Еще один поезд

0.00
 
Еще один поезд

Выбираюсь из дома — здесь больше делать нечего. Все, что мог, уже сделал… Чччерт.

За спиной — хлопок взорвавшейся лампочки. Забыл выключить. Откуда-то тянет падалью. Дуновение ветра доносит до меня слабый звон далеких ветряных колокольцев. Иду на звук. Под ногами иногда похрустывает — не так, иначе. В свете луны — дыра в тучах — обнаруживаю на дороге россыпи сиди. Коробочек и вкладышей не видно.

Проклятье. Осколки цифры. И ведь часы же нашел, но что толку?! И Боцман...

Боцман?

 

— Блин, все плывет.

— Отнюдь. Плывем только мы.

— Ага… А зачем?

— Проветриться.

— Проветриться… Вы меня извините, но я сейчас что-то не очень соображаю...

— Только сейчас?

— Ну, как повезет… А вот «мы» — это кто?

— Это вы и это я.

— Логично, да. Вы и я… я и вы...

— Покурили мы травы.

— Правда?

— Нет. Насколько я понимаю, вы хотите стать писателем?

— Вроде того.

— Вам следует быть внимательнее.

— Да… А зачем?

— Тогда придумывать будет необязательно. Это очевидно.

— Ничего не очевидно! — я протестующе замахал рукой; перед глазами замелькало что-то блестящее. — Ничего не очевидно, — повторил я еще раз для пущей убедительности и внимательно посмотрел на руку, которой размахивал. В руке была вилка.

— Но вы станете писателем?

— А я знаю?! — возопил я и чуть было не воткнул себе вилку в лоб. Собеседник перехватил мою руку, отобрал вилку и небрежно отшвырнул ее в сторону. Вилка куда-то булькнула.

— Не станете, если не будете осторожнее, — наставительно сказал он.

— Да? Ну… а вилка?

— Утонула, — веско заявил мой собеседник.

— Хорошо, верю… Хотя, чего уж тут хорош… А вы кто вообще?

— Боцман.

— Просто «боцман»?

— Совсем.

— Лодочный человек… Слушайте, а можно меня куда-нибудь высадить?

— С удовольствием, — и он потянул за штурвал, развернув катер навстречу выскочившему из тумана причалу.

— Э, э! Мы ж этого!..

— Отнюдь. Вернее, отнюдь нет.

 

… Мимо пустых домов с облупившейся краской (старый человек дремлет в кресле-качалке, одна сигарета в зубах, вторая тлеет между пальцами), мимо пустого рынка (прилавки накрыты газетами и драной полиэтиленовой пленкой; рыбная вонь), мимо старой школы (оба надстроенных этажа провалились вовнутрь)… мимо того… мимо этого… Шум далекого поезда, что никогда не приходит по расписанию, но всегда вовремя… Старые деревья (листья не успели научиться летать)...

Торчащая как одинокая голень колонка. Хочется пить. Надавливаю на рычаг — вода с шумом льется в желоб, — отпиваю пару глотков (вкус ржавчины на языке).

Чувствую взгляд откуда-то сверху. Поднимаю голову. В окне второго этажа дома напротив сиди огромный кот. (Горит свет? Играет музыка? День рождения? Люди передают друг другу бутылки с вином? Соль? Хлеб? Тушеное мясо? Вазы с фруктами?) Он смотрит на меня левым глазом, правого не видать, лишь изредка там, где он должен быть, поблескивает что-то алое. Секунд тридцать этой игры в гляделки — и я отвожу взгляд. Потом снова смотрю в окно. Пусто.

Дальше.

Старый магазин, где можно было купить или обменять рыбок. Винный завод. Даже тут пусто и тихо.

Парк. Еще один. Скелеты деревьев за металлической оградой. На дороге валяются троллейбусные провода, на остановке торчит скелет — уже человеческий, учебное пособие из кабинета биологии — в костюме Санта Клауса.

Троллейбус. Рога уныло висят почти до самой земли. Человек за рулем в белогвардейской форме сидит, опершись руками и подбородком о руль, смотрит на меня ничего не выражающим взглядом.

Вокзал. Вхожу внутрь. На полу — слой мусора, на одном из сидений забытая кем-то гитара с пробитой декой, струны свернулись в последней агонии. Подхожу чуть ближе — и инструмент рассыпается в пыль.

В кассах — никого. Выхожу на платформу. На второй путь бесшумно прибывает поезд — красный, нещадно чадящий дизель. Он чуть притормаживает — в освещенных окнах силуэты вальсирующих пар — и уносится дальше. В обратную сторону по третьему пути проносится с жутким грохотом длиннющий товарняк. Последний вагон — открытая платформа с парой сиротливо торчащих на ней басовых барабанов. Терпение начинает иссякать. И уже когда я собираюсь вернуться к троллейбусу, подходит мой. Номера вагонов перепутаны. Неважно. Меня сейчас интересует лишь возможность прилечь.

Вагон номер два, рядом с почтовым. Проводница — серые холодные глаза, темные, коротко стриженные волосы, сквозь прорехи в униформе проглядывает бледная татуированная кожа — молча вручает мне мне клочок бумажки и поднимается в вагон. Следую за ней, стараясь не пялиться на ее ягодицы. Проводница исчезает в своем купе, хлопнув дверью, я иду дальше, сверяясь с нацарапанным на бумажке. Нахожу девятое место, сажусь у окна. Вновь является проводница с пакетом постельного белья и стаканом холодного чая в подстаканнике.

— Запейте, — голос у нее не очень приятный.

— Что? — не понимаю я.

— Билет.

Теперь уже откровенно разглядываю девушку. Сквозь прорехи в железнодорожной униформе видна гладкая белая татуированная кожа. Разжевываю бумажку, проглатываю, запиваю чаем. Без сахара. Поезд трогается. Проводница уходит.

Белье покрыто пятнами плесени. Сервис...

 

С трудом разлепляю слипшиеся веки. Глаза словно засыпаны песком. Пытаюсь разобраться, где это я проснулся… Железнодорожный купейный вагон. Стоим. В смысле «не едем». Солнце в окне. Я в купе, все еще один. Сам вагон, судя по всему, находится на запасном пути… где-то. Выхожу на улицу. Поезда — нет. Кругом разносортица вагонов, пути упираются в кучу мусора. В большую кучу мусора. Здорово… Хоть бы разок оказаться в более-менее приличном месте!

Бреду к свалке. Со злости пинаю коробку от утюга, внутри нее что-то с громким хрустом ломается — приседаю, открываю крышку. Аудиокассеты с вкладышами, отпечатанными на матричном принтере… Да, был бы утюг — было бы хуже.

Оглядываюсь. Вдалеке — знакомый мост с эстакадой… А толку? Часов-то нет.

Так, может, они где-то тут? А что — свалка большая...

Ну, это уж как водится: где люди — там обязательно мусора до небес. И что, все тут перекапывать?

Плюнув, иду в обратную сторону, прохожу мимо вагонов, и — дальше; пути, словно ручейки, сливаются в один. Если я правильно помню, в прошлый раз этот путь упирался в разрушенный мост через зеленую речку...

Не угадал. Справа от меня проглядывают серые девятиэтажки, слева образуются гаражи. Впереди асфальт и высокие заборы промзоны. Знаю. Метро здесь недалеко. Повезло.

Прохожу между двумя заводами к дороге. Автомобили. И люди. Сворачиваю направо.

Мне здесь не нравится.

Ничего-ничего… В метро еще и клаустрофобия прихватит, и будет совсем здорово.

А не в метро?

А часы?

Да иди ты со своими часами!

Вместе пойдем. В Царицыно.

А чего сразу не в Митино?

Ближе. И не делай такое лицо, люди нервничают.

 

  • Месть / Иллюзорность мира. / Ула Сенкович
  • М. Уэйс, Т. Хикмэн, "Dragonlance" - Мелоди / Рецензии / Reader
  • Эксперимент №6. Ловушка для Beast'ов / Жили-были Д.Е.Д. да БАБКа / Риндевич Константин
  • 0.01 Дмитрий Богданов / Мёртвые Хроники Мертвецов / Белковский Дмитрий
  • Я подарю тебе звезду! / Кастальские коты (часть третья) / Армант, Илинар
  • Март / Времена года / Росомахина Татьяна
  • *** / Стихи / Капустина Юлия
  • Пятно / Nox Андрей
  • Украины больше - нет / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА. Моя маленькая война / Птицелов Фрагорийский
  • 3 / Восточные мелодии / Джилджерэл
  • анс "Конгломерат какой-то" / "Теория эволюции" - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Михайлова Наталья

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль