Эпилог

0.00
 
Эпилог

 

Старик, сидевший за столом, спокойно смотрел на меня. Сначала я принял его за Боцмана, но на его столе лежала двустволка, и оба ствола были направлены мне в живот. Боцман был более деликатен.

Прошло несколько томительных секунд. Впрочем, так могла пройти и минута, и час, и день...

— Ну надо же, — сказал он задумчиво. — Оказывается, тут есть еще кто-то живой, — он развернул двустволку поперек стола. — Присесть не желаешь?

Я выдохнул и кивнул. Стул был кстати.

— Ну и кто же ты? — поинтересовался старик с двустволкой.

— Я мимо проходил, — пробормотал я.

— А если без ха-ха?

— А если без ха-ха, то я никогда не знал, как можно нормально ответить на такой идиотский вопрос.

Старикан ухмыльнулся.

— Дерзишь. Ну да черт с тобой. Хорошо, ты не из местных. Я безумно рад этому. Откуда пришел?

— А… Из столицы...

— Ну-ну. Тогда ты никуда и не уходил. И что же помогло тебе сохранить мозги целыми?

— Здоровое питание, наверное. И то, что я тут недавно.

Старик пожевал губами.

— Ладно, будем считать, что я тебе поверил. Ты здесь недавно...

— Я путешественник.

— Типа во времени, что ли? — восхитился он.

— Вроде того. Только я думал, что это какой-то параллельный мир...

— Ну, не знаю, не знаю. Жаркое лето две тысячи тринадцатого помнишь?

— Нет. Я предыдущей осенью ушел.

— Молодец! Это у тебя удачно получилось… Началось все летом, а уж зимой… — И старик покачал головой. Мы помолчали.

— Жрать хочешь? — спросил старик.

— Ага, — отозвался я. — Только желательно с хлебом.

— А у тебя что есть?

— Ни черта у меня нет. Я сегодня утром последние сухари сожрал, — я шмыгнул носом и посмотрел в окно за спиной старика.

— Ладно. Пока здесь жратвы хватает. Ее только найти надо.

— А когда кончится?

Он встал и подошел к шкафу. Я удивился. Старикан, несмотря на свои явно немолодые годы, совсем не шаркал ногами. Видать, много двигается… и зарядку делает...

— Тогда пойдем в подземку, на метрокрыс охотиться.

— На кого?

Он обернулся.

— А ты точно из дветыщщи двеннадцатого? Может, ты из девяносто второго?

— Точно. Я просто не очень интересуюсь дешевой беллетристикой.

— Это правильно. Тем более, что эти твари изначально были просто утками… в каком-то смысле… Изначально. Да. Сейчас — нет. Их там жрут все, кому не лень. А кому лень — дохнут или грибами травятся.

Старик принес пару банок консервов и кусок кирпича хлеба, сел за стол, отодвинул в сторону двустволку и сказал:

— Будь другом, возьми себе чашку и чайник включи. А я пока тут...

Я покрутил головой, заметил небольшой электрический чайник на тумбочке. Там же стояло несколько чайных чашек и заварочный чайничек. Я заглянул в чайник — воды было достаточно, — нажал на кнопку, прихватил пару чашек и принес их на стол. Старик удовлетворенно кивнул:

— Молодец. Я уж думал — забудешь про старого человека, да… Не забыл… Молодец...

— У вас ружжо, — ухмыльнулся я, садясь обратно на стул, — про такое не забывается.

— Эх… А я-то думал… — притворно завздыхал дед. — Ладно. Главное, что уважаешь. Сейчас хавать будем. Только чем? Ты вилки забыл взять.

— Я ножом привык, — ответил я.

— Эх, молодежь, молодежь, — прокряхтел старикан и принялся открывать все ящики стола подряд. Нашел вилки и протянул мне одну. — Держи. Дикарь...

— Жизнь такая, — возразил я.

Он покивал и протянул мне одну банку. Тушенка. Баранья. Я поежился. Ну ладно… Что есть — то и есть. Тем более — с хлебом.

Некоторое время мы молча ели. Чайник зашумел, я встал, выключил его, прихватил оба чайника, поставил их на стол, разлил по чашкам заварку и налил горячей воды.

— Сахару, звиняй, нема, — пробухтел дед с набитым ртом.

— Нехай...

Старик выскреб банку вилкой, бросил ее в мусорное ведро, стоявшее около тумбочки, попал, шумно отхлебнул чаю и посмотрел на меня.

— Слушай, а чего тебе тут надо? — поинтересовался он.

— Понять хочу, — сказал я.

— Что тут понимать?

— Что тут произочшо?

— Ооо, — протянул старик. — Это, конечно, вопрос интересный, однако — риторический, в натуре. И страшно длинный, тудыть его в качель.

— А мы с вами куда-то торопимся?

— Нахал, — дед посмотрел на меня с наигранным неодобрением. — У меня, может, каждый день на счету.

— Ну так как насчет здесь?

— Скажи мне, ты слышал о декодерах?

— Это приборы такие?

— Это люди такие, — старик постучал пальцем по виску. — У них аутизм черт знает с чем напополам.

Я замер. Все те, кто мне встречался в Башне...

— Вы хотите сказать — все свихнулись?

— Нет, тут другое, — старик снова отхлебнул чаю и подпер щеку кулаком. — Или да, но все равно другое. Короче, слушай сюда. Декодеры — люди, которых Некто использовал для расшифровки данных о чем угодно. Эти люди могли вытащить из любого текста такую информацию, которой автор этого текста даже не собирался туда запихивать. Он мог вообще о ней не знать...

— Полезные работники, — пробормотал я.

— Не перебивай. Далее, Некто решил, что ему мало "естественных", так сказать, декодеров. И он, этот Некто, решил их себе сделать. Так, немножко. А потом еще немножко...

— Пока у кролика совсем ничего не осталось...

— Точно. Цепная реакция. Человек, ты знаешь, ухитряется запороть любую чужую работу. От большого ума. В первую очередь свихнулись сами экспериментаторы и их заказуны.

— Свихнутая власть? — спросил я.

— А то.

— Тогда понятно… А эти все?..

— Местные жители? Те, кто в Башне и окрестностях — верхушка и приближенные. В подземке в основном все остальные ошиваются. Кто поумнее — свалил.

— А что тут в водопроводе?

— Интересный вопрос! — старик рассмеялся. — Видимо, то самое. Мечта всех хиппи, только наоборот. Я, увы, не химик, не разберусь. По-моему, какое-то соединение на основе ЛСД и сыворотки правды. Архив я тут так и не нашел, только склады отработанной информации.

— А зачем все это было нужно?

— А вот хрен их знает. Я так думаю… Ты ж знаешь — верхушка у нас всегда боялась тех, кто внизу. Контроль, мать его… Вот они и решили нас всех слегка подкорректировать. Чуть-чуть. Чтоб предсказуемее. А лучше — лояльнее. Это ж для нашей пользы...

И он вскинул седые брови. Я помолчал. Верилось с трудом. А с другой стороны… Я припомнил все, что на моей памяти приключилось со всякими вроде бы важными программами, находившимися под контролем правительства… Дерьмо. Дерьмо и дерьмо. Дерьмовое. Куча психовнных ублюдков, от большого ума превратившая свою страну в один большой дурдом. Или не всю?..

— Слушайте, — сказал я, — а так везде?

— Не знаю, — ответил старик равнодушно. — Кое-где от нас отгородились заборами с колючей проволокой. Под напряжением. Так что, может, и не везде. Только туда никого не пустят. Побоятся. Мы тут все — потенциально опасны. Как прокаженные. И правильно… — он зевнул и скреб подбородок. — Эх. После сытного обеда полагается поспать...

Старик встал и отправился в угол комнаты, где было положено на пол какое-то тряпье. Он улегся и какое-то время ворочался там, бормоча: "Все… кхе… больные… все-все… кхе… больные-больные… кхе-кхе… когда все долбаные больные… кхе… надо — что? Правильно, доча, надо… кхе-кхе… больных объявлять здоровым, болезнь… кхе… нормой… И всех, кто этой… кхе… норме не… кхе-кхе… соответствует… кхе… этой сучьей норме — к общему… кхе… знаменателю, молодец… кхе...".

— Знаете, — сказал я старику, — а вы очень похожи на одного человека...

— Нормального?

— Относительно. На Боцмана.

Старик замер и медленно поднял голову.

— На кого похож? — переспросил он медленно.

— На Боцмана, — ответил я. — Он на свалке живет...

— На свалке, — пробормотал старик и снова улегся на бок, сворачиваясь калачиком. — Ну да… Где ж ему быть, нормальному человеку — конечно, на свалке… На Боцмана… кхе… говоришь… Ну хоть так...

 

"Четверо мертвецов передо мной. Все в черном. Стоят. Молчат. Таращатся. Было бы чем таращиться, черт их подери.

Средний левый поднимает руку, ухмыляется и орет:

— Свободная касса!!!"

 

Хорошо, у меня хватило силы воли не заорать, а просто открыть глаза. Просто, да… Я уставился в потолок. Старик храпел, иногда бормоча что-то… Нормальный он или нет? А я? А, хрена ли тут, все равно без поллитры не разобраться, кто нормальный, а кто уже нет. Я вот — не совсем. Наверное.

Хорошо бы еще с Боцманом поговорить. Может, свести их, а? Познакомить двух хороших людей? Поспать… Потом разберемся… И ружье у него есть… Ружье — это хорошо...

 

Надо вернуться домой… Домой...

А куда это?

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль