Глава 31

0.00
 
Глава 31

Я со всей силы швырнула телефон об пол, так что его корпус разлетелся на куски.

Только потом, когда я выскочила на улицу, поняла, что в этот момент, кричала. Паника и страх грубо схватили меня за желудок, выделывая из него чуть ли не оригами. Тошнота давила на глотку, но я не могла выдавить из себя даже сухих спазмов.

Черт, я ощущала себя в тисках, которые вот-вот раздавят меня, и я превращусь в такую же неряшливую кучу пластика на полу. Сбежав по лестнице вниз, я неслась, будто за мной гнались черти. Я даже не поняла, как перед воротами, меня резко одернули назад, прижимая к крепкой груди. От шока, я ничего не слышала, только гул собственного вопящего ужаса. Я истерически заерзала в хватке, силясь высвободиться. Мне не хватало кислорода, хотя легкие прекрасно функционировали. Меня бросало то в жар, то в холод и каждый прилив, сопровождался, отчаянным желанием провалиться сквозь землю.

Я хотела исчезнуть.

Боже. Щеки горели от слез.

— Надя! — грубый голос Дерека вырвал меня со дна бездны, в которую я себя загнала. — Очнись! — теперь, я слышала свое отрывистое, хриплое дыхание, но по-прежнему ничего не видела. Я слышала, как рыдаю, практически во весь голос.

— Что с ней за чертовщина творится? — где-то на заднем фоне гаркнул Гаррет.

— Я не знаю. Отвези нас ко мне.

Я застонала, сопротивляясь тому, чтобы меня впихнули в машину, но тому, кто крепко меня держал, все же удалось это сделать. В итоге, я не просто оказалась на сидении, меня насильно усадили на колени, обхватив за плечи. Авто тронулось. Я задрожала, несмотря на то, что кровь в венах кипела от адреналина. Голова шла кругом, в ушах свистело. Заскрипев зубами, я попыталась выкрасть немного свободного места, но тщетно.

— Не двигайся. — Приказал Дерек, прижимая меня к себе. Сквозь свист в ушах, пробивался ритм его бьющегося сердца. Он нервничал?

Уже через пятнадцать минут, Киганс попрощался с Гарретом, а затем внес меня в свой особняк. Поднялся наверх, толкнул ногой дверь в спальню и опустил меня на кровать. Я отползла от него к изголовью, наблюдая за Дереком, как загнанное животное. Боже, я и чувствовала себя таким, потому что он захочет знать правду, а я не могу об этом говорить. Слишком тяжело.

Только один человек ее знал и это не был Покровитель. Так откуда этому ублюдку все известно?

Когда Дерек, молча, вышел из комнаты, я медленно выдохнула, испытывая облегчение. Скинув кеды, я прижала к груди подушку. Будто меня это спасет от разговора.

Вернулся Дерек с бутылкой виски и двумя стаканами. Поставив один на прикроватный столик, он наполнил его напитком и отступил назад, будто понимал, что дистанция для меня равно, что запасной баллон с кислородом.

— Ты можешь сказать, что это за даты?

— Нет.

— Почему? — он налил себе и выпил.

— Потому что это не твое дело.

— Раз Покровитель в курсе, то бессмысленно это скрывать.

— Твой гребаный Покровитель ни хрена не знает обо мне. — Злобно прошипела я. — Даже унции того, что происходило в моей чертовой жизни, так что не надо пугать меня тем, что правда рано или поздно вскроется. Если она и вскроется, то только с моими венами.

Дерек несколько минут изучал меня, выдерживая паузу.

— Я хочу знать, с чем связаны эти даты.

— Почему бы тебе не спросить у него? — выплюнула я.

— Я хочу услышать это от тебя. — Резко осек Киганс. — Ты не просто запаниковала, у тебя случился нервный срыв. Что случилось в августе 2005 года и в апреле 2012?

Отпихнув подушку в сторону, я зажала ладонями уши, чтобы не слышать его голос.

— Нет, — он спешно подошел ко мне, хватая меня за запястья и отводя в стороны. — Ты расскажешь мне, Надя. Слышишь?

Я отрицательно закачала головой, не желая потакать его желаниям. Почему я должна ему что-то рассказывать?

— Что это за даты? — я понимала, что в его голосе было не просто желание узнать, он хотел выдавить из меня правду. И чем сильнее это ощущалось, тем больше, я хотела сопротивляться. Я зашипела на него. — Скажи.

— Хочешь правду? — ощерилась я. — Это даты, когда погибли мои биологические и приемные родители. Доволен? — позвоночник начал гореть от страха.

— Нет, — Дерек сел напротив, все еще держа мои руки. — Это не вся, правда. В досье говорится, что в одиннадцать лет, твоих родителей убили, а в восемнадцать погибли приемные. Как именно они погибли?

Я стиснула челюсти, наотрез отказываясь говорить.

— Надя…

— … я не хочу об этом говорить. — Прогудела я, пытаясь высвободить запястья. — Пусти!

— Ты убила их?

Меня как прикладом приложило. Я оцепенела, раскрыв рот и выпучив глаза. В ушах стояли его слова, и они становились все громче и громче, пока не превратились в звенящий камертон, нещадно оглушающий барабанные перепонки. Я начала раскачиваться, уставившись в одну точку.

— Надя? Скажи мне, пожалуйста. Ты убила своих приемных родителей?

— Нет, — я медленно подняла на Дерека глаза и, не узнавая собственного голоса, прошептала. — Но, я видела того, кто это сделал. Я видела его дважды. Когда он убивал моих родителей. — Боль от воспоминаний, ударила меня по щекам, так что я вздрогнула. Слезы мгновенно опалили глаза. — У нас был небольшой домик. Два этажа, крохотная кухня, гостиная. Мне нравился наш дом. — Дерек отпустил мои руки, и я снова схватила подушку, крепко прижимая ее к себе. — Ночью я проснулась от шума. Мне показалось, что кто-то вошел через вторую дверь в кухне. У нас там был выход на задний двор с цветником. Мама любила выращивать цветы. — Я зависла, пока Дерек легонько меня не встряхнул. — Я удивилась, что родители не проснулись. Когда я зашла к ним в спальню, то увидела темную фигуру. В лунном свете, она казалась мне огромной, как вековое дерево. Длинное с такими же длинными пальцами. — Я сглотнула, поморщившись от сухости в глотке. — Я не могла пошевелиться. А он вдруг выпрямился и включил свет. — Снова замолчав, я поняла, что хватаю ртом воздух. Картинка воспоминаний мелькала перед глазами… а я чувствовала себя одиннадцатилетней девочкой, которая застала в комнате своих родителей убийцу. — На нем была маска и перчатки. В руке нож. С лезвия стекала кровь. Она падала, — я поморщилась. — На ковер. Он сказал, чтобы я не кричала, потому что не собирается причинять мне вред. Он давно наблюдает за мной, и я ему нравлюсь. Он сказал, что сделал это, чтобы я двигалась дальше.

— Ты не рассказала о нем полиции?

— Нет. — Я шмыгнула носом. — Я думала, если не выдам его, то он меня не убьет.

— Проклятье, — выдохнул Дерек.

— После меня определили в приют. Я прожила там четыре года. А потом, меня удочерили Джонсоны. — Я взяла стакан со столика и отпила половину виски. — 3 апреля 2012 года я узнала от полицейских, что моих приемных родителей нашли мертвыми в каком-то дешевом отеле. На их теле не осталось ни одного живого места от порезов и гематом. — Еще глоток. — И самое жуткое во всем этом было то, что я снова видела его. Он торчал у меня под окнами. Оставил записку и просто ушел.

— Что было в записке?

— Два слова. — В глотке, будто нож поперек встал. — Скоро увидимся.

Джордж был тем самым, единственным человеком, которому я могла довериться. Только он знал о записке, о том как сильно я боюсь того незнакомца и какой испытываю ужас от его обещания увидится. Я любила Джорджа и надеялась, что он спасет меня от него. Боже, я была ослеплена надеждой, что Джордж подарит мне безопасность. Со временем, страх пошел на убыль. Незнакомец не появлялся в моей жизни. Я перестала тревожиться за свою жизнь, испытывая судьбу на прочность.

До сегодняшнего дня.

Пока Покровитель не разорвал крепко стянутый узел страха где-то в уголке моей души. Пока его голос не вернул меня в прошлое. Пока не напомнил о чудовище, дожидающегося своего часа.

— Как Покровитель об этом узнал?

Дерек пожал плечами.

— Для меня это всегда останется загадкой. Возможно, он действительно всемогущ, как о нем говорят.

— Эту информацию он не мог получить просто так. — Я покачала головой. — Об этом знал только Джордж.

— Значит, он кому-то рассказал.

— Он не сделал бы этого. Никогда. — Я отказывалась верить, что Джордж мог продать инфу этому ублюдку. — Между нами было больше, чем просто обыденное общение врача и пациента. Он был мне как отец. Разве, отец стал бы рассказывать секреты своей дочери первому встречному?

— Я не знаю. — Дерек потер лицо. — Может, он делал записи, а кто-то нашел сейф и прочитал их.

— Это единственное, о чем он не делал записей.

— Тебе бы хотелось в это верить. — Кивнул он. — Иногда, люди поступают не так, как обещают.

— Боже, — я закрыла ладонями лицо. — Я не понимаю. Как? Как? — Покровитель узнал, что после убийства опекунов, я проходила терапию и что мой лечащий врач Джордж Сименс. Он вышел на него и… что, так легко выудил информацию? А теперь решил помучить меня? Зачем? Какой смысл? Я не Прэйган, у кого руки в крови, и им можно было манипулировать. Я никого не убивала. Что за больной интерес вмешиваться в личную жизнь? Как будто у него своей собственной нет. — Наши разговоры сходились только на одном — возможности жить с этим дальше. Я не должна была зацикливаться на плохом, и двигаться дальше. Джордж предложил мне поступить либо на факультет журналистики, либо пойти учится на психолога. Я выбрала первое, потому что со вторым у меня были бы проблемы. — Я невесело усмехнулась. — Ты же понимаешь, почему люди становятся мозгоправами? — Дерек покачал головой. — Надеются решить свои проблемы, с помощью чужих. Моя проблема, к сожалению, до сих пор не решена.

— Но с тех пор ты его не видела?

— Нет. — Я задумчиво закусила губу. — Но где-то очень глубоко, я не могу перестать, о нем думать.

Киганс шумно выдохнул.

— Не знаю, что сказать. Только то, что если этот ублюдок появится, я прикончу его.

Вот так легко.

— Сначала, я хочу увидеть его лицо. — Пространно произнесла я. Правда… я не знаю, что буду делать, когда наступит этот момент. А вдруг он тот, кого я знаю? Переживу ли я такую правду? Я спустила ноги на пол. Поставила стакан на столик.

Соберись, Надя. Потом погорюешь. Сейчас не время.

— Итак, — я выдохнула. Пора брать быка за рога. — Мы выяснили много интересного об убийстве Николь. Значит, была зацепка. — Киганс смотрел перед собой, сдвинув брови. Его профиль напоминал острый угол. Сцепив пальцы в замок, он сидел, сгорбившись, хотя до этого, его выправке можно было бы позавидовать. — Думаешь, первичный отчет уничтожили?

— Я думаю о том, каким именно мудаком мне быть с тобой. Равнодушным? Хладнокровным? Беспечным?

— Об этом ты можешь подумать и в одиночестве. Мы в одном шаге оттого, чтобы узнать, кто убийца Николь.

— Проклятье, Надя! — рявкнул Дерек, вскочив с места. — Ты — что, отупела? — он заскрипел зубами. — Не поняла, кто убил Тиффани и Роберта?

— Я в курсе, кто их заказал. — Процедила я, смерив Дерека раздраженным взглядом. — Не надо называть меня тупой. И кстати, где твои наемники? Разве, они не должны тебе отзвониться за проделанную работу?

— Боже, Покровитель сам вызвался это сделать. Он пришел к Прэйганам в дом и прикончил их. А раз Тиффани умерла так же, как и Николь, то это значит, что семь лет назад, это был он же.

  • Думай о будущем / Имя моей Музы - Боль / Клюква Валерия
  • Лев и Море Рун / Ауло Лев
  • Тема 76: "Картина" / Флэшмоб "В ста словах": продолжение / point source
  • О сути бытия / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Афоризм 883. Об искусстве. / Фурсин Олег
  • Афоризм 511. Об ошибках. / Фурсин Олег
  • На смерть Федьки. Продолжение. / DES Диз
  • *** / Стихи / Капустина Юлия
  • Бомонд / Чугунная лира / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Зачем уходят поезда? / Вирши / scotch
  • Прекрасная Анна. / Myqeen James

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль