Часы показывают время

0.00
 
Часы показывают время

Давненько я тут не был. А есть ли бэушник еще? Вдруг нет? Тогда куда?.. Хожу по рядам, внимательно рассматриваю киоски...

Вот! И продавец — пожилой дядька, какой-то потрепанный, небритый и с бородавкой на носу. Он хмуро глянул на меня из-под кустистых бровей и снова уткнулся в «Науку и жизнь».

Изучаю выставленный товар.

Часы я признал не сразу — память все-таки немного подводит.

— Извините, — обращаюсь к продавцу, голос звучит слишком неуверенно, — можно вас?..

Он, заложив пальцем журнал, поднимает голову.

— Я хочу часы купить. Вот эти, — стучу ногтем по стеклу.

Продавец с видимым сожалением откладывает журнал, встает и извлекает требуемое с полочки за стеклом.

Они. То есть, не те, что я когда-то потерял, и, возможно, даже не те, что мне уже встречались, но — те, что нужны. Поцарапанное стеклышко, за которым сменяют друг друга часы и минуты, грязь, скопившаяся между звеньями металлического браслета… Нажимаю пару кнопок — играет музыка.

Это помню. Надо же.

Отдаю продавцу деньги и смотрю на время. 23:11. Продавец возвращается к своему журналу, а я бегу на автобусную остановку. Почему-то очень важно — успеть до двенадцати. Наверное, что-то превратится в тыкву. И скорее всего — моя голова… В принципе, можно и пешком успеть, но...

Кстати, дата неправильная. «Монтана» утверждает, что сейчас лето.

 

Выйдя из автобуса, покупаю в табачном киоске пару коробков спичек — на всякий случай, — и торопливо иду к эстакаде, вспоминая, как мы тут с приятелем играли. Как раз со спичками. Денег у нас больше ни на что не было.

Трансформаторная будка — без пяти двенадцать по «Монтане» — сворачиваю на неприметную тропинку и углубляюсь в парк. Тучи над головой стремительно чернеют. Вспышка молнии — гром — тишина и темень. Все звуки — шум машин, щебет птиц, голоса человеков, шелест листьев — словно обрубило провод, по которому ко мне приходил звук. Двигаюсь медленно, практически на ощупь. Что-то давит на уши. Нахожу в кармане обломок пластинки, роняю на землю. Давление пропадает.

Выбираюсь на ржавые железнодорожные пути. На одной из шпал между рельсами стоит одинокий кирзовый сапог. Осторожно обхожу его — спешить, похоже, больше некуда. Ключ сработал.

Лес вокруг потихоньку редеет, дорога идет под уклон, луна, неестественно большая и отчетливая, но совершенно не дающая света, фосфоресцирующая, висит где-то за правым плечом.

 

Утро наступает медленно и неохотно. Солнце лениво вползает на небо, чтобы ответить заваленное мусором русло пересохшей реки, лежащее впереди. Осторожно спускаюсь вниз, к опорам разрушенного — которого уже по счету — моста. Неподалеку от них виднеются останки причала, а на дне рядом притулилась ржавая хибарка. На расчищенном пятачке чадит, потихоньку тлея, костерок. Кто ж здесь живет?

Оглядываюсь, высматривая, где присесть и вытрясти из ботинок набившийся туда мусор. Присаживаюсь на стоящий вертикально пластмассовый ящик из-под бутылок.

— Эй, шынок, шпичек не? — раздается за моей спиной скрипучий, нарочито шепелявящий старческий голос.

Оборачиваюсь. Старикан с редкими, развевающимися на ветру седыми патлами выглядывает из-за одной из опор. Не дожидаясь ответа, он споро ковыляет ко мне с грязно-белым бидончиком в руках в своем болотного цвета… чччерт...

— Ну так что, сынок? — он ухмыляется, прекращая шепелявить.

Это же Боцман!

— Сейчас… — роюсь в карманах, достаю спички, протягиваю ему коробки.

Боцман берет один коробок, говорит «спасибо» и, оставив бидончик у костра, лезет в свою хибарку… В свой бывший катер, догадываюсь я вдруг. Оттуда он возвращается с котелком и початым пакетом гречки.

— Есть будешь? — он наполняет котелок водой из бидона, высыпает туда же гречку и подвешивает котелок над костром.

— Да… не знаю. Неплохо б...

— Ничего-ничего. Сейчас организуем… Что, неважно выгляжу, а, сынок?

— Честно говоря...

— А, да чего там, — Боцман отмахивается, достает сигареты, прикуривает от тлеющей веточки. — Время, понимаешь ли… То оно вот — вроде целая куча, а потом — раз! — и оно уже все чужое, своего-то не осталось. Так, на сигареты...

Боцман ссходил в хибарку еще раз, приволок банку консервов.

— Во. Свиная. Ты как насчет свинины?

— Всегда.

— И правильно. Ты не дрейфь… Ничего, что я на «ты»? — я мотаю головой, и Боцман продолжает: — Я-то свое все — отплавал. А тебе еще ого-то!..

— Катер жалко, — невпопад говорю я.

— А, не дури. Он тоже в тираж вышел, — откликнулся Боцман беззаботно. — Что делать? Живем помаленьку, как видишь. Тебя вот еще подкормим, да и все, наверное.

— А дальше мне куда?

— Ну ты, в самом деле, чего? Сам, теперь уже совсем сам! И раньше-то я тебе не особо помощник был в этом вопросе, а сейчас и подавно. Могу только, как Чеширский Кот, рассказать, что тут куда есть, — он пожал плечами. — Будешь слушать?

— Давайте...

— Тогда смотри...

 

  • Паулинка / Атрейдес Литто
  • Переведем часы / По мотивам жизни - 2 / Губина Наталия
  • Молюсь о сыне / Еланцев Константин
  • В глубине души / Панда
  • В альбом III / Триггер / Санчес
  • Звёздная система Память / Светлана Стрельцова. Рядом с Шепардом / Бочарник Дмитрий
  • Два человека / Любви по книжкам не придумано / Безымянная Мелисса
  • Условия и сроки / Незадачник простых ответов / Арт-Студио "Пати"
  • Глава 2 Пенек и старичек-боровичек / Пенек / REPSAK Kasperys
  • После дождя / Как я провел каникулы. Подготовка к сочинению - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Мокрое дело / «Ночь на Ивана Купалу» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС. / Мааэринн

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль