны? Позвольте пригласить к столу. И, знайте, я за честь почту вам предложить отведать тем, богаты чем мы.

Франческа: А как же вы?

Второй (косится на Первого). Мы не голодны.

Первый бесцеремонно подходит к импровизированному столу и забирает бутерброд: Утомляет так вся эта пеготня по мерскому болоту. Но ничехо. Нахрата короля в моих уше почти руках (Франческа удивленно смотрит то на Первого, то на второго. Первый начинает отчаянно жестикулировать мол, я ни при чем, Второй, не замечая того, что сболтнул лишнего, продолжает). Мой Бох, подумать мок бы хто, что сделать это путет так лехко и все, что нада — лишь история про бал. Тватцать золотых монет — достойная нахрата за две пустые холовы.

Франческа (девушка услышала реплику Первого): Что? Все, что вы мне рассказали — ложь?! (Встает и начинает пятиться к краю сцены).

Агния: Ну что-ж, пора нам, господа. Адью! (девушки бросаются в стороны).

Первый: Хватай, тержи, тупина, премию мою!!!

Второй (пытается встать между девушкой и Первым, в это время на сценц выбегает стайка сорванцов): Позвольте я все объясню!

Первый (довольно потирая руки): Бог мой, как это я лублу: Наифность — лучшее, что встретить может сыщик на сфоём пути!

Франческа: Агния! Спаси!!!

Первый: Не тай ветьме уйти!

Второй: Сударыня, постойте! Вам ничего не угрожает!

Первый: Болотных фетьм ф костер! Поймать их! Или нас Епископ покарает!!!

Второй: Что?

Первый (отталкивая в сторону Первого): Болфан! Ты упустил мою нахраду! Терши ворофку! (бросается за кулисы вслед за девушкой на противоположный край сцены).

Второй (видит сорванцов): Богач, смотрите! У него с собой с десяток золотых!

Дети с визгом окружают Первого и начинают носиться вокруг, то и дело налетая на долговязого сыщика:

 

04. Песенка беспризорников

 

Дядя, дядя, не скупись!

Золотишком поделись!

Доставай свой кошелек,

Раскрывай его замок!

Кошелек уже пустой?

Все, тикаем мы домой!!!

 

Пока Первый возится с сорванцами, Франческа убегает со сцены. Чертыхаясь и хлопая себя по опустевшим карманам, Первый также убегает прочь со сцены.

Второй (оставшись один, растерянно осматривается по сторонам): Ведьмы? Костер? Выходит, я причиной гибели их стал? Я?! Как?! Ведь я не знал! Мне этот длинный как сказал: найти и пригласить их в замок Короля. За это все награда: пара медяков. Отказать не смог я. А теперь, скажу без дураков, я стал убийцей! Убийцей!!! За гроши, за пару медяков!!! Нет! Я этого не допущу! Пусть даже жизнь отдам свою, но их спасу! Стойте!!! (убегает со сцены).

 

На сцену выходят трое укутанных в балахоны. Огладываются по сторонам в поисках кого-то.

Джузеппе: Я же говорил: нам здесь делать нечего. Но нет, вы же желаете найти в проклятом замке две (подходит к Пабло и для убедительности показывает два пальца), две девичьи души! Да тут таких, что сельди в бочке. Все, штиль, я бросаю якоря! Ищите вы их дальше без меня (нос к носу сталкивается с одним из прохожих и испуганно отскакивает назад).

Прохожий (монотонно, унылым голосом): Благословите, отче!

Джузеппе: Что?!

Прохожий (унылым голосом): Благословите, отче!

Джузеппе: Я?! Да я… Я не

Пабло (подбегает к прохожему с другой стороны): А хорошо ли вел ты себя, сын мой? С молитвой на устах святой ты засыпал? И делал ли ты все, что тебе наказал твой пастырь, крестный твой отец?

Прохожий (мак же монотонно): Да, святой отец…

Пабло: Творишь ли ты добро?

Прохожий (мак же монотонно): Да, святой отец, лишь добро одно…

Пабло: Не воровал, не лгал, не сквернословил?

Прохожий: Нет, святой отец.

Пабло: Так ты уже благословлен знаменьем свыше! Не запятнать к твоим годам кристальной чистоты бессмертнейшую душу. Не каждому дано такое.

Прохожий: Благословите, отче!

Пабло: Что я вижу? Уж не впадаешь ли ты в смертный грех печали, сын мой?

Прохожий (монотонно): Мне грех этот знаком, святой отец.

Пабло (выкрикивает): Тогда тебе какое, грешник, отца святого высшее мой благословление?! Ступай отсюда прочь, сто раз перечитай святое житие и, может быть тогда избавишь мир от кислой своей мины (прохожий так же уныло отходит в сторону и смешивается с толпой таких же, как и он сам)! Вот видишь (обращается к Джузеппе), похожим быть на человека — просто. Проще, чем ночами под Луной тебе парить! Все, то что нужно (заминается, словно бы не может побрать точного описания) — словами правильными в нужном месте говорить!

Джузеппе (в ужасе): Ты хочешь быть похожим (кивает на монотонно движущиеся фигуры прохожих) на этих серых корабельных крыс?! Клянусь трезубцем Посейдона, вот так сюрприз! Мой друг, я думал знаю я тебя не хуже, чем ту флягу, что хранит во чреве обжигающий глоток отменнейшего рома… А он мне говорит сейчас такое!

Пабло: Джузеппе, лучший ты мой друг! Как можно сравнивать живое с третьесортной мертвечиной! Мне даже в голову бы не пришло, пусть в самом страшном сне, себя равнять с унылым этим сбродом!

Джузеппе: Тогда в чем причина сравнений этих всех?! (Повторяет за Паьло, тщательно копируя интонации и повадки) похожим быть на человека — просто. Проще, чем ночами под Луной тебе парить! Все, то, что нужно (заминается, словно бы не может побрать точного описания) — словами правильными в нужном месте говорить! (Снова принимает привычную осанку). Я так тебе скажу: если желаешь быть, как вечно разодетая в рванину матросня, то лучший способ: смотри на меня: (показывает) ссутулься, мина кислая и взгляд куда-то в землю! Что проще может быть?!

Пабло: Ты знаешь, мне сдается, что все они того… Ненастоящие чуть-чуть. И лучше бы для нас, про них поскорей забыть. А то, глядишь, мы вдруг станем, как они…

Джузеппе: Ненастоящими?! Какой кошмар! Да лучше я пойду ко дну, чем допущу об этом мысль хоть бы одну!

Пабло: Тот, кому отведать крови их вдруг доведется, тому и далее придется быть как и любой из них: беспомощным и жалким.

Джузеппе: Я пропал! С неделю как охотился за ними да! И одного… Я одного поймал… Отведал крови мертвой!!! Тьфу! Спаси меня, о, Пабло!!!

Пабло (корчит печальную мину): Теперь ты обречен, мой друг. Увы… Нет силы что спасти могла бы от отравы этой.

Джузеппе: Не может быть! Я слишком молод, чтобы в трюмы зачерпнуть воды! Есть же лекарство от такой беды?! Что делать мне, скажи!!!

Пабло: С унынием бороться, да не позволять печали в сердце свои когти запустить. Коль прозеваешь, все: беды не миновать. Тогда, мой друг, тебя придется мне забыть… Опять один останусь: ни друзей, ни тех, с кем можно славно время провести…

Джузеппе: Но что мне делать ты скажи!

Пабло: О, все очень просто! Все, что надо от тебя, не допускать и тени мысли серой. Не падать духом и думать о плохом.

Джузеппе (задумчиво): Не думать о плохом?

 

05.Боремся с печалью (Пабло)

 

Как уберечься от тоски, не впасть в печаль я расскажу.

Я в этом деле знаю толк; ты мне поверь, я не шучу

Когда вдруг чувствуешь что плохо, что беда, хоть волком вой

Ты, друг мой, не переживай, ты просто повторяй за мной!

 

Пр-в

Волшебные слова: «Все ерунда, все не беда!

Бывают в жизни огорчения? Да, конечно, да!

Не хмурься, улыбнись! Послушай, что тебе я расскажу

Все это пустяки, мой друг! Не кличь, не клич, не клич беду!!!

 

* * *

Тоска придет к тебе тогда, когда её давно ты ждёшь

Когда подавлен и печален; ты беду сам в дом зовешь.

А кто позвал, не обессудь, на дно потянет за собой

Не паникуй, а улыбнись, а лучше повторяй за мной!

 

Пр-в

Волшебные слова: «Все ерунда, все не беда!

Бывают в жизни огорчения? Да, конечно, да.

Не хмурься, улыбнись! Послушай, что тебе я расскажу

Все это пустяки, мой друг! Не кличь, не клич, не клич беду!!!

 

* * *

С утра не задался день, с утра все не в порядке

Мозоли, голова болит, и даже мед совсем не сладкий.

Соседи не дают заснуть, палач явился за тобой

Ты думаешь это конец?! Не думай! Повторяй за мной!

 

Пр-в

Волшебные слова: «Все ерунда, все не беда!

Бывают в жизни огорчения? Да, конечно, да.

Не хмурься, улыбнись! Послушай, что тебе я расскажу

Все это пустяки, мой друг! Не кличь, не клич, не клич беду!!!

 

Джузеппе (пританцовывает в такт песни): Все это пустяки, мой друг! Не кличь, не клич, не клич беду! Стой! (Испуганно отскакивает в сторону) Стой! Откуда ты все это знаешь? Товарищ мой, зачем меня ты так пугаешь!

Пабло: Джузеппе, что с тобой?! Какая тебя муха укусила? Подумаешь, что за беда, похожим быть на человека? (сам себе захлопывает рот) Ужель я вновь это сказал? (Джузеппе утвердительно мотает головой). Что за беда со мной творится?!?!

Джузеппе: Отравлен ты источником любви!

Пабло (театрально хватается за сердце): Я пропадаю, да?! Спаси меня, мой друг! Спаси!

На сцену выходит Сильвио. Видно, что он кого-то высматривает в толпе.

Сильвио: Вы их видели? (Пабло и Джузеппе отрицательно качают головами). Не доверяю плутам этим двум.

Пабло: Мне они тоже не понравились, мой сир! Мне сразу же пришло на ум…

Джузеппе: Опять?! Ты снова назвал Сильвио, «мой сир»! Кошмар!

Сильвио: Сейчас не время для истерик. Нам надо их найти.

Джузеппе и Пабло хором: Но как? Куда отправиться, и как нам в этом муравейнике найти возможно хоть кого-то?!

Сильвио: Слышал я, что в замок короля хотели эти двое пленниц отвести. Раз так, дела наши плохи… Вдвойне, если учесть, Его Преосвященству что приказано доставить их! Мерзавец! Даже знай он, что такое честь, трусливей и презренней не было бы на свете существа! Лишь мысль о нем мелькнула, гнев сдержать могу едва!!! Я знаю логово трусливого где лицемера. Я знаю, ждет что тех, кому судьбою уготовано в капкан тот угодить. Я знаю: тем уже не жить! Нет, не допущу! Не допущу кровавых дней тех повторенья, когда святоши на потеху злой толпы направо и налево вершили грязные свои суды!

Джузеппе: О чем ты, Сильвио!

Пабло: Его Преосвященство до смерти боится пауков и мышек, хи-хи.

Сильвио: Если со мною ты, пойдем и воздадим мерзавцу! Я… Я помню кто я! Я помню, месть моя воздастся с третьею Луной! Вчера на небе было две. Сегодня будут — три. И опоздать нельзя, иначе — все пропало.

Пабло: Я тоже проучу седого старикашку. Сдается мне, в судьбе моей он тоже роль свою сыграл…

Джузеппе: В храм?! Нет, увольте! Да, я помню: я сказал там, в лесу иду что с Вами вместе я. Но в Храм… Даже не ждите от меня того, что я к морскому дьяволу полезу прямо на рога!

Пабло: Сказать по правде, ты не соглашался… Просто получилось так!

Джузеппе: И пусть! Тогда было вчера. Ну, а сегодня… Клянусь трезубцем Посейдона, я готов идти через моря сквозь шторм хоть на плоту, но в храм — нет! По доброй воле не пойду!

Пабло: Не злись, Джузеппе, ты — чудак! Хотя, по правде говоря, я вижу: много как не знал я про себя. Занятнейшая штука: я — не тот, кого знавал я столько лет. Так кто есть я? Вот в чем главный мой секрет. За этим и пойду я Сильвио во след.

Джузеппе: В храм по доброй воле? Нет! Не тот я, кто готов за просто так расстаться с жизнью! Ведь, каждый знает: нет места, где бы был вампир так уязвим, как в храме веры!

Сильвио: В сердце злом давно уж веры нет. Лишь ложь и холод, а ещё — тот страх, что зарождается лишь там, где час возмездия так близок.

Джузеппе: Нет веры, ну и что? Да пусть хоть… Нет, я не пойду!

Пабло: Мой сир, я иду! Что встречу там не знаю, но пойти с тобой — мой долг. Пусть даже и не знаю, что значит слово «долг».

Джузеппе: Долг — это приказ! Приказ, а также то, обязан делать что ты, пусть даже воле собственной сотню раз, но вопреки.

Пабло: Откуда знаешь это ты?

Сильвио (прерывает спор): Тогда — за мной! Короткий знаю путь; раз иной мне кажется, что в этом замке нет тропы, что не знаю я…

Джузеппе: Бегите, молодцы. Бегите. А я останусь здесь. Мне жизнь моя дороже тысячи девчонок! Ведь, жизнь одна, девчонок же — несчесть.

Серый прохожий подходит к Джузеппе: Благословите, отче!

Джузеппе (подбоченившись): А хорошо ли вел ты себя, сын мой? С молитвой на устах святой ты засыпал? И делал ли ты все, что тебе наказал твой пастырь, крестный твой отец?

Прохожий (хватает Джузеппе за грудки): Благослови, святоша, или будет худо!

Джузеппе (вырывается из лап бугая. Бежит за кулисы за друзьями): Не уходите! Подождите! С вами я иду! (бросается к уже поджидающим его друзьям. Вампиры собираются уйти, но в этот момент прямо на них выскакивает Агния. Видно, что женщина напугана, и кого-то ищет. Она озирается по сторонам и пытается разглядеть в толпе хоть кого-то. Увлеченная своим занятием, она, не заметив друзей, налетает на Джузеппе).

Джузеппе: Сударыня, прошу вас, аккуратно! Сейчас едва не сбили меня с ног.

Ангия: Простите, сударь, кто знать мог, что на пути вы мне вдруг попадетесь! Не хотела я причинять вам боль.

Джузеппе: Не стоит, право слово, извинений. Моя мозоль едва ли стоит ваших треволнений.

Агния: Раз так, то мне пора. Здесь затерялась младшая моя сестра. Быть может, здесь встречали вы её.

Джузеппе: Сестра? (по вампиру видно, что Агния ему понравилась) Сдается мне, с друзьями можем вам помочь. Клянусь трезубцем Посейдона, если хоть на сотую часть, как вы она мила, её найду вам я!

Пабло: Джузеппе!

Джузеппе: Да, помочь! Ведь не её сестру мы разве ищем? Кто только что кричал: «Не дать пропасть бедняжке в замке короля!»

Пабло: Что? (смотрит на Ангию). И вправду…

Джузеппе: Теперь ты понимаешь, о ком веду беседу я? Её шхуну изрядно потрепало и раз не мы, то кто?

Пабло: Теперь — да. Понимаю я: не мы, значит никто.

Сильвио: (Прерывает друзей; он еще не видел, с кем его друзья ведут беседу, т.к. был занят поиском девушки) Друзья, нам надо торопиться: лишь промедления минута может…

Агния (испуганно пятится назад): Что я вижу! Своим глазам не верю я! Бой мой, быть не может…

На сцену выбегает испуганная Франческа. Ей удалось убежать от сыщиков, и она ищет сестру. Увидев женщину, девушка бросается к ней

Франческа (скороговоркой): Ты была права, эти прохвосты обманули нас. Хотели получить награду от его Преосвященства. Я убежала, но мы должны уйти, или неровен час… (понимает, что сестра чес-то очень напугана). Что с тобой?

Агния: Бог мой… Не может того быть… Того, когда клялась я до смерти любить… Франческа, это просто дурной сон?

Франческа: Не знаю… Такое происходит в первый раз со мной. И, если это сон, хочу лишь одного: пусть завершится он!

Агния: Это он…

Франческа: Кто он…

Агния: Брат Антонио, тот, чьё имя проклято вовеки

 

 

 

 

 

 

 

 

Франческа: Сильвио?!

Сильвио: Нет!!!

Агния: Нет!!!

 

 

Одновременно

 

 

 

 

 

Люди на заднем плане на секунду замирают, но тут же выходят из транса и бросаются на друзей с криками.

Ведьма! Проклятое имя назвала!

Она зовет его, и Он придет и уничтожит мир!

В Ад её! В огне должна гореть она!

К Епископу! Он устроит пир с костром!

Верно! Да! К Епископу её ведем!

 

Сильвио бросается на выручку, но его останавливают друзья.

Джузеппе: Стой! Не лезь на этот абортаж!

Пабло: Ночь — наше время, День — враг наш!

Пабло: Остановись, безумец! Ночи подожди.

Джузеппе: Не направляй корвет свой на погибель! Идем отсюда прочь! Сейчас! пойми, наступит ночь, на всех парусах к Епископу пойдем, её спасем!

Сильвио: Они её погубят! Её ждет пытка на костре!!! Её сожгут живьем!

Пабло: Не сейчас! До ночи подождем или при свете дня ты хочешь поиграть с огнем?!

Пабло: Епископ и его охрана! Прячемся, друзья! Уйдем, пока есть время!

Из противоположной кулисы выходит епископ в сопровождении нескольких человек в серых балахонах (стражники).

 

06.Имя колдуна (Епископ и толпа)

 

Кто посмел назвать это имя?!!

Того, кто изгнан,

Имя злого колдуна?!

Кто забыл про бремя проклятья?!!

Когда три раза имя

Назовут одни уста?!!

 

Пр-в (толпа)

Имя, имя, принесет погибель!

Когда три раза имя назовут одни уста!

Имя, имя, проклятое имя!!!

Имя, имя, имя колдуна!!!

 

* * *

Дайте, дайте, мне эту девчонку!!!

Её ждет высший суд

И праведный костер!!!

Искупить преступление болью

Святыни нас зовут!!!

Против ведьм террор!!!

 

Пр-в (толпа)

Суд, суд, праведное пламя!

Искупленье болью понесет она!

За имя, имя, проклятое имя!!!

За имя, имя, имя колдуна!!!

 

* * *

Где она?! Хочу её видеть!!!

Дитя порока!!!

Изгнанника слуга!!!

Пламя быстро снимет скверну!

К Всевышнему взмоет!

Чистая душа!!!

 

Пр-в (толпа)

Пламя, пламя, пламя снимет скверну!

Пламя, пламя, чистая душа!

Пламя, пламя, люд ликует, верно?!

Пламя, пламя, взмоет ввысь она!

 

Епископ: Стража! Стража! Взять их! (стражники бросаются на толпу, и та рассасывается. Девушки оказываются в руках стражи. Девушкам бесцеремонно заламывают руки и подтаскивают к епископу)

Епископ: Так, так, так. Пророчество цыганки… Десятилетие никто не смел назвать по имени изгнанника, а тут девчонка, что с болот посмела древнее нарушить вето. А знаешь ли ты, милое дитя, что ждет тебя за это? Нет?

На сцену выбегает запыхавшийся Первый.

Первый: Мон сир! Я есть нашель преступницу с болот! Са это попрошу обещенную мне нахраду!

Епископ (удивленно): Вы кто?

Первый: Я есть лучший сыщик его величества (становится в горделивую позу, но видит, что это не возымело эффекта, тут же добавляет)! Его феличества: земель всех этих короля!

Епископ: Ах, короля?! Так пусть воздаст вам тот, чьи именем прикрыться вы посмели. Мое дело — не от мирских забот.

Первый: Но Ваше Преосвящество, вы же опещали.

Епископ: Да, было дело. Помню. Чтоб вы знали: его преосвященства милость для тех, кто ему верен, не ведает границ! За то, что ведьму мне доставили с болот, за казнью на костре смотреть вы будете не из толпы, но с моего балкона.

Первый: Но сир!!? Кагого…

Епископ: Вы можете не благодарить (отворачивается от Первого, давая ему понять, что тот больше не интересен). С ней теперь (кивает на связанную девушку). Мой суд: смертный приговор ей объявить! Казнить сегодня! Все подготовить не больше, чем за час; зрелище агонии отродья позабавит нас!!! Пока готовите все девушку в темницу; отмолить пропащую свою душонку подарю ей шанс. В темницу! (Все покидают сцену, свет гаснет, но через пару секунд снова зажигается, но уже в более приглушенных тонах. За это время на сцене появляются дополнительные декорации, имитирующие две стены темницы и металлическую дверь. Двое стражников бесцеремонно забрасывают девушку с завязанным ртом в камеру и садятся на топчаны напротив. Из противоположной кулисы выглядывают вампиры.

Джузеппе: Что будем делать?

Пабло: Я предлагаю подождать, когда наступит ночь. Лишь ночью наше время. При свете дня ничем не сможем ей помочь.

Сильвио: Ты слышал, друг, слова Его Преосвященства? Казнь провести сегодня приказал!

Пабло: Но чем мы сможем её помочь? Чем, Сильвио?! Чем? Если на дворе не ночь, мы много крат слабее смертного любого! А тут-толпа, что жаждет одного: ужасной смерти торжества! Нас трое. Трое! А вокруг — толпа.

Джузеппе: Боюсь, мой друг, что в этом прав он. Не хватит наших сил; будь проклята голодная до жертв толпа!

Сильвио (видно, что колеблется): Ей надо знак подать, что не одна она.

Пабло: Легко! (громко прочищает горло и решительно направляется к охранникам)

Охранники (дружно подскакивают с топчанов): Назад! Кому приказано: назад!

Пабло: Любезные, простите за бестактность, но, сдается мне, кричать на первого же встречного дурными голосами это… Как минимум преступная халатность!

Охранники: Чего?

Пабло: Того, что вы (загибает пальцы) не знаете, кто я таков. Быть может я — его преосвященства друг.

Охранники: Не велено пускать нам никого! Здесь ведьма казни ждет, а мы — его преосвященства — лучшие друзья.

Пабло: Выходит, что друзья мы все: и вы и я. Раз так, то друг от друга тайн у нас не может? Я прав?! (видит, что охранники туповато хихикая, переглядываются). Смотрите, расскажу я кое-что для вас. Сего дня (переходит на заговорщический шепот). Сего дня у красотки Молли, в трактире, что у трех углов, стянул я окорок пудовый. А с ним — отменнейшей бутыль вино. И раз мы с вами лучшие друзья, то этим всем охотно с вами поделюсь сейчас же я.

Охранники: Не велено! Стоять там, где стоишь! Здесь — склад пороховой! Иди-ка лучше, друг наш, ты домой!

Пабло: Друзья мои, зачем же так кричать?! Вы знаете про древнее проклятье? Нет? Как можно ведьму охранять, не зная, что от крика во сто крат силы колдуньи возрастают?! И горе тем, посмеет кто всем этим пренебречь.

Охранники: Чего?!!

Пабло (делает вид, что испугался и собирается убежать): До скорых встреч!

Охранники (уже шепотом): Откуда знаешь ты про ведьму?!

Пабло: Я ведь уже сказал, с его преосвященства мы — наипервейшие друзья. И как положено друзьям, мы друг от друга тайн не храним и даже (делает несколько шагов к охранникам) и даже переговорить могу я с ним о вашем повышении.

Охранники: Не врешь?!

Пабло: С чего бы мне врать вам, моим товарищам хорошим и друзьям. Так, что мне делать? Переговорить?!

Охранники: Да!

Пабло: Так и быть! Заметано! Но прежде, я за это предлагаю налить вина отменного из погреба красотки Молли! Услышав бы в свой адрес похвалы за нежное вино, уверен я, она была бы весьма, весьма довольна. Я мигом (убегает к противоположной кулисе, где его поджидают Джузеппе и Сильвио).

Джузеппе: Какая Молли? Что за три угла?

Сильвио: Молли? Вот ты плут! Ты вздумал обокрасть?

Пабло: Нет, что вы! Лишь задумал я взять в долг у пышногрудой Молли чуточку вина!

Сильвио: Да как ты можешь?!

Пабло: Когда красавица узнает, во имя каких целей взято у неё вино, уверен я, простит меня она!

Джузеппе: Откуда, друг, ты знаешь Молли? Скажи, в чем здесь подвох? Чем больше тебя знаю я, тем больше крепнет вера в то, что ты, как Сильвио, водой отравлен из источника любви. Хотя, признаться, понимаю я тебя. Она — красавица, с ней не тягаться даже самой милой ведьме.

Пабло: Мой друг, увы! Боюсь ты прав: отравлен я…

Сильвио: Не можем время мы терять, друзья! Вперед, в таверну к Молли (исчезают за кулисами).

Охранники остаются с девушкой. Подходят к решетке и начинают обсуждать девушку. В это время из-за кулис выскакивает Второй. Быстро прячется за кулису и тайком подсыпает какой-то порошок в стоящий тут же кувшин.

Охранник номер один: Какая милая мордашка попала в наши сети. Не верится, что ведьмы могут быть прекрасны так.

Охранник номер два: Смотри не попади впросак! Все они милые создания, пока сидят по клеткам.

Охранник номер два: Это факт. Эй, ты проклятое создание! Молчишь, ну-ну, давай, давай молчи. Посмотрим на тебя, когда огонь начнет лизать твои босые пятки. Тогда на радость нам ты покричишь.

Охранник номер два: Водицы хочешь, дорогая? Представь, что этот вот кувшин на факел вдруг прольется. Тогда поймешь воды простой что за цена. Но не случится этого, вот в этом и беда (делает несколько больших глотков и протягивает кувшин напарнику, тот тоже делает несколько глотков, потом сладко потягивается)

Охранник номер один: Не знаю, как тебя, но что-то утомила так меня эта пустая болтовня. Я чуть вздремну, а ты следи за ведьмой; потом тебя сменю (ложится прямо на пол. Охранник номер два пару минут борется со сном, но потом растягивается рядом со своим напарником).

На сцену прокрадывается Второй. Воровато оглядевшись, он обшаривает храпящих стражников и, отыскав ключ, направляется к клетке).

Франческа: Вы? Тот самый плут, что заманил меня в этот капкан?!

Второй: Тц! Потом все объясню я вам.

 

07.Вызволение из темницы (Первый)

 

Тихо, сударыня! Ни звука!

Не погубите себя и меня!

Закон в это царстве такая штука;

Без изменений не бывает и дня!

Вчера, к примеру, мне объявили:

Найти двух девиц, пригласить во дворец.

Идти на болота! За все посулили

Простых медяков небольшой ларец!

 

Пр-в;

Сейчас, я отопру Вашу темницу

Досада какая: тугой замок!

Что я отправляю на костер девицу,

Такого, клянусь, даже представить не мог!

 

* * *

Туда, сударыня! Тихо! Ни звука!

Охранников мы не должны разбудить.

В стене — тайный ход; по правую руку

Самый первый король её велел прорубить!

 

Ну, вот: все теперь в порядке!

Вот старый тоннель, по нему и уйдем!

С Епископом злым сыграем мы в прятки

От подлого труса тайком мы уйдем!

 

* * *

Вперед, сударыня! Ну же, смелее!

Про тайный ход не помнит никто

Не видел я места в жизни мрачнее,

Поверьте: нам лучше покинуть его

 

Франческа (в ужасе кричит): А-а-а-а-а!!! Крысы!!!

Второй: Сударыня, вас умоляю я: тише! Тихо, прошу! Вы погубите нас (Франческа берет себя в руки, но уже поздно. Тюремщики, ворча, просыпаются. Сзади слышны тревожные удары колокола и звуки погони.

Франческа: Мы пропали?!

Второй: Вперед, сударыня! Бегите! Я задержу их на пару минут…

Охранники окончательно просыпаются и, сообразив, что Франческа сбежала, поднимают тревогу

 

08.Побег (Охранники)

 

(Охранник 1)

Побег!!!

Ведьма наша бежала с темницы.

Её, держи, тащи, лови стар и млад!

Побег!!!

За побег из тюрьмы сжечь её уже мало;

Её и всех тех, кто ещё виноват!

 

(Охранник 2: разворачивая свиток)

Его Преосвященства приказ: кто исполнит, того ждет награда!

Живой беглянку вернуть во дворец; да будет суд над исчадием ада!

Доволен люд!!! Дым стоит столбом!

Здесь праведный суд! И очищенье огнём!!!

 

* * *

(Охранник 1)

Побег!!!

Кто укрыть посмеет беглянку,

Того ждет Епископа суд и муки все ада!

Побег!!!

Не донесшим на тех, кто девчонке помог;

Всех в костер тех сейчас же! Так всем им и надо!!!

 

(Охранник 2: разворачивая свиток)

Швырнуть девчонку в темницу! Кто выполнит, тому награда!

Проклятие не должно свершиться! Разрушить наш дом; оно нам не надо!!!

Доволен люд!!! Дым стоит столбом!

Здесь праведный суд! И очищенье огнём!!!

 

На беглецов налетают несколько человек в черных трико и, ловко связав руки и завязав рты, тащат обратно в темницу. Теперь пленников двое. Второй и Франческа. Второй, заметно прихрамывая, идет к краю сцены, туда, где горой навалено цветастое тряпье. Тяжело опускается на пол и пытается устроиться на грубее тряпок, но тот с криком отскакивает в сторону. Второй падает на пол; то, что было грудой тряпок превращается в разодетую в цветастые одежды цыганку.

 

Второй: Ну, вот, теперь нас трое: тех, кого ждет казнь.

Цыганка: Кто посмел покой нарушить той, кто видит то, что недоступно смертным жалким?! Хотели, чтобы замолчал навеки тот, кто может рассказать, что ждет любого на земле? (выставив руки вперед, аккуратно движется по сцене, словно бы и не замечая новых пленников. Становится понятно, что она — слепая. «Сканируя» пространство, «нащупывает» Франческу). О, боги! Что я вижу?! Та, кому проклятье вечное разрушить суждено. Не чаяла старуха древняя, что доведется встретить ту, чьё имя — любви источник; двое трусов жалких судьбу решили изменить. Сладкого плода величия вкусить пьянительного вкуса! Нет на земле пока ещё большего искуса.

Второй: Что несет она? Выжила старуха просто из ума!

Франческа: Проклятье древнее разрушить мне уготовала судьба?

Цыганка: Той, что под силу вернуть к жизни преданного короля я слышу голос.

Второй: Что за чепуха? Какой король? Он у нас один — Антонио Великий!

Цыганка: Уж два десятка лет минуло; успели позабыть

Франческа: Мне судьбой назначено спасительницей быть? Что за проклятье, что за чепуха?! Я не желаю слушать!

 

09.Пророчество цыганки (Цыганка)

 

Трус бесхребетный обманом получит

Власть, что отцом завоевана доблестным.

Душонку мелкую страх задушит

С ума сойдет; совесть замучит попросту!

 

Тот, кто толкнул на предательство подлое

Наверх вознесется к славе желанной

Ждет лишь его блаженство недолгое

Огонь предателя пожрет окаянного!

 

Проклятье падет. То самое, древнее

В ночь трех Лун; разрушатся чары

Трижды уста одни имя забвенное

Лишь назовут. Падет власть под ударами

 

Источник любви власть подлых низложит

Мир воцарится; брат старший вернется.

Никто помешать ему в этом не сможет

Рода великого нить не оборвется

Пр-в

Мое проклятье — мой разум!

Мое проклятье — мой дар; да, это так!

Глупец признает не сразу

Не хочет верить в судьбу свою никак!!!

Безумец! Да, он уверен:

Судьбу что под силу обмануть

Обманом подлым намерен

Судьбы изменить предначертанный путь!

Судьбы не изменить путь…

 

Франческа: Не может быть!

Второй: А что за имя должны произнести одни уста в ночь Трех Лун?

Цыганка: Узнаешь скоро ты сама. Но не твои уста произнесут три раза имя.

Франческа: Не мои?

Цыганка: Ты — та, разрушит кто проклятье и вернет народу короля.

Франческа: Кто? Я?

Второй: Ей суждено разрушить древнее проклятье и имя не произнести?

Цыганка (кивает на дверь камеры): Пришли за вами.

В камеру врываются несколько человек. Они хватают пленников и, завязав рты, вытаскивают наружу, где их уже поджидают Епископ и Король.

Епископ: Я — есть закон, закон есть справедливость. Никто не смел до этого момента имя проклятое вслух произнести. Да не надеется нарушивший на милость, он должен наказанье понести. Огонь священный скверну пусть очистит, и взмоет к небу чистая душа. Король (видно, что он сильно напуган и, похоже, пьян): Когда закончится весь этот ад?! Когда!!!

Епископ: Король устал, король уйти желает на покой.

Король: Покой?!

Епископ: В могиле он одной уже ногой. Устал от дел мирских, он и смиренно указ великий подписал рукой своею: вся власть отныне пусть принадлежит монастырю. Я истину вам, люди, говорю!

Толпа взывает от восторга, а Епископ продолжает: Но прежде, чем уйти, подарок сделает народу: преступников трех казнь: двоих — в огонь, а жалкого воришку — в воду!!! Да будет казнь тем зрелищней, чем больше боли! И пусть никто вовек посметь не вздумает священной церкви воли! Казнь — апогей! Сюда отступника! Сюда его скорей!

Двое охранников вытаскивают на сцену связанного Сильвио. Король хватается за сердце, а епископ продолжает: Смотрите на него! В лицо кто помнит лик отступника, не даст соврать, клянусь! Кто смеет говорить, что он не постарел ничуть с тех пор, как стал отступником, тот выйдет из толпы сейчас же пусть!!! Нет тех, кто будет утверждать, что здесь не обошлось без колдовства?! Не продал душу дьяволу что он, поверю я едва! А тем, в чьих душах хоть сомнения есть тень, я правоту свою сейчас же докажу: все станет ясно тем, как божий день! Смотрите!!! (срывает с головы Сильвио капюшон, и тот тут же начинает корчится от боли, попав под солнечный свет). Он продал душу, и теперь он-часть проклятого рода. Смотрите, солнце как сжигает его тело! Ликуй, народ!!! (Франческа пытается вырваться, но у неё ничего не получается).

 

10.Песня о возмездии (Епископ)

 

Вот он: мой звездный час!

Я долго ждал так. Ну и пусть!

Смотрите все сейчас!

Для вас сыграем в жесткую игру

 

Пр-в:

Возмездия зовется час она!

Возмездие теперь моя судьба!

Возмездие, как древнее вино,

Хоть сотня лет пройдет, но не испортится оно!

 

* * *

Я — Бог! Решаю судьбы я!

Настал мой час суды вершить!

Король, мой древний враг,

Лишь смерть твоя способна гнев мой усладить!!!

 

Пр-в:

Твой род сейчас прервется навсегда!

Толпа забудет мертвого врага!

Возмездие, как древнее вино,

Хоть сотня лет пройдет, но не испортится оно!

 

Король тяжело поднимается со своего трона и делает несколько неуверенных шагов к пленникам.

Епископ (презрительно): Слово Королю! (стражники подчеркнуто нехотя расступаются).

Король (виснет на своем посохе и хрипло начинает свою речь): Благодарю его преосвященство (зло смотрит на Епископа). Отступник проклятый… он должен наказанье понести! Он (тяжело сглатывает) он, и все те, кто в преступлениях повинны! (делает знак стоящему рядом охраннику с факелом. Тот смотрит на Епископа, и тот, довольно улыбаясь, кивает в знак согласия. Охранник передает факел Королю). От наказанья не уйти! Огонь разрушит пусть порочных клетки тел, высвобождая души… Пусть души черные не примет даже Ад! В небытии до самых до скончания времен, молить им о прощении!!! Быть может так им доведется искупить свои грехи?! Я верно говорю (обращается к Епископу)? Огонь дарует искупленье?! Гореть в огне им всем!!! Преступники, чьих душ не примет даже ад!!! Король сказал!!! Я прав или же есть добавить что к вердикту моему его Преосвященству?

Епископ: Король все верно говорит! Готов я подтвердить его слова я хоть сей момент.

Король: Все верно говоришь?! Я рад, что в этом мы с тобой нашли согласье! Казнить преступников — вот право Короля, к которому прибегну я сию секунду. Надеюсь я, его Преосвященство согласие даст свое?

Епископ: Я повинуюсь, мой король (кланяется королю, и тот резким движением подносит факел к пышным одеяниям Епископа). Сгори в аду, предатель!!! Сильвио, прости!!! Прости, мой брат! (охранники делятся на две группы; трое бросаются на помощь горящему Епископу, трое — на короля).

Епископ: Он должен замолчать!!! Сию секунду!!!

Один из охранников налетает на Короля сзади и вонзает ему в спину кинжал.

Король (из последних сил размахивая факелом): Смерть страшная предателю придет пусть!!! (Разворачивает факел головешкой к себе и, словно меч, вонзает его в свою мантию. Загорается, но даже теперь успевает выкрикнуть). Король законный перед вами преданный и связанный трусами двумя: мной и Епископом! Сильвио, мой брат! Прости меня!!! (один из охранников бьет Короля, и тот падает на пол. (Раздается удар грома и свет гаснет. Через насколько секунд вспыхивает опять. На сцене — развязанный Сильвио и несколько стражников с мечами, окруживших нового Короля со всех сторон. В глубине сцены — Франческа, которую держат двое охранников).

Епископ: Одни уста три раза имя проклятое повторили. То, что позабыли все давно! Что же, проклятье твое пало. Но, Сильвио, теперь ты просто человек. Ты смертен, друг мой и сейчас поймешь, какую боль приносит нож, что вспарывает плоть. Убить его! (охранники бросаются на Сильвио, но Епископ их останавливает). Сперва её! Хочу, чтобы видел он умрет как та, по воле чьей проклятье древнее всю силу свою растеряло! Убить её! (Один из охранников вонзает клинок в сердце девушки).

Сильвио: Нет!!!

Епископ: Никто и никогда не смеет выступить против его преосвященства воли! Убить его!!!

На сцену выскакивает Пабло. Теперь он одет в костюм пажа и в каждой руке держит по клинку: Мой сир! Я с вами!

Епископ (жестом останавливает охранников): Так, так! Вот тот, второй, по чьей вине начертанное свыше было так изменено? Паж изгнанного короля, по доброй воле разделивший его участь, надеясь обреченного спасти. Не спас, но лишь агонию продлил. Похвально, но, увы, безумством ты своим лишь масла ты подлил… Так, стало быть, желаешь ты повсюду быть вместе с правителем своим? Похвально, юноша и, так и быть: исполню я заветную твою мечту как волю исполняют тех, судьба чья вскоре оборвется. Взять их! Держите крепче! Меч мой! Преступников сейчас своей рукой казню! (один из охранников подбегает к епископу с мечом. Свет на сцене постепенно тускнеет). Забавно, да? Всего пару часов назад ночь было твоё время. Ты был неуязвим, как тень. Теперь мой меч вонзится в твое темя, прервав четырежды никчемнейшую жизнь!

Сильвио: Предатель!

Епископ: Пусть так, изгнанник. Пусть. Хотя, его преосвященства личности хула карается страшнее, чем убийство. Но я зла не держу, особенно на тех, уже кто обречен. Знай лишь одно: чтобы черный люд век не забыл ночью будешь ты казнен. Слушайте меня! Лишь только в небе загорится первая звезда, пусть состоится казнь.

Сильвио: Хочешь ты меня казнить за то, что сам же и предал?! Трус!!!

Епископ: Нет, друг мой. За то лишь, что попрал законы как один все и за то, вампиром что ты был.

Сильвио: Но кто виною тому был?! Неужто ты забыл?!

Епископ: Ночь пришла. Взять их! (шестеро стражников бросаются на Сильвио и Пабло, но в этот момент на сцене появляется Джузеппе. Теперь он одет в свой обычный черный наряд с плащом, а не в балахон. Смело бросается на охранников и завязывается потасовка. Охранники пытаются поразить вампира, но их мечи Джузеппе не страшны. Охранники быстро это понимают и сбегают за кулисы. Епископ, воспользовавшись суматохой, подбегает к Франческе и еще раз поражает её мечом).

Сильвио: Франческа!!!

Епископ: Никто не смеет против воли выступать его преосвященства! Никто!!! (на четвереньках пятится к краю сцены)

Пабло (бросается на епископа с мечом, но его останавливает Сильвио): Не тронь его! Пусть он уйдет; не нужный никому предатель… Судьбу свою найдет, есть много в замке тех, кто только грезит, чтобы отомстит его преосвященству за загубленные души. Ты мне не веришь, так слушай! (Епископ бросается за кулисы, но так уже раздаются крики: вон он, убийца! Вон он! Сколько душ он погубил! Про очищение огнё все время он твердил! В костер его! Очистится от скверны пусть черная душа! Вопль Епископа: Нет!!!!)

Сильвио (подходит к Франческе, садится рядом с ней): Пусть хоть сотню лет в вампирах мне придется провести, готов отдать я все, чтобы только девушку спасти! Все, Пабло, всё, пусть даже свою жизнь! (обращается к Джузеппе) Её спасти чтобы все, что нужно — лишь один укус! Джузеппе, пора вспомнить живой крови вкус? Сейчас! Её, потом меня!

Пабло: И меня!

Джузеппе: Но как?! Решиться на такое по доброй воле?! Не может быть

Сильвио: Не спорь, но действуй! (Джузеппе делает шаг к девушке, но Сильвио его останавливает) Нет, сперва меня. Я сам (торопливо расстегивает ворот рубахи, оголяя шею, его примеру следует Пабло). Жизнь, пусть вампира, но я дам… Ей, а потом ему (кивает на Антонио). Мой суд — лишь жажда мести. Где месть, там лишь зло пышно прорастёт. Пусть он живет, а если был в чем и не прав, ответит перед небесами… Её смерть заставила смотреть меня на мир глазами… Все переменилось (Падает на колени и выкрикивает вверх словно обращаясь к небесам): Но разве стоило для этого их убивать?!!! За что так поступаешь с нами?!!!

Пабло: Я с вами, мой король!

Джузеппе: Как попросишь, друг (решительно подходит к Сильвио, но его останавливает голос за сценой).

Голос: Остановись! Ты усмирил свой гнев и жажду мести, что жгли тебя все это время изнутри. Теперь ты искуплен; не человек ещё, уже и не вампир. Кровь не бодрит тебя, твой век — короткий век. Зато прикосновенье губ твоих способно жизнь вернуть, спеши! Не дай ей беспробудным сном навек уснуть.

Сильвио: Губ прикосновенье?

Голос: То, что у людей зовется поцелуй.

Сильвио: Мой поцелуй спасет её?!

Джузеппе: Да, да! Спасет! Спаси её сейчас! Сейчас, иначе жизнь её уйдет!

Пабло: Спасите её сир! Не для того ли мы пришли, чтобы ту, в кого вы влюблены спасти?

Сильвио (неуверенно): Да, друг мой, для того. Я ждал так долго этого момента… Теперь… Теперь мне страшно.

Джузеппе: Торопись! Становишься ты человеком! Еще пара минут, и не спасти её.

На сцене появляется Второй: Господин…

Сильвио решительно подходит к девушке и, чуть поколебавшись, целует её.

Гром, вспышки света. Франческа медленно поднимается со сцены

Франческа: Что за чудный сон: мне снилось, будто принц из сказки меня поцеловал в уста. Какой прекрасный поцелуй, какой прекрасный сон! Не хочется, чтобы прервался он хотя бы даже и на миг!

Сильвио: Он не прервется больше никогда.

Франческа: Вы — тот самый принц, что приходил ко мне во сне?

Сильвио: Я наяву летел к тебе.

Франческа: Но кто ты?

Пабло: Он — тот, кто послан вам судьбой! Всем: мне, вам и тебе (обращается к Джузеппе).

Все замирают, как в стоп-кадре.

 

Агния (остается на сцене одна из «живых». Смотрит на молодых людей и, тяжело вздыхая, медленно опускается на колени. Нараспев читает свой монолог, как молитву): Когда-то молодой была и я, но годы пролетели, молодость моя осталась где-то за бортом; так далеко, что не найти, хоть век ищи. Увы! (На сцену выходит Джузеппе. Агния не видит его, и продолжает монолог) Все, что осталось мне, с молитвою смиренной на устах, кануть в безвестность. Страх, тот, что гонит с молодости нас, что кричит: «Быстрей, быстрее, чего-то можешь не успеть!»… Он так смешон! Смешон он, но а я — стара. Ста-ра. Монастыря смиренная сестра, не смеет что на волю высшую роптать, осталось лишь одно (на сцену выходит человек в маске и начинает движение к старухе. Агния не видит его, продолжая свой монолог. При этом видно, что Агнии тяжело говорить) Одно: лишь смерти ждать (человек в маске подходит к Агнии и становится за её спиной. Он выше женщины и видно, что он как бы берет в руки невидимые нити, управляя каждым движением женщины, как марионеткой).

 

11.Молитва Агнии. Пустая жизнь (Агния)

 

Забава древняя — песочные часы,

Песчинки, что мгновения, срываясь вниз

От жизни отсекают части; мы

Не верим в то, что жизнь лишь смерти бенефис!

 

Всю жизнь свою готовилась уйти

Всю жизнь! Всю жизнь свою!!! Пожертвовать так многим!

Вся жизнь, как сон дурной, без света, без любви!

Лишь тень надежды, свыше что дана убогим.

 

Не понимая смысла жизни до конца,

Твердить до смертного одра заученно молитвы.

Но жизнь одна. Одна! Любовь, как жизнь, она

Лишь то, ради чего на свет все рождены мы!

 

Старуха древняя; небес подарком так бездарно пренебречь

Тоска и страх; кругами по воде разносят безнадегу

Никчемно прожитая жизнь, вот лучший способ гнев небес навлечь!

Лишь раз в любви ошибку совершив, в укор поставить не себе её, но Богу!!!

 

И гнев небес заслуженно прольется на седины пусть!

За то, что память, что пустыня неживая.

Воспоминаний мертвый ветер тоски мечет груз!!!

Бездарно прожить так как же смогла я?!

 

Забава древняя — песочные часы,

Песчинки, что мгновения, срываясь вниз

От жизни отсекают части; мы

От жизни ждем чего-то; смерть — неизменный бенефис.

 

Агния: Так что же хуже: страх чего-то не успеть или раскаяния печать? И сама мысль о том, что жизнь уже прошла и снова не начать… Мысль эта будет рвать на части стосковавшуюся душу. (пока говорит, марионеточник приближается все ближе и ближе к женщине словно готовясь накрыть её своим плащом. Агния по мере монолога, словно лишаясь сил, опускается все ниже и ниже. На заднем плане вдруг «оживает» Джузеппе. Он подбегает к Агнии): Сударыня, осмелюсь Вам сказать… Вернее так: хочу вам предложить… Жизнь раз всего дается, да! Раз! Но все можно изменить! Всё! И наслаждаться жизнью, что дается вновь!!! (видит, что женщине все хуже и хуже и марионеточник вот-вот закроет её своим плащом, бросается к Агнии и припадает к шее, но тут же отскакивает назад. Марионеточник начинает отступать, а Агния приподнимается на локте).

Агния: Жить?!

Джузеппе: Да, верно все. Да! И вечно жить! Нет, больше! Под Луной парить! Среди таких же, как и ты быть наравне! Парить! И не об этом были все твои мечты?

Агния: Парить?

Джузеппе: Да! Именно парить! Свободней ветра лета быть!

Агния: Под Луной парить и жить… Хотите вы мне предложить судьбу иную чем сейчас? Вампиром стать? А если вдруг услышите отказ? Ведь, очень может быть такое, что смерть принять я предпочту и душу чистой сохранить, чем сто веков хоть так прожить?

Джузеппе: Душу чистой, но пустой? В чем смысл так жить, ответь, хотя… Хотя, постой. Знай, я сейчас лишь жизнь продлил той, что тепло души хранит в готовом к смерти теле.

Агния: Ответь, и сколько времени отмеряно тобой? И чем обязана тебе такой я добротой?

Джузеппе: Не спорь со мной! Того тепла, что подарил тебе лишь хватит до утра.

Агния: Тогда покаяться успею я, с тем, чтобы на покой уйти лишь зная, что моя душа спокойно взмоет в небеса (садится на колени, и готовится к покаянию, но видит, что рядом только Джузеппе).

Джузеппе: Не бойся, создал нас один творец. Все: в и мы живем. Так, значит, небу мы нужны, не меньше остальных. Быть может, я не прав, так скажи мне в чем? (Агния молчит, не зная, что сказать, и Джузеппе продолжает). Не бойся: отпущу грехи твои.

Агния: Как это возможно? Ты?!

Джузеппе: Мы созданы одним творцом, поэтому стоим лицом мы перед одним и тем же Богом, но с той лишь разницей, что ты — при свете дня, а я когда Луна всем дарит свет. Как видишь, между нами нет той разницы, мешает что мне покаяние смиренно принять. Простит лишь Бог, а я. Я лишь тот, пред кем ты душу изольешь. Попробуй, лишь тогда поймешь (слышен удар колокола). Спеши! Лишь несколько минут осталось до утра. И, если хочешь покаянья, то пора!

Агния (торопливо опускается на колени): Да-да. Пора. Отец, мой…

Джузеппе (перебивает): Не время для пустых речей! Теряем время мы! Скорей!

Агния: Не торопи меня! Мне нужно время (раздается второй удар колокола, человек в плаще снова появляется на сцене и начинает движение к Агнии. Агния, слабеет)

Джузеппе: Грехи! Или же хочешь ты, чтобы душа пришла на встречу с Богом непрощенной?

Агния (тяжело опускаясь на колени): Я грешна. Я согрешила, пропустив очередное покаянье!

Джузеппе: Не то! Ещё!

Агния: Мой грех — заснула на молитве, в час утренний, когда…

Джузеппе: И все?

Агния: Что может быть ужасней?

Джузеппе: Да ты, сестрица, не жила!

Агния: Не правда!

Джузеппе: Расскажи мне о себе тогда! Хоть пара слов!!! Как говорят: на одре смертном люди вспоминают все: что было в жизни грустно, было что смешно! Те самые моменты! Да, те самые, ради которых стоит жить!

Агния (задумывается, потом без сил опускает голову): Их нет. Их просто нет.

Джузеппе: Разве стоило так жить, когда ты вдруг осознаешь, что память, как пустыня выжженная солнцем злым: куда ни кинуть взгляд — все пески и дым тех надежд, что будоражили умы в далекие года, когда так были мы юны! Года, как ветры улетели, пришла пора уйти, а мы тогда лишь вдруг осознает, что было все напрасно: мы уйдем, никто не вспомнит наши имена. Все в этой жизни было зря!

Агния: Да, я грешна. Отчаяния с печалью рядом… Всю жизнь идут со мной. Но искупить готова я сполна перед лицом создателя… Бог мой! (хватается за голову). Прости за так бездарно прожитую жизнь, ту, что дарована тобой! Лишь пустота и стыд!!!

Джузеппе: Стыд? Так идем со мной! Вторую жизнь дарую для тебя. Прочувствовать сполна ты сможет то, что стороною обошло тебя!

Агния: Даже любовь? Вампирам, как я знаю, не дано, познать одно: любви к другому сладкий вкус. Зачем тогда ты предлагаешь мне укус?!

Джузеппе: Нет, не укус, но сладкий поцелуй (Слышится третий удар колокола, и человек в плаще решительно подходит к женщине, чтобы накрыть её своим плащом).

Агния: Всю жизнь прожить опять? И повернуть то, что минуло, вспять? Всему лишь ключ — вампира поцелуй? Мне нечего сказать тебе в ответ!

Джузеппе: Нет, твой ответ.

Агния: Ответ мой — да… (Джузеппе подбегает к женщине и, одним движением откинув плащ человека в черном, целует Агнию. Свет гаснет на пару секунд, когда зажигается вновь, на сцене оказываются двое: Джузеппе и помолодевшая Агния).

Агния (удивленно осматривает себя): Неужели это я, Джузеппе?

Джузеппе: Да, любовь моя. Теперь мы оба: я и ты…

Агния: Не может быть! Я снова молода, так, словно пыли слой, ушли мои года, те самые, что пролетели в полной пустоте!

Джузеппе: Ты тоже жизнь вернула мне. Смотри: рассвет! Рассвет, но от него не худо мне, напротив даже: странные дела! Так радостно от солнечных лучей тепла.

Агния: Так, значит, не вампир ты более? Тогда моя душа чиста.

Джузеппе: Да, ты права. Чиста… А на моей душе лежит греха огромная печать… Пусть и невольно, но я начал лгать. Увы, но данного мной обещания никак я не могу сдержать. Летать… Как ни печально мне это признать, но… Не может быть! Я… Я помню!

Агния: В чем дело?!

Джузеппе: Я помню был кем много лет тому назад! И наяву я мог летать, с той разницей лишь, что парить мог при Луне и в свете дня! «Полярная Звезда» шхуна звалась моя, что с вольным ветром наперегонки над волнами несла меня!

Агния: Не может быть!

Джузеппе: Все, что я обещал, готов тебе я подарить!

Агния: Мой друг, и без того тебя готова я любить!

Все герои на сцене оживают и приходят в движение. На первый плен выходит Сильвио и, обращаясь к залу, говорит:

Друзья, все, что хотели вам сказать, лишь то, что жизнь одна. Не надо тратить зря её на мелкие дела. Наша жизнь — Вселенной дар. Живите и мечтайте и любите!

 

12.Магия Любви (Финальная песня)

 

Летят года (летят года), все ускоряя бег,

Но в забытьё не канет тот, познал кто наш секрет

Пройдут века (пройдут века), но в памяти они:

Пронес сквозь жизнь кто веру в волшебство любви!

 

Пр-в

Но как же сложно нам порой;

Увлечены бессмысленной игрой.

Меняем маски мы с тобой

И забываем, что порой.

Чтобы жить лишь нужно нам с тобой!

 

Гореть мечтой одной, лететь к любви такой,

Забыв про страх, мешает что найти

Во тьме суровых будней магию любви!

Во имя счастья жить, рабом вовек не быть

Пусть и порой, лишь светлою мечтой.

Любовь моя навек останется со мной!

 

Не верь глупцам (не верь глупцам); пусть говорят

Что время подвигов прошло, их не вернуть назад.

Не слушай тех (не слушай тех), а просто знай:

Тех, кто счастье жизнь отдаст; их мало, но пускай!

 

Пр-в

Но как же сложно нам порой;

Увлечены бессмысленной игрой.

Меняем маски мы с тобой

И забываем, что порой.

Чтобы жить лишь нужно нам с тобой!

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль