Его имя - Монстр

0.00
 
Узник
Его имя - Монстр
Суд

Этот пасмурный день отдавал не только тоской и грустью, но и чем-то не уловимым для обычных людей. Очень мало живущих в мире человек смогли бы сказать, что это было. Всё, на самом деле, просто— это витала в воздухе жажда. Жажда мести, крови и смерти.

В зале суда было довольно небольшое количество человек. И кто бы вы думали сидел за скамьей подсудимых? Ну и конечно же, сам месьё Нико Ланвьери. Мистер Ланвьери курил дорогую сигару и время от времени делал несколько глотков бурбона из своей фляги.

— Так, продолжим. Мистер Ланвьери, клянетесь говорить правду? — устало проговорил прокурор, заученный за много лет практики, текс.

— Да, да, да. Давайте без этого. Все здесь находящиеся уже знают зачем они присутствуют в данном суде, — Нико сказал своим довольно громогласным голосом. — Вот лучше вы ответе, сколько здесь подкупленных людей?

— А … Ну … Извините, но почему я должен отвечать на ваши вопросы? Прошу суд пресечь данные действия со стороны обвиняемого! — пытаясь держать самообладание вопросил прокурор. Хотя всем было ясно, его потное лицо, явно не говорило о жарком воздухе и душной комнате. Это был страх.

— Ну, ну. К чему эта напыщенная самоуверенность? Лучше сядь и не мешай мне. Я все равно долго ни здесь, в суде, ни в тюрьме не задержусь, — после очередных глотков бурбона месьё Ланвьери приказал уже мокрому от пота прокурору. Он на трясущихся нога до шел до своего места и аккуратно, как мог, сел.

— Так! Вот я и здесь! Я Нико Ланвьери, человек, который держит в своих руках этот город! Каждый, каждый человек находящийся здесь боится меня, уважает меня, работает на меня! — Не понятно, чем разъярённый, прокричал Ланвьери. — Кто? Кто знает свою роль? Кто из вас, мелких сошек, захочет мне перечить? Давайте! Давайте, поднимите руки, кто здесь сидит и был мной проплачен!

Все, кто был в тот момент подняли руки. Судья, прокурор, адвокат, присяжные и журналисты, абсолютно все. Это вызвало улыбку у Нико, и он успокоился. Сделал несколько затяжек сигары, выпил дорогой зарубежный, кажущуюся бесконечным, бурбон.

— Мда, все вы здесь никто. А что? Вам так даже и лучше жить! Вас так легко убить, и никто даже не заметит. Ха! Знаете, я в первый раз убил в десять лет. Увы, я уже был рожден таким, какой я сейчас. Вы вообще знаете кем был мой отец? Да, да, да, мой отец Марко Ланвьери! Он приехал в этот город, не имея ничего. Его собственный талант и жестокость подняли его на вершину. Вся подпольная жизнь была под его контролем, весь рынок, не оставались без внимания, даже сделки двух наркоманов где-нибудь в подворотне. Он был человеком, которого никто не мог превзойти. А мать? Ну, у отца было много женщин, и только мою мать можно было считать его любимой. Она долго была рядом с ним, знала о всех его делах и стратегиях. Он ей всё доверял. И вот когда я родился, был праздник, где он собрал всех глав всех семей. Представьте себе, какой был масштаб! Он был чудесным отцом, хотя я его не особо помню, он умер, когда мне было всего четыре года. После себя он оставил нам огромное состояние и особняк. Не думайте, что моя мать прокутила все деньги. Не зря она была вовлечена во все сделки отца, у неё был тоже своеобразный талант. Но она ушла от темных дел и старалась делать все законно, хотя были моменты, когда она пользовалась своими связями. А на место моего отца встал какой-то Роберт Грун… Грин…, — в его глазах мелькнуло что-то очень неприятное, что-то столь давнее, затвердевшее в его душе, но всё ещё горящее. Месть! Так подумали многие, хотя это было не больше чем воспоминание. — А, не важно. Все равно это было не настоящее имя. Вот его я и убил. Этот козел продал и потерял всё, что сделал мой отец! Я его ненавидел! Все что осталось, это небольшой район. Всё остальное было под маленькими бандами, да под влиянием других боссов. Я пять лет мечтал только о его смерти. Но этот сукин сын оказался тем ещё живучим клопом. И вот когда я все-таки собрался, я пришел в его дом. Мне открыли дверь, вручили ключ от его кабинета и револьвер с полным барабаном. Он до сих пор у меня, лежит в специальной витрине, в гостевой комнате. — безумная улыбка, появившаяся на его лице, испугала и без того перепуганных людей в зале. — Он не особо быстро умер. Я с начала прострелил ему все конечности. Локти, колени по началу, потом уже я экономил патроны. О! И как же быстро текла кровь из его ран. Я повеселился ещё немного, наслаждаясь его криками и мольбами. Какие приятные воспоминания! Потом всадил ему пулю прямо в сердце и смотрел как эта мразь, уходит из жизни. И это можно назвать началом истории, что привела меня сюда. После этой сволочи встал друг моей матери, и близкий знакомый отца, Отелло Равински. — Он сделал очередные несколько глотков из своей фляги, и тут она неожиданно осушилась. Мистер Ланьери кинул флягу в людей, сидящих в зале. Явно ему она была уже не нужна, а кому-то вполне можно будет продать её за цену превышающую годовой оклад. Нико продолжил. В его голосе перестали слышаться нотки безумия и ярости, он вновь спокойный и рассудительный. — Странный пятидесятилетний старикан. Я до сих пор с ним поддерживаю дружественные отношения, хотя из-за болезни меня он вспоминает с трудом. В Отелло не было такой жестокости как у моего отца, однако он был прирождённым торгашом. Всего за год он вернул себе контроль за всем черным рынком. Оружие, наркотики, да и другая контрабанда, вновь вернулись под наше крыло. Плюс моя мать помогала отмывать деньги, через свой бизнес. Хотя нет. Это был уже МОЙ бизнес! Когда я убил ту падаль, во мне проснулась жажда. Жажда власти, жажда денег, жажда крови, называйте, как хотите. По началу я стал управлять законным бизнесом, естественно, из тени матери. Это мне не мешало, даже наоборот. Я полностью контролировал, как и её дела, так и её саму. Когда она будет просыпаться, когда завтрак, что она будет есть, кто её после завтрака будет жестко иметь. Всё я знал и абсолютно всё контролировал. Так продлилось может лет пять, может на пару месяцев больше. Экриза скончалась от рака. — непонятно от куда в его руках появилась небольшая фотография. Кроме самого Нико, никто не видел, что было на ней, однако судя по подавленной улыбке на лице этого человека — это фотография его матери. — Ах да, её звали Экриза. Странное имя, не правда ли. Ну это не относится к делу, поэтому опустим. И вот я стал единственным приемником большого бизнеса. Магазины, салоны, бутики, прачечные, акции, я устану перечислять, сколько я унаследовал. И по счастливому стечению обстоятельств у Отелло стала прогрессировать болезнь и началась гонка за место под солнцем. И победителем вышел я. Деньги, что были у меня с рождения, да и влияние, что досталось с имени отца, дали мне стопроцентный успех. Я в первые месяцы, наверное, скупил больше две третьи наемников в этом регионе. А про количество вооружения молчать мне не придется. Два грузовых танкера, под завязку. Наверняка слышали новости о столкновении двух кораблей возле порта, из-за чего их оставили на ремонт. Да, да, да это было специально. И вот тогда, день в день, началась полномасштабная подпольная война. Сколько же она продлилась? Хм. Ну, наверное, пару суток. С моей руки было убито четыреста с лишним человек. Город, АБСОЛЮТНО ВЕСЬ ГОРОД СТАЛ МОИМ! Ах-ах-ах-ах, — обычный смех Мистера Ланьери был очень жуткий. Люди уже уставали от напряжённого чувства опасности и страха, и немного расслабились. И тут смех вернул их на место. Многие снова съежились и вдавились в кресла. — Мне было всего восемнадцать, может двадцать лет. В этом возрасте отец ещё горбатился казначеем в захолустной фирме, а я уже владел будущей его империей и готовился захватывать ещё больше. Дальше все скатилось в обыденность, что аж рассказывать нечего. — Нико резко замолчал. Только теперь он почувствовал давящую атмосферу. Да, ему это нравилось! Страх в глазах, немые эмоции, ужас перед его властью.

— Месье Ланьери, вы закончили? — очень неуверенно спросил судья.

— Про жизнь — да, почему я здесь — нет. Ну и раз вопросов ни у кого нет, я продолжу. — Судья только подумал что-то возразить, но поймал на себе взгляд из толпы. Человек что-то жевал и отрицательно мотал головой. «Нельзя. Не стоит этого делать» — словно это ему говорили, и он прислушался.

— Пару лет назад это случилось, однако обо всем по порядку. Спустя год как я занял место босса, я узнал о «Бухгалтерии». Ну название не я давал, так что звучит довольно странно, не правда ли? — некоторые в зале кивнули. Нико этого не заметил, и продолжил. — Этот что-то вроде организации отмывающих денег. Да и делали это так профессионально, что ни одна государственная структура не сможет выявит нарушения. Группа из тридцати человек, управляла таким потоком денег, что некоторые страны завидовали. Я стал очень активно пользоваться их услугами. Но как говориться бесплатным может быть только сыр в мышиловке. Они не брали фиксированные цены за услуги, а брали процент от сделки. Ровно три процента в независимо от объема. Их уважали все боссы и даже люди из-за границы пользовались их слугами. И самое главное они были не зависимы, они подчинялись лишь одному человеку и более никому. Счетовод. Так его называли, слишком умный мужик. Так ещё я слышал, что за довольно большие деньги, он мог за вас или за место ваших парней прийти на заведомо провальную сделку. Он как то, с тремя своими подчинёнными, зачистили целый склад. Ум и сила, вот что я уважаю, и Счетовод всем этим владел. Я с ним сотрудничал ещё пару тройку лет, и всё это время моя империя разрасталась, и я очищал ещё больше денег через них. И вот как-то раз, в обычный будний день, мне отказали в сделке. О, как я тогда был зол, потерял около миллиарда вечно зеленых. Когда, именно тогда в голове у меня что-то щелкнуло, какой-то тумблер, переключатель. У меня появилась идея. «Под моим контролем уже чуть ли не вся страна! Так какого хрена я должен платить этим прохвостам в смокингах! Подомну под себя, и дело с концом! А не захотят лично в кислоте утоплю», — примерно так я и подумал. Почему именно их я захотел убить тогда, я и сейчас не понимаю. Да и к слову, я троих все-таки утопил заживо в кислоте. О! как же они кричали! Хотелось бы ещё раз услышать эту симфонию для своих ушей, — в этот момент, рядом с Нико пролетела непонятная черная вещь. Жвачка! Кто-то посмел кинуть её в Нико Ланьери! Сразу как черная смятая субстанция приземлилась на пол, прозвучали три выстрела в потолок. — Я сейчас не в настоянии убивать! Поэтому, это только предупреждения! Но ещё раз кто-то меня прервет, я лично каждого здесь находящегося, заставлю капать себе могилу, а потом закопаю заживо! Ясно?!

Люди испуганно переглянулись, и все как один кивнули. Нико убрал пистолет обратно в кобуру, и сел обратно на стул.

— Так, на чем я закончил? Вроде бы на идеи убить темных бухгалтеров. Да, с ними мне пришлось провозится около полугода. Как вы поняли они по-хорошему не согласились. И я стал ловить их поодиночке. То у одного семью выслежу и сожгу заживо всех вместе, то другому прострелю колени и заставлю по битому стеклу ползти. Были и забавные случаи. Один из последних, имел дома целый арсенал, мы его неделю осаждали. Скольких ребят я потерял, ни сосчитать. А потом он перестал стрелять, и мы ворвались в дом, так этот подавился бутербродом и задохнулся. Я потом фотографию его рожи в рамку повесил у себя в зале трофеев. Тело вроде бы где-то на черном рынке продали по дешевке. Вот так один за одним я их и уничтожил. Счетовод был в ярости. Пытался до меня добраться, перебил всех людей в моем особняке и еще С4 заложил. Взорвал всё к чертям, а меня то и дома то не было, я на Ямайке отдыхал. Хотя кажется мне дом то он взорвал от злости, что меня не нашел. Спустя пару месяцев, моя элитная группировка, для особых случаев. Его все-таки нашла. Он конечно сопротивлялся, даже пятерых из пятнадцати убил, но количеством его все равно взяли. По моим указания его пытали несколько часов. Жалко, что меня там не было, хотелось бы и мне пару пальцев ему отрезать, да кишками его задушить, — в зале раздался приглушенный кашель, больше похожий на звериный рык. Нико злобно осмотрел зал, все сидели смирно. Он показал на двух людей на заднем ряду и их под руки увели охранники. — Я был рад, что, наконец, избавился от него. Я хотел для начала связаться с парнями, да очередную фотографию попросить. Мне никто не ответил. Вскоре я узнал, всех десятерых убили очень жестоко в доме Счетовода. Вот тогда мне и стало не по себе, есть кто ещё, с такими способностями. Только через месяц мне принесли тонкую папку с информацией. В ней было пору документов и школьное досье. Как оказалось, у Счетовода был сын. То ли родной, то ли приемный, черт его знает. И именно этот выродок мне нервы то и подпортил. Он, как и я с темными бухгалтерами, стал по одиночке отлавливать моих людей. Он их так калечил, что узнать невозможно было. Я несколько способов на вооружения взял, так он их искусно искромсал. Только зубы да ДНК помогало узнать кто это вообще. Он, кажется, человек сорок положил за раз, когда пришел к моей правой руке — Игорю Васови. Полгода я его не мог поймать, и он подобрался ко мне слишком близко. Поэтому я решил пока залечь на некоторое время, пока его мои люди не повесят. Но могу сказать одно: Если я не человек, а чудовище. ТО ОН — МОНСТР!

В зале раздались хлопки. Спокойные размеренные хлопки, даже немного с саркастическим звучанием. Встал молодой парень, и благодаря довольно высокому росту его видели все. Ланьери тут же достал пистолет и нажал на курок. Пистолет издал звук выстрела, но пули не было.

— Патроны холостые. Мне пришлось не просто, что бы заменить их так что бы ты не заметил, — парень выпрямился полностью. Его широкие плечи и спина, буквально закрывали сидящих сзади людей, а его карие глаза сверкали на солнце, словно драгоценные камни. — Да, умеешь ты тянуть время. Я чуть не уснул, пока слушал твое якобы «откровение». Хотя признаюсь честно, это пошло мне, а пользу, ведь отравленная вода в кулере долго всасывается.

Люди переглянулись, кто-то сразу кинулся к двери, кто-то хватался за оружие, но никто не успел что-либо сделать, их животы и внутренности словно скрутили узлом, и стали жечь нагретым до красна, металлом. Люди падали прямо там, где стояли или сидели. Все скрючились в агонии. Все, кроме парня и Нико.

— Да не дави ты так на кнопку вызова снайперов, нет их уже в живых. Я бы и здесь бы всех угробил, но нет, людей обычных навалом, и убивать их я не хочу. То, что они выпили был сильнодействующий спазмирующий препарат. Я его пару недель разрабатывал. Долго всасывается, действует очень сильно, но непродолжительно. Но вам это не долго, покажется адом, — идя медленным шагом проговорил парень. Он нагнулся за револьвер, который обронил один из людей Ланьери. Прокрутив барабан и посмотрев наличие патронов, заменил один патрон и наставил его на Нико. — Вот знаешь, пока ты рассказывал, про свою жизнь, про бизнес, про то как ты убил мою семью и отца, я сидел как на иголках. Такого отвращения и злости я в своей жизни больше не испытаю. И за это ты быстро не умрешь.

Парень выстрелил три раза. Первая пуля попала в бронежилет, и сбила дыхание Мистера Ланьери. Вторая ударила ровно в тоже место, и сломала несколько ребер, но не пробила бронежилет. Третья, которую он заменил, прошила на сквозь Нико прямо в том же месте, куда попали и две другие. Ровно в сердце. Нико не понял, что произошло, как почувствовал острую боль в груди, а его сознание стремительно отключалось. Парень подошел к сползающему по стене «Боссу всего города и страны» и сказал: «Знаешь, я ведь тоже таким родился. Отец говорил мне, что я в раннем возрасте, убил двух подростков. А он все эти годы отвлекал меня, от моей врожденной агрессии и силы, обучением науками и боевыми искусствами. Нет, я не после смерти отца так изменился. Я был рожденным убивать. А мой отец, земля ему пухом, лишь учил меня сдерживаться. Однако знай я, как и ты, убив ублюдка, пробудил свою жажду. Жажду власти, смерти, крови. И этим ублюдком стал Нико Ланьери. Ты назвал меня монстром, что ж мне это имя понравилось». Нико не услышал ни слова, он был уже мертв. На лице Монстра появилась дьявольская улыбка.

Монстр развернулся, бросил пистолет куда-то в сторону, и пошел из зала суда, проходя мима скученных от боли и мычащих, не в силах сказать ни слова, людей. Он вышел из здания и отправился утолять жажду пробудившуюся от долго сна.

҉҉҉

Спустя некоторое время.

— Прошу, заходите в лифт. Вас уже ожидают, — сказала очень очаровательно милая и миниатюрная секретарша, двум мужчинам в костюмах. Роберт и Ньюэл зашли в открывшуюся кабину лифта. *Динь* двери за их спинами закрылись, и лифт пришел в движение.

— Как ты вообще смог пробиться к такому человеку? — не сдерживая волнения спросил своего напарника Ньюэл.

— Я ничего не делал, он сам меня пригласил. И если мы сможем выполнить его просьбу, нам уже не нужно будет брать работу ещё миллион лет, — с явным энтузиазмом успокаивал друга Роберт.

— А что, если не сможем? — волнение Ньюэла перешла все границы, и он с трудом выговаривая слова, не запинаясь.

— Ты что маленькая девочка?! Мы с тобой войну прошли, и не раз сталкивались с такими людьми…— Роберт не успел договорить, как его перебил Ньюэл.

— С такими людьми мы никогда не сталкивались! Я его видел за работой! Да я лучше на войну вернулся бы, только не провалить задание от самого влиятельно и богатого человека в этом мире, — тон Ньюэла изменился, став более напористым и он больше не запинался.

*Дзынь* двери лифта открылись.

— Проходите, присаживайтесь, — в спокойно-приказном тоне проговорил человек, что стоял к ним спиной и смотрел в огромное панорамное окно, в который открывался невероятный ночной пейзаж. Роберт и Ньюэл зашли в просторную комнату, посередине которой стоял большой и длинный стол человек на двадцать. Они аккуратно сели, и Роберт спросил:

— Вы хотели нас видеть? Мы готовы выполнить ваше заказное убийство, — спокойны и твердый голос Роберта отозвался эхом в пустом зале. Человек повернулся к ним лицом.

— О! С этим я уже и сам справился. Для вас есть другое задание, — сказал он двум наемникам.

На лице Монстра появилась дьявольская улыбка.

 

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль